fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Январь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)


Когда в конце 1930-х война на Тихом океане стала неизбежной, перед США встал вопрос о необходимости защиты своих владений на удаленных островах и атоллах. Гражданские компании-подрядчики были привлечены к строительству взлетно-посадочных полос, портовых сооружений, казарм, складов ГСМ, водонапорных башен и укреплений на Филиппинах, Гуаме, атолле Мидуэй, острове Уэйк и, с наибольшей интенсивностью, на Гавайских островах – новой базе Тихоокеанского флота. После нескольких лет Великой Депрессии гражданские специалисты высоко ценили возможности, связанные с исполнением высокооплачиваемых работ. Люди, занятые военным планированием, хорошо понимали, что в случае войны находящиеся на ТВД гражданские специалисты окажутся в большой опасности. В этой связи высокопоставленные американские военные стали склоняться к созданию в составе ВМФ США строительных частей, напоминающий Армейский Инженерный Корпус (Army Corps of Engineers). Однако до декабря 1941 мало что было сделано в этом направлении…
Тем временем в июле 1941 года США взяли на себя ответственность за безопасность Исландии, чтобы сменить находившиеся там британские части. Была предпринята попытка привлечь гражданских строителей для строительства береговых укреплений и портовых сооружений, но они, в большинстве своем, отклонили эти предложения, опасаясь немецких подводных лодок, холодного климата и недружелюбного населения. Командование ВМФ США обратилось к адмиралу Бен Мориллу (Ben Moreell), руководителю Bureau of Yards and Docks (организация ВМФ, отвечающая за работу военно-морских верфей, доков и портовых сооружений - ВК), с пожеланием найти воинский персонал для решения предстоящих задач. Ему предложили сформировать 5 рот численностью по 99 человек в каждой. К 7 декабря 1941 года около 200 опытных инженеров-строителей и рабочих, многие из которых были ветеранами ПМВ, записались в строительные части. Однако эти люди так и не попали в Исландию.

Когда началась война на Тихом океане, гражданским строителям сильно досталось. После захвата японцами острова Уэйк более 1 000 сдавшихся в плен гражданских лиц были загнаны в трюмы японских транспортов и отправлены в концлагеря. Более 100 из них были оставлены на острове, чтобы трудиться на новых хозяев. По имеющимся сведениям, в 1943 году, после того, как остров был окончательно отрезан от Японии, в условиях отчаянной нехватки продовольствия японцы казнили американских строителей.  На Гуаме и на Филиппинах гражданские рабочие также сильно пострадали от японцев. Стало очевидно, что строители должны стать военнослужащими, способными при необходимости защитить себя и объекты своих усилий.  
Уже в феврале 1942 года ВМФ США купил на небольшом полуострове Quonset Point/Квонсет Пойнт в районе городка Дэвисвилл (штат Род Айленд) землю и различные сооружения, которые вскоре были превращены в базу для подготовки военно-морских строительных батальонов и поддержки операций в Атлантике. Еще одна база была основана в Порт Уайнеми (Port Hueneme, штат Калифорния) на побережье Тихого океана с теми же целями. Операции в Карибском бассейне должна была обслуживать третья военно-морская база – Галфпорт (Gulfport, штат Миссисипи).

Согласно первоначальному плану предполагалось сформировать один инженерный полк трехбатальонного состава. Уже вскоре официальным названием строительных батальонов стало Seabees, происходившее от аббревиатуры CBs и звучавшее как Морские Пчелы. Программа Seabee была подчинена Корпусу Гражданского Строительства/Civil Engineering Corps. Общее командование было поручено все тому же адмиралу Мориллу – профессиональному инженеру-строителю. Адмирал интенсифицировал рекрутирование военнослужащих из числа гражданских строителей. Инженеры становились офицерами, в то время как мастера и бригадиры – младшими командирами. Так случилось, что многие, записавшиеся в Морские Пчелы на ранней стадии формирования этих частей, получали профессиональные навыки в рамках социальных программ Нового Курса/New Deal президента Рузвельта, по которому он повел страну в период Великой Депрессии. Одна из этих программ - National Youth Administration (NYA – Национальная Администрация по Вопросам Молодежи, 1935-1943, была нацелена на предоставление профессионально-технического образования молодым американцам в возрасте 16-25 лет – ВК), все еще работала в начале войны и оказалась полезной для укрепления Морских Пчел квалифицированными кадрами.


Плакат, призывающий плотников, механиков электриков и т.п. записываться с стройбаты ВМФ. Всего за годы ВМВ на всех театрах военных действий через эти части пройдут 325 000 человек…
В довоенное время NYA построила множество трудовых лагерей по всей стране, и теперь они не использовались. Эти лагеря были предоставлены в распоряжение Морских Пчел для первичного сбора военнослужащих, ориентировки, предоставления формы, вакцинаций, занятий по физической подготовке новичков перед отправкой на Тихий океан, которую было необходимо осуществить как можно быстрее. Некоторые лагеря использовались в этих целях, пока ВМФ не построил свои собственные. Чтобы успокоить профсоюзы, которые боялись, что Морские Пчелы начнут конкурировать с ними, Морилл пообещал им, что его военнослужащие будут работать только за пределами США за исключением чрезвычайных ситуаций национального масштаба. На самом деле, почти 80% Морских Пчел были членами профсоюзов.

