fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.75 (2 Голосов)

Перевод рассуждений офицера РОА М. Владимирова о причинах борьбы русских за большевизм, которые были опубликованы в нидерландской газете De Waag 18 февраля 1944 года.

Вы являетесь офицером Русской Освободительной Армии. Вы принимаете с оружием в руках участие в борьбе против большевизма, и вы делаете это на добровольной основе. Между вами и большевизмом находится однако ваш народ. Путь к вашей цели – уничтожение большевизма – наполнен кровью вашего же народа. Вы все-таки решили пойти этим путем так как иного пути нет. Это должно быть вашим убеждением, единственное возможное оправдание такому важному решению. Уже несколько сотен тысяч находятся на вашей стороне, и я знаю, что было бы уже несколько миллионов если дали им возможность вступить в ваши ряды. Но что насчет остальных? Те, кто не готовы к вам пойти, те, кто фанатично и упорно борются против вас? Исчисляются ли их ряды сотнями тысячами людьми или их несколько миллионов? Я не осмеливаюсь дать примерное их число. За что они воюют?

Напротив меня сидел примерно сорокалетний мужчина в униформе, который внешним видом скорее принадлежал к немецким военным. На левом рукаве кителя был однако виден белый по краям красный щит, внутри которого был голубой Андреевский Крест, а над всем этим русскими буквами РОА. Roesskaja Osloboditelnaja Armija – Русская Освободительная Армия.

В Киеве я случайно с ним познакомился, и во время наших долгих разговоров я научился ценить его острый разум и его трезвое суждение. По профессии геолог, он оказался необычно многостороне развитым. Он не подходил на тип мстителя, и даже не на тип фанатичного ненавистника, наподобие которых я здесь уже многих встречал. Он дотошно изучил большевизм, как мне показалось настолько же точно и научно как геолог старается изучить твердую горную породу. Результат этой работы был записан лишь в трех буквах, которые находились на левом рукаве его туники: РОА – Русская Освободительная Армия. Нет, этот мужчина не был мстителем, несмотря на то, что морщины его лица давали знать о многом испытанном горе, о котором он предпочитал не говорить.

Во время моего путешествия я познакомился с многими людьми и услышал разные и часто расходящееся мнения. Ответы на мои вопросы были часто слишком субъективными и поэтому касались лишь некоторых моментов того вопроса, над которым я был занят. Было еще многое, что мне казалось необъяснимым, но сейчас я поверил в то, что именно этот мужчина, этот учений, смог бы обозреть всю проблему в ее целости и был бы в состояние мне объяснить: За что они воюют?

«Вопрос, который вы задаете, не из легких», ответил он с улыбкой на лице, но уже вскоре он серьезным тоном добавил: «И так многое зависит от подбирание правильного ответа; для нас, для всех, кто действительно желает понять большие события нашего времени. От этого зависит возможно больше, чем от знания сколько танков, сколько пушек и сколько самолетов враг производит, или насколько велики его резервы. В современной войне, а в особенности в идеологической войне, моральный потенциал часто настолько же важен как и военно-экономический. Это означает, что одна сторона должна тщательно изучить моральный потенциал другой стороны, ведь иначе будет усилено внимание там, где его на самом деле надо ослабить. Было бы глупостью постараться дать правильный ответ на ваш вопрос при помощи всего лишь несколько предложений: За что они воюют? Удовлетворяющий ответ на этот вопрос может быть только лишь логическим следствием исследования морального потенциала большевизма. Не претендуя на непогрешимость я хотел бы вам охотно, на основе опыта и наблюдений, постараться как можно более совершенно разъяснить этот вопрос.

