fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Февраль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 1 2 3
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

ww2, montecasino, hostory

В последние недели 1943 года боевые действия на Итальянском фронте затихли. Cтратегическая ситуация, в которой оказались союзники, становилась тупиковой. Их продвижение к Риму шло с черепашьей скоростью, при этомпредполагалась переброска большей части резервов в Англию для последующего участия во вторжении в Нормандию, тогда как Итальянский фронт приобретал второстепенный характер. К середине декабря наступление окончательно остановилось передукрепленной Линией Густава…
Зимняя Линия фельдмаршала Кессельринга
Используя в полной мере труднопроходимый, гористый характер местности Апеннинского полуострова, фельдмаршал Кессельринг (AlbertKesselring), командующий силами Рейха на Средиземноморье, лично руководил строительством трех линий укреплений, получивших обобщенное название Зимняя Линия/WinterLine. Первые две линии, названные BarbaraиBernhard, рассматривались как пригодные только для сдерживающих боев. Однако Кессельринг, убедив Гитлера в том, что упорная оборона южнее Вечного Города предпочтительнее общего отступления к Альпам и оставления Рима союзникам, намеревался стоять насмерть на Линии Густава, проходившей в 12 милях (19 км) севернее Линии Бернхарда.

Карта расположения противоборствующих сторон вдоль Линии Густава и плацдарма Анцио
В самом конце 1943 года произошли существенные изменения в структуре командования силами союзников на Средиземноморье. 18 ноября из Туниса прибыл генерал Киз (GeoffreyKeyes) со штабом 2-го Корпуса Армии США. Он принял под свое тактическое командование 36-ю и 3-ю дивизии, при этом первая сменила последнюю на передовой. 8 января 1944 года генерал Эйзенхауэр (DwightD. Eisenhower) принял на себя общее командование вооруженными силами союзников в Европе (AlliedExpeditionaryForce) и отбыл в Англию, чтобы на месте руководить подготовкой к операции Overlord. Британский генерал Уилсон (HenryMaitlandWilson) сменил Эйзенхауэра на посту командующего силами союзников на Средиземноморье, тогда как американский генерал Диверс (JacobL. Devers) был назначен его заместителем. Монтгомери также покинул Средиземноморье, приняв на себя командование 21-й Армейской Группой, дислоцированной в Англии, его на посту командующего 8-й Армии сменил генерал Лиз (OliverLeese). Британский генерал Александер (HaroldR.L.G. Alexander) остался на посту командующего 15-й Армейской Группой союзников в Италии, в то время как генерал Кларк (MarkClark) остался на должности командующего 5-й Армией.    

Дискуссии о необходимости осуществления десанта с моря с целю обойти с фланга Зимнюю Линию немцев начались уже в ноябре 1943 года, при этомЭйзенхауэр склонялся к высадке в районе курортного города Анцио в 35 милях (56 км) к югу от Рима. Черчилль был настроен благосклонно по отношению к этой идее, и перспективы успешного осуществления этой операции обсуждались во время конференций на высшем уровне в Каире и Тегеране. Однако у Эйзенхауэра были опасения по отношению к этой идее, и он не демонстрировал энтузиазма в ее планировании. Он писал: «В подготовке к атаке на Анцио не было решительности, к атаке, которая должна была быть осуществлена уже после того, как прервется моя связь со Средиземноморьем. Мне стало известно, что люди, на которых ляжет окончательная ответственность [за осуществление операции], ощущали некоторое замешательство при принятии решений, потому что мое [новое] назначение еще не было официально утверждено. В этой связи … я рекомендовал генералу Маршаллу (GeorgeMarshall, начальник генерального штаба ВС США) предпринять соответствующие действия по моему отзыву с театра [военных действий] и передаче всех властных полномочий в руки генерала Уилсона.»

Принятие решения об осуществление операции
В свете перехода общего командования силами союзников на Средиземноморье под контроль британцев и чрезвычайно низкого темпа их наступательных действий рассмотрение возможности высадки в районе Анцио возобновилось. Операция, получившая название Shingle/Галька, была намечена на январь 1944 года, и в возвращении к ее планированию большую роль сыграл Черчилль.
Премьер-министр Великобритании понимал, что шансов на быстрый и значимый успех на Итальянском фронте немного. Вернувшись в Англию после конференций в Тегеране и Каире, он слег с пневмонией, которую у него диагностировали еще 11 декабря в Тунисе, где он остановился для встречи с Эйзенхауэром. Пролежав неделю в постели, Черчилль не переставал беспокоиться о необходимости сделать что-то, чтобы придать новый импульс кампании на Средиземноморье, и его взор сфокусировался на так долго откладывавшейся десантной операции и скорейшем взятии Рима. 19 декабря Черчилль отправил телеграмму своим начальникам штабов, включавшую слова о том, что «стагнация всей кампании на Итальянском фронте становится скандальной.»

Для успешного осуществления высадки существенную роль играло наличие десантных кораблей и судов, и в этой связи их переброска в Англию откладывалась уже дважды. После продолжительных дискуссий со своими старшими офицерами Черчилль отправил президенту Рузвельту телеграмму с просьбой задержать нахождение десантных кораблей и судов на Средиземноморье до 5 февраля. Без них, писал он, «сражение в Италии угаснет и будет тлеть еще три месяца. Если эта возможность не будет использована, следует ожидать краха Средиземноморской кампании в 1944 году.»  
Рузвельт согласился оставить на этом ТВД 56 транспортных судов частично из-за того, что Черчилль уже запустил план реализации планов по высадке под Анцио. В Рождественский День, 25 декабря, сразу же после завершения совещания Черчилля с его генералами, Александер вступил в контакт с Кларком и проинформировал его о том, что операция Shingle включена в план боевых действий. Решение Рузвельта о задержке транспортных судов включало пункт о том, что дополнительные десантные средства,которые должны были прибыть на Средиземноморский ТВД через Индийский океан, вместо этого будут перенаправлены прямо в Англию. Еще в Каире и Тегеране Черчилль согласился на то, что ничто не должно помешать своевременному осуществлению вторжения в Нормандию и соответствующей высадке в Южной Франции, и Рузвельт достаточно жестко напомнил ему об этом.

Кларк тем временем пересмотрел свою негативную позицию по отношению к высадке под Анцио и выразил свою поддержку, приняв под свое командование также 7–ю Армию, которую ранее возглавлял переведенный в Англию генерал Паттон (GeorgeS. Patton, Jr.). Кларк был также по-прежнему ответственным за планирование вторжения в Южную Францию. Одновременное планирование двух крупных десантных операций на одном ТВД угрожало приостановкой одной из них, но Кларк не стал возражать против этого и был настроен на реализацию обеих операций в намеченные сроки.


Планирование операции Shingle
Риски, связанные с операцией Shingle, лежали на поверхности. Боевая группа из примерно двух дивизий должна была высадиться в 35 милях (56 км) к югу от Рима. Последний природный барьер, защищавший Рим, - Альбанскиехолмы/Colli Albani – находился в 12.5 милях (20 км) от побережья. Этот гористый массив должны были захватить или силы вторжения, или части 5-й Армии, которой для этого было необходимо прорвать Линию Густава и продвинуться далеко на запад, чтобы соединиться с высадившейся под Анциогруппировкой. Однако передовые линии 5-й Армии находились в 70 милях (112 км) от пляжей намеченного участка высадки, и перспективы скорого прорыва оборонительных линий немцев в окрестностях горы Кассино/MonteCassino были довольно сомнительными…

Руководство операцией Shingleбыло возложено на командующего 6-м Корпусом американцев генерала Люкаса (JohnP. Lucas). Высадка была намечена на 22 января, в ней должны были принять участие американская 3-я Дивизия, британская 1-я Дивизия, отряды рейнджеров Армии США, части американского 504-го Парашютного Полка/504thParachuteInfantryRegiment и британские коммандос. Общая численность сил вторжения составила примерно 40 000 человек. Некоторые из планировавших операцию офицеров выражали обеспокоенность тем, что численность сил союзников является недостаточной для успешного достижения намеченных целей.
Рим манил союзников, и взять его уже зимой 1943/1944 гг. стремились как Черчилль, так и Кларк. Освобождение Вечного Города могло сильно подорвать боевой дух немецких войск и сражающихся на стороне Гитлера сил Оси и поднять настроение людям в тылу, уставшим от войны,но чего это могло стоить? Для прорыва Линии Густава союзникам предстояло форсировать реки Рапидо/Rapido(правильное название - Гари/Gari;название «Рапидо» прижилось у союзников и до сих пор используется в военно-исторических текстах – ВК) и Гарильяно/Garigliano под огнем противника с удерживаемых ими господствующих высот, однако Кларк рассчитывал, что наступление в центре Италиивынудит немцев перебросить сюда войска и, по меньшей мере, облегчит положение сил, высадившихся под Анцио.   