Строительство было только частью того, что предстояло делать Морским Пчелам. Кроме этого, они должны были стать готовыми к боевым действиям солдатами, в связи с чем их обучали применению стрелкового оружия и основам военной тактики. Ожидалось, что они вступят в бой, если возникнет необходимость. Отсюда и появившийся вскоре девиз Морских Пчел: Construimus Batuimus – Мы строим. Мы сражаемся (лат.) Лозунгом Пчел стали слова Мы можем! / Can do!. В это же время была создана эмблема этого рода войск – пчела с головным убором ВМФ, автоматом, молотком и гаечным ключом.
До того, как лагеря были готовы к приему людей и была создана командная иерархия, к 200 военнослужащим, собиравшимся отправляться в Исландию, присоединились 100 новичков-рекрутов. Они прошли ускоренный трехнедельный курс подготовки и в январе 1942 года погрузились на судно, отправлявшееся в путь с 4 000 армейских солдат и офицеров 13-го Полка Береговой Артиллерии/13th Coast Artillery. В составе конвоя судно вышло в море, сделало две остановки для погрузки снаряжения и припасов на пять транспортных судов. Эскортируемые военными кораблями, суда прибыли к берегам французского острова Бора Бора/Bora Bora 17 февраля 1942 года. Морские Пчелы, прибывшие на остров, получили название 1-й Строительный Батальонный Отряд/1st Construction Battalion Detachment и до конца войны называли себя Bobcats (военно-морское кодовое название для контингента острова). Им предстояло построить крупную военно-морскую и военно-воздушную базу в самом центре Тихого океана для заправки кораблей, охраняющих важнейшие морские пути, ведущие в Австралию.

Разгрузка пяти транспортов, в трюмах которых кроме техники и снаряжения для строителей находились 7-дюймовые морские орудия и боеприпасы к ним, и прибывших позднее других троих судов заняла 52 дня. Правда, орудия оказались погруженными последними…  Некоторые из них можно видеть на острове Бора Бора и поныне…

Первоначально многие строители страдали от тропических заболеваний, что сильно подрывало их усилия. Было много проблем и с возведенными ими самими временными жилищами, которые оказались неадекватными в условиях непрерывных тропических дождей. Тем не менее за три недели они сумели установить 300 модулей, носивших название Quonset Hut.
Затем ими были построены аэродром, установлена электростанция и, что было наиболее важно, цистерны для горючего. Чтобы закончить установку цистерн для кораблей ВМФ в срок на помощь строителям пришли 4 000 армейских военнослужащих. В цистерны было быстро перекачано горючее с танкеров, и это было сделано как раз вовремя, чтобы здесь смогли заправиться самолеты и корабли, принявшие участие в сражении в Коралловом море в мае 1942 года. ВМФ не смог бы противостоять казавшимся тогда непобедимыми японцам без дозаправки на острове Бора Бора. Морские Пчелы и их армейские коллеги остались невоспетыми героями этого сражения. Они действительно отлично потрудились, потрудились на пределе человеческих возможностей. Их командир так высказался об этом: «Они воняли как козлы, жили как собаки и вкалывали как лошади.»

На острове Бора Бора американцы выучили важные уроки военной логистики. Неразбериха была такой, что они, например, получили тачки без колес. Не хватало запчастей для грузовиков, а сварочное оборудование было доставлено без соответствующих масок. Узнав о том, что загрузка оборудования и снаряжения на транспорты, которая принесла столько проблем, осуществлялась гражданскими рабочими, Морские Пчелы теперь решили полагаться только на себя при погрузке и разгрузке транспортных судов. Теперь намного больше внимания уделялось тому, что грузили в трюмы и в каком порядке грузятся техника и материалы. Дела пошли настолько хорошо, что ВМФ теперь поручал Морским Пчелам осуществлять погрузку материалов на транспорты и их разгрузку…  

В США рекрутеры продолжали привлекать к службе в рядах Морских Пчел квалифицированных строителей, но требования к физической подготовке военнослужащих были снижены. В результате средний возраст записавшихся в стройбаты на ранней стадии их формирования был равен 37 годам, а в ряде случаев среди них были и мужчины в возрасте за 60!
В марте 1942 года 1-й Батальон Морских Пчел был переброшен на остров Тонгатабу/Tongatabu архипелага Тонга и остров Эфате/Efate архипелага Новые Гебриды. В мае на острова Самоа прибыл 2-й Батальон Морских Пчел. 3-й Батальон был направлен на Фиджи и в Нумеа (Новая Каледония), 4-й на - Аляску, несколько подразделений 5-го – на Мидуэй, атолл Пальмира/Palmyra, остров Джонстон и крупный атолл French Frigate Shoals (иногда по-русски его называют Френч-Фригат-Шолс – ВК) на северо-западе Гавайского архипелага. Морские Пчелы приступили к строительству кольца военных баз вокруг недавно завоеванных японцами владений в бассейне Тихого океана…

Отряд строителей из 1-го Батальона высадился на острове Эфате 4 мая, где встретил небольшую группу морпехов и армейских инженеров, пытавшихся построить взлетно-посадочную полосу. Совместными усилиями представителей трех родов войск полоса была быстро достроена и приняла первые 20 самолетов уже 28 мая. Важнейшим приоритетом в списке запланированных для постройки объектов был госпиталь на 600 коек. Лейтенант-коммандер Сэмюэл Мэтис (Samuel Mathis) из 1-го Батальона рассказывал: «Мы не могли начать наземное наступление до того, как будет готов госпиталь.» В разгар сражения за Гуадалканал госпиталь мог принять уже 900 человек.  

Одновременно с выполнением других работ Морские Пчелы построили причал для гидропланов, и 1 июня базирующиеся здесь летающие лодки Каталина/Catalina впервые бомбили находившийся в стадии постройки японский аэродром на Гуадалканале. Однако маршрут до Гуадалканала и обратно по протяженности был равен 1 400 милям, и такая удаленность сильно снижала эффективность бомбардировок. В этой связи Морские Пчелы получили приказ переместиться на 200 миль севернее на остров Эспириту Санту/Espiritu Santo. Мэтис вспоминал: «Мы прибыли на Эспириту Санту 8 июля. Там вообще ни черта не было – только джунгли.» Строители сразу же приступили к работе, установив генераторы и прожекторы, чтобы можно было работать круглые сутки. Работая днем и ночью, Пчелы построили аэродромы, установили цистерны для горючего, построили казармы и госпиталя. Этим самым они сократили продолжительность полета до Гуадалканала и обратно. Первые истребители прибыли на остров 28 июля, на следующий день здесь приземлились бомбардировщики B-17.