Необходимо начинать с 1917 года, год большевистской революции в России, хоть я и соглашаюсь с тем, что можно начать с более ранней даты в истории нашей страны. Почему удалась большевистская революция? Во-первых потому, что царистская Россия к тому времени созрела для любой революции, которая могла бы ее вывести из беспомощной политики и социального тупика; во-вторых потому, что обстоятельства к этому были экстраординарно благоприятными спустя четырех лет бессмысленной несчастным образом веденной войны; в-третьих потому, что большевики были в те времена реалистами высшего разряда и превосходно умудрялись скрывать свои действительные цели и были единственными, кому удавалось свою психологическую пропаганду правильно подстроить под существующими социальными и политическими напряжениями в широких слоях уставшего от войны и недовольного народа. Они обещали землю крестьянам, более высокие зарплаты и лучшие социальные условия рабочим, немедленный мир солдатам и всему народу. Они обещали всем свободу, равенство и братство. Лишь необоснованная и уж слишком часто подвергшая злоупотреблению верность поставленному Богом авторитету и здоровая интуиция могли воздержать политически не умеющего за себя постоять и политически необразованного народа от массового принятия подобных заманивающих лозунгов. Большевизм не победил большим количеством его сторонников, но вследствие того, что уж слишком большая часть народа в целом не сделала никакого выбора и приняла выжидательную позицию, от которого естественно только большевизм извлекал для себя выгоду. Кто выбирал чью-либо сторону, выбирал между красным и белым, ведь третьего выбора не было. Уж слишком многие чувствовали, что им дают выбирать между двумя злами, и предпочитали в таком случае лучше вообще никакого выбора не делать. Они не доверяли красивым лозунгам большевиков и были одновременно не слепы большому количеству евреев в большевистских рядах – наш народ был испокон веков антисемитически настроен — , однако в «белых» они видели лишь реакцию, стремление к восстановлению всего того, что никому больше не хотелось, чтобы оно вернулось назад. При этом «белые» опирались в этой братской войне на чужую помощь и стали возмутительным образом жертвами предательства. «Красные» провозглашали «борьбу крестьян, рабочих и солдатов» победоносно оконченной. Видел ли народ в этом решение Высшей Воли? Белое движение почти не смогла уяснить широким массам свою цель. Ее единственным лозунгом было спасение Отечества и это вдохновляло только тех, кто больше исходя из интуиции чем из разума считали угрозой огромную опасность большевизма. Больше исходя из интуиции, чем из разума, ведь кто же знал тогда, что большевизм в действительности хотел. Кто же знал в те времена как большевизм превратит народ в батрака и Россию в бастион из которого еврейство однажды постарается сделать рывок к мировому господству? Насколько было тогда мало количество тех, кто мог заподозрить, что международное еврейство плело заговор, чтобы помочь большевизму укорениться в России с целью начать в будущем им пользоваться в своих же темных целях. Таким образом значит стало возможно, что большевистское господство почувствовало почву под ногами в России вопреки народу, но и одновременно благодаря народу. Придя к власти, большевизм отделил страну и народ непроницаемой стеной от внешнего мира. К этому у него были все причины, ведь само собой разумеется, что загранице нельзя было знать, что громадной территории с ее двестимиллионным населением было отведенено стать арсеналом для еврейского рывка к мировому господству путем большевистской мировой революции. Попытки угадать каким являлось внутригосударственное положение дел внутри Советского Союза большевизмом приветствовались и он при помощи своего множество инфильтрационных органов явно внес свой вклад в то, чтобы те представления, которые были заграницей в умах людей, сделать как можно более мутными. В то время, как некоторые было того мнения, что большевистское господство было самым прогрессивным на всем белом свете, другие уверяли, что террор и голод были самыми ужасными последствиями примененного коммунизма. Аутентичными данными люди практически не владели и почти никто не знал, что же в действительности происходило в Советском Союзе. Тому малому количеству людей, которые это знали и которые хотели предупредить других от угрожающей, непостижимой уму опасности, отказывались верить, их высмеивали, презирали и ненавидели.

