fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Из дневника Вилли Вольфзангера, ефрейтора Вермахта.

Началось наше боевое крещение. Впервые мы услышали свист снарядов, треск пулеметов, рев минометных установок и разрывы гранат. И это уже была не игра. До этих пор, кроме сожженных деревень, подбитой техники, могил и пожаров на нашем пути от Курска, мы не видели настоящей войны. Правда, она уже тогда показала нам свое лицо. Однако теперь на наших глазах атакующие солдаты, сраженные пулями, падали на сырую землю. Лилась кровь, и брели по дорогам раненые. И если ранее мы не сделали из наших винтовок ни одного выстрела, то сейчас они уже пошли в дело.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Воспоминания С. А. Зеленцова, военного инженера

То́цкие уче́ния — советские войсковые тактические учения с применением ядерного оружия (кодовое название операции — «Снежок»); подготовлены и проведены под руководством маршала Г. К. Жукова 14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне в Оренбургской области. Общее количество военнослужащих, участвовавших в учении, достигало 45 000 человек, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов и 6 тыс. тягачей и автомобилей различного предназначения.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.75 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

ВОСПОМИНАНИЯ КУНЕ ГЮНТЕРА

—  Я родился третьим из семи детей моих родителей 3 июля 1926 года в Гросс Аркер возле Геры. Мой отец был рабочим на кирпичном заводе, моя мать — домохозяйка. Отец был коммунистом. Он родился в 1902 году под Лейпцигом и юношей работал на большом химическом заводе Leuna. В 1923 году, когда ему был 21 год, он участвовал в восстании на заводе. И, как коммунист, был выслан из земли Саксен-Анхальт. Поэтому он переехал из Саксен-Анхальта в Тюрингию. Во время войны ему было около 40 лет, это не лучший возраст для солдата, к тому же он был глава большой семьи, семеро детей, и, когда его пытались призвать в армию, его предприятие дало ему бронь. Жили бедно. В шесть лет я пошел в народную школу. В 14 лет я начал учиться на слесаря по машинам. Три года посещал профессиональную школу и три года среднюю профессиональную школу. Но ее я не закончил, потому что мне пришла повестка из Имперского трудового агентства. Разумеется, я был в Юнгфольк и Гитлерюгенде. Там были в принципе 99,9 процента детей, хотели они этого или не хотели.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Интервью ветерана Великой Отечественной войны Дмитрия Федоровича Лозы. В годы войны Дмитрий Федорович был танкистом, однако воевать ему пришлось не на отечественных машинах, а на танках союзников, о которых он знает абсолютно все.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.71 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ГЕЛЬМУТА ГЮНТЕРА.

Мы сидели на корточках на скованной морозом, покрытой снегом земле. В любую минуту мог начаться бой. Времени оставалось лишь на прочтение писем из дома, да и то на ходу – пока мы двигались вслед за танками. Я видел нескольких мотоциклистов, привязавших буханки хлеба веревками к спине. У многих на голове были русские меховые шапки. Очень популярные были «позаимствованные» у русских валенки – теплая зимняя обувь жуткого пронизывавшего до костей мороза с ветром. Все и так знали свое начальство. Так что офицер-новичок или прибывший к нам из другого подразделения вполне мог ожидать, что кто-нибудь из рядовых дружески похлопает его по плечу и попросит прикурить, по ошибке приняв за своего товарища. Ну а если, приглядевшись, узнает, кто он есть на самом деле – гауптман или обер-лейтенант, – тоже не беда, на войне ведь всякое бывает.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 Голос)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Ефим Анатольевич Дыскин. Солдатский долг

Е.А.Дыскин (1923-2012)
Генерал-майор медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор. Герой Советского Союза (1942)

(Фрагмент воспоминаний)

Родился в Брянске. В 1940 поступил в Московский институт истории, философии и литературы им. Н. Г. Чернышевского (МИФЛИ). В начале июля 1941 добровольцем ушёл на фронт. В военной школе освоил специальность артиллериста-зенитчика. Направлен в формировавшийся 694-й артиллерийский полк, на вооружении которого были 37-миллиметровые зенитные орудия. Полк входил в состав 16-й армии, которой командовал генерал К. К. Рокоссовский.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

3 ноября 1933 года руководство ОГПУ в спецсообщении, адресованном Сталину, Молотову и Кагановичу, просит разрешить арест нескольких австрийских и германских подданных - представителя фирмы "Контроль-К" на Украине,  австрийца Иосифа Вайнцетеля, инженеров Николаевского судостроительного завода имени Андре Марти - немца Густава Карла и австрийца Рихарда Гришая.
         По версии Объединённого государственного политического управления (ОГПУ), это руководители обширной сети германской диверсионно-повстанческой организации, работавшей под прикрытием фирмы "Контроль-К".

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.92 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

"В августе наша 15-я курсантская стрелковая бригада, исключительно молодежная по составу (18=22-летние парни-красноармейцы), переброшенная из-под Людиново на северную окраину Сталинграда (д.Орловка, Городище, Тракторный завод), заняла оборонительные позиции, где вскоре начались кровопролитные смертельные бои за каждый метр нашей земли. Надо заметить, что роты и батальоны бригады значительно пополнились под Людиновом молодыми призывниками-калужанами.
           Авиация противника господствовала в воздухе, нанося чудовищные разрушения городу, унося сотни и тысячи жизней мирного населения, не успевшего эвакуироваться. Сталинград в огне и дымовых завесах. Горели дома, заводы, склады, горело все, что горит и не горит. Черно-бурые, рыжие облака дыма, гари, пыли заволакивали небо.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Личные воспоминания оберста (полковника) Эбербаха.

           20 июля. Это и вправду была безумная война. На флангах нас тревожили целый день. Мы с нашими танками не могли пройти через леса и болота. Пехота также предпочитала обходить места, где мы уже произвели небольшую зачистку.
            В результате в лесах оставались целые батальоны русских солдат, и, поскольку ближайшая дивизия ушла от нас вперед на север на 10 или даже 20 километров, в промежутке находились целые дивизии неприятеля. На южном фланге немецких войск не было вплоть до Киева; на их месте находилась русская общевойсковая армия.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (1 Голос)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

После окончания автомобильной школы механики при фабрике в Вене, меня вызвали в RAD, имперскую службу труда, и назначали на стройку для высших партийных чинов в Линце. Там я пробыл до середины 1940. Из Линца меня отправили в Вестфалию, область Радштадт в Брайсгау, где до начала войны с Францией я работал на укреплениях Западного вала.
Когда началась компания во Франции, меня призвали в инженерно-штурмовую часть. Нас планировалось использовать для штурма линии Мажино. Там я увидел первые жертвы этой войны. После заключения перемирия я имел возможность лучше осмотреть французские укрепления. Мне довелось увидеть 75-и километровую подземную железную дорогу, бункеры, больницы.