6-й Батальон Морских Пчел стал первой строительной частью, попавшей под огонь противника. 7 августа 1942 года морская пехота высадилась на Гуадалканале и наткнулась на недостроенный, топкий аэродром без дренажа и покрытия на ВПП. ВПП была усеяна воронками от бомб и снарядов, и, в результате его использования, американцы потеряли больше самолетов в авариях, чем в боях. У морпехов не было лишних людей для работ по улучшению аэродрома, но для успешного продолжения боев им нужна была близкая авиационная поддержка. На помощь были призваны Морские Пчелы.
20 августа лейтенант-коммандер Пол Бландон (Paul Blundon), командир 6-го Батальона, прилетел на Гуадалканал на Каталине, чтобы поближе посмотреть на недостроенный аэродром. Он немедленно связался с генерал-майором Вандегрифтом (Alexander A. Vandegrift), командиром 1-й Дивизии Морской Пехоты. Бландон заявил, что Морские Пчелы смогут построить всепогодный аэродром. Вандегрифту был нужен результат, но ему не были нужны лишние рты. У морпехов не хватало продовольствия, и дополнительная переброска припасов была проблематичной…


Морские Пчелы укладывают аэродромные плиты Марстона/Marston Mats в ходе строительства ВПП на острове Бугенвиль

В результате достигнутого компромисса было решено, что на Гуадалканале приступит к работам только половина батальона, пока не будут преодолены проблемы с доставкой продовольствия. 1 сентября 5 офицеров и 357 солдат и рот А и В 6-го Батальона прибыли на остров. Морпехи посматривали на Морских Пчел с недоумением: некоторые из последних годились им в отцы, а их форма была каким-то гибридом униформ ВМФ, Корпуса Морской Пехоты и Армии. Однако пришельцы быстро доказали свою значимость…

Проведя первую ночь под открытым небом Пчелы приступили к работе. Сначала они решили проблему с дренажем, затем выровняли поверхность, удлинили и расширили аэродромное поле, которое было названо морпехами Хендерсон Филд/Henderson Field в честь майора Лофтона Хендерсона (Lofton Henderson), погибшего в сражении у атолла Мидуэй. К середине октября полный состав 6-го Батальона – около 1 000 человек, будет на этом острове. Бландон так вспоминал о том, что ждали от Морских Пчел: «Наша работа заключалась в засыпке воронок после завершения выравнивания поверхности, укладке плит Марстона и твердого покрытия, строительстве больверков, оказании помощи при подвозе горючего и боеприпасов.»    

В первый день работ Пчелы были атакованы единичным японским бомбардировщиком, сбросившим свой груз рядом с ВПП. Работы даже не были остановлены. Через три недели Пчелы осушили и выровняли поле. После этого были уложены плиты Марстона. На аэродром начали прибывать самолеты, усилившие группировку морской пехоты. Однако японцы все еще имели возможность обстреливать аэродром с расположенных неподалеку высот и бомбить его по ночам. Артиллерийский огонь японцев и ночные бомбежки не наносили большого ущерба аэродрому, но осложняли работу Морских Пчел. В один из дней матрос 2-го класса Лоренс Мейерс (Lawrence Meyers) в раздражении схватил находившийся рядом пулемет калибра .50 и открыл огонь по японскому самолету. Под радостные крики товарищей он сбил истребитель Зеро/Zero. За это достижение он был представлен к Серебярной Звезде, но награжден уже был посмертно – через два дня американец погиб…

В середине октября на протяжении трех дней японцы приложили максимум усилий к тому, чтобы вывести аэродром из строя. Перед самым полуднем 13-го числа более 25 японских бомбардировщиков совершили налет на аэродром – бомбы разорвали покрытие из плит Марстона во многих местах и оставили множество глубоких воронок… Когда бомбардировщики улетели, Пчелы поспешили на поле, чтобы устранить ущерб. Заранее загруженные и размещенные соответствующим образом грузовики подвезли грунт, чтобы засыпать воронки. Поврежденные и покореженные плиты Марстона были заменены на новые, также заранее складированные в подходящих местах. Другие солдаты стройбата занялись сбором осколков, которые могли проткнуть шины самолетов. Уже вскоре аэродром был в рабочем состоянии. В этот день бомбежки и ремонтные работы повторились еще дважды. Затем, в полночь, японский линкор приблизился к аэродрому на достаточное расстояние, чтобы обрушить на него свои 14-дюймовые снаряды. Артобстрел с моря сменился еще одной атакой с воздуха. Всю ночь продолжались ремонтные работы, и даже повара принимали в них участие…   
Уже к 9.30 утра следующего дня Пчелы полностью вернули аэродром в рабочее состояние. Чередование бомбежек, артналетов, за которыми следовали ремонтные работы, продолжалось еще 48 часов. Пчелы, несмотря на усталость и понесенные потери, полностью выполнили свои обязанности. С другой стороны, понесшая ощутимые потери японская авиация прекратила массированные налеты.


