fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.25 (2 Голосов)

2 сентября 1923 г.
Подлежит возврату
Снятие копий не разрешается
В начале августа с.г. возникло массовое брожение и все нарастающее проявление недовольства среди рабочих некоторых промышленных центров (главным образом Москвы) и железных дорог. Темп и размах стачечного движения, поскольку они выявились к настоящему моменту, свидетельствуют о том, что движение носит серьезный характер, что оно определено тяжелым материальным положением рабочего класса. В нижеприведенном обзоре дается сводка данных о рабочих волнениях в последние недели и о деятельности подпольных оппозиционных антикоммунистических групп, выявляющих все усиливающиеся тенденции к овладению настроением рабочих в своих целях.
По имеющимся в распоряжении ГПУ данным положение представляется в следующем виде:
Движение рабочих в Московском ж.д. узле
Общее настроение рабочих на Московском узле до июля с.г. следует признать сравнительно спокойным, так как к этому времени имели место только отдельные инциденты в марте и апреле месяцах, в частности на ст. Москва Бел.-Балт. ж.д. и К.-В ж.д. Однако начиная с июля месяца с.г. среди рабочих Московского узла возникает недовольство на почве низкой оплаты труда по сравнению с оплатой однородных работ в госучреждениях и предприятиях. Это движение, в особенности на Сев. ж.д., начинает возрастать и выливаться в форму открытого брожения. Основной причиной недовольства рабочих Сев. ж.д. является крайне низкая тарифная ставка рабочих даже по сравнению с другими ж.д.; это явствует хотя бы из следующих данных: в июле чернорабочий на Сев. ж.д. получал от 1500 до 2500 руб., мастеровой от 3000 руб. до 5000 руб., тогда как Бел.-Балт. ж.д. чернорабочий — 3300, а мастеровой от 5000 до 12000 руб. Недовольство рабочих усиливалось, помимо крайне низкой зарплаты и тем обстоятельством, что рабочие некоторых категорий на транспорте 1-й, 2-й и 3-й категорий (несдельников) получали меньше, чем хотя бы безработные; кроме этого недовольство разжигалось непродуманными статьями и даже обещаниями, как в прессе, так и от лица профсоюзных организаций, увеличения зарплаты, каковые остались невыполненными.
Эти объективные условия естественно создавали почву как для придания недовольству рабочих характера массового движения, так и для использования в некоторых случаях движения со стороны антисоветских элементов, каковые и пытаются придать недовольству и брожению рабочих характер организованного движения с определенной антисоветской окраской.
Такой вывод наиболее применим в отношении Северных ж.д., где в дополнение к отмеченному выявились еще и следующие чрезвычайно благоприятные для забастовочного движения моменты: слабая парт, и профработа, отсутствие связи ответственных работников с массами, растерянность и дезорганизация в самой среде коммунистов, доходящие до того, что, как это имело место на общем собрании рабочих первого участка В.С. ж.д. от 30 августа, коммунисты выступали друг против друга и даже затеяли было между собой рукопашную; приходится отметить и такие акты, как выступление коммунистов в контакте с беспартийными, что напоминает поведение ряда ячеек в Петрограде и Кронштадте весной 1921 г. Можно констатировать, что железнодорожные партийные и профессиональные организации (пример С. ж.д.) проглядели нараставшее с июля с.г. недовольство рабочих и не предприняли заблаговременно соответствующих мер.
Переходя к выявлению конкретных обстоятельств, связанных с забастовочным движением на С. ж.д., отмечаем следующие наиболее характерные акты: еще в июле месяце «Цектран» получил протокол якобы общего собрания инициативной группы по улучшению быта транспортников, в котором по докладу несуществующего Юрченко было якобы постановлено образовать союз борьбы за улучшение быта железнодорожников. В связи с этим обстоятельством никаких конкретных мер принято не было. В рабочие массы продолжают проникать темные и неясные слухи о мерах правительства к уравнению зарплаты жел. дор. с тяжелой индустрией. То так как никаких реальных мер рабочие не видели, недовольство нарастает и наконец, 9 августа с. г. выливается в форму бурного собрания рабочих и служащих 18-го участка.
Собрание это вынесло резолюцию — просить Дорпрофсож принять меры к уравнению ставок железнодорожников со ставками металлистов. Однако и после этого ни Дорпрофсож ни Учкпрофсож не приняли (или не могли принять) мер к успокоению рабочих, вследствие чего брожение среди них усилилось. Следует указать также и на то обстоятельство, что ячейка РКП 18-го участка, состоящая из 58 человек на 1750 рабочих и служащих, точно так же не предпринимала никаких мер к успокоению рабочих, наоборот, в ней была заметна определенная растерянность перед назревшим брожением рабочих.
Последующие собрания 18-го и 1-го участков от 29 августа и 30 августа были многолюдны и крайне бурны; отдельные выступления на этих собраниях уже носили ясно антисоветский характер. 30 августа часть рабочих 18-го участка к работе не приступила. Остальные цехи не работали и волынили, но среди части рабочих наблюдался перелом, вследствие чего рабочие приступили к концу дня к работе в чаянии удовлетворения своих требований о повышении зарплаты.
Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что возникшее на С. ж.д. на чисто экономической почве забастовочное движение вследствие того, что проф. и парт, организации не успели вовремя овладеть таковым, приняло широкие размеры и в своих отдельных моментах получило отпечаток антисоветских выступлений. Последние носили особенно яркий характер на собрании 18-го участка от 29 августа, на котором присутствовало 1200 человек и при наличии групп рабочих от Казанской, Курской, Александровской и Николаевской ж.д., под председательством быв. коммуниста Ежака, превратившегося ныне в черносотенца и антисемита. Коммунистам на собрании почти не давали говорить; бросались призывы к приостановке работы всего Московского узла и собрания всех ж.д. на Каланчевской площади («советских буржуев, дескать, некому защищать»), т.е. призывы к открытому демонстративному выступлению.
