fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Пятый поход U 96 стал особой страницей в истории знаменитой лодки. Именно в этот раз судьба по-настоящему испытала на прочность Генриха Леман-Вилленброка и его команду. Экипажу пришлось приложить все усилия и проявить боевой дух по максимуму, чтобы пройти испытание и выжить. Этот поход не отличался большой успешностью по сравнению с предыдущими плаваниями U 96, однако во время него произошло несколько любопытных событий: например, Старику вновь удалось нанести потери Королевским ВВС Великобритании, как это уже было в январе 1941 года. Кроме того, в некоторых деталях пятого похода U 96 поклонники творчества Л.-Г. Буххайма увидят пересечение с сюжетом его знаменитого романа. Посмотрим, что же произошло со знаменитой субмариной летом 1941 года.

«Серые волки» в своём «логове»
23 мая 1941 года, в первый день после возвращения лодки из моря, её экипажу пришлось изрядно потрудиться: подводники выгружали с корабля провизию и торпеды, готовя его к постановке в док. Следующим утром U 96 перешла к верфи, где её ждал очередной ремонт. В этот раз половина команды отправилась в отпуск, а оставшиеся моряки ежедневно с утра и до полудня «несли вахту» на верфи, участвуя в ремонтных работах на своём корабле. Затем они обязательно час-два занимались спортом, а остаток дня проводили по своему усмотрению. Когда отпускники вернулись, они приняли эти обязанности на себя, а трудившиеся на верфи получили свою часть отдыха.

К 16 июня ремонт был завершён, и лодка покинула верфь для испытаний и проверки качества проведённых работ. В этот раз на «семёрке» пришлось устранять не только брак прежнего ремонта, но и повреждения, полученные во время последнего похода. После завершения ходовых испытаний и тестов корабельных систем, оборудования и механизмов Леман-Вилленброк признал лодку пригодной для эксплуатации. Экипаж приступил к заправке U 96 топливом и загрузке торпед.

Проводы U 96 в пятый поход, 19 июня 1941 года. На снимке Генрих Леман-Вилленброк и командир U 98 Роберт Гизе. Источник: Braeuer, L. U-Boote: Heinrich Lehmann-Willenbrock et le U-96, la vraie histoire du «Bateau» / L. Braeuer. — Paris: Zephyr BD, 2015
К утру 19 июня субмарина была готова к новому походу. После загрузки свежей провизии и церемонии прощания (U 96 пришли проводить командир флотилии и подводники других лодок) «семёрка» в 15:32 покинула Сен-Назер. Спустя три часа Леман расстался с эскортом и взял курс на новую позицию. Согласно приказу штаба, он должен был действовать у Гренландии, юго-восточнее мыса Фарель. Но прежде чем перейти к событиям этого похода, посмотрим, какая обстановка сложилась к тому моменту в Атлантике.

«Барбаросса», Арктика и США
1941 год начался для «серых волков» неудачно: по сравнению со вторым полугодием минувшего года цифры потопленного тоннажа снизились, а лучшие подводные асы кригсмарине — Прин, Шепке и Кречмер — вышли из строя. Тем не менее с конца весны война в Атлантике снова начала набирать обороты. В мае-июне немецкие подводники вновь взяли установленную Дёницем планку, топя по 300 000 брт в месяц. Однако подготовка к войне с СССР стала одной из помех для продолжения наступления «серых волков» на британские коммуникации в Атлантике.

По мнению американского исследователя К. Блэйра, план «Барбаросса» оказался «дорогостоящим неудобством» для подводных сил кригсмарине. Он закрыл восточную часть Балтики для тактической подготовки подводников, вынудив подводные учебные флотилии переместиться в Норвегию. Дёниц на несколько месяцев лишился восьми учебных лодок II серии, отозванных из школы подводного плавания для войны с советским флотом, и был вынужден отправить шесть боевых «семёрок» в Арктику, где им предстояло пробыть до конца лета. Кроме того, к его неудовольствию, арктические подводные силы далее планировалось значительно увеличить — в ущерб Атлантике.