Военнослужащие 6-го Батальона заканчивают занявшую три дня прокладку железной дороги на Гуадалканале
Во время налетов бомбардировочной авиации американские истребители всегда могли подняться в воздух. Сложнейшей задачей было отремонтировать ВПП, пока они находятся в воздухе, и обеспечить им посадку, пока не иссякло горючее. Иногда истребителям приходилось делать круги над аэродромом, чтобы дать Пчелам возможность сделать свою работу. Позднее Бландон вспоминал: «Мы установили, что 100 Морских Пчел могут устранить ущерб от взрыва 500-фунтовой бомбы на взлетной полосе за 40 минут.»
В дополнение к своим отчаянным усилиям по поддержанию основного аэродрома в рабочем состоянии, 6-й Батальон проложил дорогу протяженностью 24 мили между портовыми причалами, аэродромом Хендерсон Филд и двумя удаленными ВПП для истребителей. Строительство дороги включило в себя возведение нескольких мостов через ручьи и овраги. Кроме того, Пчелы восстановили захваченную у японцев электростанцию и отремонтировали японскую холодильную установку для производства льда, которую прозвали Tojo Ice Company. Части 6-го Батальона также оказывали поддержку морпехам, сражавшимся на расположенном неподалеку острове Тулаги. 6-й Батальон стал первым из четырех батальонов Морских Пчел, заслуживших благодарность Президента…

В ноябре на аэродром Хендерсон Филд прибыли дополнительные контингенты морпехов. Вместе с ними прибыли 500 военнослужащих из 14-го батальона Морских Пчел, которые приступили к строительству двух новых ВПП для бомбардировщиков. В декабре сюда прибыл 18-й Батальон Пчел, за которым последовал 26-й, который сменил уставших военнослужащих 6-го Батальона, вынесших на себе основную тяжесть инженерной поддержки войск, сражающихся за остров.
Опоздание, с которым в недавнем прошлом стройбатовцы прибыли на Гуадалканал, убедило Пентагон в том, что Морские Пчелы должны высаживаться на острова вместе с силами вторжения и сразу же приступать к выполнению своих столь важных обязанностей. Этот подход привел к проявлению, в общем, добродушного соперничества между Пчелами и морпехами. Представители обоих родов войска всегда настаивали на том, что они высадились на вражеский берег первыми, при этом, в ряде случаев, Пчелы действительно опережали морпехов, осуществляя расчистку побережья от всевозможных препятствий. Высадившихся позднее морпехов встречали шутками типа: «А почему вы задержались?»

В декабре 1942 года рекрутирование в батальоны Морских Пчел было передано правительственному агентству Selective Service System. После этого людей стали отбирать из числа обычных призывников, которым предстояло проходить обучение на рабочем месте. Еще в 1940 году в законе, определявшем деятельность агентства Selective Service System, прозвучали следующие слова: «Любое лицо, независимо от расы или цвета кожи… должно иметь возможность добровольно записываться… в сухопутные и морские [вооруженные] силы Соединенных Штатов.» До войны ограниченное количество афроамериканцев могло служить в ВМФ в качестве кухонного персонала и прислуги в офицерских кают-компаниях. Когда началась война, тысячи черных парней записались во флот.


Черные американцы-ныряльщики в составе 34-го Батальона Морских Пчел – воинской части, в которой отсутствовала расовая сегрегация, - работают на строительстве железной дороги на острове Гавута/Gavuta, архипелаг Соломоновы острова, 1944 год.
Однако военный истэблишмент даже в 1942 году был еще не готов разрешить включение афроамериканцев в состав боевых частей. ВМФ обратился к командованию Морских Пчел с просьбой сформировать из черных солдат-новичков строительные батальоны. К концу войны в рядах Пчел служили уже 12 000 черных американцев, но и здесь потребовалась готовность к компромиссам. Большинство черных солдат пришли с Юга, поэтому предполагалось, что будет лучше поместить их под командование белых офицеров-южан, которые будут лучше знать, как иметь дело с черными. Однако дальнейший опыт показал, что этот подход не работает, и к 1944 году офицеров-южан сменили более просвещенные и толерантные командиры.

Первой черной частью в рядах Морских Пчел, приступившей к несению службы, стал 34-й Батальон. В январе 1942 года батальон прибыл в южную часть Тихого океана. После этого на протяжении полутора лет черные солдаты трудились в жарких тропиках Соломоновых островов. Здесь война добралась и до них. Кроме пострадавших от несчастных случаев и болезней, 5 солдат батальона погибли и 35 были ранены во время бомбежек. Вторым черным батальоном стал 80-й, который нес службу на острове Тринидад. Позднее будут сформированы и другие черные батальоны.        
В середине 1942 года японцы высадились на островах Атту и Киска Алеутского архипелага. Таким образом, Аляска стала прифронтовой территорией. Через месяц 4-й батальон Морских Пчел прибыл в этот штат, чтобы принять участие в укреплении его обороноспособности. В августе 1942 года ему на помощь прибыл 21-й Батальон строителей. На Аляске Морские Пчелы строили аэродромы, складские помещения и казармы, устанавливали цистерны для хранения горючего.

В августе 1942 года 65-й Батальон Морских Пчел высадился близ Фритауна (в настоящее время – Сьерра-Леоне - ВК) в Западной Африке. Американцы привели в изумление не самых энергичных местных британцев тем, что восстановили и пустили в дело заброшенную и ржавеющую технику и нашли способы мотивировать местных рабочих. Быстро строились дороги, жилые здания, портовые сооружения. Уже вскоре город стал важнейшей базой снабжения кораблей ВМФ.  

Вторжение союзников в Северную Африку открыло новый фронт для Морских Пчел. Здесь солдаты стройбатов разгружали десантные суда, доставляли грузы на передовую, расширяли аэродромы и порты, улучшали дороги, включая железнодорожные пути, готовили артиллерийские позиции. Когда рекрутирование в военное время стало стандартной процедурой, стандартным стало и базовое обучение. Новички получали шестинедельную подготовку, включавшую обращение со стрелковым оружием.