Как только получив бразды правления в свой руки, красная власть конечно же не сдержало свое слово, ведь они не соответствовали действительной цели большевизма. Хаос и горькая нужда господствовали над всей страной, начался голод невиданного масштаба. Большевики старались различными способами вновь обмануть народ, но несмотря на это широкие народные слои уже поняли насквозь этот обман, и в особенности в сельской местности начались первые крестьянские восстания. Сопротивление началось однако слишком поздно, ведь красная власть уже предвидела это развитие события и ей уже удалось создать аппарат террора, который был гениальным в своем роде. Восстание за восстанием было подавлено кровью, сотням тысяч был вынесен приговор, миллионы были депортированы, всей громадной стране грозило стать одним концентрационным лагерем и слухи о том, что происходило проникали даже заграницу. Большевизму удалось остаться на плаву, но все же ему приходилось бояться, чтобы массовое сопротивление в какой-то определенный момент все-таки не прорвало его власть. Он пошел на временные концессии и воспользовался полученным временем, чтобы отдышаться в поисках новых средств и путей, чтобы обезопасить свою власть. Две вещи были ясны: во-первых, что поставленная цель – рывок изнутри Советского Союза к мировому господству – без позитивной поддержки народа, не мог быть достигнут никогда, а во-вторых, что большая часть народа была преисполнена непримиримой ненавистью по отношению к большевизму. Речь заходила о том, чтобы непримиримых уничтожить, либо как минимум изолировать, а остальных – особенно новые поколения – побудить к позитивному сотрудничеству, не путем террора, но путем созидания новых жизненных ценностей, новых идеалов, которые могли бы вдохновить любого, и которые, тем самым, смогли бы камуфлировать действительную цель большевизма.

Этот план, если не полностью, но по большей частью удался. Вы знакомы с внешними его проявлениями. Активные непримиримцы «ликвидированы» или обезврежены, в то время как пассивно настроенные были распределены по всей стране, и теперь как «люди, бывшей власти» доживают свои последние дни, контролируемые на каждом шагу шпионской организацией. В то же самое время государство посягнуло на все юное поколение, как можно больше освободило его от семьи, и попыталось всеми возможными средствами повлиять на его душевное развитие, чтобы тем самым прийти к «новому человеку», к человеку, который слеп, который искренне верит в то, что материальная и душевная жизнь нигде на белом свете не находится на таком высоком уровне как в Советском Союзе, и в то, что весь мир ждет часа своего освобождения большевизмом, и, что только «капитализм» и «фашизм» виновны в то, что еще не все устроено хорошо в Советском Союзе, и, что эти злые силы баррикадируют ворота к обещанному государству-раю-на-земле, и, что только по этой причине народы Советского Союза приносят такие тяжелые жертвы на благо армии и вооружения, дабы жить после выполненной миссии в состояние вечного мира.

Большевизм понял очень хорошо, что к этому «формированию» советского гражданина надо было прикрепить прочную основу конкретных фактов, как необходимый противовес по отношению ко всему тому в Советском Союзе, против чего бы даже полностью прямолинейно думающий человек начал бы интуитивно сопротивляться. Он понял, что пропасть между идеалистической теорией и жесткой действительностью должна быть как можно лучше нивелирована, т.к. иначе большой обман с каждым новым поколением в определенный момент неизбежно был бы раскрыт. Самые грубые попытки нивелирование этой пропасти знают все: лачуги рядом с дворцами; недостаток больниц практически во всех городах, однако санатории на берегах Черного моря; тяжелые наказания за опоздание на фабриках и конторах, а в противовес этому прекрасные курорты на Кавказе и в Крыму; в противовес недостатку в одежде, ботинках и практически всех возможных видов вещей для личного пользования – возможность дешево посещать театры и спортивные кружки; в противовес постоянной угрозы террора, — кажущаяся свобода. Эти противовесы однако никогда не были бы достаточными, нет, были также и другие вещи, которые могли действительно воодушевить часть народа и молодежь, также тех, которые вопреки всему не стали «новыми людьми». Большевистская внутренняя политика на самом деле сильно упрощалась тем обстоятельством, что то множество мер, которые должны были быть приняты к достижению определенной темной цели, чересчур легко могли быть объяснены пропагандой как позитивные, социальные и даже национальные, поступки.