Эти обстоятельства, в особенности в связи с появлением на собрании рабочих лиц, не имеющих отношения к ж.д., заставляют сделать вывод о том, что забастовочное движение, возникшее в связи с требованием рабочих об увеличении зарплаты, принимает ныне характер организованный и выявляет наличие определенных групп, ставящих своей задачей вызвать на почве тяжелого материального положения ж.д. рабочих забастовку всего Московского узла.
1 сентября с.г. ГПУ перехвачено обращение в Дорпрофсож, имеющее несколько сот подписей правленцев Сев.ж.д., конспиративно собранных и содержащее призыв к борьбе за улучшение безвыходно трудного положения ж.д. рабочих и служащих; обращение это заключает в себе также призыв к общему собранию рабочих Московского узла на 3 сентября с.г. Установлено, что это обращение было передано служащими Сев. дороги в управление Казанской дороги.
Кроме этого, ГПУ выявлена группа в 19 человек, играющая активную роль в забастовочном движении. Получены сведения о подготовляющейся стачке на Киевском ж.д. узле и о сильном брожении на Екатеринославском узле, а также о вторичном брожении на Харьковском узле.
31 августа с.г. возникла волынка на главных мастерских Курской дороги.
Забастовочное движение в промышленных предприятиях
Что касается забастовочного движения на Московских фабрично-заводских предприятиях, то о последнем имеются следующие данные: в течение последних трех месяцев в Москве наблюдается резкое повышение недовольства рабочих низкой зарплатой; недовольство это влечет за собой волынки и забастовки на различных предприятиях (аналогичные сведения имеются, между прочим, и о Сормове, где 24 августа вспыхнула стачка на Сормовском заводе по этой же причине, а также вследствие несвоевременной выдачи зарплаты). В Москве, однако, до 2-й половины августа подобные явления (волынки и забастовки) носили единичный характер и почти замыкались в среде печатников. Вторая же половина августа дает резкое повышение числа волынок и забастовок, причем таковые захватывают почти все отрасли производства; в августе имели место забастовки и волынки на следующих заводах и фабриках: «Серп и Молот» (б. Гужон), «Красный Путь», «Русскабель», «Морзе», «1 -й Госпротезный завод», «Ткацкая фабрика имени Урицкого», «Ситценабивная
фабрика Циндель», «1-я Госколбасная фабрика», «Красный богатырь», «7-я типография Мосполиграфа», «Типография новая деревня», «Завод Михельсон», «Прохоровская мануфактура», «Завод Парастрой» идр. предприятия.
Из всех перечисленных здесь случаев волынок и забастовок наиболее характерными в смысле организованности являются стачки, имевшие место на предприятиях «Гужона» и «Б. Циндель».
Забастовка на Гужоне продолжалась два дня, и только заявление администрации завода о том, что завод будет закрыт, если не начнутся работы, заставило забастовщиков приступить к работе. (На этом заводе, согласно сообщению т. Лутовинова от 7 августа (см. ниже) имеется сильная ячейка Мясниковской «Рабочей Группы».)
Не менее характерна забастовка на фабрике Б. Цинделя. Здесь брожение началось со второй половины августа, причем таковое было вызвано недовольством рабочих зарплатой. Потребовав увеличения последней, рабочие объявили, что, если в течение трех дней зарплата не будет повышена, они объявят забастовку. Ввиду того, что профсоюз и трест отказали рабочим в их требовании, рабочие на общем собрании объявили стачку. Забастовка продолжалась до 29 августа с.г. и, как на заводе «Гужон», была прекращена только вследствие заявления администрации о том, что фабрика будет закрыта, если не начнут работать. Особенно характерным в отношении этой забастовки следует признать то обстоятельство, что в забастовку были втянуты все рабочие, и что ей открыто руководил стачечный комитет из 4-х установленных лиц, который завязал сношения с рабочими Трехгорной мануфактуры и созывал собрания рабочих. Нелишне отметить и то обстоятельство, что как и на Сев.ж.д., одним из главных руководителей забастовки, членом забастовочного комитета здесь был бывший член РКП. В связи с этой забастовкой были некоторые волнения и на Трехгорной мануфактуре, где расклеивались воззвания с призывом поддержать бастующих Циндельцев.
В ряде других сообщений с заводов за последнее время обращает на себя внимание сообщение об убийстве на лесопильном заводе «Братцево» на антисемитской почве рабочим Дружининым при соучастии рабочего Левицкого и с ведома трех других рабочих — механика еврея Штейнвука. В отношении этого дела, между прочим, установлено, что убийство это было заранее подготовлено, и указанная группа рабочих открыто грозила избиением евреев.
Сопоставляя все эти данные с заявлением т. Лутовинова тов. Дзержинскому от 27 августа с.г. (см. ниже) о том, что Мясниковская «Рабочая Группа» стремится ныне подойти к рабочим массам вплотную, выставляя своим очередным ударным лозунгом борьбу за увеличение зарплаты, можно предположить прямое участие в забастовочном движении организации «Рабочей Группы», хотя таковое участие пока конкретными фактами и не установлено. Однако такие, например, явления, как антисемитское настроение рабочих на собраниях, искусственно создаваемое лицами, пытающимися придать забастовочному движению характер антисоветских выступлений, и призывы к прямому действию в форме массовой демонстрации на Каланчевской пло-
щади, позволяют допустить предположение о причастности к забастовочному движению Мясниковской «Рабочей Группы», так как таковая, согласно различным хорошо проверенным сведениям, заражена антисемитскими настроениями, и, по словам Лутовинова, сама подготовляет массовую демонстрацию рабочих, подобную демонстрации 9 января 1905 года.
Равным образом подозрительным в смысле весьма вероятного участия «Рабочей Группы» в нарастающем ныне в Москве забастовочном движении является и то обстоятельство, что само движение принимает ныне формы организованного движения со стачечными комитетами (Циндель), воззваниями и т.п., каковые могут иметь место только при наличии руководящего и организующего центра.