Рубка U 96 с двумя эмблемами: персональной «рыбой-пилой» и «Быком Скапа Флоу» — официальным знаком 7-й подводной флотилии. Вероятно, снимок был сделан в конце мая 1941 года, после возвращения лодки из четвёртого похода. Эмблема Прина была закреплена за флотилией приказом её командира в память о подводном асе. С этого момента все лодки флотилии должны были наносить на рубку «быка» в ущерб своим персональным эмблемам.
alchetron.com
Рассматривая данные меры как «бесполезные траты», Дёниц особенно возмущался отправкой океанских лодок в Арктику. Командующий подводными силами твердил, что решающим фактором в войне против Великобритании является сокращение её импорта, в чём он и видел основную задачу подводных лодок. Однако его доводы о том, что исход войны с СССР будет решаться на суше и подводные лодки могут сыграть в ней лишь очень незначительную роль, Гитлера не убедили. Кроме того, фюрер был увлечён ложной идеей, что британцы скоро снова вторгнутся в Норвегию. По его особому указанию всё большее количество подлодок должно было отправиться туда, чтобы отразить предполагаемое вторжение и лишь затем приступить к выполнению других задач.

Другой проблемой для «серых волков» стало уничтожение британцами в Северной Атлантике «сети бензоколонок» — судов снабжения, развёрнутых там для обеспечения действий немецких тяжёлых кораблей и подлодок. Имея возможность заправляться прямо в море, «волчьи стаи» могли перехватывать конвои у побережья Канады. Однако канадский «блиц» не состоялся, потому что 9 мая 1941 года в руки британцев попали секретные документы, захваченные на U 110, и уже в середине июня они стали читать немецкие шифрованные радиограммы. К чему это привело, свидетельствует запись из журнала боевых действий (ЖБД) командующего подлодками от 18 июня 1941 года:

«Затишье в движении в районе западных лодок поражает. Я приказал, чтобы самая северная лодка завесы (U 111) продвинулась на северо-запад до пределов льда, чтобы определить положение ледового предела и есть ли движение между ним и завесой. Я приказал лодкам создать линию между квадратами BC 8720 до CD 5540 (юго-восточнее острова Ньюфаундленд — прим. авт.). С одной стороны, для того, чтобы всё-таки перехватить движение, идущее через юго-западный сектор оперативного района, открытого для подлодок, а с другой стороны, чтобы ввести противника в заблуждение, если он знал о прежней линии их патрулирования, этой новой диспозицией».

Спустя два дня Дёниц отметил, что его идея успеха не имела: лодки конвоев не обнаружили. Их действия у Ньюфаундленда осложнялись ледовой обстановкой и туманами. Кроме того, операционный район граничил с зоной ответственности американского флота, что могло привести к политическим осложнениям с США. Поэтому командующий приказал своим лодкам в Северной Атлантике, которых было почти 20 единиц, отойти на восток и растянуться в линию между Гренландией и Ньюфаундлендом, выделив каждой из них район патрулирования в сто миль.

Решение оказалось своевременным: 20 июня произошёл случай с линкором ВМС США «Техас», который U 203 чуть было не торпедировала на западной границе немецкой блокадной зоны в Атлантике. Вскоре последовал приказ Гитлера избегать любых инцидентов с американцами, так как фюрер не хотел осложнений с США в момент нападения на СССР. Из-за ограничений, наложенных на подводные лодки в ожидании успеха «Барбароссы», «волчьим стаям» пришлось временно покинуть район Исландии и северо-западных подходов к Великобритании.

В начале июля 1941 года Дёниц перебросил бо́льшую часть североатлантических лодок в более южные воды, чтобы атаковать конвои, шедшие в Гибралтар и Сьерра-Леоне. Но британцы читали сообщения военно-морской «Энигмы» и в июле почти полностью перехитрили Дёница: они усилили гибралтарские и африканские конвои дополнительным воздушным и надводным сопровождением и ловко обходили завесы «серых волков», воспользовавшись не по сезону густым туманом в Центральной Атлантике.

Сложившаяся обстановка сказалась на июльских результатах немцев, снизив их прежние успехи в пять раз. Подводники смогли потопить лишь 18 судов тоннажем свыше 60 000 брт. В эти цифры внёс свою скромную лепту и Леман-Вилленброк.