В качестве основы для большевистской мировой революции Советский Союз должен был уметь распоряжаться громадной индустрией. Чтобы, во-первых, индустрию вызвать к жизни, а впоследствии снабдить ее профессиональными рабочими силами, необходимо было все население поднять на более высокую ступень развития. То же самое требовали необходимая модернизация сельского хозяйства и армия, которая должна была быть современным образом оснащена. Крестьянин царского времени был не в состояние пользоваться трактором, либо современной молотилкой, предреволюционный рабочий не справился бы со сложностей фабричного оборудования, рекрут царской армии недоумевал бы как пользоваться современными орудиями. В то время как в большинстве странах необходимое повышение уровня развития происходило постепенно и автоматически, в Советском Союзе ей пришлось прийти в норму в кратчайшие сроки, ведь не только индустрия была создана с молниеносной скоростью, отставание было огромным и в других областях; революция, гражданская война и первые годы красной власти причинили почти непоправимые разрушения.

Теперь была однако объявлена упорная война безграмотности, было введено всеобщее обязательное образование, появились средние и высшие школы, появились множество научных институтов. Один план индустриализации сменял другой, фабрики вырастали как грибы из земли, крестьянин был бесправен, но сельское хозяйство модернизировали, миллионы необразованных людей были прошли через самообразование. Большевизм превратил аграрную страну в индустриальную. В то время как более старые крестьяне все больше и больше начинали ненавидит большевизм, юные были в основном рады новоприобретенным техническим знаниям, так как они теперь точно знали, что напрасно ожидать получить землю в частную собственность. Попутно с их знаниями шло в гору и самоосознание рабочих. Вследствие широких перспектив для расширение их знаний, вследствие неудержимого развития индустрии, вследствие всего нового и незнакомого молодежь была доведена до состояния энтузиазма. Ее вдохновляли потрясающие масштабы и невообразимый темп «социалистического строительства». Потрясающим был и аппарат, который должен убеждать народ, и в особенности молодежь, в том, что большевизм, занимаясь этим всем, служит национальным интересам.

В то же самое время года шли и материальная участь народа не улучшалась. Коллективизация сельского хозяйства уничтожало свободное крестьянское сословие, и также положение рабочих скорей ухудшалось, чем улучшалось, в особенности когда началось переселение больших людских масс к новым центрам индустрии в Сибири. Постепенно многие стали недоверчивыми и начинали самого себя спрашивать как так возможно, что несмотря на форсированную индустриализацию продолжал существовать серьезный недостаток одежды, ботинок и даже самых простых вещей для личного пользования. Конечно большевизм не собирался признавать, что целью индустриализации было не увеличение благополучие народа, а исключительно увеличение военного потенциала Советского Союза. Козлы отпущения были быстро найдены: «саботажники» и «контрреволюционеры» осознанно и подло грабили плоды индустриализации народа! Тем более Советскому Союзу надо было вооружаться против злого внешнего мира, против «капитализма», а в особенности против «фашизма», которые в лице Германии уже ждали выгодного момента напасть, стремясь забрать себе богатства страны и завидуя потрясающим политическим, социальным и культурным достижениям Советского Союза!

