fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

AdsCeeper

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.93 (7 Голосов)

К этому человеку последний главнокомандующий белой Русской Армией генерал П.Н. Врангель, презрев военную субординацию, обращался запросто: "коллега". И причина тут не в том, что адресат барона сам был генералом и активным участником Белого Движения. Просто карьера самого Врангеля когда-то начиналась с Петербургского горного института, сам будущий командир дроздовцев некоторое время учился в этом вузе, правда, много позднее Врангеля, а в эмиграции завершил своё образование горного инженера в Праге. Видимо, связи по "альма-матер" были очень дороги Врангелю как напоминание о той России, которую он потерял в результате своего поражения осенью 1920 года. Впрочем, пора уже назвать имя героя. Это последний командир Дроздовской стрелковой дивизии генерал Владимир Григорьевич Харжевский.

Будущий герой Белого Движения родился 6 (19) мая 1892 года в Подольской губернии в семье личного почётного гражданина Литинского уезда этой губернии (в некоторых источниках ошибочно указывают Полтавскую губернию, но под Полтавой нет населённых пунктов с названием Литин). Вероисповедания он был православного и по сохранившимся документам писался русским. Дворянином он, однако, не был, высоким положением в тогдашней России не отличался и к сливкам дореволюционного российского общества не принадлежал. Своё образование он начал с Винницкого реального училища. 30 сентября 1911 года Владимир Харжевский вступил в военную службу вольноопределяющимся. Судя по дальнейшим зигзагам его судьбы, связывать свою жизнь с армией он не собирался, просто служба вольноопределяющимся с последующей сдачей экзаменов на офицерский чин позволяла ему лучше устроиться в жизни. 11 декабря того же года Харжевский получил чин ефрейтора, а в следующем, 1912 года был зачислен в учебную команду 47-го пехотного Укрáинского полка. 5 ноября 1912 года Владимир Григорьевич получает производство в следующий чин - младшего унтер-офицера.

Окончание полковой учебной команды унтер-офицером из вольноопределяющихся давало последнему право держать экзамен на первый офицерский чин - прапорщика. Но только при выходе в запас - ведь в начале ХХ века в армии мирного времени прапорщиков не полагалось. Фактически эти самые прапорщики из вольноопределяющихся составляли офицерский резерв русской армии, призываемый во время боевых действий и призванный восполнить убыль в командных кадрах. Харжевский успешно выдержал экзамены, получил заветные золотые погоны с одним просветом и с чистой совестью вышел в запас. Теперь он был каким-никаким, а человеком с положением: всё-таки офицер, "ваше благородие". Примечательно, что в документе, приложенном к его послужному списку, значилось, что он может быть "учителем новобранцев" - видимо, в полковой учебной команде новоиспечённый офицер занимался усердно и на своём уровне получил неплохие знания и приобрёл организаторские способности.

Выйдя в запас, Харжевский поступил в Екатерининский Горный институт в Петербурге. Однако проучился он там только один курс: в конце июля 1914 года грянула большая европейская война, которую историки впоследствии назовут Первой Мировой, и Харжевского, как прапорщика запаса, призвали в армию.

Зачислили прапорщика Харжевского в один из второочередных полков русской пехоты, формирование которых началось только с началом войны. С этим полком он и выступил на фронт - сперва на Северо-Западный, в 1916-м году был переброшен на Юго-Западный фронт, в составе которого принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве. А конец 1916 года он встретил уже на новом фронте - Румынском. Воевал Владимир Григорьевич храбро - понятия "Россия", "Отечество", "братья по вере" явно не были пустым звуком для этого уроженца Подолии. Информацию о конкретных подвигах, совершённых им на фронтах Первой мировой, мне найти не удалось. Однако сражался Харжевский определённо отважно: он удостоился Ордена Святого Георгия Победоносца 4-й степени, а также орденов Святой Анны 4-й и 3-й степеней, Святого Станислава 3-й и 2-й степеней с мечами и бантом, Ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Быстро шло и его повышение в чинах: начав войну прапорщиком, к 1916-му году он был уже штабс-капитаном, а в следующем, 1917-м году получил производство в капитаны. Учитывая происхождение Харжевского и уровень его военного образования (всего лишь полковая учебная команда), можно однозначно утверждать: столь быстрой карьерой он мог быть обязан только исключительной воинской доблести. Да и "георгиев" в императорской России давали только за конкретные подвиги на поле сражения. Несколько раз в боях Первой мировой войны Харжевский был ранен.