Наиболее будирующим элементом, как на жел. дор., так и в конфликтах на предприятиях, являются рабочие, присланные с Биржи Труда. И в конфликтах на М.-Каз. ж.д. у Б. Циндель, в Трехгорной м-ре они играли активную роль, выступали иногда в роли и застрельщиков, и руководителей.
Деятельность «Рабочей Группы РКП», «Рабочей правды»
и «Рев. Комм. Раб. оппозиции России» (Коммунист, раб. партии)
1. «Рабочая Группа РКП»
В конце декабря 1922 года (в ноябре-декабре) началось распространение первого номера «Рабочей Правды». Литература эта посылалась в адрес фабзав- комов различных фабрик и заводов. В частности, только за один день (11.12.22) политконтролем ГПУ было задержано в Петрограде двенадцать пакетов с журналом «Р.П.», адресованных фабзавкомам следующих заводов и фабрик: Балтийского, Розенкранца, 1-й Гос. Табачной фабрики, Трубочного, Артиллерийского, Охтинского, Лафери, Скороход, Невской Нитяной мануфактуры, Путиловского, Треугольника. В то же самое время политконтролем была обнаружена рассылка «Рабочей Правды» по крупным заводам и типографиям Москвы и провинции: в Ярославль, Тулу, Пензу, Нижний Новгород, Кострому и др. города. Почти во всех обнаруженных случаях «Рабочая Правда» отправлялась в адрес фабзавкомов; кроме этого, зарегистрировано два случая отправления журнала «Р.П.» губернским пролеткультам в Тверь и в Иваново-Вознесенск.
Перехваченные политконтролем экземпляры «Раб. Правды» рассылались по почте из Петрограда, что дает некоторые основания предполагать о нахождении центра распространения «Р.П.» в Петрограде. Однако не исключена возможность и того, что главным пунктом для рассылки «Р.П.» Петроград избран в целях законспирирования центра организации, находящегося в Москве.
В общем можно констатировать весьма широкое распространение № 1-го «Р.П.». Однако не установлен факт его глубокого проникновения в рабочую массу. Авторы «Р.П.», по-видимому, стремились, главным образом, к тому, чтобы путем широкой рассылки своего произведения по учреждениям и фабзавкомам возвестить о своем существовании.
Произведенной на местах, в связи с распространением «Рабочей Правды» разработкой, обнаружен следующий характерный факт. В Костроме выявлена «Революционно-Коммунистическая» группа РКСМ, состоящая из 53 человек, каковая ставит своей целью борьбу (террористическим путем) с зарвавшимися представителями соввласти, попавших под влияние нэпа и уклонившихся от идеологии коммунизма.
Переходя к выявлению наиболее существенных моментов в разработке по делу «Р.П.» и «Рабочей Группы», отмечаем:
Брошюра Мясникова «Тревожные вопросы» была обнаружена в марте 1923 г. при обыске у активного меньшевика Беловского, который показал, что он получил ее от одного коммуниста, фамилию которого назвать отказался.
Произведенным по данному делу расследованием установлено, что с Беловским имел связь Митин, который, согласно его собственным показаниям, знает Беловского с 1917 г. О Беловском Митин на допросе от 19.03 с.г. показал, что Беловский — видный деятель РСДРП. Тем не менее Митин хлопотал перед т. Калининым и ГПУ об освобождении Беловского из-под стражи. Произведенным у Митина обыском обнаружено 2 экз. «Обращения группы» «Р.П.» и один экземпляр тезисов «Рабочей Группы». При дознании Митин показал, что «Собрание “Рабочей Правды”» лично передал ему Лованов Михаил Иванович, а тезисы — Владимиров (Зампред Главметалла), причем заявил, что «Рабочая Правда» безусловно, имеет связь с тезисами «Рабочей Группы». Вместе с этим Митин показал, что отобранная у Беловского брошюра «Тревожные вопросы» принадлежит Владимирову, который сделал в тексте некоторые пометки. Выявляя дальнейшую связь Митина с меньшевиками, ГПУ обнаружило у активной меньшевички Сандомирской — жены Беловского (о которой Митин на допросе показал, что знает как старую меньшевичку) — записку на имя активной меньшевички Лурье, в которой указывалось, что она должна пойти к Митину, а последний — к Рязанову с тем, чтобы добиться освобождения Беловского. Этот факт, устанавливающий связь Митина с меньшевиками, приобретает тем большее значение, что по донесению Юж. Ок. ТОГПУ от 22.05. с.г., воззвания группы «Рабочая Правда» были обнаружены у ряда членов Одесской организации РСДРП.
Что же касается Рязанова, подавшего в ЦК жалобу на то, что ГПУ установило за ним наблюдение, то ГПУ в свое время указало на полную неосновательность заявления Рязанова. Здесь же следует отметить факт признания самим Д. Рязановым в ЦК РКП его участия в редактировании и исправлении текста «Тревожных вопросов» Мясникова.
В период января-марта месяцев с.г. ГПУ были получены сообщения, что до ХII съезда РКП в Москве имел место ряд собраний б. членов «Рабочей оппозиции» на квартирах Орлова, Кашкарева, Чернова, Медведева и Михайлова (из «Метрона»), На этих собраниях особенно активную роль играл Орлов (Зампред ГУВП). Эти собрания посещали: Медведев, Шляпков, Лутовинов, Невский, Владимиров, Правдин, Залесский, Кушнер, Чернов и др. На одном из этих заседаний, между прочим, присутствовала группа делегатов с проходившего в то время съезда Военпрома. Собрания эти носили замкнутый характер: на одном из них Орлов сообщил, что в РКП в настоящее время, кроме его группировки, существует еще три другие подпольные группировки: 1. Молодежь, 2. Богданова, 3 Питерская группа.
По полученным сообщениям, кроме вышеуказанных лиц, на собраниях группы Орлова присутствовали: Пирейко, Каюров, Шутко, Сырцов, Челищев, Толоконцев, Голосимов, Смирнов, Шитов, Ершов, Темберг, Мартынюк, Карпов, Станкевич и ряд других лиц. ГПУ не считало возможным проверку полученных сведений и принятия мер по более близкому освещению этих собраний, так как все эти лица члены РКП.
