fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 Голосов)

1938 год, человека арестовывают и пытками заставляют признаться в шпионаже. Он пишет заявление, в котором описывает, как якобы был завербован.

Нашему герою (назовем его К.) повезло - для него все закончилось относительным хэппиэндом. Он позже вспоминал, что подробности для своего "признания" (как его "вербовали" и т.д.) взял из работы Заковского.

Леонид Заковский - известный чекист времен Большого террора, начальник НКВД Москвы, заместитель Ежова. Конечно же, образцовый упырь, почитайте хотя бы в википедии.

Заковский написал две брошюры о деятельности вражеских наймитов - одну из них, очевидно, и читал К. (думаю, заставили на работе в рамках политвоспитания).

Но ирония судьбы в том, что на момент ареста К. сам Заковский уже несколько месяцев был "врагом народа". 28 августа 1938-го К. подписал "признание", а 29 августа Заковского, текст которого использовал К., расстреляли.

Совершенно ясно, что иностранные разведки, так называемые вторые отделы генеральных штабов, применяют особенно изощренные коварные приемы засылки, вербовки шпионов и диверсантов и разведывательной работы именно в нашей стране, стране победившего социализма, по отношению к которой капиталистический мир, фашистские государства полны самой дикой злобы и ненависти.

Как же действуют иностранные разведки, как их агенты проникают на нашу территорию? Вторые отделы генштабов имеют постоянные школы, где разведчик в течение нескольких лет проходит определенный курс обучения, в зависимости от того, в какую страну он будет направлен. Он изучает язык, обычаи, нравы, географию, литературу той страны, где ему придется работать. Он тренируется во всех кошмарных и коварных методах разведки, которые ему придется применять, начиная от использования яда и кончая провокацией. Затем разведчиков посылают на работу, в частности в Советский Союз, под видом инженеров, специалистов, по линии оказания технической помощи, под видом отдельных политических эмигрантов и т. д. Но это далеко не все. Надо знать, что к разведке, диверсии, шпионажу, а подчас и политическим убийствам имеют касательство и некоторые дипломатические представители.

Приведу несколько фактов и приемов из работы японской разведки в СССР. Известен случай, когда японская разведка японцу, бежавшему из места заключения, платила большие деньги за то, чтобы, детально изучив его биографию, преступление, которое он совершил, сделать на основании полученных данных из своих агентов копии преступников.

Например, был такой факт. В Дальневосточный край на строительство железной дороги прибыл кореец. Он назвал свою фамилию и рассказал, что он был арестован и какое он совершил преступление, рассказал, когда и как он бежал из места заключения—в общем, обстоятельства дела он знал на зубок. Но этот кореец вызвал почему-то подозрение, и когда сличили оттиски его пальцев с оттисками бежавшего японца, то оказалось, что это не тот, кто сбежал. Между тем кореец очень долго настаивал, что он именно тот, который должен 5—6 лет пробыть в местах заключения и работать на строительстве дороги. Но потом был пойман действительно бежавший из лагеря японец, и только тогда кореец признался, что он японский шпион, который получил задание организовать группу из кулаков и деклассированных людей, находившихся вблизи важных сооружений Дальневосточной железной дороги, чтобы при объявлении войны взорвать целый ряд важных участков—тоннелей, водокачек и таким образом помешать наступлению Красной Армии.