На раннем этапе войны Пчелы прибывали на отведенный им участок работ раньше, чем на него доставлялись техника и снаряжение, поэтому часто им приходилось импровизировать, чтобы приступить к выполнению своих задач. Основной проблемой в таких ситуациях был недостаток причалов или доков для разгрузки судов с грузами. Был случай, когда у одного из островов в южной части Тихого океана скопилось более 80 судов, вставших на якорь в ожидании разгрузки…

У атолла Фунафути/Funafuti авианалет японцев вынудил судно с грузом продовольствия для Морских Пчел уйти в море. В итоге, по воспоминаниям стройбатовцев, им пришлось «пять недель сидеть на венских сосисках и галетах.» Похожая ситуация случилась и на Гуадалканале во время первого налета японцев. Из-за возникших проблем со снабжением для ускорения разгрузки транспортных судов были созданы специальные батальоны Морских Пчел, занятых исключительно на разгрузке судов и распределении грузов. Разгрузка не прекращалась просто потому, что суда были атакованы с воздуха. Пчелы в таких случаях часто помогали экипажам транспортов, на которых не хватало людей, занимали места в расчетах зенитных пушек и пулеметов и отправлялись на помощь механикам в машинные отделения непосредственно во время разгрузки.

На юге Тихого океана союзники начали продвижение вдоль цепи Соломоновых островов. Одним из островов, на которых высаживалась морская пехота, был остров Вануну/Vanunu (острова Нью-Джорджия). Морпехи высадились на нем в 10.30 утра 30 июня 1943 года – Морские Пчелы из 47-го Батальона последовали сразу же за ними. К 3 часам дня захваченный плацдарм был уже достаточно безопасным для того, чтобы Пчелы могли приступить к строительству ВПП для истребителей. Бугры и выступы были взорваны и снесены бульдозерами, эрозионные врезы засыпаны грунтом. На ВПП было уложено покрытие из дробленого кораллового щебня. Через 9 дней здесь приземлился первый самолет, а к 18 июля ВПП длиной 3 300 футов уже обслуживала целую истребительную эскадрилью. Базировавшаяся здесь истребительная эскадрилья теперь могла сопровождать летавшие на север с аэродрома на Гуадалканале бомбардировщики.      

Морские Пчелы были нужны не только на Тихом океане. Поскольку военные действия шли на двух океанах, Панамский канал был стратегически крайне важным объектом, поэтому для его защиты было построено кольцо военных баз и расширены уже существующие базы в зоне самого канала, а также на Кубе и Пуэрто-Рико. Были заключены соглашения с центрально-американскими странами и согласованы действия с британцами по вопросу использования баз, предоставленных американцам по Ленд-Лизу. Большая часть работ на ранней стадии производилась гражданскими подрядчиками, но к 1943 году на этих объектах уже работали Морские Пчелы.

Вернемся в архипелаг Соломоновы острова. В конце 1943 года 87-й Батальон Морских Пчел получил приказ участвовать во вторжении на острова Трежери/Treasury и поддерживать в ходе боевых действий новозеландские войска. Здесь произошел такой случай – механику Орелио Тассони (Aurelio Tassone) сказали, что японский ДОТ задерживает продвижение новозеландцев. Его спросили, сможет ли он на своей машине атаковать и подавить огневую точку врага? Американец объехал ДОТ, поднял бульдозерный нож, чтобы защититься от винтовочного огня, и засыпал огневую точку. За эффективную поддержку пехоты Тассони был награжден Серебряной Звездой. Этот эпизод нашел отражение в голливудском фильме The Fighting Seabees (1944), в котором Джон Уэйн сыграл находчивого и смелого бульдозериста…  

Тем временем в США Морские Пчелы предложили новый подход к производству понтонов, что, как считается, существенно повлияло на ход войны. Сама техническая новинка была предложена капитаном Корпуса Инженеров ВМФ/Civil Engineering Corps – CEC Джоном Лэйкоком. Идея заключалась в сборке мостов из понтонов размером 5 х 7 х 5 футов, которые были сварены из стальных листов. Один такой понтон мог удерживать до 20 тонн груза, и, на самом деле, его рабочая модель была готова к тестированию еще до Пёрл-Харбора. Такие понтоны будут использоваться не только для сборки мостов, но и причалов, верфей, небольших сухих доков и даже барж. На Аляске такая баржа использовалась даже в качестве ледокола. Такие понтоны, будучи вытащенными на берег, использовались для выпечки хлеба и поджаривания мяса. Сборка различных комбинаций из этих понтонов обеспечивалась стандартизацией креплений.          

Новые понтоны прошли первое тестирование в ходе операции Husky – вторжения на Сицилию – в 1943 году. В силу мелководности прилегающей к южным берегам Сицилии акватории десантные суда LST садились здесь на грунт на расстоянии до 500 футов от берега, при этом глубина воды могла все еще быть близкой к 6 футам – не лучший вариант для выгрузки танков и бульдозеров. Решением стала сборка понтонного моста длиной 300 футов, по которому тяжелая техника могла подойти к берегу на расстояние до 200 футов, чтобы дальше двигаться частично погруженной в воду. Проведенные заблаговременно испытания обеспечили десантирование техники на берег без особых проблем. Всего было собрано 96 таких мостов. По ним на берег отбуксировали артиллерийские орудия различных калибров и вывели более 10 000 тяжелых машин, грузовиков и танков, что обеспечило успех вторжения. Британский командующий Лорд Маунтбеттен назвал эти мосты чудом.

Морские Пчелы позднее попытались повторить этот успех под Салерно и Анцио, но элемент внезапности в использовании подобных мостов обеспечить уже не удалось, и немецкая авиация и артиллерия целенаправленно атаковали и обстреливали их, нанося американцам ощутимые потери. Когда под Анцио сам плацдарм оказался под целенаправленными атаками немцев, Пчелы продолжали доставлять по временным мостам грузы с транспортных судов под огнем, что помогло стабилизировать оборонительные позиции на побережье…

Теперь, после уроков, выученных в Северной Африке, на Сицилии и в континентальной Италии, союзникам предстояло крупнейшее испытание – высадка в Нормандии. Готовясь к вторжению, военно-морские строители собирали временные причалы и мосты, которые должны были однозначно понадобиться при десантировании с моря. Но в Нормандии союзников ждали новые проблемы.     
На побережье Нормандии весной море часто штормит, и 1944 год не стал исключением. В зоне высадки не было гаваней или волноломов, так что Морским Пчелам предстояло самим создать их. Решением проблемы с отсутствием гавани стало британское изобретение, получившее название гавань Малберри/Mulberry.