Из сообщений об этих собраниях устанавливается, между прочим, характерный факт — антисемитизма, видимо, свившего себе прочные корни даже и в этой среде.
В общем, в период до XII съезда группа Орлова проводила на своих собраниях главным образом организационную работу по оформлению группы, причем платформу группы было поручено выработать (на собрании от 27.03.23 г.) Владимирову, Медведеву, Шляпникову и Невскому. Но ГПУ не установлено, чтобы эта платформа была принята.
Из ряда полученных сообщений об этих собраниях установлено, что в конце февраля или начале марта с.г. (во время съезда Предст. военной промышленности) на квартире Орлова состоялось совещание с представителями с мест; на совещании присутствовали представители Донбасса, Петрограда, Урала, Нижнего Новгорода, Архангельска, Вологды, Сибири. Орловым был сделан доклад, в котором он выдвинул следующие положения: вожди разложены властью и нэпом. Они не выражают нужд и воли раб. класса. Масса им не доверяет и не должна доверять. Это не болезнь партии, а крушение ее политики. Нужна новая революция снизу. Партия действует методами охранки. Нужно признать необходимость перехода в подполье. В прениях по докладу указывалось, между прочим, на то, что евреи захватили в свои руки руководящие посты, и что нужно выбить из их рук портфели; такова воля рабочего класса; вместо диктатуры лиц и групп необходима диктатура класса. Против декларации Орлова высказывались представители Питера и Архангельска, а также т. Правдин. На совещании было указано на то, что группа имеет связи со многими губерн. организациями и в руководящих кругах ЦК Союзов, в особенности союзов химиков, металлистов, пищевиков, текстильщиков и строителей.
Наряду с этим Мясников к X съезду уже выступает с манифестом от имени созданной им «Рабочей Группы» РКП. Обнаружено это т. Никоном, которому Бакинская делегация передала «манифест» полученный последней ot члена РКП Маха (члена этой «Рабочей Группы»),
В ряду других сообщений о деятелях «Рабочей Группы» следует указать на сообщение Шляпникова и Медведева т. Фоме в июле с.г. По словам Шляпникова и Медведева «Обращение Рабочей Группы» написано Мясниковым в тюрьме. Далее Медведев сообщил, что он вместе с Шляпниковым был 2 раза на собраниях рабочих (один раз в лесу), причем они оба выступали против фантастической программы организаторов собрания. Перелистывая «Рабочую Правду» № 2 и воззвание «Где правда», Медведев заметил Шляпникову, что «Рабочая Правда» использовала его критику и речи об экономике и поместила  ее в главе о зарплате. Здесь же Медведев и Шляпников сообщили, что «Рабочая Правда» — это группа разложившихся интеллигентов с участием Богданова. С этой группой связаны и некоторые рабочие из Пролеткульта.
По их словам, центр «Р.П.» находится в Петрограде, откуда и рассылается ее литература: О «Рабочей группе» и «Р.П.» — по словам Медведева и Шляпникова,  отлично знают в ЦК и в ГПУ.
Шляпников и Медведев заявили, что если ЦК от них того потребует, они заклеймят «Рабочую Правду» и «Рабочую Группу» как провокацию.
Переходя к выявлению работы лиц, вероятно, причастных к Мясниковской  «Р.Г.», на отдельных московских фабрично-заводских предприятиях отмечаем следующие акты. На заводе «Икар», на котором ранее работали ныне исключенные из РКП и из профсоюза металлистов Демидов и Берзина, существует активная ячейка «Р. Г.», часто устраивающая совещания в кабинете директора завода Петрова; совещания эти носят чрезвычайно конспиративный характер. Из этой группы установлены: Демидов, Берзина, Глаголев (б. с-р, ныне член РКП), Баранов и др.
Штабом этой организации в Баумановском районе являлась квартира Берзиной (ранее собрания проходили на квартире Демидова). Одно из таких собраний имело место 20.07. с.г., причем в нем принимало участие до 35 человек;  следует отметить, что в августе прошлого года на квартире Берзиной, по-видимому, на каком-то совещании присутствовали: Шляпников, Медведев,  С. Демидов, Яковлев (б. завед. Собесом в Баумановском Совете) и др.
На заводе «Икар» распространялись воззвания «Р.Г.», причем, вероятно, причастными  к деятельности ячейки «Р.Г.» на заводе, помимо Берзиной и Демидова,  являются следующие лица: Дорин, Семенов (исключен из РКМ),Анисимов, Марков — технический секретарь ячейки РКП, Потапов — член ячейки. Ком. ячейка «Икар», между прочим, недавно провалила на собрании вопрос о золотом займе.
Другой ячейкой «Р.Г.» в Баумановском районе является, вероятно, ячейка на заводе «Мастяжарт». В ячейку эту входят исключенные из РКП рабочие: Васильев, Мироедов, Хотянович, Абрамов, Раков, Бадаев, Шнырев, Овчинников,  Евсюков, Зиновьев и др. Собрания этой ячейки устраивались на квартире Кураева (также исключенного из РКП). Характерным моментом в работе ячейки «Р.Г.» на заводе «Мастяжарт» является вовлечение в ее работу группы беспартийных, которые раньше были взяты на учет ячейкой РКП, как сочувствующие.
На заводе имеется до 40-50 человек, исключенных из РКП.
Демидов и Берзина имеют связь и с этой ячейкой «Р.Г.», причем в бытность Берзиной секретарем ячейки РКП на одно из собраний ячейки был приглашен Мясников, который на cобрание не пришел, вследствие чего таковое было распущено.
По получении сообщения в Баумановском районе существуют, помимо указанных, вероятные ячейки «Раб. Гр.» на следующих заводах:
1. Завод Амстро. Участие принимают бывший член РКП и б. Пред. Завкома Миронов, член Райсовета Каштауров. Группа поддерживает связи с Берзиной и Демидовым.