Когда генерал Люкас узнал о том, что операция Shingle состоится, его сразу же охватили сомнения. Он записал в своем дневнике: «Я чувствовал себя как баран, которого ведут на бойню. От всей этой затеи сильно отдавало духом Галлиполи.» 14 января, за восемь дней до начала операции, он записал в своем дневнике: «Армия снова сходит с ума. Общая идея, кажется, заключается в том, что немцы побиты и бегут в беспорядке и что осталось только провести зачистку. Гунны немного отступили, но, пройдя через эти отчаянные бои, в которых я был последние четыре месяца, я кое-чему научился. Мы еще не в Риме, нет. Меня собираются высадить на побережье с недостаточными по численности силами и загнать в серьезную передрягу. Кто потом возьмет вину на себя?»

Катастрофа на реке Гарильяно
Попытки 5-й Армии прорваться в долину реки Лири, открывающуюся на северо-запад от Линии Густава, и захватить важнейший дорожный узел на пути к Риму - город Фрозиноне/Frosinone, начались в декабре 1943 года и продолжились в январе 1944-го. Кларк разработал план, преследующий две цели, - занять стратегически важный участок в тылу обороны немцев и оттянуть силы противника из района Анцио. Британский 10-й Корпус получил приказ в течение первых трех недель 1944 года захватить высоту Чедро/ColleCedro на левобережье реки Гарильяно, переправиться через реку и занять плацдарм в районе города Сан-Амброджо/Sant'AmbrogiosulGarigliano. Войскам ФранцузскогоЭкспедиционного Корпуса (2-я Марокканская и 3-я Алжирская дивизии) генералаЖуена (AlphonseJuin) предстояло прорывать Линию Густава севернее Кассино. 2-му Корпусу американцев предстояло взять города Черваро/Cervaro и Сан-Витторе/SanVittore, а также занять высоты Монте Троккио/MonteTrocchio, Монте Поркиа/MontePorchia, Монте Майо/MonteMajo и Ла Киайа/LaChiaia. После достижения этих целей планировалось, что 36-я Дивизия 2-го Корпуса форсирует Рапидо и даст возможность 1-й Танковой Дивизии пройти через свои позиции и осуществить быстрый марш по долине реки Лири на Фрозиноне. Союзное командование рассчитывало, что 5-я Армия достигнет успеха достаточно быстро для того, чтобы соединиться силами 6-го Корпуса под Анцио.  
Когда британские 5-я и 56-я дивизии 7 января начали переправляться через реку Гарильяно на лодках и амфибийных машинах, им противостояли малоопытные части 94-й Дивизии немцев, растянутые на 30 миль (48 км)в тонкую линию вдоль реки на север от городка Террачина/Terracina. Немецкое командование надеялось, что водная преграда и 24 000 уложенных на ее правом берегу мин помогут отразить попытку союзников форсировать реку. В 9 утра британцы перешли в наступление, и саперы приступили к расчистке минных полей и разметке проходов через них на противоположном берегу. Постепенно в бой вступила немецкая артиллерия, что сделало наведение мостов в первые 24 часа невозможным, однако в первый день 10 батальонов переправились через реку и начали продвижение вперед.

Локальные успехи британцев наЛинии Густаваи ответные шаги немцев
Генерал Зенгер (FridolinvonSengerundEtterlin), командующий 14-м Танковым Корпусом немцев, быстро проникся тяжестью складывающегося положения. В обход генерал-полковника Фитингхофа (HeinrichvonVietinghoffgennantScheel), заместителя Кессельринга на ТВД, Зенгер позвонил и доложил о ситуациифельдмаршалу, который немедленно понял, что прорыв британцев в долину Лири приведет к обходу оборонительных позиций Монте Кассино с флангов и развалу Линии Густаваи вынудит весь 14-й Корпус немцев отходить в направлении Рима. Он позвонил Фитингхофу и рявкнул: «Я убежден в том, что мы столкнулись с наиболее серьезным кризисом за все время.» Рискуя без необходимости ослабить силы обороны Рима, фельдмаршал на следующий день перебросил 90-ю и 29-ю механизированные дивизии вместе с 1-м Воздушно-десантным Корпусом в сектор фронта, которому угрожали британцы. Кессельринг признал, что судьба германской 10-й Армии повисла на «тонкой нитке».
Пока немецкие подкрепления продвигались на юго-восток в район Гарильяно, 5-я Дивизия британцев продвинулась на три мили (4.8 км) на правобережье реки и заняла город Минтурно/Minturno, в то время как 56-я Дивизия закреплялась на плацдарме протяженность в две мили (3.2 км) и занимала прилегающие высоты. Первоначальный успех, однако, уже вскоре был омрачен заметной неудачей: вечером 19 января 46-я Дивизия попыталась занять высоты Сан-Амброджо, но ожесточенное сопротивление немцев и быстрое течение в районе слияния рек Лири и Гари/Gari помешали переправиться и осуществить задуманное. Переброшенные через реку тросы, с помощью которых британцы намеревались удерживать паромы и надувные лодки, были сорваны и унесены рекой, и всего лишь горстка британских солдат сумела переправиться через реку Гарильяно. Уже на следующее утро их пришлось эвакуировать обратно.  

Кларк охарактеризовал эту неудачу как «большую неприятность», но счел необходимым приступить к форсированию реки Рапидо силами 36-й Дивизии 20 января, как планировалось ранее. Это должно было связать силы немцев и облегчить высадку под Анцио двумя днями позднее, но Кларк оказался неспособным адекватно оценить трудности переправы и возможности немецкой обороны. 141-й и 143-й полки 36-й Дивизии начали переправу в темноте, при этом солдатам, и без того идущим с полной выкладкой, пришлось подтаскивать к воде лодки весом около 400 фунтов. Точный огонь немецкой артиллерии и минометов нанес американцам тяжелейшие потери, а их попытки навести мост через бурную реку провалились. К рассвету 21 января лишь около 1 000 человек из 141-го Полка сумели переправиться на противоположный берег, и уже вскоре они получили приказ возвращаться. У 1-го Батальона 143-го Полка переправа заняла 9 часов. К 6 часам вечера все было кончено: назад вернулась только горстка сумевших добраться до противоположного берега. Провальная попытка форсировать рек стоила дивизии 2 000 убитыми, ранеными, пропавшими без вести (по меньшей мере, 450 человек были потеряны безвозвратно.) Те, кто выжил, проклинали Кларка за некомпетентность. Проведенное позднее расследование случившегося комиссией конгресса сняла с него все подобные обвинения…
Ожесточенные бои под Кассино во второй половине января - первой половине февраля 1944 года в истории остались под названием 1-е Сражение у Кассино.