 
На картине – буксировка фрагмента знаменитой искусственной гавани Малберри/Mulberry из Англии в Нормандию
Идея принадлежала самому Черчиллю. Она заключалась в изготовлении пустых кессонов, получивших название Фениксы/Phoenixes, которые могли быть отбуксированы, а потом затоплены в нужном месте впритык друг к другу для создания искусственной гавани. Эти кессоны сослужили хорошую службу британцам у пляжа Гоулд/Gold и американцам у пляжа Омаха/Omaha. Задача создания гавани Малберри для высаживающихся американцев была поставлена перед Морскими Пчелами. Около 50 Фениксов было использовано для строительства гавани Малберри, их транспортировка через пролив осуществлялась британскими буксирами. Работы начались в День Д и были завершены примерно через неделю.

Еще одной проблемой в Нормандии был рельеф морского дна в прибрежной полосе, характеризующийся наличием песчаных грив и отмелей, параллельных береговой линии. На них вполне могли застрять на существенном расстоянии от берега крупные десантные суда (LST). Решением проблемы стали баржи, собранные из стальных понтонов – по 30 в длину и по 6 в ширину. Эти баржи получили название Rhino Ferry. После разгрузки баржи возвращались назад к LST, чтобы забрать остальную часть его груза.
81-й и 111-й батальоны Морских Пчел, ранее принимавшие участие в десантах в Италии, получили задание собрать баржи, протестировать их и применить в ходе высадки. В День Д 11 барж Rhino Ferry будут использованы для высадки первых волн десанта на пляж Омаха, но уже вскоре их число достигнет 20. Еще 11 будут использованы на пляже Юта/Utah.

5 июня 1944 года десантные суда LST начали буксировку барж к французскому побережью. Процесс шел медленно, море волновалось, и буксировка заняла всю ночь. К 5.30 утра все они были на исходных позициях. Баржи были спроектированы так, чтобы они могли оперировать в море с высотой волны 3 фута, но в тот день волны у берегов Нормандии достигали в высоту 6 футов и больше. Закрепление барж в носовой части LST было непростой и опасной процедурой. Несчастные случаи различные происшествия замедляли дело, тем не менее Пчелам и водителям машин удавалось разместить до 75-80 грузовиков на каждой барже в условиях сильного волнения.  

Усилиями буксиров и небольших десантных судов, подталкивавших баржи сзади, первые из них достигли пляжа Юта только к полудню. В районе пляжа Омаха баржи были остановлены, не достигнув берега: на их пути оказались немецкие подводные препятствия из стали и бетона, мины, а также выведенные из строя и потопленные десантные суда. Только одна баржа, которой командовал лейтенант Роберт Стилгенбауэр (Robert Stilgenbauer), приблизилась к берегу на этом участке в День Д. Каким-то образом ему удалось провести ее, маневрируя между препятствиями, но к этому времени начался отлив, и баржа осталась на грунте дожидаться прилива… На следующий день вообще ни одной барже не удалось добраться до берега на участке Омаха. До того, как Стилгенбауэр приблизился к берегу, первыми бойцами, оказавшимися на пляже, стали Морские Пчелы из частей Военно-Морских Боевых Подрывников/Naval Combat Demolition Units и армейские инженеры-саперы. Это были хорошо обученные подрывники, которые начали работы по уничтожению препятствий с максимальной скоростью, в то время как становилось все светлее. Они были замечены немцами и попали под интенсивный огонь, понеся ощутимые потери. Однако эти бойцы сумели взорвать достаточное количество препятствий, чтобы расчистить путь на берег десантным катерам.

Пока одни Морские Пчелы и саперы уничтожали препятствия и старались удержать свои баржи на плаву, около 10 000 солдат и офицеров из 25-го Строительного Полка ВМФ/Naval Construction Regiment 25 – временно созданной из нескольких батальонов строительной части – собирали мосты и причалы на участках Юта и Омаха. С барж в зоне высадки на берег было выгружена первая волна тяжелых машин, а по собранным Пчелами мостам союзники вывозили на берег миллионы тонн техники и снаряжения вплоть до ноября 1944 года. К этому времени у немцев уже были отбиты французские и голландские порты. Теперь Пчелы получили задание расчистить акватории портов от препятствий и привести в рабочее состояние портовые сооружения. Территорией Пчел оставался морской берег, но из этого было одно большое исключение.   

Когда 3-я Армия генерала Паттона достигла Рейна, отряды из состава подразделений техобслуживания (Maintenance Units) 627-го, 628-го и 629-го Строительных Батальонов, одетые по просьбе Паттона в армейскую форму, чтобы их не спутали с противником, оказывали поддержку сухопутным войскам со своими небольшими катерами (всего их было 300), строительной техникой и пригодившимися и здесь понтонами в ходе форсирования столь широкой реки.
Во время войны Пчелы делали то, что от них требовалось, и более того. На Гуадалканале, в частности, стройбатовские повара кормили всех тех морпехов, которые приходили к ним за едой. Для Пчел было делом чести накормить любого моряка, морпеха, солдата или летчика, если возникала в этом необходимость. На островах Рассела один повар, который до войны был шеф-поваром в каком-то заведении, убедил интендантов выкупить у местных весь их домашний скот, после чего открыл киоск, где Пчелы и более многочисленный персонал ВВС могли разжиться гамбургером – все это, разумеется, было бесплатно.   