2. Русско-Американский завод. В группе участвуют: Макарусь, Афанасьев, и нек. др. Выступают открыто на собраниях с критикой компартии и Советской власти.
3. Фабрика «Октябрь» (Красе, аппретурная). В группе: исключенные из РКП Лисов, Семенова-Кргольская. Организуют вокруг себя беспартийных рабочих и обрабатывают некоторых членов РКП (к ячейке РКП на этом заводе прикреплен И. И. Кутузов).
4. Баумановское районное отделении Центросоюза. Оппозиционная группа существует в самой ком. ячейке. Активно работают: Шавтовалова (одна из бывших лидеров раб. оппозиции в Баумрайоне), Ильин и некоторые другие. Шавтовалова была меньшевичкой до 1919 г. Шавтовалов находится в постоянной связи с Берзиной.
Некоторые сведения о Бауман, районе указывают на то, что в этом районе, возможно, сосредоточен Московский (гор.) центр Мясниковской «Рабочей Группы». Ячейками группы на заводах ведется интенсивная работа по вовлечению беспарт. рабочих в cвоих группы. Эти ячейки используют движение рабочих за повышение зарплаты и выдвигают вопрос об увеличении зарплаты в качестве своего боевого лозунга.
Из других заводов, предприятий и учреждений, где были обнаружены лица, причастные к «Раб. Гр.», выделяются следующие.
1. «Метрон» — директор его Михайлов устраивал на своей квартире собрания,  очевидно «Р.Г.», на которых весной с.г. присутствовали: Медведев, Шляпников, Мясников, Демидов и др. Михайлов выступал на собрании рабочих  против золотого займа. С «Метроном», по-видимому, имеет связи (не вполне выясненную) Богданов, так как установлено, что он конспиративно посетил этот завод в последних числах августа.
2. Фабрика «Габай» (Ява). Здесь установлен факт распространения платформы  «Рабочей Группы». На фабрике, очевидно, существует ячейка «Р.Г.».
3. Машинотрест. Сотрудник его Вальков сообщил, что он получил манифест «Рабочей Группы» и что в МСНХ есть сплоченная внутрипартийная подпольная  организация. Фамилии лиц, связанных с организацией, Вальков не назвал.
4. Текстильный институт. Здесь распространением платформы «Р.Г.» занимались Бондарчик, Якунин. Есть предположение о причастности к этой работе Левитас (быв. лидер раб. оппозиции в Бауман, районе). Есть подозрения о связи с этой группой И. И. Кутузова. Считаем необходимым отметить, что Кутузов, по полученному сообщению, дал Берзиной и Демидову путевки в санатории Крыма.
5. 1-й Московский государственный университет. Существует оппозиционная группа, устраивающая иногда собрания тайно от райкома и ЦБ студенчества. К ней причастны: Заликин, Ефретов, Клевленко. Заликиным весной  был приглашен на собрание ячейки Медведев О., явившийся на собрание.
6. Московское Высшее Техническое Училище. 17.03 к Новову, входившему в группу Орлова, явился по поручению последнего представитель ячейки МВТУ Афанасьев с просьбой прислать на очередное собрание ячейки, на котором должно было обсуждаться письмо В. И. (о Рабкрине) докладчика от группы, каковым явился Кушнер. Из других сведений о Московском Высшем Техническом Училище отмечаем сообщение о том, что в общежитии Рабфака на Домниковской ул. было устроено в середине июля с.г. тайное совещание группы членов РКП Вестака, Гречишникова, Шеханова и Заярнова; совещание это носило ярко оппозиционный характер.
Из сообщения от 30.08 установлено, что студент МВТУ Сорнин (исключенный из РКП за причастность к группировке Мясникова и арестованный в свое время вместе с последним в Перми), на квартире которого остановился  студент Лазунин активный работник РКСМ, подверг Лазунина обработке в Мясниковском духе, причем Лазунину здесь были даны для ознакомления листовки и манифест «Рабочей Группы». Со слов Лазунина известно о существовании в МВТУ организации Мясникова.
В ряду отдельных сообщений о «Рабочей Группе» отмечаем следующее:
1) Хохлов, старый партиец, рабочий (из Лихобор на ОЖД), имевший тесную связь с Мясниковым и получивший от него «Тревожные Вопросы», пытался вовлечь в «Рабочую Группу» т. Амосова (ЦК железнодор). Хохлов заявлял, что он работает в организации, в которую входят до 500 человек; эта организация, по его словам, имеет связь с рядом ячеек, члены которых готовы по первому зову выйти из партии. Сообщение это приобретает особое значение при сопоставлении его с заявлением Михайлова из «Метрона» о том, что группа связана с 14-ю ячейками Краснопресненского района, члены которых готовы организованно, по соответствующей директиве, выйти из партии.
2. Никифоров — член РКП, приехавший недавно из Томска и работающий в Главлите, сообщил одному партработнику Бауман, района, что ему предложили  принять участие в подпольной организации «Рабочей Группы», формирующейся по типу пятерок. Когда он хотел продолжать об этом разговор, то находившийся при этом Верхотуров, член РКП, старый махаевец, работающий в Отнаробразе Хамовнического района, одернул его, предложив об этом не болтать. Из последних сообщений видно, что Никифоров примкнул к этой организации.
3. Масленников — б. лидер «Рабочей оппозиции» Баумановского района, который имел близкую связь с Демидовым, лично сообщил на днях тов. Зеленскому (секретарю МК), что считает своим долгом предупредить партию о растущей для нее опасности в лице «Р.Г.». Он сообщил, что если весной этого года он присутствовал на собрании группы, где было до 30 человек, если  до его отъезда в отпуск — три месяца тому назад, он был на одном собрании, где было около 60 человек, но после возвращения из отпуска он присутствовал  недавно на собрании, насчитывавшем до 400 человек. Масленников далее заявил, что лично он и Шляпников являются ныне противниками этой группы. Группа эта постановила сохранить за собой название Р.П., приняла устав и программу РКП и постановления всех партийных съездов за исключением последних трех — X, XI и XII. Члены группы настроены антисемитски. Назвать какие-либо фамилии Масленников отказался, но сообщил, что группа чрезвычайно законспирирована и разбита на десятки.
