fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

«Окопная правда» Вермахта. Краут Джерри

«18 июля 1942 года. Я прибываю в Хемницкие казармы — огромное овальное здание белого цвета. Я поражен и испытываю смешанное чувство восхищения и страха». Так Ги Сайер начал описание своей жизни в вермахте, военной жизни. «Наша жизнь течет с такой силой, какой я не испытывал никогда прежде, — продолжает он. — Мне выдали новую форму… [и] я очень горжусь своим внешним видом…Я разучиваю военные песни и пою их с ужасным французским акцентом. Другие солдаты смеются. Им суждено стать здесь моими первыми товарищами… Курс боевой подготовки — самое суровое физическое испытание в моей жизни. Я вымотан и несколько раз даже засыпал прямо над едой. Но я чувствую себя великолепно, меня переполняет радость, которую я не в силах понять после стольких страхов и тревог. 15 сентября мы покидаем Хемниц и маршируем 40 километров до Дрездена, где садимся в эшелон, следующий на восток… Россия — это война, о которой я пока еще совсем ничего не знаю».

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (6 Голосов)

Сталинград

Из воспомрнаний обер-лейтенанта Виганда Вюстера

Финальная битва бушевала уже в самом городе. В подвале завода спиртных напитков царила странная атмосфера. Там были командир полка, командир II батальона, майор Нойман и мой старый друг из 19-го артиллерийского полка в Ганновере Герд Хоффман. Герд был теперь полковым адъютантом.

От первого батальона оставались жалкие остатки, и «бездомные» солдаты нашли там временный приют. Столы были заставлены бутылками шнапса. Все были до неприличия шумными и совершенно пьяными. Они подробно обсуждали, кто уже застрелился. Я чувствовал свое моральное и физическое превосходство над ними. Я еще мог жить на подкожном жире, накопленном в отпуске. Другие голодали на полтора месяца дольше меня. Меня пригласили присоединиться к пьянке, и я охотно согласился.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Ефрейтор Франс Рейхбегер в составе 54-го егерского полка участвовал в штурме Мамаева кургана и завода «Красный Октябрь». 30 января 1943 года его часть капитулировала, и бывший солдат Вермахта оказался в советском плену. Пройдя чередой физических мук и душевных испытаний, Франц вернулся на родину спустя пять лет после того, как ее покинул.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (4 Голосов)

Брунольф с уменьшенной копией флага своего батальона. Брунольф Пальмгрен − последний финский офицер, служивший в войсках СС.

«Нас осталось не так много. Мне самому уже 94 года. Большую часть финнов, служивших в войсках СС, составляли родившиеся в 1922 году». Пальмгрен закончил школу весной 1941 года в период между двумя войнами. С выпускного он вернулся домой вечером, чтобы утром уехать на поезде в город Ваасу. В Ваасе ожидал пароход Bahia Laura, который отвез его в Германию.Почему же новоиспеченный выпускник захотел отправиться воевать в Германию? «Весь финский народ считал, что Зимняя война была несправедливой», — рассказывает Пальмгрен. «Тогда патриотическое чувство овладело всей страной. Зимняя война всех объединила для борьбы с Россией».

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.63 (4 Голосов)

После прорыва из котла в Черкассах, где мы спасли только наши голые жизни, а все тяжелое вооружение и пулеметы было потеряно, дивизию СС "Викинг" (точнее ее боеспособные остатки) перевели в район Люблин - Хольм, чтобы там освежиться и переформироваться в танковую дивизию. [На 31 декабря 1943 дивизия насчитывала в своем составе 14 647 человек. После боев в котле 25 февраля 1944 года в районе Звенигородки приблизительно 4 тысячи человек без техники и тяжелого вооружения достигли линии, занимаемой немецкими войсками]. 