Пока армейские части вели бои на побережье Нормандии, за многие тысячи миль от них 2-я и 4-я дивизии Морской Пехоты высадились на острове Сайпан 15 июня 1944 года. С ними вместе в десанте приняли участие 18-й и 121-й батальоны Морских Пчел.19 июня морпехи захватили аэродром Аслито/Aslito и передали его Пчелам, которые в спешном порядке засыпали воронки от бомб и снарядов, убрали осколки и разровняли ВПП длиной более одной мили. Первый американский самолет приземлился на этом аэродроме через два дня…

Солдаты 2-го Полка Коммандос (2nd Marine Raider Regiment) 3-й Дивизии Морской Пехоты позируют перед дорожным знаком, на котором написано: «Когда мы доберемся до Японских островов с лихо заломленными кепи, мы войдем с Токио по дорогам, построенным Морскими Пчелами.»

На Сайпане, как и везде, Пчелы сделали больше, чем требовалось обычно. На острове была полуразрушенная железная дорога, когда-то проложенная японцами от побережья до аэропорта. Строители восстановили разбитую дорогу, пока шел ремонт локомотива и вагонов. Эти работы заняли четыре дня, после чего начал движение состав, на котором с места высадки к аэропорту начали перебрасывать различные грузы, в основном, бомбы и горючее к огромному облегчению военнослужащих аэродромного обеспечения.

Следующей целью американцев был Гуам. 21 июля морпехи 3-й Дивизии и 1-й Бригады высадились на этот остров. За ними последовали Пчелы из 25-го Батальона. Они немедленно приступили к разгрузке различных материалов, сортируя их и перебрасывая через полосу пляжей к сражающимся частям. 25-му Батальону оказывал поддержку 2-й Специальный Батальон. Командование Морских Пчел сформировало несколько таких специальных частей для выполнения особых задач, таких как разгрузочно-погрузочные работы, подрывные работы, чистка оружия, строительство дорог, расчистка местности от деревьев с заготовкой древесины и последующей ее распиловки, ремонта техобслуживания машинного парка и для много другого. 2-й Специальный Батальон был сформирован из квалифицированных портовых грузчиков и докеров.

На втором участке высадке острова Гуам Пчелы, используя загерметизированный трактор, принимали участие в разгрузке десантных судов LST, застрявших на рифовом барьере. Затем они провели за собой танки через самые мелководные участки на берег под огнем противника. К концу первой недели вторжения Пчелы были уже заняты обустройством бухты Апра/Apra Harbor – единственной природной бухты на острове. Хотя все результаты их работы были разрушены октябрьским тайфуном, они восстановили всё и превратили бухту в первоклассную якорную стоянку.  

За Гуамом последовало вторжение на остров Тиниан, расположенный в трех милях к югу от Сайпана. На острове был только один пляж, и он был хорошо защищен японцами. Остальное побережье отличалось наличием природных препятствий, таких как обрывы и болота. Севернее Тиниана находились береговые обрывы высотой до 15 футов, которые противник рассматривал как непреодолимые, однако японцы недооценили изобретательность американцев. Капитан Пол Хэллорэн (Paul Halloran), в прошлом инженер-строитель, который теперь командовал 6-й Строительной Бригадой/6th Construction Brigade, спроектировал специальное приспособление для десантных машин LVT, с которым они теперь были способно перевозить на себе длинную рампу.
Достигнув берега, LVT, прозванные Букашечками/Doodlebugs, опускали свои рампы с упором на бровки клифов, потом сдавали назад, выезжали из-под рампы и въезжали по ней на расположенное за клифом пологое пространство. Затем по рампам на берег въезжала друга техника… Так, пока японцы поджидали американцев на юге, 4-я Дивизия выбралась на берег, преодолев северные обрывы, и быстро разгромила противостоящие им силы. Американцы заняли остальную часть острова, не встречая серьезного сопротивления, так как укрепленные позиции японцев были обращены, в основном к морю. Операция по занятию острова, которая началась 24 июля, закончилась 1 августа.

Морские Пчелы часто появлялись в непосредственной близости от передовой. На Гуадалканале, в частности, они проводили взрывные работы настолько близко к артиллерийским позициям, что их пришлось просить остановиться, поскольку взрывы сбивают прицеливание! На острове Тиниан капитан Хэллорэн с группой своих специалистов проводил топосъемку участка, предполагаемого для строительства ВПП. Один из Пчел заметил несколько танков морской пехоты, явно наводивших на них свои пушки. Когда офицер подошел к танкистам, чтобы прояснить обстановку, офицер-танкист сказал ему, что Пчелы зашли на участок, еще не отбитый у противника, и посоветовал им уйти и вернуться через несколько часов. Когда этот участок был очищен от противника, Пчелы приступили к работе и со временем превратили его в крупнейший в мире военный аэродром. Здесь проложили шесть ВПП, каждую длиной, по меньшей мере, в полторы мили и шириной с городской квартал. На этом участке по 20 часов в день работали 200 самосвалов в две 10-часовые смены. 4 часа отводилось на обслуживание и ремонт техники. ВПП строились для приема бомбардировщиков В-29, которые будут бомбить Японские острова.