5. Особого внимания заслуживает следующее сообщение, сделанное т. Лутовиновым 27.08.23 г. в беседе с т. Дзержинским:
«Рабочая Правда» — это интеллигентская организация, связанная, так или иначе с А. А. Богдановым. Большой опасности в смысле влияния на рабочие массы и привлечения в свои ряды рабочих эта организация не представляет. Если А. А. Богданов и не руководит непосредственно работой, то во всяком случае принимает участие в редактировании их органа.
Значительную опасность представляет «Рабочая Группа». Она состоит исключительно из рабочих и руководится рабочими. Культурных сил у них почти нет. У них некому даже формулировать выдвигаемые ими положения и предложения.
Это уже более или менее сложившаяся организация. Она имеет Центральное Бюро и Московское Бюро. В Центральное Бюро входят, между прочим,  два беспартийных и один коммунист —недавно вступивший в РКП. Эта организация имеет ячейки на ряде заводов в Москве: «Гужоне», «Михельсоне», «Листе», «Бромлее» и др. Особенно значительная ячейка имеется на заводе «Гужон». На некоторых заводах их ячейки сильнее ячеек РКП.
«Рабочая Группа» побуждает рабочих, беспартийных рабочих, своих сторонников вступать в РКП и в соответствующих комячейках примкнуть к «Р.Г.». Эта организация чрезвычайно законспирирована. «Р.Г.» принято решение пока открыто не выступать, а накапливать силы для грядущих выступлений.
«Рабочая Группа» использует происходящее в настоящий момент движение рабочих за повышение заработной платы, создающее благоприятную обстановку для работы группы. Лозунг повышения заработной платы принят  «Р.Г.». «Рабочая Группа» предполагает в более или менее близком будущем организовать рабочую демонстрацию в духе демонстрации 9 января 1905 г. — шествие к Кремлю с петицией о нуждах и требованиях рабочих. Возможно, что эта демонстрация совпадет с 9 января 1924 года, но возможно, что она пройдет и раньше — в октябре-ноябре с.г.
Тов. Лутовинов бывал на собрания и «Рабочей Правды» и «Рабочей Группы». Недавно в Москве произошло одно собрание, на котором присутствовало до 200 человек, но на нем он не был. В последнее время «рабочая Группа»  вступила в контакт с IV Интернационалом. Главную работу по связям с IV Интернационалом в Берлине ведет Мясников, работающий в нашем Торговом представительстве в Берлине. Мясников отпечатал за границей платформу группы и воззвание. Эта платформа в отпечатанном виде сейчас распространяется и в России. «Рабочая Группа» принимает положения IV Интернационала. Главным помощником Мясникова и передаточным звеном между последним и «Рабочей Группой» в Москве является Кузнецов (исключенный из РКП).
Тов. Лутовинов считает, что путем репрессии разрушить эту организацию и ее работу нельзя, хотя он в принципе и не отрицает необходимость репрессий. Он считает, что здесь необходима большая агитационная работа для разложения
группы. Он выразил пожелание, чтобы в его распоряжение был предоставлен через МК и ЦК ряд товарищей, которых он попытался бы связать с ячейками «Рабочей Группы», не в розыскных целях, а для внесения в эти ячейки разложения, для выступлений на собраниях с контртезисами и пр. Группа хотела бы иметь Лутовинова в качестве своего лидера.
Это сообщение в сопоставлении с заявлением Масленникова тов. Зеленскому подтверждается имеющимися в ГПУ сведениями о росте организаций «Рабочей Группы» и о том, что ячейки «Р.Г.» существуют на целом ряде фабрично-заводских предприятий. Эти сообщения свидетельствуют о том, что идеология и организация «Рабочей группы» в настоящем их виде перешли через голову некоторых  бывших членов Рабочей оппозиции, в том числе и Лутовинова, Шляпникова  и др. и что те из бывших деятелей «Рабочей оппозиции», которые вместе со Шляпниковым, Орловым и Владимировым были первыми застрельщиками возникновения подпольных ячеек и которые фрондировали на тайных собраниях до XII съезда, — ныне, поняв действительное значение и действительную опасность игры в оппозицию — уже не имеют возможности регулировать и направлять возникшее подпольное движение, что и привело их к вышеприведенным заявлениям об их отмежевании от организации «Рабочей Группы».
Вернувшийся недавно из-за границы т. Близниченко (бывший видный деятель рабочей оппозиции) сообщил следующее: из его личных разговоров с Мясниковым устанавливается, что в Берлине Мясников старается через Маслова, Шиллера и некоторых других деятелей левого крыла Германской компартии воздействовать на это крыло. Мясников вошел в контакт с одним из руководителей группы IV Интернационала в Совроссии Румыновым (см. ниже). Манифест «Раб. Гр.» переведен на главные европейские языки, перепечатан  и рассылается в сотнях экземпляров. Манифест перепечатывали машинистки нашего Торгпредства. Транспортируется манифест в СССР через дипкурьеров. Мясников предложил Близниченко захватить с собой для распространения  в СССР 500 экземпляров манифеста. «Рабочая Группа» имеет Временное Центральное Бюро; работает широко, получает из каких-то источников деньги в иностранной валюте; ставит в настоящее время работу, помимо СССР, также на Англию и Францию. В Москве главной связью Мясникова является Кузнецов и жена Мясникова.
В отношении распространения «Рабочей Правды» и платформы «Р.Г.» можно  ответить, что поскольку первый № «Р.П.» и платформа «Р.Г.» имели весьма  широкое распространение по всей России в конце 1922 года, поскольку № 2 «Рабочей Правды», воззвание «Р.П.» и воззвание «Р.Г.» началось приблизительно в мае-июне с.г., причем № 2 точно так же, как и № 1, рассылался в адрес различных фабзавкомов (Сормов. завод, Ярцев, мануфактура, Вязьма, водокачка
и пр.). В отношении распространения этих изданий следует отметить характерный факт: «Рабочая Правда» иногда получалась адресатами одновременно  с платформой «Раб. Гр.», что указывает на контакт между этими организациями.