Высадка под Анцио– успех первого дня
Высадка под Анцио последовала за неудачей на реке Рапидо. За три дня до десантирования командование провело последнюю репетицию, которая окончилась большими неприятностями: более 40 амфибийных машин было потеряно вместе с 28 артиллерийскими орудиями разного типа, включая противотанковые. Инструкции Кларка, как считается, были преднамеренно туманными: командир 6-го Корпуса Люкас получил приказ захватить плацдарм близ Анцио и начать наступление в направление Альбанскиххолмов. 12 января генерал Брэнн (DonaldBrann), штабной офицер 5-й Армии, нанес визит Люкасу. Брэнн однозначно дал понять, что первоочередной задачей Люкаса является захват и удержание плацдарма. На самом деле, это было пределом ожиданий Кларка: он не хотел заставлять Люкаса переходить в рискованное наступление, которое могло привести к потере всего корпуса. Если сложившаяся на плацдарме ситуация даст возможность наступать в сторону гор, Люкас мог чувствовать себя свободным в осуществлении такого шага, но Кларк и штаб его Армии полагали, что возможностей для этого будет совсем немного…

По-видимому, Черчилль и Александер верили в то, что операция Shingle является крупным наступлением сама по себе, в то время как Кларк и Люкас рассматривали ее как отвлекающий тактический шаг, который со временем приведет к ослаблению оборонительного потенциала немцев на Линии Густава, где 5-я Армия и предпримет основные усилия по прорыву обороны противника и захвату Рима. Так или иначе, когда американские и британские войска ступили на берег в районе Анцио, следуя за мощнейшим огневым валом, созданным корабельной артиллерией союзников, они почти незамедлительно добились заметного успеха. Три батальона рейнджеров захватили порт и город, едва ли сделав пару выстрелов, а парашютисты вошли в городок Неттуно/Nettuno, расположенный в двух милях (3.2 км) южнее. К концу первого дня союзники продвинулись вглубь суши на три мили (4.8 км). Люкас даже хвалился: «Мы достигли того, что определенно является одним из максимальных проявлений фактора внезапности в истории. Biscayne(штабной корабль, переоборудованный из авиаматки) стоял на якоре в трех с половиной милях (6.5 км) от берега, и я не мог поверить моим глазам, когда стоял на мостике и не видел ни одного пулемета или какой-либо другой огневой точки на пляже.»

Люкас теряет время
Кессельринг действительно был захвачен врасплох. Его резервы были переброшены к реке Гарильяно, и у него под рукой просто не было войск, чтобы противостоять наступлению 6-го Корпуса в направлении Альбанскиххолмов и к Риму. Однако даже в этой отчаянной ситуации немецкий военачальник не потерял хладнокровия. В срочном порядке фельдмаршал обратился к Гитлеру с просьбой разрешить ему переброску войск с Балкан и с севера Италии в окрестности Рима. Дивизия HermannGöring и 4-я Воздушно-десантная Дивизия получили приказ отражать любые попытки союзников продвинуться со стороны плацдарма к Альбанскимхолмам, тогда как 715-я и 114-я дивизии были уже на пути из Южной Франции и Югославии, а 92-я Дивизия была приведена в состояние готовности к переброске. В дополнение к этому 14-я Армия немцев, дислоцированная на севере Италии, получила приказ направить части 65-й и 362-й пехотных и 16-й Моторизованной (Panzergrenadier) дивизий в район Анцио. Фитингхоф также перебросил штаб 1-го Воздушно-десантного Корпуса и части 3-й Механизированной, 26-й Танковой и 1-й Воздушно-десантной дивизий и Дивизии HermannGöringна рубежи, расположенные южнее Рима.

Кессельринг был уверен в том, что ему удалось предотвратить возможную катастрофу, и даже пришел к заключению, что ему, может быть, удастся зажать союзников на образовавшемся плацдарме. Кроме того, он отверг предложение Фитингхофаотвести войска отЛинии Густава. Однако кризис еще не был полностью оставлен позади, и решительное наступление 6-го Корпуса союзниковвполне могло позволить им значительно увеличить размеры занятого плацдарма. Генерал Вестфаль (SiegfriedWestphal), начальник штаба Кессельринга, позднее писал: «22 января и даже на следующий день настроенная решительно и инициативная боевая группа противника могла бы прорваться в Рим, не сталкиваясь с необходимостью преодоления какого-либо серьезного сопротивления. Однако высадившиеся войска противника потеряли время и нерешительно топтались на месте.»   
На ранней стадии операции ShingleЛюкас сконцентрировал свои усилия на накоплении боеприпасов и других материалов и консолидации позиций союзников на плацдарме, который углубился в сушу почти на 10 миль (16 км). Он не предпринимал никаких усилий по подготовке и осуществлению решительного наступления, но осознавал необходимость взятия под контроль высот, расположенных непосредственно за Анцио. Тем временем Кессельринг наблюдал за тем, как растет численность создаваемой им группировки войск в окрестностях занятого союзниками плацдарма. В течение трех дней он переместил штаб 14-й Армии из Вероны на новый сектор фронта, чтобы он находился ближе к состоявшей теперь из восьми дивизий группировке войск, в то время как еще пять были на пути к Анцио. Теперь для того, чтобы дать Фитингхофу возможность восстановить баланс сил на Линии Густава, новый командующий силами немцев под Анцио генерал Макензен (EberhardvonMackensen) должен былкак можно быстрее предпринять решительную контратаку на плацдарм союзников и сбросить противника в море…

Тупиковая ситуация на Линии Густава
Тем временем генерал Кларк возобновил наступательные действия, узнав о том, что 6-й Корпус прочно закрепился под Анцио. После серьезной неудачи 36-й Дивизии, Кларк принял решение бросить в атаку 34-ю Дивизию через реку Рапидо и сильно расчлененный горный массив севернее Кассино. Совершив прорыв в этом секторе Линии Густава, войска союзников могли бы спуститься в долину реки Лири в четырех милях (6.4 км) севернее Кассино.После почти месяца боев союзники достигли незначительного продвижения вперед на ряде участков, но теперь были лишены возможности наступать. В ходе январских боев 2-й Корпус генерала Киза потерял 12 000 человек убитыми и ранеными. Южнее, в боях за плацдарм Гарильяно, 10-й Корпус генерала Маккрири (RichardMcСreery)захватил более 1 000 пленных, но и сам потерял 4 152 человека убитыми и ранеными за две недели попыток продвинуться в долину реки Лири с юга. Потери были столь велики, что командованию пришлось даже создавать временные боевые части из военнослужащих рот обеспечения – поваров, клерков и водителей грузовиков.
Необходимость принятия срочных мер была очевидна командованию союзников. Однако, хотя высадка под Анцио должна была обеспечить прорыв Линии Густава и быстрое продвижение в направлении Рима из района Кассино, плацдарм под Анциоскоро сам окажется под угрозой уничтожения.

Сразу после не встретившей серьезного сопротивления высадки под Анцио генерал Люкас столкнулся с необходимостью принятия безотлагательного решения. Быстрое наступление могло дать возможность занять позиции на Альбанскиххолмах, взять под контроль дорогу на Рим и вывести ситуацию в районе Линии Густава из стратегического тупика. Однако неудача наступления могла привести к потере всего корпуса. Перевод ситуации в стабильно-безопасное состояние мог обеспечить наличие постоянной угрозы немцам со стороны плацдарма, и этот сценарий казался генералу более приемлемым. Двусмысленность прошлых приказов Кларка не уходила из головы Люкаса, когда он взвешивал все за и против, но время утекало сквозь егопальцы. Генерал принял решение ждать девять дней до начала какого-либо решительного наступления в направлении Альбанскиххолмов. Пока эти стратегически важные высоты оставались в руках немцев, любое передвижение союзников внутри плацдарма происходило у них на виду. Однако наличие у генерала Люкаса возможности наступать было быстро сведено к нулю молниеносной реакцией немцев на появление у них в тылу вражеского плацдарма: их численно превосходящие союзников силы быстро создали вокруг него плотное полукольцо… Хотя сама высадка не встретила ощутимого сопротивления, немцы приступили к артобстрелам пляжей практически сразу.

За первые три дня после высадки части 3-й Дивизии американцев продвинулись на северо-восток, остановившись в четырех милях (6.4 км) от города Чистерна/Cisterna, в то время как 1-я Дивизия британцев заняла деревню Априлия/Aprilia с ее группой заброшенных ферм, получивших у солдат прозвище Фабрика/TheFactory. Люкас полагал, что создание его войсками консолидированного плацдарма было своего рода достижением. Он так и не стал торопиться с организацией наступления в направлении Альбанскиххолмов, не принял мер к ускоренному продвижению 1-й Дивизии в направлении городков Камполеоне/Campoleone или Альбано/Albano, хотя последний,расположенный в 5-6 милях (8-10 км) севернее, находился на пересечении дороги, идущей от Анцио, и Шоссе №7, ведущего в Рим. В своем дневнике генерал записал: «Я должен прочно стоять на земле и держать свои силы под рукой, не делая никаких глупостей.»  В конце января на плацдарм прибыли дополнительные силы: 45-я Пехотная и 1-я Танковая дивизии американцев, увеличив численность группировки союзников до 69 000 человек, 508 орудий и 208 танков. Тем временем численность немцев, занимавших оборонительные позиции по периферии плацдарма, достигла 71 500 человек.