Где конвои?
Вечером 20 июня, когда U 96 ещё находилась в Бискайском заливе, её радист принял сообщение штаба, велевшего Леману идти в квадрат AJ 3855, на позицию юго-восточнее мыса Фарель. Лодка легла на нужный курс, следуя со скоростью 7,5 узла на одном дизеле. Следующим утром верхняя вахта доложила о дыме на горизонте. Командир решил выяснить его источник. Вскоре немцы заметили два корабля и предположили, что они сторожевые. Леман решил обогнать их, следуя на пределе видимости. В 11:00 в биноклях показались двухтрубный эсминец и сторожевики. Лодка быстро погрузилась и подняла перископ. Наблюдая за целями, Старик увидел два небольших корабля с голландскими флагами. Затем акустик доложил о шумах винтов эсминца, лёгшего на южный курс. Командир U 96 проявил осторожность и отказался от атаки. Когда противник исчез из виду, лодка всплыла и продолжила путь на позицию.

После полуночи 22 июня Дёниц отправил приказ о следовании на новую позицию, в квадрат AL 8750 западнее Ирландии, куда лодка добралась рано утром 25 июня. В следующие сутки ничего произошло — лишь вечером 26 июня штаб затребовал у U 96 сообщить её местоположение. Так как связь была отвратительной, Леману пришлось передать свои координаты через другую лодку, ретранслировавшую их Дёницу.

Самый известный снимок Генриха Леман-Вилленброка.
commons.wikimedia.org
Ночь на 27 июня U 96 из-за плохой видимости провела под водой. Утром акустик доложил о шумах винтов эсминцев и корветов, смещавшихся на юго-восток, и взрывах глубинных бомб вдали. Согласно ЖБД лодки, это стало единственным событием за тот день. Вечером 28 июня штаб сообщил о контакте с конвоем и приказал Леману следовать на новую позицию, потребовав прибыть туда к 2 июля. Из-за большого расстояния предстоящего перехода Старик решил не торопиться и задержался на старой позиции. Как показали дальнейшие события, он оказался прав. Уже утром Дёниц передал, что западнее Ирландии, в квадрате AL 9121, воздушная разведка заметила два крейсера и два судна — возможно, новый конвой.

Эта цель была ближе, и Леман решил её преследовать, рассчитывая перехватить противника к полуночи. Но в нужном месте конвоя не оказалось. Получив дырку от бублика, командир U 96 не стал искать конвой, предположив, что сведения воздушной разведки были неточными. К такому же выводу пришёл и Дёниц, затребовавший от 40-й авиагруппы новую информацию. Однако повторная разведка ничего путного не сообщила. Командующий счёл конвой упущенным и решил не гонять своих подчинённых за призраком.

Курс на юг
1 июля штаб подводных сил начал перемещать североатлантические лодки с привычных позиций на юг, образуя завесу на маршруте гибралтарских и африканских конвоев. Дёниц приказал во время движения соблюдать радиомолчание. Теперь «серые волки» должны были пеленговать сообщения авиаразведки, которая наводила их на конвой, направлявшийся на юг. Обнаруживший его самолёт работал как радиомаяк, указывая лодкам координаты конвоя юго-западнее Ирландии.

В 12:37 Леман получил сообщение, что вражеский ордер из 35 судов в охранении кораблей ПЛО находится в квадрате BE 5143, к западу от Бискайского залива. Попытка установить с ним контакт в течение следующих суток не увенчалась успехом. Лишь в 5 часов дня 2 июля U 108 Клауса Шольца радировала, что видит конвой. Хотя U 96 находилась в 140 милях, её командир решил полным ходом идти на перехват противника. Шольц слал сообщения о контакте до вечера, а затем доложил, что упустил ордер из виду. Все попытки Лемана перехватить конвой Шольца оказались тщетными — он ускользнул.

Встреча с противником в море казалась маловероятной, поэтому весь день 4 июля экипаж тренировался в стрельбе из пулемётов и отрабатывал срочные погружения. Вынужденное безделье закончилось утром 5 июля. В 07:50 верхняя вахта заметила в утренней дымке тень по правому борту, которую поначалу опознала как большой военный корабль в сопровождении противолодочных кораблей. Охота началась.