Считаем необходимым отметить опубликование в № 28-29 «Революц. России» (ЦО партии с-р) за июль-август с.г. следующей заметки из Москвы:
«Рабочая оппозиция» быстро растет. Разочаровавшись в большевизме, она ищет друзей и мечется из стороны в сторону.
Вот любопытный пример. Образовавшаяся среди рабочих одного из механических  заводов Москвы нелегальная группа «Рабочей оппозиции» обратилась к с-рам с просьбой о взаимной согласованности работы. Московское  Бюро ПСР разрешило своей рабочей группе, имеющейся на упомянутом предприятии, давать разного рода разъяснения и указания по тем вопросам, по которым не коренится никакого как технического, так и принципиального расхождения между ней и рабочей оппозицией.
Представители упомянутой группы «Рабочей оппозиции» заявляют, что эсеры им гораздо ближе и роднее, чем обуржуазившаяся коммунистическая партия, в рядах которой они не только состояли, но за «идеал» которой они пролили свою кровь. Этот факт действительно имел место. ГПУ ведется агентурное расследование этого дела.
«Рабочая Правда»
На основании ряда сообщений, полученных из разных источников, можно констатировать, что Богданов и его группа по Пролеткульту и по «Октябрю Мысли» имеет прямое отношение к «Рабочей Правде».
То обстоятельство, что Богданов имеет прямое отношение к подпольным группировкам и, в частности, к «Рабочей Правде», явствует также из того, что при сопоставлении тезисов Богданова об «Организаторской интеллигенции» с основными положениями «Р.П.» (воззвание и 2 номера журнала) устанавливается наличие идеологической связи между Богдановым и «Р.П.». Эта идеологическая связь подтверждается, помимо совпадения отдельных положений «Р.П.» и Богданова также тем обстоятельством, что во многих местах тезисы Богданова и тезисы «Р.П.» имеют и чисто внешнее сходство в смысле использования аналогичных терминов.
Богданов неоднократно развивал к кругу своих учеников ту мысль, что между буржуазией и пролетариатом стоит класс технической интеллигенции, класс организаторов, к каковому и должна перейти от буржуазии власть после ее разгрома. С точки зрения Богданова, ошибочно утверждать, что и у нас, и на Западе происходит пролетарская революция. По их мнению, революцию действительно делает пролетариат, но плодами ее пользуется техническая интеллигенция — класс организаторов. Отсюда богдановцы и приходят к заключению  о необходимости второй революции для перехода власти действительно в руки пролетариата. Соввласть, по их мнению, власть отнюдь не пролетарская; это власть технической интеллигенции, опирающейся на рабочих и крестьян.
Признавая, что никакой другой власти в России в настоящее время быть не может, богдановцы полагают, что задача каждого борца за пролетарский строй — это культурно развивать и подготавливать рабочий класс к будущему восприятию власти.
Отличие социально-политической концепции богдановцев от концепции «Рабочей Группы» заключается в том, что богдановцы отнюдь не выдвигают вопроса о необходимости преимущественного вхождения рабочих в аппарат управления государством. Наоборот, они считают такое вхождение «утечкой» из рядов пролетариата, расслабляющей и развращающей пролетариат, как класс. Предоставляя же РКП, как партии господствующей интеллигенции, управление, богдановцы для отстаивания чисто классовых интересов пролетариата  считают необходимым организоваться в новую чисто пролетарскую партию.
Сам Богданов считает реализацию этой мысли о сформировании новой рабочей партии в нынешних условиях несколько преждевременной, однако  идущая за ним молодежь, рвущаяся перейти от слов к делу, настаивает на ускорении к таковому переходу. По словам нашего осведомителя, ученики Богданова в последнее время обращаются к нему с вопросом: «Не пора ли», на каковой Богданов будто бы отвечает отрицательно.
Согласно сообщению из того же источника, один из ближайших учеников  Богданова Арватов получил в июне последнее издание «Рабочей Правды» и якобы сжег его.
Ближайшими учениками и сторонниками Богданова по его научной работе  являются следующие лица: М.Н. Смит Фалькнер, Зандер, Канн, Арватов,  Милонов — все работники Пролеткульта. С Пролеткультом же Богданов имеет теснейшую связь, являясь апологетом новой формы рабочего движения — пролеткультурного.
Точно также удалось установить некоторую идеологическую связь с «Рабочей Правдой» группы «Октябрь Мысли», организационно воплотившейся в форме общества, имеющего свой печатный орган «Октябрь Мысли».
«Октябрь Мысли» ставит своей основной задачей «изучение и разработку проблем современной культуры, связанных с процессом созидания новой коммунистической общественности». Выполняя эту задачу «О.М.» проводит самостоятельно от соответствующих партийных и профессиональных организаций  культурно-просветительскую работу, посылая своих представителей в толпу рабочей массы (Донецкий бассейн) и организуя свои ячейки на производственных  предприятиях (1-я образцовая типография Мосполиграфа).
Изучив вышедшие 5 номеров журнала «Октябрь Мысли», можно подметить  и некоторое внешнее сходство между тезисами «Р.П.» и программными положениями «О.М.», доходящее до использования одних и тех же терминов и определений.
Наблюдением за Богдановым установлено следующее характерное обстоятельство: Богданов бывает почти исключительно в коммунистических учреждениях;  чаще всего в следующих местах: Соц. Академия, «Октябре Мысли», Пролеткульте, отчасти в Институте имени Карла Маркса и Энгельса.
Считаем не лишним привести некоторые характерные данные о диспуте в Большом зале консерватории 23.08.23 г.