Наступление союзникови контрудар немцев

30 января Люкас, наконец, начал наступать. Британская 1-я Дивизия, поддержанная танками американской 1-й Танковой Дивизии, быстро заняла Камполеоне. Однако бронетехника не могла продвигаться по полузатопленной местности достаточно быстро, и союзникам из-за этого не удалось достичь ощутимого расширения плацдарма.
Одновременно с этим 3-я Дивизия американцев и их 504-й Парашютный Полк вместе с тремя батальонами рейнджеров, которыми командовал полковник Дарби (WilliamO. Darby) должны были взять Чистерну и перерезать Шоссе №7. Командир 3-й Дивизии американцев, генерал Траскотт (LucianTruscott), расположил рейнджеров на острие атаки, и вначале все шло хорошо. Рейнджеры переправились через ответвление от канала Муссолини/MussoliniCanal(по его правому берегу прошла восточная граница плацдарма – ВК)в 01.30 и поползли вдоль сухой ирригационной канавы, по-видимому, оставаясь незамеченными противником. Ближе к рассвету рейнджеры добрались до окраины Чистерны. Когда они выбрались из канавы, для них разверзся ад: опытные бойцы Дивизии HermannGöring и 175-й Дивизии ждали их на хорошо укрепленных позициях, где их также поддерживала бронетехника. В итоге из 767 рейнджеров, пошедших в атаку, вернулись только шестеро… Один из батальонов 3-й Дивизии американцев сражался на протяжении 30 часов, вышел к Чистерне и почти перерезал Шоссе №7, но, был остановлен, потеряв 650 человек убитыми и ранеными из 800 солдат и офицеров, пошедших в наступление.

В начале февраля концентрация сил немцев в окрестностях плацдарма под Анцио достигла почти 100 000 человек, и Макензен инициировал занявшую неделю передислокацию своих войск для перехода в наступление, нацеленное на уничтожение плацдарма. Атаковав британцев в районе Камполеоне, немцы вынудили Люкаса осуществить отвод сил, который был проведен в полном порядке, хотя при этом союзники потеряли около 1 500 человек убитыми и ранеными. Перешедшие в наступление немцы отбили Априлию и Фабрику.
Гитлер настаивал на том, чтонарыв под Анцио должен быть удален, в то время как Черчилль был сильно обеспокоен отсутствием прогресса в операциях союзников. «Я надеялся, что мы выпускаем на берег дикого кота, но, все, что у нас теперь есть, - это выбросившийся на пляж [заблудившийся] кит,» - ворчал он. Предварительно намеченные Макензеном цели были немцами достигнуты, но его силы понесли тяжелые потери, и теперь им для решающего контрудара требовались подкрепления.

Тем временем в районе Кассино 5-я Армия приступила к реализации планов по еще одной попытке прорыва в долину реки Лири. На этот раз Новозеландский Корпус, включавший в себя новозеландскую 2-ю и индийскую 4-ю дивизии под общим командованием генерала Фрейберга(BernardFreyberg, правильно – Фрайберг – ВК), должны были наносить основной удар. Фрейберг намеревался бросить индийцев в атаку вверх по склонам горы Монте Кассино, в то время как новозеландцы должны были взять сам город. Он рассматривал разрушение бомбардировкой с воздуха венчающего гору древнего монастыря как предварительное условие для успеха наступления. 15 февраля союзная авиация сбросила на монастырь около 1 150 тонн взрывчатых веществ, разрушив его до основания…
15-17 февраля британцы, новозеландцы и индийцы безуспешно атаковали позиции немцев у Кассино, понеся тяжелые потери. Эти атаки получили название 2-е Сражение у Кассино. 15-19 марта новозеландцы и индийцы вновь пошли в наступление, которое получило название 3-е Сражение у Кассино, которое, как и предыдущее, окончилось безрезультатно.


Немцы переходят в наступление – события в британском секторе плацдарма
Пока разворачивался очередной этап драматических событий под Кассино, войска союзников на плацдарме под Анцию перешли к обороне, и теперь им предстояло драться за свое выживание. В начале февраля Макензен занял удобные исходные позиции для решительной атаки и перешел в наступление.Задачей первого наступления немцев были пока еще ограниченными: срезать вытянутый вдоль дороги ВиаАнциате/ViaAnziate к Камполеоне выступ, прозванный Большой Палец. Его предполагалось уничтожить атакой пехотного полка 65-й пехотной дивизии с одной стороны и 104-го моторизованного полка 15-й моторизованной дивизии с другой. Поддержку пехоте должны были оказывать 18 противотанковых САУ Хорниссе/Hornisseс тонкой броней — странный выбор, но других не было.

Вместе с немцами в этих боях уже в феврале примет участие батальон итальянских парашютистов Nembo, а начиная смарта, - войска Итальянской Социальной Республики (Salo), в том числе, батальон морских коммандос Barbarigoиз 10-й Флотилии МАС/DecimaFlottigliaMAS.
Утром 4 февраля положение союзников в районе ранее созданного имиКамполеонского выступа стало почти критическим. В секторе обороны британцев 1-й Батальон Полка Ирландских Гвардейцев/IrishGuards (также 24-я Гвардейская Бригада) был смят немцами: в нем сохранила боеспособность, как единое целое, лишь одна рота, 6-й Батальон Гордонских Горцев/GordonHighlanders (также 2-я Бригада) был разгромлен, и три его роты были взяты немцами в плен. Выступ был почти смят, но Люкас бросил в бой недавно прибывшую на плацдарм британскую 168-ю Бригаду из состава 1-й Дивизии (1-й Батальон Лондонских Ирландских Стрелков/LondonIrishRifles, 1-й Батальон Лондонских Шотландцев/LondonScottish, 10-й БатальонКоролевского Беркширского Полка/RoyalBerkshireRegiment). 3-я Бригада британцев получило приказ удерживать острие выступа, достигавшего 2 мили(3.2 км) в длину и 1 000 ярдов в ширину.В то же утро на дороге к северу от Камполеонебыли отрезаны и оказались в окружении 2-йБатальон Шервудских Лесных Бойцов/SherwoodForesters, 1-й Батальон Шропширской Легкой Пехоты Короля/King’sShropshireLightInfantryи 1-й Батальон Полка Герцога Веллингтонского/DukeofWellington’sRegiment (все из 3-й Бригады). Они держались весьдень, понесли тяжелые потери, после чего получили приказ отступать и около 5 часов вечера пробились к Фабрике при поддержке артиллерии, танков 46-го Королевского Танкового Полка и встречной атаки Лондонских Шотландцев из 168-й Бригады.

5-7 февраля обе стороны активно применяли артиллерию и авиацию: немцы стремились размягчить оборону союзников, последние – сорвать наступательные действия первых. В оперативных сводках немецкое командование отмечало высокий боевой дух противника, его превосходство в воздухе и огневой мощи артиллерии. Бомбардировки и обстрелы негативно воздействовали на настрой наступающих немцев, нарушали связь и корректировку артогня, затрудняли подвоз боеприпасов.

Выдержка из приказа командующего 14-й Армией Макензена:
Жизненно необходимо [постоянно] атаковать. При любых обстоятельствах нанесение непрерывных ударов по врагу, по меньшей мере, силами сильных штурмовых отрядов должно осуществляться по всему фронту. Это даст нам информацию о положении противника, который, в ожидании атаки, будет вынужден разбросать свои силы. Предварительные атаки, подготавливающие решающий удар по уничтожению плацдарма, должны осуществляться всеми имеющимися силами, чтобы ослабить противника.
В 21.00 7-гонемцывозобновилинаступление на Камполеонский выступ. Им удалось вбить клин между 5-м Батальоном Гренадеров-Гвардейцев/GrenadierGuards24-й Бригады и 2-м Батальоном Северо-СтаффордширскогоПолка/NorthStaffordshireRegiment 2-й Бригады, при этомони почти сумели окружить оба батальона. За героизм, проявленный в контратаках, сорвавших планы немцев, был награжден Крестом Викториикомандир роты, майор Сидней [WilliamSydney, 1909-1991, он же 1-й Виконт Де Лил/1st ViscountDeL'Isle(в 1961-1965 гг. – генерал-губернатор Австралии)]. Однако к 10 февраля британцы были вытеснены из выступа. Люкас приказал 11 февраля перейти в контрнаступление и вернуть потерянные участки, но немцы перехватили радиосообщение об этом и отбили плохо организованную контратаку…


Немцы переходят в наступление – события в американском секторе плацдарма
16 февраля немцы начали новое наступление – операцию Fischfang/Рыбалка–вдольшоссе, ведущегочерезКамполеоненаРим.Для поддержки пехоты были задействованы 45 Тигров 508-го батальона тяжелых танков и 76Пантер 1-го батальона 4-го танкового полка. Главный удар наносили 3-я моторизованная дивизия и 715-я пехотная дивизия.