С теми, кто в эти сказки большевистской агитации не верили и были настолько неосторожными, чтобы об этом говорить открыто, быстро и хладнокровно сводили счеты. Но основная часть народа батрачила дальше, все еще в ожидание однажды извлечь выгоду из плодов своего труда, до сих пор в состоянии нести жертвы и не осознавая своей трагической участи. Эта большая масса до сих пор верила в то, что она работала на благо «величайшего социалистического строительства всех времен», от которого по-любому следующие поколения будут пожинать плоды, дабы хотя бы у них была счастливая жизнь. Русский народ терпелив в переносе тягот и каким бы он только ни мог быть нетерпеливым и откинуть от себя поставленную задачу, на благо которого было уже и так бесконечно много пожертвовано, скольких только стоила человеческих жизней огромная индустриализация на берегах Белого моря, в непригодном к жизни Урале и в просторах Сибири? И не срослась ли молодежь с индустриализацией, не были ли они гордыми за гигантские фабрики, за глубокие шахты и за плотины великанского размера? Не были бы они в таком случае готовыми все это добро защитить своей кровью, ни только против внутреннего врага, но и против внешнего?

Таким образом возможно объяснить тот факт, что с одной стороны большевизм смог опираться на широких народных слоев, а с другой стороны был вынужден вести борьбу между жизнью и смертью против всех тех, кто понял в чем кроется большой обман. И этой борьбе никогда не наступил конец потому, что большевизм сам лично толкал людей в сторону оппозиции! Говорит само за себя, что красная власть, когда она сотням тысяч молодым людям, детям простых крестьян и рабочих предоставляла возможность учиться за счет государства, даже до самых высших институтов образования, когда она для этих молодых людей открывала невиданных перспектив на будущее, она также считала себя вправе ожидать, что все они станут непоколебимой опорой большевизма. Вы не должны забывать, что здесь речь идет все-таки о людях, которые никогда ничего иного не видели кроме большевизма, о людях, которые никогда не слышали правду о загранице и которые душевно формировались на основе марксистской идеологии, то есть, что речь идет о «новых людях», о которых я только что говорил. Поэтому обстоятельства говорят в пользу естественных народных сил, которые вопреки всему остались жить в нашем народе, что именно из этой группы, из этой советской интеллигенции, продолжают появляться фанатичные противники большевизму. Не является случайностью, что организация террора красной власти именно в рядах студентов, молодых инженеров и докторов искала и находила свое самое большое количество жертв. Часто происходило так, что десятки молодых людей одновременно переезжали из университета в концентрационный лагерь, что все инженеры одной и той же фабрики, либо все доктора одной и той же больницы, были арестованы, или даже хуже.

Те силы, которым большевизм сам развязывал руки – и вынужден был развязывать руки, в то время как они были необходимыми для достижения его цели – постепенно грозились стать непреодолимыми! Наука расширяет душу и оттачивает разум, делает человека более критичным. Она в силах убить в человека его естественную интуицию, но она также в силах его сделать видящим и тогда не скрыть перед ним обман, ни одна попытка скрыть преступление перед народом за красиво звучащими лозунгами. Таким образом изменялись будущие или уже сформированные кадры советской интеллигенции – то есть от ведущих силы страны – в ярых противниках большевизма, и они грозили сорвать пелену с глаз народа. В этой молчаливой и жестокой борьбы против большевизма, исходящей именно их ведущих кругов нашей страны, постоянно заново сформированных из массы народа, текли ручьи крови, и медленно, но верно, большевизм начал терять позиции. На самое сильное сопротивление большевизм наткнулся с первых лет его существования в Европейских частях Советского Союза, а в особенности здесь в Украине, в то время как наоборот он нашел свою самую большую поддержку в Азиатских частях нашей страны. Как результат еврейской души большевизм на самом деле пропитан насквозь азиатским характером, но это не было единственной причиной тому, что большевизм на другой стороне Урала и Каспийского моря наткнулся на гораздо меньшее количество сопротивление. Среди тундры и степей выросли города и фабрики, были созданы железные дороги, были построены электростанции и те примитивные люди, которые до того времени жили животноводством, охотой и рыбалкой, воспринимали это как невиданный прогресс, как бесценное, новое приобретение. Позже появились также школы, больницы и кинотеатры и большевизму было легко манипулировать этими людьми, оно могло своих жертв убеждать в правдивости чего угодно.