Но после Февральской революции армия начала стремительно разваливаться. Пришедшие к власти в конце года большевики немедленно начали переговоры с немцами о перемирии, солдаты же, позабыв не только воинский долг, но и просто человеческий облик, массово начали разбегаться по родным деревням. В этих условиях Харжевский, остро переживавший за будущее страны и русского народа, решает присоединиться к Бригаде Русских Добровольцев в Яссах, формируемой полковником Дроздовским для похода на Дон, на соединение с армией Л.Г. Корнилова и М.В. Алексеева.

Владимир Григорьевич проделал в рядах бригады Дроздовского весь поход Яссы-Дон, вместе с другими дроздовцами участвовал в боях за освобождение Ростова и Новочеркасска. На донской земле бригада Дроздовского пополнилась новыми добровольцами и была развёрнута в 3-ю дивизию Добровольческой Армии. В составе этой дивизии (её командиром остался М.Г. Дроздовский) Харжевский принял участие во 2-м Кубанском Походе, а затем, в начале 1919 года, сражался за освобождение от большевиков Донбасса. Весной 1919 года белогвардейское командование производит В.Г. Харжевского в подполковники, а затем и в полковники.

В ходе наступления деникинских войск на Москву Харжевский сперва командовал батальоном в составе 2-го Офицерского стрелкового генерала М.Г. Дроздовского полка, а после развёртывания полка в трёхполковую дивизию, также получившую именное шефство генерала М.Г. Дроздовского, полковник Харжевский возглавил 2-й полк этой дивизии. В марте 1920 года вместе с Дроздовской дивизией Харжевский эвакуировался из Новороссийска в Крым.

Весной - летом 1920 года В.Г. Харжевский принимал участие в десанте на Хорлы, а затем - в наступлении врангелевских войск в Северной Таврии. Неоднократно отличился в боях. В сентябре 1920 года приказом генерала Врангеля Харжевский за боевые заслуги был произведён в генерал-майоры. В октябре 1920 года он сменил на посту начальника Дроздовской дивизии тяжело заболевшего генерала А.В. Туркула. На долю генерала Харжевского выпали последние бои дроздовцев - оборона Белого Крыма. В ходе боёв на Юшуньских позициях Харжевский возглавил ударную группу (в состав которой входили 1-й и 2-й Дроздовские полки), которой ставилась задача прорвать фронт красных, занять Армянск и Перекоп, окружить прорвавшиеся в Крым большевицкие части и уничтожить их. Главный удар Харжевский поручил 3-му батальону 1-го Дроздовского полка.

Поначалу наступление дроздовцев развивалось успешно. В 6 утра 28 октября 1920 года им удалось прорвать фронт, и белые погнали большевиков. Бойцы генерала Харжевского взяли в плен более 1000 солдат противника и захватили два орудия. Однако конница генералов Барбовича и Гусельщикова, которая должна была поддержать наступление, не смогла прибыть вовремя. Большевики же, имея колоссальное численное превосходство, подтянули резервы и остановили дроздовцев, а затем начали теснить их с двух сторон. Два броневика красных ворвались Харжевскому в тыл. Последнее наступление Дроздовской дивизии захлебнулось. Дивизия понесла тяжёлые потери, однако это сражение не было напрасным: наступление большевиков на Юшуньские позиции удалось задержать, что способствовало организованной погрузке врангелевских частей на транспорты.

Вместе со своими дроздовцами В.Г. Харжевский организованно погрузился в Севастополе на транспорт "Херсон" и эвакуировался в Константинополь. Вместе со своими дроздовцами, которых в Галлиполийском лагере из-за больших потерь пришлось снова свернуть в полк, Харжевский прошёл через Галлиполийское сидение, а в 1921 году эвакуировался в Болгарию, где прожил до 1924 года.

Как и многие белогвардейцы, Харжевский рассчитывал по весне 1921 года возобновить борьбу за освобождение России. Но бывшие союзники по Антанте белых фактически предали и содействовать их переброске обратно на Родину отказались. Армии пришлось рассредоточиться и перейти на самообеспечение, а чтобы сохранить её кадры от распыления в обывательской среде эмигрантов, Врангель создал Русский Общевоинский Союз.