Богохульство в океане
В 07:53 U 96 погрузилась для атаки. Наблюдая за противником, Леман видел следующее:

«На подходе большой пароход типа «Оропеса», с орудием на корме. Слева, на дистанции около 1500 метров, большая канонерка. Справа по борту большая яхта с бушпритом, как у «Грилле». Третий корабль, по-видимому, эсминец, находится впереди. Больше ничего особенного».

Командир U 96 отметил, что необычный отряд кораблей шёл зигзагом. Во время одного из поворотов противник лёг на удобный для торпедной атаки курс. В 08:28 с дистанции 3000 м «семёрка» дала залп четырьмя торпедами по большому пароходу, который Леман оценил в 12 000 брт. Спустя 2 минуты и 12 секунд на лодке услышали взрыв «угря» с последующим более мощным взрывом, который подводники приняли за детонацию боеприпасов на судне. Через полторы минуты взорвалась ещё одна торпеда, и немцы решили, что поразили ещё и яхту.

Герои пятого похода U 96: старшина электриков Фрисснер (слева), инженер-механик лодки Фриц Граде (посередине) и старшина дизелистов Йоханнсен, ставшие прототипами героев романа Л.-Г. Буххайма. Источник: Braeuer, L. U-Boote: Heinrich Lehmann-Willenbrock et le U-96, la vraie histoire du «Bateau» / L. Braeuer. — Paris: Zephyr BD, 2015
В перископ Леман наблюдал, как канонерка начала поиск лодки до того, как торпеды попали в цель: возможно, на ней заметили следы «угрей», выскочивших на поверхность. Уклоняясь от контратаки, U 96 погрузилась на 70 м, после чего на неё посыпались глубинные бомбы, от которых лодка уклонялась, меняя курс. Но перед этим немцы услышали сильный треск — это ломались переборки тонущего судна.

По докладам акустика, над лодкой были слышны винты трёх кораблей, которые с 08:36 до 11:07 сбросили на неё 24 глубинные бомбы. О том, что в это время происходило на подводной лодке, сообщают записи в её ЖБД:

«08:59–09:05. Клинкеты газоотводов (особенно правый) сильно текут, хотя в последний раз их притирали в 07:30. Эта неисправность уже проявлялась в прошлых погружениях. Правая цистерна отрицательной плавучести начала протекать, в конце концов её прорвало и затопило, давление в ней сравнялось с забортным. Пришлось её откачивать, также откачали всю воду, в том числе из торпедозаместительных цистерн (носовые торпедные аппараты всё ещё заполнены водой).

В конце концов лодка держала глубину только на полном и самом полном ходу, а во время пауз на прослушку проваливалась на глубины до 90 метров. Муфты дизелей еле разобщались в воде. Лодка управлялась, но с дифферентом 30 градусов на корму. В корме люди черпали воду из трюма дизельного отсека вёдрами, передавали в Центральный Пост, где её сливали в трюм, откуда откачивали в уравнительную цистерну вспомогательной осушительной/дифферентовочной помпой. Все свободные от вахты собрались у торпедных аппаратов.

Когда вся откачанная вода оказалась в уравнительной цистерне, лодку привели на глубину 15–20 м и осушили трюм дизельного отсека главной трюмной помпой через цистерну главного балласта № 3. Таким образом, удалось удифферентовать лодку. Несмотря на грохот помп и других механизмов, преследование прекратилось.

10:25. На перископной глубине. Большой пароход затонул, яхту развернуло бортом к волнам, эскорт кружится вокруг точки залпа, затем уходит в южном направлении.

10:30 Поведение команды — превосходное. Аварийная партия (дословно «вычерпывающая команда» — прим. авт.) в корме выкладывалась (дословно «рыла, работала в трудных условиях» — прим. авт.), как на матче в регби, а те, кто был в носу у торпедных аппаратов, богохульствовали и отпускали солёные шуточки в адрес противника, неточно сбрасывавшего глубинные бомбы».