Приведу другой факт. В 1936 г. органами НКВД был арестован японский шпион А. Он работал механиком на одной фабрике в Ленинграде. Что же оказалось? Этот японец в 1912 г. демобилизовался из японской армии, прошел специальные разведывательные курсы политической полиции в городе Нагасаки. В 1916 г. он по заданию японской разведки был направлен с разведывательными целями в Петроград. Как он остался в Петрограде и почему на наго не обратили внимания? Он ехал с документами, с транзитной визой через Россию в Англию для усовершенствования своих технических знаний. В 1916 г. он приехал в Петроград, и у него «случайно» не оказалось денег, чтобы продолжать путешествие. Его задержали, допрашивали, провозились с ним, но потом оставили, забыли про него, и он осел в Петрограде. Он устроился, в автомобильной мастерской якобы для того, чтобы заработать денег на дорогу. Он изучил русский язык, ознакомился с Петроградом, ознакомился с русским бытом и нравами и вел шпионскую работу. После Октябрьской социалистической революции и во время гражданской войны он временно приостановил шпионскую работу: японская разведка его не тревожила. Ему сказали, что он ничем заниматься не должен, что он должен заводить знакомства, изучать Петроград, интересоваться заводами, где строятся корабли, и т. д. С 1916 по 1924 г. он спокойно заводил знакомства среди рабочих, техников и инженеров судостроительных заводов и считался там своим человеком. В 1924 г. с ним связалась японская разведка. Шпион А. установил связь через агента разведки X., который приехал из Японии под видом представителя транспортной конторы; связался и с двумя другими японскими разведчиками, которые были у нас в СССР. Он имел хороший круг знакомых, через которых мог получать материалы о Балтийском флоте, о строительстве военных судов; он имел сведения о вооружении отдельных частей ленинградского гарнизона. Этот японский шпион работал очень искусно. За время пребывания. в Ленинграде он хорошо изучил людей, сумел завязать с ними тесную дружбу и так ловко, искусно в своих коварных целях использовал не один десяток своих знакомых, что ему даже не было необходимости ни одному из них раскрывать свое шпионское лицо. Его приемы и методы заслуживают серьезного внимания. Он изучал всех знакомых, которые могли принести ему пользу, и знал, как и с кем нужно говорить. Зная о честолюбии одного, о болтливости другого, о склонности к пьянке третьего, о заносчивости четвертого, он мог в дружеской беседе задеть тот или иной вопрос о том или ином заводе, о годности того или иного человека как квалифицированного работника этого завода, завести спор, перейти на технические вопросы, запутать собеседника, а то, что сообщал ему собеседник, он усваивал и изучал. Многие думают, что шпион должен сразу давать точную и ясную картину всего состояния гарнизона или строительства корабля, или состояния воинской части. Это ошибочное мнение. Так не бывает. Разведка и шпионы, которые этим делом занимаются, изучают интересующий их объект по отдельным частям, собирают отдельные, отрывочные сведения о той или иной воинской части или гарнизона в целом, об авиации, о кораблестроении. Затем составляют материал по отдельным, отрывочным сведениям, постепенно накапливают его, суммируют и в результате имеют довольно правильное представление об объекте, который их интересует.

Такой именно прием использовал в своей работе японский шпион А., который сумел свою работу и интересы обеспечить таким образом, что отдельные отрывки, болтовня его друзей дали ему представление о состоянии кораблестроения, о недостатках, которые существуют на наших кораблестроительных заводах. Из этого факта, как и из многих других, надо сделать вывод, что надо свято блюсти государственную; и военную тайну, не болтать о своих служебных и заводских делах там, где не следует, тем более иностранцам, потому что из отрывочных разговоров составляется целое и таким образом дается материал в руки шпиона, диверсанта. Такого шпиона, как А., поймать не так легко, однако, ничего невозможного нет, и мы его поймали. Он рассказал, как он работал и что он делал; он рассказал, что японской разведкой в 1934 г. ему было дано задание совершенно прекратить разведывательную работу и быть вне всяких подозрений. Шпион А. намечался японским военным командованием к использованию его как шпиона-диверсанта в Ленинграде на случай войны. А. показал, что один из руководящих работников разведки объяснил ему, что его (шпиона А.) 20-летнее пребывание в Советском Союзе, его советское гражданство с начала революции и умелая маскировка за это время делают из него наиболее подходящего человека для выполнения серьезной миссии в военное время. Вот это один тип шпиона.

http://vault.exmachina.ru/spy/3/2/

https://t.me/kgbfiles_rus


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.