fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Секреты древней могилы римлянки: лабиринт вместо сокровищ
Почти в 50 километрах от Типазы, города в Алжире, находится огромный каменный шатер в форме круга. Высота этого шатра – 40 метров, диаметр – 64 метра. С такими внушительными размерами это строение видно издалека. Построили его около двух тысяч лет назад из каменных блоков, каждый – весом около килограмм. Первые и, пожалуй, последние достоверные сведения об этом загадочном могильнике были обнаружены в записях Помпония Мелы – римского историка, проживавшего в первом веке нашей эры. А вот легенд об этой таинственной достопримечательности сложено немало.
Самая знаменитая легенда повествует о том, что в этой могиле была похоронена дочь царицы Египта Клеопатры и завоевателя из Рима Марка Антония. Звали девушку Клеопатра Селена. Умерла она в возрасте 35 лет. Ее супругом был мавританский правитель Юба II. Он завещал похоронить себя рядом с супругой в этом же склепе. Эту историю можно встретить в романе Пьера Бенуа «Атлантида». Могилу римлянки в своем труде французский писатель называет «загадочной пирамидой».


Другие легенды рассказывают о несметных сокровищах, спрятанных где-то рядом с могилой. Согласно одной из легенд, когда-то очень давно на берегу местного озера жила фея. Она и обладала теми загадочными сокровищами, которые ищут и по сей день. Спрятала фея свои драгоценности именно в этом каменном шатре. Как-то раз один из местных пастухов заметил, что одна его корова каждую ночь куда-то уходит. В один из вечеров он пошел за ней и обнаружил тайную гробницу. А в ней – те самые сокровища феи. Пастух набрал столько добра, сколько уместилось в его руках. Он хотел еще раз вернуться за добычей, но входа в таинственное место больше так и не смог отыскать.
Несколько раз, как говорится в других легендах, Могилу римлянки пытались разрушить. Один из правителей Алжира в 1555 году приказал своим рабам любым способом попасть внутрь каменного шатра и вынести оттуда все сокровища. Он вооружил рабов кирками и наказал, что, если понадобится, они должны разбить могилу. Но как только люди подошли к каменному сооружению, на самом его верху появилась женщина в белой одежде. Она при помощи магического заклинания наслала на рабов огромных москитов. После такой неожиданной защиты рабам осталось только поскорее вернуться обратно.
Такой же безрезультатной попыткой уничтожить каменный шатер окончилась стрельба по нему из пушек. Такой приказ отдал один турецкий паша в 18 столетии. Его солдаты принялись обстреливать наружную стену могилы ядрами, но на ней только появились выбоины – шатер нерушимо стоял на месте. Следующим желающим поживиться сокровищами феи оказался французский император Наполеон III. Он пошел дальше и приказал взорвать гробницу. И опять она выдержала взрывы пороховых зарядов, и только немного почернела от копоти.


Когда во второй половине 19 столетия ученые начали более подробно исследовать гробницу, то смогли найти в нижней ее части несколько дверей. Они были замурованы, но благодаря глубокому бурению все же удалось открыть одну из них. Другие три двери, как оказалось, были фальшивыми.
За дверью ученых ждали новые загадки. Сокровищ там никаких не обнаружили. Но сделали вывод, что могилу кто-то когда-то уже все таки сумел разграбить. Археологи смогли пройти по многочисленным коридорам, которые представляли собой некое подобие лабиринта. А еще они сделали вывод, что, возможно, весь этот лабиринт – тоже фальшивка, предназначенная для «отвода глаз» от истинного места нахождения сокровищ.

 

 

Золото с испанского затонувшего корабля.
Слитки и монеты подняли со дна Атлантического океана, недалеко от Восточного побережья Флориды. Предполагают, что судно с золотом затонуло там в 1715 году во время урагана.

 

Территория современной Турции. Сардис.
Занесён грунтом не менее 10 м. Раскопки велись в 1910-1914 годах.
Не плохо так песка ветром надуло.. 

 

 

 

16 октября 1869 года в Кардиффе (штат Нью-Йорк, США) двое рабочих, рывших колодец, обнаружили 3-метровые окаменелости древнего человека. Находка была объявлена сенсацией. Желающие хлынули в то место, чтобы воочию увидеть гиганта. Предприимчивый хозяин земельного участка Уильям Ньюэлл начал взимать плату за вход на территорию.
Через несколько лет Ньюэлл признался, что 3-метровый гигант – это не что иное, как мистификация. Статую из гипса сделал его двоюродный брат Джордж Халл в качестве насмешки над высказываниями священника о гигантах, населявших землю в библейские времена. Статуя пролежала зарытой год, пока ее «случайно» не откопали рабочие.
Любопытно, но археологи сразу же определили, что находка – это фальшивка, однако ключевую роль в создавшемся ажиотаже сыграли репортеры, сделавшие эту новость сенсацией.