Находясь под водой, Леман перезарядил торпедные аппараты, но из-за полученных неисправностей воздержался от новой атаки, решив возвращаться на базу. В 23:45 он отправил в штаб радиограмму:

«Шедший в южном направлении охраняемый 12-тысячник потоплен, слышал попадание во второй пароход, глубинные бомбы. Разорвана цистерна отрицательной плавучести. Выхлоп дизелей сильно течёт. Возвращаюсь на базу, 8 электроторпед, квадрат 9419».

Путь до Сен-Назера занял четверо суток. В 16:00 9 июля U 96 встретилась с эскортом, а в 19:12 вернулась на базу, завершив своё пятое плавание. Леман-Вилленброк составил отчёт о походе:

«Поход был прерван через 17 дней из-за повреждения двигательной установки (сильная течь в клапанах выхлопных газов). Лодка находилась в море 21 день. Общее пройденное расстояние:

Надводным ходом — 3333,2 морских мили

Подводным ходом — 110, 2 морских мили

Расход топлива составил: 86,6 кубометров мазута, 0,910 кубометров смазочного масла, 1575 литров питьевой воды

Произведён залп четырьмя торпедами, из которых две поразили разные цели:

1 пароход, приблизительно на 12 000 брт, потоплен,

1 пароход, приблизительно на 5000 брт, торпедирован».

U 96 вернулась в Сен-Назер после пятого похода, 9 июля 1941 года. Источник: Braeuer, L. U-Boote: Heinrich Lehmann-Willenbrock et le U-96, la vraie histoire du «Bateau» / L. Braeuer. — Paris: Zephyr BD, 2015
Начальник штаба подводных сил Эберхард Годт дал походу такую оценку:

«Неудачное плавание произошло не по вине опытного командира. В основном операции против конвоев происходили при неблагоприятных погодных условиях».

Кого атаковал Леман-Вилленброк?
Единственный боевой эпизод этого похода вызывает вопросы. Во-первых, что же за странный отряд кораблей атаковала U 96 и каков был результат её нападения? Согласно Блэйру, отряд состоял из яхты Королевского флота «Челленджер», войскового транспорта «Ансельм» и трёх корветов. По мнению исследователя, подлодка атаковала «Челленджер» и «Ансельм» четырьмя торпедами, из которых две попали в транспорт и две ушли в «молоко». А вот немецкий историк Ю. Ровер имел иной взгляд на инцидент. По его мнению, отряд состоял не из пяти, а из шести кораблей: кроме «Ансельма» и трёх корветов (Ровер считал их эсминцами), в него входили гидрографическое судно Королевского флота «Челленджер» и вспомогательный крейсер «Катэй». Ровер считал, что U 96 изначально целилась в «Катэй» и «Челленджер», но поразила двумя торпедами «Ансельм».

Войсковой транспорт «Ансельм», потопленный Леман-Вилленброком 5 июля 1941 года.
en.wikipedia.org
ЖБД U 96 опровергает версии американского и немецкого историков: в нём чётко указано, что лодка дала залп по большому судну в 12 000 брт, то есть стреляла по одной цели. Вероятно, изначально ею был однотрубный «Ансельм», которого Леман по ошибке принял за лайнер типа «Оропеса». «Катэй» же имел две трубы и не был похож на лайнер. Кроме того, есть мнение, что вспомогательный крейсер не входил в состав отряда и лишь пришёл на помощь тонущему «Ансельму».

Во-вторых, сомнение вызывает попадание в «Ансельм» двух торпед. Вероятнее всего, Ровер и Блэйр ошибочно приписывают U 96 этот факт. Дело в том, что транспорт был пассажирским судном средних размеров и тоннажем 5954 брт и вряд ли смог бы продержаться на воде 22 минуты после поражения двумя «угрями». Скорее всего, его поразила только первая торпеда, а природу второго взрыва Леман, похоже, верно определил как детонацию боеприпасов. Третий же взрыв, произошедший спустя полторы минуты, мог быть причиной детонации торпеды при ударе взрывателя о волну, когда она шла по поверхности.