В сентябре 1924 года Харжевский покинул Болгарию и переехал в Прагу. К этому времени он уже занимал в составе РОВС значимое положение - заместитель председателя общества Галлиполийцев в Болгарии и председатель суда чести офицеров гарнизона города Севлиева. Смена места проживания не привела к отходу Харжевского от деятельности эмигрантских организаций, тем более, что в Праге было своё землячество Галлиполийцев. Владимир Григорьевич играл заметную роль в деятельности этого землячества, к середине 1920-х годов он возглавил все организации Галлиполийцев в Чехословакии.

В Праге Харжевский смог, наконец, снова вернуться в своему первоначальному профессиональному выбору. Он окончил Горный институт и стал работать горным инженером. Работа его была связана с частыми командировками, которые Харжевский использовал для поддержания связи между офицерскими эмигрантскими организациями Чехословакии и Болгарии. Организовывал он также и приезды в Чехословакию генерала А.П. Кутепова, его выступления перед белоэмигрантами. Имеются некоторые сведения, что Харжевский занимался и подпольной деятельностью по линии Кутеповской организации, подчинённые Харжевскому диверсанты проникали на территорию СССР, совершали покушения на чиновников большевистской власти, предупреждали кутеповскую агентуру о возможных провалах - в частности, пытались предостеречь дроздовца П.М. Трофимова о грозящей ему опасности со стороны одной из иностранных разведок. Трофимов предостережениям не внял - и был захвачен чекистами.

После похищения и убийства генерала А.П. Кутепова нелегальную работу Владимиру Григорьевичу пришлось свернуть. Тем не менее, контакты с РОВСом и подчинёнными ему организациями Харжевский сохранил.

В 1938 году Чехословакия была оккупирована нацистской Германией. С нацистами Харжевский сотрудничать категорически отказался. Проигнорировал бывалый дроздовец и деятельность Комитета Освобождения Народов России, созданного под патронатом немцев А. Власовым. К моменту Пражского восстания и прихода советских войск в чешскую столицу - самого Харжевского Праге в это время уже не было. Опасаясь, что советские органы контрразведки не упустят случая расправиться с ним за его белогвардейское прошлое (учитывая судьбу генерала Войцеховского, отказавшегося также помогать немцам, можно однозначно утверждать, что не зря опасался), Харжевский покинул территорию Чехословакии.

С 1945 года Харжевский жил и работал в Марокко, где служил бухгалтером в фирме "Рено", а с 1956 года переехал в США. Там Харжевский стал одним из соучредителей знаменитого белоэмигрантского журнала "Перекличка". Надежда на новый освободительный поход против большевизма постепенно таяла: возраст бывших белогвардейцев уже давал о себе знать, а западные страны налаживали с СССР дипломатические и торговые отношения, вовсе не горя желанием кого бы то ни было "освобождать от большевизма". Вывести Россию из числа ведущих геополитических игроков западные политики были бы не прочь, но бороться за освобождение русского народа от красных - ни в малейшей степени. Хотя вера в то, что большевистский режим рано или поздно падет не уходила от него (как и многих его соратников, что в итоге и случилось). Поэтому в послевоенные годы Харжевский сосредотачивает основные усилия на сборе и систематизации сведений о Белом Движении вообще и о борьбе Дроздовской дивизии в частности, надеясь, что когда-нибудь ему представится возможность познакомить с историей дроздовцев новые поколения русских людей. В частности, он содействует В.М. Кравченко в написании его знаменитого труда "Дроздовцы от Ясс до Галлиполи".

В 1967 году, после кончины генерала А.А. фон Лампе, В.Г. Харжевский стал начальником РОВС, однако в 1979 году по состоянию здоровья оказался вынужден покинуть этот пост. Два года спустя, 4 июня 1981 года, Харжевский скончался в Лейквуде, штат Нью-Джерси. Похоронили его на кладбище Ново-Дивеевского православного монастыря.

пруф


Комментарии   

+1 # kim.klimov 2021-05-07 16:36
Светлая память герою.
# seaman47 2021-05-08 16:54
США, главная вражина для патриотического россиянина, приютила тысячи россиян.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.