В этой ситуации 12 марта 1944-го года из штаб-квартиры Фюрера пришел приказ, о направлении боевой группы в количестве 4000 человек для усиления гарнизона Ковеля. Сообщения о том, что личный состав дивизии находится в плохом состоянии и отсутствует штатное вооружение, этот приказ не изменили. Солдат немедленно погрузили на транспорт, и они уехали. Я не вошёл в состав этой группы, потому что меня отправили в запасной батальон с приказом сформировать вспомогательную роту. Но о происходившем в Ковеле я знаю хорошо. 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.17 (3 Голосов)

Некоторое представление о немецких стрелках дает крайне интересное интервью с тремя бывшими снайперами вермахта. 
Все трое обозначены буквами А, В и С. 
A: Маттиас Хетценауэр, 345 подтвержденных попаданий 
В: Йозеф Аллербергер , 157 уничтоженых противников 
С: Гельмут Вирнсбергер, боевой счет – 64 цели. 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

"Русские всегда были такими: добродушные, готовы отдать последнее, если им напомнить, что человеку нужно хотя бы иногда есть. С другой стороны, они без колебаний сорвут с тебя последнюю рубаху"

     "Поступил приказ отступить к Лидзбарскому треугольнику,медлить было нельзя - движение разрешалось только в ночное время. По улицам и дорогам - безостановочно шли солдаты - разрозненными колоннами и мелкими группами, все по отдельности; управление войсками было полностью утрачено, и все терялись в царившей вокруг суматохе. В толпе попадались повозки семей фермеров, уехавших в последнюю минуту и успевших прихватить с собой скот.
        Именно от них мы услышали поразительную историю, которую позже подтвердили многие. Как раз в тот момент, когда фермеры, готовясь к отъезду, грузили повозки, появился русский патруль. Люди перепугались до смерти и подумали, что настал их последний час.
        Но русские повели себя достойно. Они помогли фермерам закончить погрузку, запрягли лошадей и не отказались от предложенного им угощения. Кто-то принес им попить. Они вели себя вполне дружелюбно и пожелали фермерам благополучно добраться.
        "Нас можете не бояться, - предупредили они напоследок. Но будьте осторожны. Скоро подойдут остальные вместе с комиссаром, и вот тогда вам не поздоровится".

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (8 Голосов)

Интервью от 14 марта 2015 года с кавалером Рыцарского креста, ветераном 93-й пехотной дивизии вермахта Дитером Дамериусом.

Я буду рассказывать о том времени, когда мы вели войну против друг друга, и о моём отношении к нему. Сегодня это уже невозможно понять. До того как наша сторона начала войну, - у нас ведь не было друг к другу никаких претензий! Ваш народ мне всегда нравился, - не тот, который был на фронте, а население. Когда у меня с ними были контакты, - все равно по какой причине, всё равно, из нижних они были, или из верхних слоев, - это были такие симпатичные люди, очень дружелюбные! И так я чувствую симпатию к русским до сих пор, хотя прошло 70 лет.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.94 (8 Голосов)

"Когда переехали Волгу и повернули на юг, бывалые солдаты сказали: "Под Сталинград!" В донских степях в станицах и на железнодорожных станциях стали попадаться разбитые элеваторы. Постройки горят, по земле рассыпана золотая пшеница. Мне, деревенскому человеку, на своем хлебе выросшему, на это смотреть было особенно больно.
          Под станцией Серебряково остановились. Вагоны с первым батальоном паровоз протащил до самой станции. Переночевали. Утром из-за облаков вынырнули 15 "Юнкерсов". Налетели на станцию, на эшелон. Первый батальон был уничтожен полностью. Осталось в живых всего несколько человек. Случайно, ночью они ушли на станцию в самоволку, поискать выпивки.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Осмар Уайт (1909 -1991) в годы Второй Мировой Войны был австралийским военным корреспондентом и свидетелем боевых действий на Новой Гвинее и Соломоновых островах, о которых в 1944 году написал книгу. С августа по ноябрь 1944 года до дня Победы Уайт находился в Европе в рядах 3-й американской армии, которой командовал знаменитый генерал Джордж Паттон. Газетные статьи и дневники Уайта 1944-45 гг., на основе которых сосатвлена книга «Conqueror’s Road» («Дорога Победителя») очень интересны, особенно страницы, посвященные солдатам и офицерам советской армии и деятельности советских оккупационых властей. Его впечатления и характеристики часто звучат весьма критически и даже обидно для русского читателя, однако, его никак нельзя назвать русофобом. В его записках много строк, в которых видны уважение и добрые чувства по отношению к советскому солдату и советской военной администрации в оккупированном Берлине. Очевидно одно – он старался писать о войне и оккупации Германии правду. Это касается и многих нелестных характеристик, которые Уайт дал поведению американских солдат в побежденной Германии.