Нападение на «Ансельм» стало для U 96 повторением событий января 1941 года, когда она атаковала и потопила лайнер «Алмеда стар», перевозивший личный состав трёх эскадрилий британской палубной авиации. Оказалось, что атакованный «Ансельм» вёз из Великобритании во Фритаун свыше 1200 британских военнослужащих, в том числе и несколько сотен лётчиков КВВС. Транспорт тонул 22 минуты, что позволило спасти с него свыше тысячи человек: 94 членов экипажа, трёх корабельных артиллеристов и 965 военнослужащих-пассажиров. Четыре члена экипажа, артиллерист и около 250 военнослужащих погибли.

Британский корвет «Лавендер», атаковавший U 96 глубинными бомбами после тог, как она торпедировала «Ансельм».
en.wikipedia.org
Большинство погибших пассажиров «Ансельма» были лётчиками. Если суммировать их с погибшими авиаторами «Алмеды Стар», жертвами U 96 во время Битвы за Атлантику стали более 350 человек личного состава КВВС и британской палубной авиации. Таким образом, Леман-Вилленброк установил печальный рекорд, став подводником, нанёсшим самый существенный ущерб ВВС Великобритании во Второй мировой войне.

История гибели «Ансельма» также отмечена необычным совпадением. В тот момент, когда под водой экипаж U 96 богохульствовал по поводу взрывов глубинных бомб, на борту гибнущего транспорта находился священник, боровшийся за жизни своей паствы. Это был армейский капеллан Сесил Пью, делавший всё возможное, чтобы спасти как можно больше людей. Увы, храбрый священник погиб вместе с судном. Его подвиг получил достойную оценку лишь после войны: в Букингемском дворце король вручил вдове Пью и его сыну посмертную награду — Крест Георга. Освещая это награждение, официальная «Лондонская газета» писала:

«ГЛАВНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ.

Дворец Сейнт-Джеймс, 1 апреля 1947.

КОРОЛЬ соблаговолил одобрить посмертное награждение Крестом Георга: Преподобного Герберта Сесиля Пью, Королевских ВВС (покойного). Отслужив определённый срок в Метрополии, Преподобный Г.С. Пью был переведён в Такоради, куда и отправился на ВТР «Ансельм». В конце июня 1941 г., имея на борту 1300 пассажиров, «Ансельм» взял курс на Западную Африку. Ранним утром 5 июля 1941 г. в Атлантическом океане транспорт был торпедирован. Одна торпеда попала в грузовой трюм на уровне палубы «С», уничтожив обычные пути выхода из помещения. Г-н Пью немедленно поднялся наверх и, как был в халате, принялся помогать, чем мог. Он всюду поспевал — и утешать раненых, и помогать со шлюпками и плотиками (два были повреждены взрывом), и посещать различные отсеки внизу, где находились нижние чины. Узнав, что раненые авиаторы не могут выбраться из повреждённого трюма, он настоял на том, чтобы его спустили туда на верёвке. Никто не хотел этого делать, ведь трюм был ниже ватерлинии, а уже и палуба уходила под воду, так что спускаться туда значило идти на верную смерть. Он объяснил, что он должен быть вместе с его людьми. Палуба уже проваливалась, а в трюме было на три четверти воды, так что когда он опустился на колени помолиться, то оказался по плечи в воде. Через несколько минут судно затонуло, и г. Пью больше не видели. У него были все возможности спастись, но, не думая о себе и в лучших традициях как военнослужащий и христианский пастор, он отдал свою жизнь за других».

Преподобный Сесил Пью, посмертно награждённый Крестом Георга.
en.wikipedia.org

При чём здесь Буххайм?
После атаки «Ансельма» U 96 вполне могла погибнуть. Поступление воды в кормовые отсеки привело к возникновению дифферента и вызвало сложности в управлении субмариной. Борьба за живучесть происходила во время вражеской атаки, и любая удачно сброшенная корветами глубинная бомба могла стать роковой для Старика и его экипажа. Подводники прекрасно это понимали, но, как писал командир лодки, они отлично работали в критической ситуации и сохраняли боевой дух.

