fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

7.XI.41

По неведомо откуда идущим слухам — Ростов защищается советскими войсками, я радуюсь: врут немцы — они не разбили наших армий. В Севастополе бои: Северная сторона занята немцами. Из немецких источников (как передаются в население эти «источники», неизвестно) Севастополь наполовину взят и скоро будет «освобождён» от большевиков. Москва накануне падения. Моё настроение падает. Упорно говорят об измене Тимошенко и рядовых командиров, эти слухи распространяют дезертиры. Они же говорят о колоссальном превосходстве немецкой техники и о том, что наши самолёты фанерные и потому не выдерживают боя с немецкими истребителями.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.38 (4 Голосов)

Читая дневники и воспоминания свидетелей тех или иных событий, мы попадаем в другую эпоху, видим события глазами очевидцев. 

В Государственном архиве Автономной Республики Крым хранится ряд дневников и воспоминаний. Одним из самых интересных нам представляется дневник симферопольца Хрисанфа Гавриловича Лашкевича (Государственный архив АР Крым. — ФП–156 / Крымская комиссия по истории Великой Отечественной войны. — Оп. 1, д. 31, л. 51—115). В дневнике отражены события, происходившие в начальный период Великой Отечественной войны и период оккупации Симферополя немецко-фашистскими войсками в 1941–1944 гг. 
К сожалению, об авторе дневника известно немного. 

Хрисанф Гаврилович Лашкевич родился в 1860 г. в Макеевке (ныне Донецкая область). Зубной врач по профессии, он прибыл в Симферополь из Харькова в 1916 г., поселился в доме № 6 по Фабричному спуску, где и прожил всю оставшуюся жизнь. 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (2 Голосов)

После вторжения Красной Армии на территорию Финляндии добровольцы из многих стран мира пришли на помощь этой стране. Среди более 8 000 шведских добровольцев было несколько десятков авиаторов, служивших преимущественно в истребительно-бомбардировочном авиакрыле F19.
30 ноября 1939 г. подразделения Красной Армии пересекли границу Финляндии, и уже 8 декабря штаб шведских ВВС приступил к формированию добровольческого летного подразделения для оказания помощи попавшему в беду соседу. 14 декабря шведское правительство дало разрешение на создание этой летной части. 20-30 декабря происходили набор добровольцев, получение техники и материалов, осмотр предполагаемой аивабазы в Северной Финляндии. Всего авиачасть получила в свое распоряжение 12 самолетов Gloster Gladiator и 4 машины Hawker Hart. Истребители Глостер Гладиатор были британского производства (1937-38) и составляли 1/3 от общего числа истребителей ВВС Швеции. Легкие бомбардировщики Хокер Харт были лицензионными машинами, собранными в Швеции.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (2 Голосов)

из мемуаров Василия Семеновича Крысова

31 декабря 1944 года 

«На всю жизнь запомнилось мне, как встречали Новый, 1945 год. Это была лучшая встреча Нового года за всю войну!
Располагался полк в господском дворе Маулен возле Шталлупенена. В центре усадьбы находилось трехэтажное кирпичное здание, и множество деревянных построек вокруг. Вот в столовой господского дома и организовали шикарный по тому времени стол для всех воинов полка. Комполка, как уже говорилось, любил выпить, накрутил интендантов, и они развернулись на славу — такой ужин сготовили! Достали спирт, достали огурцов соленых и помидоров, капусты квашеной. Нажарили картошки с мясом. По банке американской тушенки на двоих выдали. А к чаю были даже пирожки с капустой! И всем по стакану водки! Офицеры, конечно, втихаря от солдат, выпили больше. В общем, накрыли хорошо. И главное, всю ночь небо освещали разноцветные ракеты и с нашей, и с немецкой стороны — и ни одного выстрела за всю ночь!

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 Голосов)

Немецкая газета Die Welt опубликовала под заголовком «Рассказ двух выживших» короткие отрывки из интервью журналиста Вольфганга Бюшнера (Wolfgang Büschner) c двумя бывшими военнослужащими Вермахта:

Спасённый: Рудольф Карл (Rudolph Karl) служил в 3-ей батарее 91-го батальона лёгких зенитных орудий. Сегодня он, 81-летний, говоря о Сталинграде может объяснить своё спасение только лишь цепью счастливых случаев и провидением господним.

«Я почувствовал, как он схватил меня за ворот и вытащил оттуда. Ампутация руки мне не понадобилась».