 

Случилась эта история когда остров Тортуга считался разбойничьим притоном всех пиратов Карибского моря, и его посещали личности, которые, благодаря своей дерзости, жестокости и неукротимому нраву, навсегда оставили кровавый след в истории. 

Первая кровь
Франсуа Олоне (его настоящее имя — Жан-Давид Но) родился в 1630 году во Франции и еще безусым юношей определился на службу в солдаты королевской армии. Вскоре отряд, где служил Олоне, был отправлен на острова Карибского моря.
Труд рядового солдата одинаков во всех армиях мира, и нет нужды описывать этот период жизни будущего морского разбойника. Достаточно сказать, что, закончив службу, Олоне даже не подумал возвращаться на родину, а почти сразу же примкнул к береговому братству, нашедшему пристанище на острове Тортуга.
В те годы между Францией и Испанией шла долгая, кровопролитная война. Участвуя в своих первых вылазках против испанцев, храбрый и жестокий Олоне обратил на себя внимание губернатора Тортуги, который решил, что такому отважному пирату можно доверить целый корабль с командой, и не просчитался. Олоне лихо захватывал вражеские суда, привозил на Тортугу богатую добычу и безжалостно истреблял всех, кто имел хоть каплю кастильской крови.
Но счастье переменчиво, и в какой-то момент фортуна отвернулась от пирата. У берегов Кампече (Мексика) его корабль потерпел крушение, и вся команда с Олоне во главе была вынуждена высадиться на берег, где тут же попала под испанские пули.
Это была настоящая бойня. Кастильские солдаты уже были наслышаны о «подвигах» новоявленного флибустьера и его головорезов и не щадили никого. Раненному в руку Олоне чудом удалось остаться в живых — перемазавшись с ног до головы своей и чужой кровью, он спрятался под трупами своих убитых товарищей и дождался ночи. Когда враги ушли, раненый и голодный Олоне смог преодолеть не один десяток километров по занятому врагом берегу и, украв каноэ, в конце концов, вернулся на разбойничий остров.

Корабль смерти
Встреча с воинственными подданными Филиппа IV, закончившаяся гибелью почти всей команды, еще больше озлобила неукротимого француза. А история о его чудесном спасении вызвала бурный отклик среди берегового братства. Среди пиратов высоко ценились «живучие» капитаны, и теперь Олоне легко мог набрать отборную команду флибустьеров.
Вскоре желающих пограбить под командованием Олоне набралось достаточно, а вот подходящего корабля у капитана не было. Пришлось вновь обратиться за «помощью» к испанцам. Глухой весенней ночью пираты подкараулили в устье одной из кубинских рек десятипушечный испанский бриг, капитан которого неосторожно решил набрать в этом месте пресной воды. Бесшумно подобравшись к борту корабля на нескольких каноэ, флибустьеры мигом захватили его и загнали всех матросов и солдат в трюм.
Здесь Олоне полностью проявил себя. Встав над люком с обнаженной саблей, он по очереди вызывал пленников наверх и тут же, ни слова не говоря, отрубал им головы.
Из всей команды брига только один моряк избежал жестокой казни. Ему Олоне передал письмо для губернатора Кубы (в то время — испанской колонии), в котором торжественно поклялся, что не оставит в живых ни одного испанца, встретившегося на его пути, и подробно расписал, что он сделает с самим губернатором, если тот попадет ему в руки. Говорят, что после того как губернатор прочел это письмо, он так взбесился, что его чуть не хватил инфаркт.
А Олоне строил уже другие, более грандиозные планы, чем захват одинокого корабля. Бравый флибустьер решил сколотить целый флот, как минимум из десятка кораблей, и атаковать богатый испанский город Маракайбо.

Самозваный адмирал
К концу апреля 1666 года замысел теперь уже адмирала Олоне полностью воплотился в жизнь. Тысяча шестьсот шестьдесят человек под его командованием на восьми кораблях отправились в свой кровавый поход.
Путь до Маракайбо занял несколько недель. И вот, наконец, перед пиратами открылся Венесуэльский залив, в глубине которого стоял богатый испанский город. Единственным препятствием на пути флибустьеров был хорошо укрепленный форт Эль-Фуэрте-де-ла-Барра, защищавший вход в бухту Маракайбо.
Но что могут сделать четыре сотни солдат против более полутора тысяч головорезов? Уже после трех часов боя форт пал, а остатки его гарнизона во весь дух помчались к городу, чтобы предупредить жителей о грозившей им опасности.
Лет десять или двенадцать назад Маракайбо уже подвергался налету пиратов, и наученные горьким опытом местные жители стали привычно готовиться к очередной напасти. Прекрасно зная, что сопротивление только приведет к бессмысленным жертвам, они собрали все свое имущество и все до одного скрылись в окрестных лесах.
Войдя в пустой город и не найдя в нем никаких ценностей, Олоне рассвирепел. Он велел своим солдатам обыскать окрестности и привести всех, кого они только смогут поймать. Вскоре пред очами адмирала предстали два десятка пленников. Так как никто не стремился добровольно рассказать пиратам, где спрятана городская казна и другие сокровища, Олоне прибег к своему излюбленному приему — он вытащил саблю и начал на глазах у всех рубить на куски первого попавшегося горожанина, затем — второго, третьего... Увидев, что жестокость пирата не имеет границ, оставшиеся в живых взмолились о пощаде и клятвенно пообещали отвести флибустьеров к лесным тайникам.