Под атаками оказался американский сектор обороны. Макензен нанес мощный удар вдоль дороги Альбано-Анцио, атаковав позиции трех полков 45-й Дивизии американцев. Первоначальный удар наносили 3-я Механизированная вместе со 114-й и 715-й дивизиями и Пехотным Полком Lehr – учебной частью, которая в прошлом использовалась только для боевой подготовки военнослужащих и не принимала участие в боевых действиях. Отвлекающая атака немцев на позиции американской 3-й Дивизии была отбита, но вторая попытка, осуществленная силами 56-й Дивизиинемцев, вбила в позиции союзников клин глубиной в две мили (3.2 км), после чего прорыв противника был остановлен британскими резервами.     
Немецкая артиллерия начала интенсивный артобстрел всего 6-мильного (10 км) сектора фронта, занимаемого 45-й Дивизией американцев. Одновременно с этим несколько тысяч немецких пехотинцев из 3-й Механизированной и 715-й Пехотной дивизий пошли в атаку, поддержанные большим количеством танков. Немцев встретил огонь более чем 200 артиллерийских орудий британцев и американцев и ружейно-пулеметный огонь пехоты. Танки противника стали вязнуть в раскисшем грунте, продвигаясь крайне медленно, но атака не останавливалась. Часть позиций 157-го Полка американцев была смята, после чего три полка немецкой механизированной пехоты обрушились на несколько рот 3-го Батальона 179-го Полка. Американцы понесли тяжелейшие потери. Они несколько раз контратаковали, их позиции продолжали переходить из рук в руки.   

Солдаты дивизии HermannGöring. 17 февраля 1944 года
Атакатакже смяла 167-юБригадубританцевизсоставанедавноприбывшей 56-й (Лондонской) Дивизии. При этом почти целиком погибли две роты 8-го Батальона Королевских Фузильеров/RoyalFusiliers.Среди погибших был 2-й Лейтенант Эрик Уотерс(EricWaters) – отец Роджера Уотерса, знаменитого рок-музыканта из группы PinkFloyd, посвятившего памяти отца песнюКогдаПрорвалисьТигры/WhentheTigersВrokeFree…  
К 18-му практически весь периметр плацдарма, преимущественно соответствующий его первоначальному размеру, оказался под атаками, но основной удар Макензена был направлен на юг восточнее Априлии. Немцы неоднократно наносили удары по позициям 1-го Батальона Верного (Северо-Ланкаширского) Полка/LoyalRegiment 2-й Бригады, который вскоре потерял целую роту, на другой день – еще 200 человек убитыми и ранеными. В этот же день генерал-майор Пенни (RonaldPenney), командир британской 1-й Дивизии, был ранен осколком снаряда, после чего ее временно возглавил генерал-майор Темплер (GerladTempler), командир также прибывшей на плацдарм 56-й Дивизии.

После авианалета: горящие американские грузовики
Бои в секторе 45-й Дивизии шли почти непрерывно на протяжении пяти дней. Американцы сражались отчаянно, их передовая линия прогнулась внутрь плацдарма на полторы мили (2.4 км), но немцам так и не удалось осуществить решающий прорыв. Солдаты и офицеры этой дивизии фактически спасли всю обороняющую плацдарм группировку союзных войск. В этих боях проявили героизм двое солдат. Рядовой 1-го класса Джонстон (WilliamJohnston, 1918-1990) 17 февраля целый день находился на пулеметной позиции, которую атаковали около 80 немцев. Он уничтожил 25 вражеских солдат, потом убил еще двоих, подобравшихся к его окопу совсем близко: одного из пистолета и еще одного из подобранной винтовки. Джонстон 18-го добровольно вызвался прикрывать отход своего взвода, был тяжело ранен, но добрался до своих и передал ценную информацию о размещении сил противника. На рассвете22 февраля лейтенант Монтгомери (JackMontgomery, 1917-2002), индеец чероки из штата Оклахома, подавил несколько пулеметных гнезд противника, уничтожив 11 немцев и захватив 32 в плен, также получив серьезное ранение. Оба героя были награждены Медалями Почета. Заслуживает упоминания то, что Монтгомери был выпускником сельскохозяйственного училища для индейцев, в котором также учился еще один награжденный Медалью Почета за бои в Италии, 2-й лейтенант Эрнест Чилдерс (ErnestChilders, 1918-2005), индеец племени маскоги (Muscogee). В этих боях был разгромлен Учебный Полк Lehr, покинувший поле боя в полном беспорядке.

Немцы засыпáли плацдарм не только снарядами. Вспоминает лейтенант медицинской службы Армии США ЭйвисШорер (AvisDagitSchorer): «Немцы донимали нас своими пропагандистскими листовками, в которых говорилось, что наше положение безнадежно. Сэлли, Которая за Ось, (AxisSally – собирательная кличка для англоговорящих женщин–ведущих немецких англоязычных радиопрограмм для союзных солдат – ВК) немецкая пропагандистка с томным голосом,крутилапо радио самую новую американскую музыку. Она мучала нас своими историями о жизни в Штатах. Каждый день звучали приглашения: «Медсестры, переходите к нам. У нас полно симпатичных немецких офицеров, которые позаботятся о вас.»

Разбомбленный госпиталь
На третий день операции Fischfangнемцы оттеснили американцев к скалистому массиву, известному наличием пещер и получившему прозвище TheCaves. До моря оставалось менее 7 миль (11 км), около мили (1.6 км) – до штабного пункта 45-й Дивизии. Американцы устояли, поддержанные мощным огнем артиллерии, занимавшей позиции всего в миле (1.6 км) от места событий. Контратаки, организованные с участием резервов 6-го Корпуса, остановили продвижение немцев: операция Fischfangвыдохлась, обе стороны были обессилены. По словам Вестфаля, настал момент посмотреть правде в глаза: «Одеяло стало слишком тонким, - сказал он, использовав старинное крестьянское выражение. – После пяти лет войны войска более неспособны атаковать. Большая часть командиров, которых мы обучали в мирные времена, уже лежит в могилах. Пришедшие им на смену не могут последовательно координировать огонь из разных видов оружия для его максимальной концентрации в бою.»
Возможно, упреки командующего в адрес своих людей в чем-то были справедливыми, но люди, скорее всего, не рвались идти во фронтальные атаки на пулеметы и пушки. Всего за 5 дней, 16-20 февраля, немцы потеряли в атаках в стиле ПМВ, по меньшей мере, 5 389 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести (впленвэтиднипопали 609 немецкихсолдатиофицеров). Например, 21 февраля, после серии отбитых атак противника, солдаты 179-го Пехотного Полка американцев насчитали напротив своих окопов около 500 трупов. Бежавшийизпленаамериканецрассказал, что во время марша в колонне пленных он видел штабеля со 150 трупами немцев в каждом и всего насчитал около 1 500 тел погибших.Потери союзников составили 3496 убитых, раненых и пропавших без вести, включая 1304 пленных. К 22 февраля в строю в 508-м батальоне осталось менее десятка боеготовых Тигров.

27 февраля Макензен рапортовал о том, что неудачи обусловлены недостатками в уровне подготовки войск и наличием в подкреплениях большого количества молодых солдат, не имеющих должной квалификации, чтобы соперничать в бою с солдатами союзных армий. Всего за три недели наступательных боев немцы потеряют около 20 000 человек убитыми и ранеными. 45-я Дивизия потеряет 400 человек убитыми, 2 000 ранеными и 1 000 пропавшими без вести. Еще 2 000 американцев выйдут из строя из-за болезней и/или переохлаждения…
Неудачи немцев не помогли Люкасу. 22 февраля Кларк прибыл в штаб 6-го Корпуса и заменил его на Траскотта, бывшего командира 3-й Дивизии.