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Меня зовут Вольфганг Морель. Это фамилия гугенотская, потому что мои предки пришли из Франции в 17 веке. Я родился в 1922 году. До десяти лет учился в народной школе, а потом почти девять лет в гимназии, в городе Бреслау, нынешнем Вроцлаве. Оттуда 5-го июля 1941 года меня призвали в армию. Мне как раз исполнилось 19 лет.

Я избежал трудовой повинности (перед службой в армии молодые немцы обязаны были полгода отработать на Имперскую службу труда) и шесть месяцев был предоставлен сам себе. Это был как глоток свежего воздуха перед армией, перед пленом.

Перед тем, как попасть в Россию, что вы знали о СССР?

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (2 Голосов)

Заглавное фото приведено в качестве иллюстрации к посту.

Французы.

Приведенные фрагменты воспоминаний французов относятся к боям к северу от Кассино – так называемое бои за сектор Бельведер…

26 января
Лейтенант Карре (Carré), запись в дневнике. Ночь с 25 на 26 января:
Мы карабкаемся на Бельведер между отметками 382 и 721. Уклон 1 к 3. Дальше двух метров ничего не видно. Каждые 50 метров передышка. Тяжелый подъем. Мускулы и нервы напряжены. Грохочут пушки и минометы противника… Взрывы метрах в двадцати впереди нас, выше по склону. Соскальзываем вниз, скатываемся метра на два или три. Рискуем сломать себе спины. Колонна Бартоли (Bartoli) потеряла нас. До чего же тягостно! Выкладка… оружие… перешучиваюсь с парнями. Мы наступаем на тела своих убитых. У одного оторвана голова, и внутренности вылези наружу…  
В 11.10 вечера 3-я Рота добралась до вершины (кажется, Высота 382).

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Здравствуйте дорогие читатели, постоянные коментаторы и те кто никогда ничего не писал. Я хотел бы сегодня поговорить на тему рассказанных историй о войне. У всех наверняка есть какие-то истории которые вам рассказывал ваш дедушка, бабушка или другой человек. Хотелось бы прочитать истории которые рассказывали именно вам, а не те которые где-то когда-то и то не факт что было вообще, из серии "я знаю где немецкий танк стоит..."

Для старта в пост добавлены пара историй из интернета.

Мой прадед безвести пропал под Малгобеком, 5.10.1942. 
Там в этот день пропали без вести, все бойцы 256 особой стрелковой бригады. Более 300 бойцов . 
Так вот , моей прабабушке , своей жене, прадед писал, если я буду жив, землю буду рыть , но вернусь домой.
Она до своей смерти в 1988 году выходила каждый день с утра к калитке и часа 2-3 ждала. А потом садилась к столику и плакала. Вырастила 4 х детей и внуков оставшихся сиротами.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Из дневника советского солдата Григория Пигарева. Черкасская область, 1944.

В часть поступало пополнение. Каждый день машины привозили новых по двадцать бойцов. В основном это были совсем молодые ребята с Украины, пережившие оккупацию. В последних числах месяца, 27 февраля был митинг.На митинге было объявлено о присвоении нашей бригаде, за мужество и героизм, названия Корсунской. Теперь она называется Сталинградско-Корсуньская 7 мсбр. После выступал Новобранец из нашего батальона, молодой совсем мальчишка. Он рассказывал о зверствах фашистской нечестии на нашей территории.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

«Только остановимся... Поставим госпиталь, загрузят нас ранеными, и тут – приказ: эвакуироваться. Раненых кого погрузим, а кого – нет. Не хватает машин. Нас торопят: "Оставляйте. Уходите сами". Ты собираешься, они на тебя смотрят. Провожают глазами. В их взглядах все: смирение, обида... Просят: «Братцы! Сестрички! Не оставляйте нас немцам. Пристрелите». Такая печаль! Такая печаль!! Кто может подняться, тот идет с нами. Не может – лежит. И ты никому из них уже не в силах помочь, боишься глаза поднять... Молодая была, плачу-плачу...

Когда уже наступали, мы ни одного нашего раненого не оставляли. Даже немецких раненых подбирали. Ия одно время с ними работала. Привыкну, перевязываю, как будто ничего. А как вспомню сорок первый год, как своих раненых оставляли и что они с ними... Как они с ними... Мы видели... Кажется, ни к одному больше не подойду... А назавтра иду и перевязываю...»