Наверно стало уже общеизвестным, что большевизм занимался систематическим обменом населения между западными и восточными частями Советского Союза. Оно отбирало у запада кровь, в котором чуждая расе идеология после определенного отрезка времени больше не имела никакой жизненной силы, оно изолировало эту опасную кровь на Востоке и помещало на место первой крови Азиатскую кровь. Оно занималось расовой политикой, однако в этом случае оно занималось осознанным и систематическим смешением рас! В этом деле большевизм был недостаточно успешным, т.к. выражаемое недоверие интеллигенцией и недовольство народа начали постепенно разрастаться. Когда в 1941 году началась война это недовольство однако еще не созрело и это спасло – совместно с необыкновенно холодной зимой – временно большевизм от кажущегося тогда неизбежным низвержения.

В 1941 году народ был поставлен перед выбором, последствия которого он не мог еще представить себе. Он еще не созрел для этого, ведь основная масса была все-таки недовольной и скептически настроена, но она еще не поняла масштаб большевистского обмана во всем его объеме. Те, которые это все-таки поняли, заявили открыто, будучи готовыми встретиться лицом к лицу с разразившийся волной террора, ведь они думали наконец-то увидеть шанс начать массовую борьбу против большевизма. И, действительно, началось волнение в народе, но колебание было еще слишком большим. В Красной Армии сотни тысяч людей перешли на сторону немцев, другие сотни тысяч сложили оружие, в то время как миллионы продолжали бой. Положение, в котором находился народ, показал трагическую схожесть с его положением в 1917 году. Снова его поставили перед выбором, к которому он еще не созрел. С одной стороны был большевизм, от которого народ до сих пор не знал с уверенностью принесет ли он все увеличивающие несчастья, либо, может быть, после какого-то определенного отрезка времени он все-таки принесет благополучие. С другой стороны, чужая сила, перед которой правители внушали страх народу, сила, о которой народ практически ничего не знал. Пришли ли чужаки как друзья или как угнетатели, была ли их цель в завоевание земли и богатств, либо в уничтожение большевизма, ненавидели ли они только большевизм или весь народ? Было ли единение с чужими армиями долгом или предательством перед Отечеством?

Таким образом колебался народ в критический момент, и у большевизма появился шанс путем смешения террора и агитации снова получить контроль над ситуацией. Я вам не буду описывать все меры террора, которые были применены в Красной Армии, чтобы ограничить количество переходов на сторону немцев и сложений оружия либо чтобы сделать их даже вообще невозможными к исполнению. Вы их сами знаете, они начинаются с пулеметов, стреляющих в спину и заканчиваются на истреблением целых семейств. Но также агитационные меры были в какой-то степени эффективны. На место общеизвестных большевистских лозунгов пришли внезапно патриотические лозунги, вместо марксистских теорий в основном проповедовались национальные и народные идеи. Наконец-то народ воспринимал все то, чего он так давно неосознанно жаждал. Недоверие не исчезло, но колебание только увеличилось и вследствие этого невозможность сделать правильный выбор. Одновременно с этим большевистская агитация начала распространят слухи о судьбе солдатов в немецком плену и о жизни под немецкой оккупацией. Будет лишним говорить о том, какую трактовку придавали мерам, которые принимались на оккупированной территорий, особенно требований продуктового обеспечения и в особенности обязательного отправления работать в Германию! Была объявлена освободительная борьба и фальшивые священники призывали народ идти во вновь открытие церкви молиться за спасение нашего излюбленного Отечества! Получив более выгодное положение вследствие холодной зимы, которая парализовала немецкой наступление в критичный момент, Красной Армии удалось достичь первых успехов, которые оставили глубокое впечатление на людей. Большевизм был значит все-таки еще силен, а Германия не была непобедимой? Если выбирать сторону против Советской власти, если поставить все на кон, семью, ничтожно крохотное имущество, собственную жизнь, и все было бы напрасно? Так размышляла основная масса, внутренне неуверенная, терроризованная и склоненная под нуждами войны. Она не сделала никакого выбора и начала ждать, не понимая, что только уже вследствие выжидательного положение она по факту выбирала сторону большевизма, несмотря на то, что этот выбор не был добровольным.