Последние атаки Макензена. Плацдарм остается в осаде
Несмотря на усталость войск и тяжелые потери Гитлер настаивал на продолжении наступления. Он возлагал на него большие надежды. Новая наступательная операция получила наименование Seitensprung/Эскапада, ставка вновь была сделана на технику. В Италию было отправлено 11 САУ Фердинанд/Ferdinand 1-й роты 653-го полка. Они прибыли 24 февраля и были подчинены 508-му батальону Тигров.Отбросив сомнения в успехе, Кессельринг и Макензен возобновили атаки 29 февраля,на этот раз силами 76-го Танкового Корпуса в районе Чистерны. 3-я Дивизия американцев приняла на себя основную тяжесть боев, последовавших за последней масштабной атакой немцев, нацеленной на уничтожение плацдарма.Наиболее массированный удар пришелся на позиции передовой роты 509-го Парашютного Полка, из состава которой только одному офицеру и 22 солдатам удалось отступить на 700 ярдов к главной линии обороны.  Позиции 7-го и 15-го полков были атакованы силами 362-й Пехотной и 26-й Танковой дивизий и Дивизии HermannGöring при поддержке танков Тигр. 7-й Полк удержал позиции под сильными атаками, хотя в ряде пунктов немцы прорвали его оборону, и танки стали расстреливать в упор огневые точкиамериканцев.1 марта 7-й Полк потерял только убитыми 35 человек. Эта последняя массированная атака немцев была отбита с тяжелыми для них потерями: они потеряли 3 000 человек убитыми и ранеными и более 30 танков. Первый Фердинандв Италии был потерян 1 марта 1944 г. В тот же день было списано сразу 8 Тигров508-го батальона. После этого Кессельринг принял решение блокировать плацдарм под Анцио и предоставить артиллерии и авиации возможность засыпать его снарядами и бомбами день за днем. В этом примут участие два 280-мм железнодорожных орудия, получившие у союзников прозвища AnzioAnnie и AnzioExpress. Их гигантские снаряды нанесут союзникам немалый урон и будут иметь значительный деморализующий эффект. Однако в целом преимущество в артиллерии оставалось за союзниками. При примерно равно числе стволов союзники расстреливали больше боеприпасов.
Так кровопролитный февраль 1944 года плавно перешел в напоминающее Западный фронт ПМВ изнурительное позиционное противостояние.Разумеется, ожесточенные стычки не прекращались. Уже в марте были брошены в бой итальянские эсэсовцы из 2-го БатальонаVendettaи 29-го Батальона вместе с немецкими частями. Они заслужили высокую оценку со стороны немецкого командования и были с этого момента причислены к войскам WaffenSS.


Операция Diadem – 4-е Сражение у Кассиноипрорыв Линии Густава
Александер был сыт по горло ожесточенными боями в узком секторе фронта. Когда улучшилась погода, он стал планировать усиление давления на немцев в рамках наступательной операции, получившей название Diadem и подразумевавшей атаки по четырем направлениям. С достижением прорыва Линии Густава войскам, занимавшим плацдарм под Анцио, предстояло перейти в наступление, нацеленное и последующее окружение немецкой группировки. В 23.00 11 мая операция Diadem началась с ураганной артподготовки. Более 1 600 орудий 5-й и 8-й армий открыли огонь, и в последующие два часа войска союзников пошли вперед. В секторе 2-го Корпуса продвижение американцев было минимальным. На фоне незначительных успехов британцев непосредственно к югу от Кассино первые 24 часа наступления почти ничего не принесли союзникам.
Французский Экспедиционный Корпус получил приказ наступать через горный массив Аурунчи/Aurunci к югу от участка наступления британцев. Немцы были настолько уверены в труднопроходимом характере местности в этом секторе фронта, что укрепили его довольно слабо. Однако марокканцы и алжирцы оказались вполне приспособленными к боевым действиям в горах и уже через несколько часов взяли вершину Монте Майо, подняв на ней трехцветный французский флаг. Возникшая вследствие этого угроза всей Линии Густава была очевидной. 71-я Пехотная Дивизия немцев оказалась рассеченной пополам, а левый фланг их 14-го Танкового Корпуса стал опасно открытым для атаки противника. У французов появилась возможность продолжить наступление через горы на северо-запад и атаковать правый фланг немцев в долине реки Лири с дальнейшим прорывом в нее и выходом в тыл немецких частей, обороняющихся близ Кассино.

Пока Кессельринг собирал резервы, чтобы усилить 71-ю Дивизию, британцы сумели навести уже третий мост через реку Рапидо и расширить свой плацдарм до общей протяженности по фронту в 2 500 ярдов. Тем временем возобновившие наступление части 85-й и 8-й дивизий американцев были остановлены немцами, хорошо закрепившимися на высотах 109 и 131, но после прихода темноты атакующие с удивлением обнаружили, что противник ведет по ним лишь спорадический ружейно-пулеметный огонь: немцы начали отход…  

15 мая 8-я Армия прорвала Линию Густава, и ее части вышли в долину реки Лири. За этим последовала комбинированная атака на гору Монте Кассино британской 78-й Дивизии и 2-го Польского Корпуса, нацеленная на то, чтобы перерезать уходящее на северо-запад от КассиноШоссе №6. После этого дальнейшее удержание немцами позиций близ Кассино потеряло всякий смысл, и их 1-я Воздушно-десантная Дивизия начала отступление.
Отсутствие решительности в действиях Кессельринга и германского верховного командования в целом на этом этапе способствовало развалу немецкой обороны. Генерал Хартманн (WalterHartmann), исполнявший обязанности командующего 14-м Корпусом немцев, понимал, что только переброска существенных по численности подкреплений поможет остановить прорыв союзников по трем направлениям. Неспособность разведки немцев точно определить численность противостоявших им напротив Линии Густава сил союзников и угроза еще одного десанта союзников непосредственно под Римом вывела Кессельринга из состояния психологического равновесия.   

К 20 мая французы вбили клин в Линию Гитлера – цепь укреплений, протягивающуюся примерно в 10 милях (16 км) к северо-западу от Линии Густава. Продвижение 2-го Корпуса в направлении Анцио приобрело удовлетворительный темп, и 23-го 1-я Канадская Дивизия прорвала Линию Гитлера в районе города Понтекорво/Pontecorvo. Теперь 2-й Корпус британцев мог наступать без особых помех по Шоссе №7, сближаясь с позициями 6-го Корпуса на плацдарме под Анцио, тогда как 8-я Армия уже вышла в долину реки Лири. Французский Экспедиционный Корпус угрожал полным окружением значительным силам немцев из состава 14-й и 10-й армий, и его наступление в направлении города Фрозиноне, находившегося в стороне от Шоссе №6, угрожало рассечь на две части состоявшую из этих двух армий группировку.
Фитингхоф отдал приказ на общее отступление по всему южному фронту немцев. 51-й Горнострелковый Корпус немцев оставил свои позиции напротив позиций 8-й Армии и начал откатываться на северо-запад по дорогам, параллельным Шоссе №6. 14-й Танковый Корпус немцев отступил к долине реки Сакко к северо-востоку от города Пико/Pico.  


Позиционная война
Занимавший плацдарм под Анцио на протяжении четырех месяцев 6-й Корпус вырос за это время в численности от двух до семи дивизий. Все это время плацдарм находился под пристальным наблюдением противника, занимавшего позиции на Альбанскиххолмах. Любые перемещения людей и техники союзников незамедлительно провоцировали открытие довольно точного артиллерийского огня. Некоторые солдаты, пережившие стояние на плацдарме, вспоминали об абсолютной невозможности перемещаться в дневное время и необходимости доставки питания под покровом темноты. Впрочем, у немцев были те же проблемы.
Британцы и американцы использовали любую возможность для того, чтобы найти убежища от бомб и снарядов. Под укрытия оборудовали подвалы разрушенных зданий, тоннели, водостоки. Для штабов создавали подземные укрытия в скальных выступах. Британцы даже выкопали себе подземный кинотеатр. Впрочем, и немцам приходилось несладко под артогнем союзников. По кадрам кинохроники можно оценить количество выпущенных союзниками снарядов по завалам из гильз рядом с батареями: они были ничуть не меньше, чем во времена ПМВ…
Близость передовых немцев и союзников иногдаобуславливала возникновение комичных ситуаций. Иной раз окопы противоборствующих сторон оказывались столь близко друг к другу, что союзные и немецкие солдаты хором пели LiliMarlene–немецкую солдатскую песню, ставшую популярной по обе стороны фронта.