Поход на Гибралтар
Через две недели, погрузив на свои корабли все мало-мальски ценное, что нашлось в несчастном городе, пираты уже надумали отправиться восвояси, но Олоне, воодушевленный легкой победой, решил «попутно» разграбить находившийся неподалеку, но защищенный непроходимыми болотами испанский город Гибралтар.
Однако, уже наслышанный о бесчинствах пиратов в Маракайбо, губернатор Гибралтара на славу подготовился к встрече. Под ружье встали восемьсот человек — все боеспособные жители города. Плюс к этому стены Гибралтара защищала укрепленная батарея из двадцати двух орудий и редут с восьмью пушками. К городу через густой лес шла широкая просека, и хитрый губернатор приказал завалить ее и проделать другой проход, ведущий прямо в непроходимые болота.
Обо всех этих приготовлениях флибустьеры не знали. Решив, что Гибралтар захватить не сложнее, чем Маракайбо, Олоне для этой операции взял с собой всего триста пятьдесят человек, остальным же велел готовить корабли к отходу.
В этом походе прославленный пират чуть не отдал богу душу. На подходе к городу его маленькая армия попала под обстрел испанских орудий, а ложная дорога завела флибустьеров в глухие, топкие болота. С большим трудом выбравшись оттуда, пираты снова оказались иод вражескими пулями.
Видя, что в лоб город не взять, Олоне пошел на хитрость: он развернул свой отряд и сделал вид, что пытается скрыться. Воодушевленные близкой победой, испанцы покинули укрепления и ринулись вслед за беглецами. Заманив их поглубже в лес, пираты внезапно развернулись и яростно набросились на защитников города...
Когда битва закончилась, Олоне подсчитал свои потери: на поле боя остались лежать около семидесяти корсаров. Зато мертвых испанцев насчитали более пятисот. Чтобы зловоние разлагающихся трупов не мешало грабить город, Олоне велел пленным рабам погрузить покойников в два старых баркаса, вывезти далеко в море и там бросить в воду.
Пробыв больше месяца в Венесуэльской бухте, отобрав у несчастных горожан все, что можно было унести, Олоне наконец-то покинул испанский берег. Перегруженные сокровищами корабли черпали бортами воду. Позади остались два спаленных дотла города и сотни убитых ни в чем не повинных людей...

Гибель адмирала
После того как участники похода вернулись на Тортугу, кое-кто из пиратов решил бросить это опасное занятие — одной доли от захваченных в Венесуэльской бухте сокровищ было вполне достаточно, чтобы обеспечить себе спокойную старость. Но таких было немного. Большинство корсаров, включая самого Олоне, быстро спустили свои денежки и начали задумываться над тем, где бы перехватить еще.
На этот раз Олоне решил отправиться к берегам Никарагуа. Но уже по пути к намеченной цели некоторые капитаны его эскадры решили отделиться от своего командира и заняться своим промыслом. Олоне им не препятствовал — оставшихся кораблей было вполне достаточно, чтобы осуществить задуманное.
Но тут случилось несчастье. В разыгравшемся шторме корабль Олоне потерял остатки своей эскадры и в дополнение плотно сел на рифы в заливе Грасиаса-Дьос (Гондурас).
Снять с камней корабль не удалось, пираты вынуждены были разобрать судно и построить из его остатков простой баркас, с помощью которого можно было попытаться захватить другой корабль или хотя бы вернуться домой.
Через пару месяцев баркас был закончен, но удача уже окончательно отвернулась от Олоне. На бывшего адмирала и остатки его команды наткнулись местные дикари, которых испанцы называли индиос бравое. Дикарей было так много, что ни храбрость, ни оружие пиратов не смогли им противостоять. Олоне вместе с частью своих солдат попал в плен, и конец их всех был ужасен. Индиос бравое, согласно своим обычаям, разрезали пленников на куски, зажарили их и съели.
Лишь нескольким пиратам удалось спастись бегством и донести до Тортуги весть о страшной смерти прославленного флибустьера.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.