Диспут был на тему «Идеализм и материализм». Докладчиком был тов. Луначарский, оппонентом Александр Александрович Богданов. Выступления, как докладчика, так и оппонента носили исключительно теоретико-философский  характер. Ни докладчик, ни оппонент, выдвинувшие совершенно противоположные положения, друг с другом, однако, не полемизировали, и никто из них не коснулся положений противника. В своем заключительном слове А. А. Богданов, отвечая на поданную ему кем-то записку с запросом о том, почему нет рабочих — сторонников идей Богданова, а сторонниками последнего являются одни лишь студенты и чистые интеллигенты, сказал: «Это дело личного опыта. Я, например, знаю весьма многих рабочих — сторонников моих идей».
Следует отметить выступление профессора Института народного хозяйства  имени Карла Маркса (проф. по историческому материализму) Белоусова. Белоусов начал с того, что воздал должное гениальности Богданова и весьма выпукло очертил одно из общих положений последнего, а именно: в классовом обществе всегда существовали и существуют две взаимно противоположные  группы — организаторов и исполнителей. Группа, или класс организаторов является организатором производства, техник — это аристократическая часть общества (в переносном смысле). Идеология этой группы — это идеализм. Группа, или класс исполнителей — это демократическая часть общества, непосредственные производители; идеология этой группы это материализм; идеология борьбы — действия.
Выявление группы Богданова до сего времени не могло дать положительных результатов, вследствие того, что ГПУ не имело возможности производить наблюдение и агентурную разработку среди последователей Богданова из числа членов РКП.
1. «Революционная Коммунистическая рабочая оппозиция России» (Коммунист. Раб. Партия)
26.03. с.г. в Петроградском Торговом Порту при осмотре в порядке таможенного  досмотра посылок, идущих из Германии в Петроград по адресу Межрабкомгол  была вскрыта посылка, адресованная некоему Николаю Румбешт.
В этой посылке была обнаружена литература «Группы революционной рабочей оппозиции» («Коммунистической Рабочей партии России»), а именно брошюра А. Коллонтай «Рабочая оппозиция» с критическими примечаниями  Р. Корпелинского (члена Орг. Бюро Рев. Рабочей оппозиции), бюллетени №№ 5, 7,9 и 10, прокламации «Революционных левых коммунистов», другие листовки и воззвания.
Произведенное по данному делу расследование установило следующее: лицом, которому была адресована из Берлина посылка, является Румбешт Николай  Григорьевич (беспартийный, студент), имеющий в Берлине брата Румбешта Василия Григорьевича (по РКП — Румынова), который и послал ему конфискованную на пароходе литературу для распространения по России.
Далее установлено следующее: В. Г. Румынов является одним из главных руководителей так называемой «Революционной Рабочей оппозиции» (ком. Р. Пар.). Румынов — бывший сотрудник Коминтерна.
Активное участие в этой организации принимает его жена Кетти Гольштейн,  бывшая делегатом на III Конгрессе Коминтерна. Связь с группой в России Румынов поддерживает главным образом через Софию Васильевну  Крыленко и Лоту Краузе (членов РКП); в группе (в Москве) принимают активное участие следующие лица: Наталия Румынова, шофер Зайцев, Глиценштейн, Арно Мундт (комсомолец). В Питере главными деятелям группы являются немецкие коммунисты Роткегель и Шнайдер. Группа эта немногочисленная и в настоящее время производит организационную работу.
Произведенным у С. В. Крыленко и Зайцева обыском была обнаружена заграничная литература этой группы и обширная переписка, проливающая свет на эту организацию.
Румынов неоднократно упрекает в письмах С. В. Крыленко в недостаточно энергичной работе и равнодушии к интересам организации. От Румынова С. Крыленко получила директивы связаться с Мясниковым, Кузнецовым и Митиным в целях установления контакта в «Рабочей Группой». К оппозиции в лице Шляпникова и Коллонтай Румынов относится скептически, считая последних оппортунистами, долженствующими неизбежно пойти на путь компромисса с правящей РКП. Из переписки выясняются связи «Революционной  Рабочей оппозиции» на Урале, в Поволжье и в других местах. Румынов использовал для отправления литературы в Совроссию некоторых (установленных ГПУ) сотрудников НКПС (беспартийных), Коминтерна и Межрабкома.
В полученном на днях из Берлина бюллетене № 16 «Рев. Ком. Раб. Оппозиц. России» (1923 г.) приводятся значительные выдержки из манифеста «Р.Г.Р.П.» (Мясникова). Авторы бюллетеня указывают на недостаточность манифеста для понимания современного социально-политического и экономического  положения в России и обещают вскоре опубликовать возражения против некоторых его пунктов, но все же находят манифест «левее Коминтерна».  В бюллетене сквозит определенно сочувственное отношение к положениям манифеста. Из бюллетеня видно, что «Рев. Ком. раб. Оп. Рос.» взял на себя печатание и распространение этого манифеста.
В Бюллетене № 16 в обращении под названием «Наш ответ», между прочим,  в весьма прозрачной зашифровке фигурируют С. В. Крыленко, Зайцев, Н. Румянова и др. лица, находящиеся в Совроссии и примыкающие к этой организации,  которым бюллетень дает ряд директивных указаний по организации Ком. Раб. Партии, ведению агитации, пропаганды и пр.
Таким образом установлено, что Рабочая Группа РКП вступила в нел. связь с организациями IV Интернационала. Это обстоятельство заслуживает  особого внимания, с одной стороны, в связи с предполагающимся созывом в сентябре месяце с.г. III Конгресса «Ком. Раб. Интернационала» и, с другой, ввиду с установленной связью Мясниковской группы с группой левого крыла
Германской Компартии, что ввиду напряженной ситуации в Германии может  нежелательным образом отразиться на состоянии Германской компартии.
Создавшееся положение требует напряженного внимания и должной оценки со стороны ЦК РКП(б).
Председатель ГПУ Дзержинский
РГАСПИ. Ф. 17. On. 171. Д. 31. Л. 5-26. Подлинник. Машинопись. Опубликовано: Политбюро и Лев Троцкий. Сборник документов (1923-1940). Прага, 2013.; Политбюро и органы государственной безопасности: Сборник документов. — М.: Кучково поле, 2017.

Источник

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.