Новый планпрорыва с плацдарма под Анцио - операцииBuffalo
К весне большие надежды, которые возлагались в январе на операцию Shingle, превратились в отдаленные воспоминания, однако к этому временизначительный объем людских и материальных ресурсов, имевшихся у союзников на Средиземноморском ТВД, был переброшен на плацдарм под Анцио с расчетом на наступление подходящего момента для решительного прорыва из создавшегося полукольца. Александер надеялся на успех, возлагая надежды на напористого Траскотта, сменившего нерешительного Люкаса. Кларк приказал Траскотту быть готовым к наступлению по четырем возможным направлениям. Наилучшим образом отвечало плану самого Александера, получившего название операция Buffalo, северо-восточное направление – атака через Чистерну в направлении города Вальмонтоне/Valmontone, выход к Шоссе №6 с блокировкой путей отхода большому числу немцев, все еще находившихся юго-восточнее плацдарма. В рамках этого сценария захват Рима был вторичной целью по отношению к возможности нанесения сокрушительного поражения немецким силам в Италии. Первоначально Александер был сторонником наступления на север через Альбанскиехолмы, а затем на Рим, но перспектива окружения большого числа немецких дивизий показалась ему более полезной для дела союзников. Поскольку две вышеупомянутые оси атак отстояли друг от друга, по меньшей мере,на 20 миль (32 км), Александру казалось, что их одновременное осуществление невозможно.

Кларка, тем не менее, манил Рим. Он сомневался в том, что блокировка Шоссе №6 поможет задержать немецкое отступление из-за наличия большого количества прочих дорог в районе города Вальмонтоне. Он утверждал, что атака в направлении Вальмонтоне запланирована, главным образом, для того, чтобы ускорить отступление немцев и облегчить 8-й Армии продвижение по долине реки Лири. Кларк рассчитывал, что после установления контакта между 5-й Армией и 6-м Корпусом Траскотт сможет быстро продвинуться на север и выйти к Риму. Время было существенным фактором для Кларка: он хотел взять Рим до вторжения в Нормандию, то есть, до 6 июня, после которого Итальянский фронт окончательно останется на вторых ролях.

Кларк верил, и не без оснований, что силы противника, закрепившиеся на Альбанскиххолмах, представляют собой угрозу, и подчеркивал, что эти высоты должны быть заняты до начала какого-либо продвижения в направлении Вальмонтоне. Логически рассуждая, после занятия Альбанскиххолмов – последнего природного препятствия на пути к Риму – Вечный Город должен был пасть уже в самом ближайшем времени. 6-й Корпус должен был оказаться на острие наступления на столицу Италии. Кларк, как и другие представители верховного командования союзников и, собственно, Черчилль, рассматривали этот город как крупнейший приз в Итальянской кампании. Он сказал Траскотту, что это «единственная представляющая ценность цель» для 6-го Корпуса. Город не имел для Кларка стратегической ценности: он хотел занять его из соображений престижа и еще потому, что, по его мнению, 5-я Армия вынесла на себе основную тяжесть боев и заслужила честь вступления в Рим первой…   
Вечером 22 мая британская 1-я Дивизия пошла в наступление на прорыв из плацдарма с отвлекающей атакой вдоль дороги Анцио-Альбано, и Макензен еще долго верил, что это и есть главная ось наступления. Рано утром 23-го боевые группы А и В 1-й Танковой Дивизии американцев пошли в атаку по главному направлению. В первый день эти боевые группы перерезали железную дорогу на Рим и вбили клин в оборонительный периметр 362-й Пехотной Дивизии немцев. 1-я Танковая Дивизия потеряла около 100 танков (!), но союзники достигли своей первой цели – невысокой гряды, расположенной к северу от плацдарма. Это обошлось им в 35 убитых, 137 раненых и одного пропавшего без вести. Трое солдат: техник-сержант Дервишьян (ErnestH. Dervishian, 1916-1984, родился в США в семье армянских иммигрантов), штаб-сержант Холл (GeorgeJ. Hall, 1921-1946, умер в США от полученных ранений) и 2-й лейтенант Фаулер (ThomasW. Fowler, 1921 - погиб 03.06.1944) за героизм, проявленный в боях 23 мая, были удостоены Медали Почета.   


Взятие Чистерны
Атака на город Чистерна была начата силами 3-й Пехотной Дивизии в 06.30. Боевая группа, ведомая майором Поликом (MichaelPaulick), получила приказ закрыть просвет в позициях союзников, образовавшийся в результате перемещений 15-го Пехотного Полка и 1-м Отрядом Специального Назначения/1stSpecialServiceForce (американо-канадская часть численностью около 1 400 человек). Полик потерял два танка и истребитель танков от огня, который противник вел из расположенной примерно в 600 ярдах группы домов за мостом, через канал Чистерна. Майор направил три танка в тыл вражеской позиции, и их огонь сбил с нее немцев. Продвигаясь вперед и не встречая серьезного сопротивления, боевая группа Полика приблизилась на 700 ярдов к Шоссе №7. С наступлением темноты патруль полковой разведки из трех человек заметил движение группы из 60 немцев в сторонузалесенного участка местности близ дорожного перекрестка. Американцы отошли и предали сообщение об этом своим командирам. Немцев встретила засада, в которой 20 человек было убито и 37 взято в плен.

Два батальона 15-го Пехотного Полка наступали в направлении Чистерны. 7-й Полк натолкнулся на минное поле и упорное сопротивление немцев. 30-й Полк также ждали проблемы с вражескими минами, и, в целом, темп наступления был крайне медленным. К этому моменту 3-я Дивизия потеряла 107 человек убитыми, 642 ранеными и 812 пропавшими без вести. Хотя решающего прорыва через немецкие позиции все еще не было, Кларк и Траскотт были довольны тем, что всего за один день достигнуто значительное продвижение вперед. 24 мая, столкнувшись с упорным сопротивлением немцев, 3-я Дивизия окружила Чистерну, но атака на город с севера была отбита противником. На следующее утро, 25 мая, части 7-го полка при поддержке танков ворвались в город. За героизм, проявленный в боях за этот город двое американцев были награждены Медалью Почета: рядовой 1-го класса Кесслер (PatrickKessler, награжден посмертно) и рядовой 1-го класса Шауэр (HenrySchauer, 1918-1997).
За первые три дня боев 6-й Корпус потерял 3 300 человек убитыми и ранеными, но ближе к рассвету 25 мая инженеры 36-й Дивизии, продвигающиеся на юг со стороны Анцио через канал Муссолини встретились с одной из боевых групп американской 85-й Дивизии, которая прибыла в Италию 28 марта и в составе 2-го Корпуса 5-й Армии Кларка вступила в бой 10 апреля 1944 года на Линии Густава.
После 125 дней, проведенных на плацдарме под Анцио, 6-й Корпус более не был в изоляции и теперь находился на левом фланге 5-й Армии. В тот же день Кларк издал противоречивый указ, согласно которому направление наступления 6-го Корпуса менялось на северо-западное в сторону Рима. Пока 3-я Дивизия и 1-й Отряд Специального Назначения продолжали атаковать в восточном направлении, в сторону Вальмотоне, большая часть сил 5-й Армии: 34-я, 36-я, 45-я, 85-я и 88-я дивизии теперь должны были наступать на столицу Италии.  