Процесс осушения дизельного отсека должен напомнить поклонникам «Das Boot» эпизод из романа Буххайма и фильма Петерсена, когда экипаж UA так же по цепочке передавал вёдра с водой на дне Гибралтарского пролива. Однако в реальности этого не было, а всё, что наблюдал Буххайм во время попытки прорыва через Гибралтар, сильно отличается от описанного им в романе. В частности, эпизод с вёдрами в реальной истории U 96 произошёл во время пятого похода лодки, но тогда Буххайма на борту не было, и видеть его своими глазами он не мог. Похоже, во время работы над романом Буххайм консультировался с кем-то из экипажа U 96 либо подводники рассказывали писателю о прошлых делах, когда он выходил в море на лодке Леман-Вилленброка осенью 1941 года. Выходит, роман является сборником сюжетов из общей истории U 96, базирующемся на седьмом походе лодки.

В завершение обратим внимание на изменение боевого счёта U 96. Дёниц засчитал Леману заявленный успех: потопление судна на 12 000 брт. Теперь суммарный результат пяти его походов равнялся 170 850 брт. В реальности же потопленный тоннаж составлял 147 663 брт. Командир U 96 пока мог лишь мечтать о достижении планки в 200 000 брт, ведшей к получению Дубовых Листьев к Рыцарскому кресту. Фортуна ещё не собиралась поворачиваться к нему лицом, что подтвердил и следующий, шестой поход U 96.

Автор выражает благодарность Евгению Скибинскому и Дмитрию Пескину за помощь в работе над статьёй

Автор Владимир Нагирняк

Источники и литература:

NARA T1022 (трофейные документы немецкого флота).
Blair, С. Hitler's U-boat War. The Hunters, 1939­–1942 / С. Blair. — Random House, 1996.
Braeuer, L. U-Boote: Heinrich Lehmann-Willenbrock et le U-96, la vraie histoire du «Bateau» / L. Braeuer. — Paris: Zephyr BD, 2015.
Bush R., Roll H.-J. Der U-boot-Krieg 1939–1945. Deutsche Uboot-Erfolge von September 1939 bis Mai 1945. — Band 3. — Verlag E.S. Mittler& Sohn, Hamburg-Berlin-Bonn, 2001.
Rohwer, J. Axis Submarine Successes of World War Two. — Annapolis, 1999.
U-Boat War in the Atlantic 1939–1945: German Naval History by Hessler, Günther (editor). — London: HMSO, 1992.
Wynn, K. U-Boat Operations of the Second World War / K. Wynn. — Vol. 1–2. — Annapolis: Naval Institute Press, 1998.
http://www.uboat.net
http://www.uboatarchive.net
http://historisches-marinearchiv.de
https://www.walesonline.co.uk/
https://www.thegazette.co.uk/


Комментарии   

# Flanker 2021-10-09 12:47
"Das Boot" - без сомнения лучший фильм о подводниках.
+1 # Роман Борисович 2021-10-10 00:13
Однозначно. К тому же, IMHO, это лучший фильм о Второй Мировой.
# Quatro 2021-10-12 05:21
Да уж, если не брать в расчет фантазии, типа U-571, хотя есть и хуже. Мне нравится К-19, критично, что фильм о советских героях снят ТАМ, причем без обид, тем более - женщиной. А вот лучший фильм о ВМВ, спорно конечно. Много хороших и разных про всех.
+1 # Роман Борисович 2021-10-12 11:03
К-19 - фильм качественный, не спорю, но "Das Boot" - это шедевр, другой уровень.
Ну а про лучший фильм о Второй Мировой - я же написал, что IMHO (т.е. по моему личному мнению). Конечно, я не претендую на то, что моё личное мнение является истиной в конечной инстанции. ;) Фильмов действительно много и среди них даже шедевры присутствуют в некотором количестве.
# Quatro 2021-10-13 03:47
Das Booт по книге, это не киносценарий, созданный быстро и на коленке, причем книга ЖИВОГО участника событий (с некоторыми временными натяжками). Отсюда и уровень. Я с Вами не спорю, Ваше мнение в приоритете. Про подводников действительно фильмов мало, а уж шедевров...особ енно российских\сове тских. Про просто военные тема большая, можно сказать даже неисчерпаемая.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.