Опираясь на него, до сих пор еще довольно большой уровень поддержки, большевизму удалось организовать крепкое сопротивление, и умудрился также эксплуатировать психологический эффект этой удачи для начала контрнаступления, которое как Красной Армии, так и тылу, дало решающий толчок, ведь как и здесь, так и там, масса поняла, что на ближайшее время никакой путь назад не возможен.

Это ввергло стороннего наблюдателя в смущение и многие придумали себе очень легкое решение. Распространилось мнение, что жители Советского Союза оказывается все-таки являлись большевиками и, что вследствие этого, борьба против большевизма равна борьбе против всех этих миллионов людей. Довольные этим узколобым решением, вызванного смущением, далеко не все задавали себе вопрос как тогда возможно то, что в то же самое время уже миллионы «большевиков» отдали предпочтение плену борьбе за красную власть, в то время как сотни тысяч взяли в руки оружие и отдали себя в распоряжение для борьбы на стороне Германии и ее союзников.

Так точно, я знаю, что и среди наших добровольцев есть многие, кто еще не переборол последний остаток сомнения. Но не забывайте насколько тяжела это борьба для нас. Мы хотим спасти свой народ, и мы не можем его спасти без пролития крови, также как и мы не в состояние победоносно завершить эту братскую борьбу без чужой помощи. То оружие, которые мы вынужденны применять против своего же народа, мы не получили от нашего отечества как почетный подарок, нет, наше отечество кует оружия, которые нам угрожают. Униформу, которую мы носим и стяги, которые мы несем, были нам даны не нашим народом, и даже наше денежное довольствие мы получаем из чужих рук в чужой валюте.

Не из мести и не из слепой ненависти к большевизму мы должны извлекать ту силу, чтобы поступать так как мы, но только из глубокого убеждения, да, из уверенности, что наша борьба будет также решающей для возрождение нашего Отечества и нашего народа, перед тем как обе стороны окажутся неизлечимо обескровленными и до неузнаваемости изуродованными на алтаре еврейского высокомерия.

Статья «Ontmoetingen in het Vaderland Waar vechten wij voor?», газета De Waag Algemeen Nederlandsch Dagblad, 18 февраля 1944 год, номер 7, 8-ой год существования газеты, страница 2-4

Солдаты и офицеры 1-й Русской национальной армии Бориса Хольмстон-Смысловского в Лихтенштейне. 1945 год.

Солдаты и офицеры 1-й Русской национальной армии Бориса Хольмстон-Смысловского в Лихтенштейне. 1945 год.

источник


Комментарии   

+2 # Рой Костин 2021-12-10 11:18
Сильно, метко, правдиво.
+2 # morpeh 2021-12-10 23:19
Перевод несколько корявый, но на смысл это не влияет - текст великолепный. Надо будет как-нибудь по свободе привести его в порядок.
# Quatro 2021-12-15 06:09
...; в противовес постоянной угрозы террора, — кажущаяся свобода....

Это интересно где, как и кому виделась такая "кажущаяся свобода"?
+1 # Quatro 2021-12-15 06:25
...Тем более Советскому Союзу надо было вооружаться против злого внешнего мира, против «капитализма», а в особенности против «фашизма», которые в лице Германии уже ждали выгодного момента напасть, стремясь забрать себе богатства страны и завидуя потрясающим политическим, социальным и культурным достижениям Советского Союза!


Какой вечный универсальный тезис!

# Quatro 2021-12-15 06:34
Все эти тезисы хороши и правдивы, но метание русских "вождей" между немцами\красным и\союзниками перед концом не вяжется с этой стройной идеологией.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.