Траскотт позднее вспоминал, что был шокирован этим приказом. Он был уверен в том, союзники должны были приложить максимум усилий для наступления в сторону Вальмонтоне, чтобы заблокировать основным силам 10-й Армии немцев путь к отступлению, но приказ старшего по званию не подлежал обсуждению. 26 мая, когда 6-й Корпус приступил к выполнению приказа Кларка по смене направления главного удара, Кессельринг бросил части четырех своих дивизий в район города Веллетри/Velletri[7.5 миль (12 км) на север от Чистерны], чтобы не дать союзникам продвинуться дальше иперерезать Шоссе №6. Эти части 4 дня удерживали здесь 3-ю Дивизию американцев и дали возможность семи дивизиям 10-й Армии избежать окружения и уйти, обойдя Рим с севера.
Кларка критиковали за это решение и генералы союзных войск, и, позднее, историки. В своих мемуарах он ответил всем, написав, что немцы не собирались попадаться в ловушку и вполне могли обойти 6-й Корпус по другим проходившим севернее дорогам, более того, оставив открытым свой левый фланг для удара еще очень сильного противника, занимавшего позиции на Альбанскиххолмах, он бы рисковал слишком многим…

Немцы сдаются в плен. Чистерна в руинах. Май 1944 года
Роль военно-морских сил в операции Shingle
Операцию Shingle поддерживали корабли и суда объединенного англо-американского Тактического Соединения 81/TaskForce 81. В него входили два штабных корабля, две подводные лодки, 28 эсминцев, 103 малых кораблей и судов, 241 десантный корабль/судно.  Уже в 10.10 утра первого дня операции подорвался на мине и затонул американский тральщик Portent, при этом погибло 18 моряков. Следующим подорвался на мине малый вспомогательный корабль ПВО Palomares, который был отбуксирован в Неаполь. Атаки Люфтваффе не отличались интенсивностью, хотя немцам удалось потопить 250-кг бомбойдесантный корабльLCI-20.Крейсера Brooklyn (ВМФ США), Penelope, Orion и Spartan (Королевский флот) поддерживали высадку огнем своих орудий по позициям противника, на которые десант натолкнулся уже при продвижении вглубь суши.    
Однако уже вскоре Люфтваффе заметно прибавило в активности и приступило к бомбардировке сухопутных и морских целей. 23 января немецкие самолеты прорвались через воздушное прикрытие союзников и атаковали британские эсминцы Janus и Jervis, используя как обычные, так и радиоуправляемые бомбы. Одна из последних повредила Jarvis, но никто из экипажа не пострадал, и корабль ушел в Неаполь. Бомба неизвестного типа угодила также в Janus, который переломился пополам и затонул со 159 членами экипажа…
На следующий день, 24-го, последовала еще одна серия атак на корабли и суда союзников. Одна из бомб повредила американский эсминец Plunkett, при этом погибли 53 моряка. Корабль был вынужден уйти из зоны боевых действий. Несколько бомб упало в непосредственной близости от крейсера Brooklyn, но корабль избежал повреждений, тогда как разорвавшаяся рядом с американским тральщиком Prevail бомба вывела его из строя. В ходе последней воздушной атаке в тот день погибло британское госпитальное судно St. David, в результате чего погибли около 100 человек. Когда интенсивность воздушных атак спала, взрывом или мины, или радиоуправляемой бомбы был выведен из строя американский эсминец Mayo, при этом погибли 5 членов экипажа. Первые три дня боевых действий стоили флотам союзников наибольших потерь.     


25 января подорвался на мине и затонул с 17 членами экипажа американский тральщик YMS-30, зачищающий прибрежную полосу шириной 1 000 ярдов для входа в нее кораблей, поддерживающих огнем наземные войска. На следующий день британский LST-422 также наскочил на мину, после чего на нем начался пожар, несколькими минутами спустя, пытаясь спасти моряков с горящего судна, подорвался и затонул LCI-32, унеся с собой 30 моряков. 26-го погода ухудшилась, сильно затруднив выгрузку материалов. Угроза новых воздушных атак и продвижение войск 6-го Корпуса вглубь суши свели к минимуму возможную пользу от огня корабельной артиллерии. В этот день пять авиарейдов Люфтваффе вывели из строя два транспорта типа Liberty. 7 малых кораблей, спасательный буксир и британский LST-366 получили повреждения, а 29 января в результате попаданий радиоуправляемых бомб был потоплен транспорт SamuelHuntington (тип Liberty). Во время этого же авиарейда радиоуправляемая бомба потопила британский крейсер Spartan.


Немецкая авиация несла тяжелые потери в ходе своих атак. Применение дымовых завес, зенитный огонь, противодействие союзной авиации и использование недавно принятых на вооружение глушителей для борьбы с радиоуправляемыми бомбами постепенно снизили эффективность вражеских авианалетов, но 15 февраля под бомбовыми атаками погибли транспорт ElihuYale (тип Liberty) и LCT-35, унеся с собой 12 моряков. 18 февраля,выйдя из Неаполя в направлении Анцио, британский легкий крейсер Penelope был торпедирован немецкой подводной лодкой U-410и затонул вместе с 410 членами экипажа…25 февраля немецкие самолеты потопили британский эсминец Inglefield, при этом погибли 35 моряков. Однако, в целом. Люфтваффе оказалось неспособным помешать эффективной доставке на берег грузов с транспортов и обеспечению снабжения союзных войск.  


Начавшееся в феврале контрнаступление немцев оттеснило союзников от линии максимального продвижения, и в этот момент корабельная артиллерия сыграла существенную роль в отражении атак противника. Например, 9 февраля Brooklyn выпустил 580 6-дюймовых снарядов, поддерживая наземные войска. Приближение линии фронта к побережью сыграло и негативную роль: 8 февраля немецкий 170-мм снаряд упал на командирский мостик американского эсминца Ludlow, но, по счастью, не разорвался… Наземные войска при поддержке корабельной артиллерии остановили немецкое наступление.  
Участие военно-морских сил в операциях на плацдарме под Анцио существенно отличалось от вторжений с моря на Сицилию, в район Салерно и даже от высадки союзников в районе Порт-Лиотэ во Французском Марокко, где огонь корабельной артиллерии сыграл важнейшую роль в успехе десантных операций. В условиях затянувшегося позиционного противостояния флот союзников, главным образом, обеспечивал снабжение наземных войск. К концу операции более 500 000 тонн различных грузов было перевезено из Неаполя к побережью плацдарма, успешно выгружено и доставлено сражающимся войскам.


Эпилог - Римврукахсоюзников
2 июня оборона немцев к востоку от Рима рухнула, и их 14-я Армия начала отступление через его улицы. В тот же день, опасаясь уличных боев и еще одного Сталинграда, Гитлер сообщил Кессельрингу, что «обороны Рима не будет.» Утром 3 июняКессельрингобъявилРимоткрытымгородом. Через день части 2-го и 6-го корпусов вошли в Рим, который стал первой захваченной союзниками столицей одной из стран Оси. Однако арьергардные бои все еще продолжались, и 3 июня в районе города Ардеа/Ardea (35 миль к югу от Рима близ побережья) сержант Роджерс(MauriceRogers) из 2-го Батальона Уилтширского Полка/WiltshireRegimentатаковал в одиночку несколько пулеметных гнезд противника и уничтожил два из них. Он погиб в этом бою и был посмертно награжден Крестом Виктории.


Операции Diademи Buffalo достигла успеха: немцы были изгнаны из южной половины Италии. За срок, немногим меньший чем три недели, 5-я и 8-я армии союзников сбили немцев с Линии Густава, соединились с силами, занимающими плацдарм под Анцио, и взяли Рим. Потери союзников за этот период времени составили 44 000 человек убитыми и ранеными, в то время как немцы потеряли 38 000 человек и 15 600 взятыми союзниками в плен. Оставались считанные дни до вторжения в Нормандию, за которым 15 августа последует высадка в Южной Франции, после чего события на Итальянском фронте окончательно отойдут на второй план для союзного командования.     


Операция Shingleосталась в истории ВМВ противоречивой страницей. Она была неудачно спланирована, сопряжена с огромными рисками, в ходе ее осуществления нашлось место и некомпетентности командования, и мужеству солдат и офицеров союзников, застрявших на небольшом плацдарме на четыре месяца. Достаточно сказать, что за это время 22 американских солдата и офицера были награждены Медалью Почета за проявленный героизм. Очевидно, что эти люди отвлекли на себя значительные силы противника и этим, в немалой степени, помогли своим главным силам прорвать Линию Густава, и, в итоге, изгнать немцев из Южной Италии.Более того, высадка под Анцио вынудила германское командование отложить на неопределенный срок переброску лучших пяти дивизий Кессельринга на северо-запад Европы, что способствовало успеху операции Overlord. На Итальянском фронте после оставления Линии Густава и Рима немецкие войска отступят к Готской Линии, где в августе-декабре 1944 года развернутся ожесточенные бои…

Перевод и компиляция – Владимир Крупник
Редакция и дополнения – Алексей Исаев


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.