Пчелы построили здесь не только аэродром, но и жилые здания, госпитали, хранилища пресной воды, склады горючего и боеприпасов. Военный контингент аэродрома со временем будет насчитывать 40 000 человек, включая 15 000 Морских Пчел. Вероятнее всего, для собственного развлечения, Пчелы в ходе строительства воспроизвели сеть улиц Манхэттена. Склад боеприпасов в центре острова получил название Центральный Парк/Central Park. Улицы были названы так же, как в Манхэттене, и на острове по сей день некоторые улицы носят нью-йоркские названия…

Высадка на побережье залива Лейте была армейской операцией, но, как и в Европе, Морские Пчелы сыграли важнейшую роль в ее успехе. 6-я Армия высадилась 20 октября 1944 года. Пчелы готовились поддержать их своими понтонными мостами и десантными судами, но все это не понадобилось, потому что характер побережья оказался благоприятным для использования крупных LST. Только через час после высадки первой волны Пчелы приступили к работе, разгружая LST и распределяя машины, снаряжение и грузы. Уже вскоре строительные батальоны приступили к выполнению и других работ.
В ночь 24 октября адмирал Уильям Холзи (William Halsey) повел свой 3-й Флот на север, чтобы перехватить приближающиеся японские авианосцы. Высадившиеся на побережье армейские части остались без воздушного прикрытия. 61-й Строительный Батальон и армейские инженеры немедленно приступили к строительству ВПП для истребителей и бомбардировщиков, которые должны были предоставить поддержку наземным войскам.
В кампании Лейте-Самар приняли участие 32 000 Морских Пчел. Их строительные площадки и береговые сооружения не менее 100 раз оказывались под атаками японской авиации. В одном из случаев японцы высадили воздушный десант на участок строительства ВПП на острове Самар, и стройбатовцы держали оборону до тех пор, пока им на помощь не прибыли армейские части…  

Близ Манилы 119-й Батальон Пчел построил лагерь и госпиталь для 4 000 освобожденных из плена американцев, многие из которых были истощены и сильно пострадали от жестокого обращения с ними. Здесь их кормили и лечили до того, как становилось возможность отправить их домой.
Удерживаемый противником остров Иводзима, расположенный на полпути между Тинианом и Японией, имел важное стратегическое значение как возможная промежуточная база для бомбардировщиков, летающих бомбить Японию. Во вторжении на этот остров ведущую роль должна была сыграть 4-я Дивизия Морской Пехоты, поддержанная 133-м Батальоном Морских Пчел (23 офицера и 767 младших командиров и рядовых). Первоначально на захват острова планировали потратить 3 дня. В итоге сражение за этот клочок земли заняло 29 дней… 19 февраля 1945 года Пчелы высадились на остров через 20 минут после первой волны морпехов. Первоначально Пчелы использовались в качестве береговой команды, перемещающей боеприпасы и другие материалы к линии передовой. Колесные машины не могли преодолеть сложенные мягким песком пляжи, постоянно находясь под огнем противника. Когда на берег были доставлены и уложены соответствующим образом плиты Марстона, по ним к передовой стали перемещаться грузовики.

Основной задачей, поставленной перед 133-м батальоном, было приведение в рабочее состояние аэродром Мотояма/Motoyama, расположенного в центре острова. Эта задача была переложена на плечи 31-го и 62-го батальона Пчел, поскольку к моменту захвата аэродрома морпехами 133-й Батальон потерял 328 человек, включая 42 убитыми и 2 пропавшими без вести. Это был самый высокий уровень потерь для любого из батальонов Морских Пчел… Бои еще продолжались, когда Пчелы приступили к строительству жилых зданий для персонала ВВС, строительства или восстановления причалов, доставке на берег огромного количества боеприпасов и материалов, необходимых всем родам войск. Часто работая под огнем, Пчелы еще до окончания боев за остров подготовили аэродром для приема поврежденных В-29, возвращавшихся из Японии. Вскоре были построены две ВПП для истребителей, которым предстояло эскортировать тяжелые бомбардировщики. На пресс-конференции адмирал Холзи, говоря о трех построенных аэродромах, так высказался о работавших на Иводзиме Пчелах: «Если есть необходимость, они построят еще один остров и создадут на нем еще 4 или 5 аэродромов.»

Самые трудные задачи ожидали Пчел на острове Окинава. Вторжение на остров было поручено 10-й Армии и одному из корпусов морской пехоты. Для первоначальной поддержки были выделены 16 000 Морских Пчел и армейских инженеров. Пчелы сформировали 11 полков и 4 бригады. Общее командование осуществлял коммодор Эндрю Биссет (Andrew G. Bisset), под его началом были также армейские инженеры и даже какое-то количество британских инженеров. Это формирование строителей и инженеров станет крупнейшим за всю историю ВМВ.

Десантирование с моря было должным образом отрепетировано силами вторжения. После интенсивной бомбардировки с воздуха и с моря LST тронулись в путь с грузом понтонов для 25 мостовых переходов, которые будут уложены между обрамляющим остров кольцом рифов и берегом. Три батальона Пчел высадились на берег, чтобы должным образом разгрузить колоссальный объем доставляемых на берег грузов. Другие Пчелы приступили к расчистке минных полей и препятствий, а первый же аэродром, захваченный силами вторжения, был передан Пчелам и армейским инженерам, которые привели его в рабочее состояние через три дня после высадки первой волны. Как и везде, вместе с боевыми частями шли топографы, выбиравшие места для будущих казарм, складов ГСМ и много другого. Когда остров был занят американцами, Пчелы обустроили его в качестве основной базы для будущего вторжения в Японию. Строительство аэродромов, способных принять 4 000 истребителей, бомбардировщиков, транспортных и разведывательных самолетов еще не было завершено, когда Япония капитулировала.

Пчелы были среди первых американцев, высадившихся в Японии после прекращения боевых действий. Они приступили к расчистке от развалин строительных участков и возведению казарм, кухонь и столовых для оккупационных войск. К этому времени их ценность стала настолько очевидной, что ВМФ был полон решимости сохранить их в своем составе как полноправную службу.

За годы войны пройдут подготовку и будут носить эмблему Морских Пчел почти 325 тысяч нижних чинов и 8 000 офицеров. 33 военнослужащих строительных батальонов будут награждены Серебряными Звездами за храбрость, 5 – Военно-Морскими Крестами. 18 офицеров и 272 солдата и младших командира погибнут. На выставке в Музее Морских Пчел в Порт Уайнеми можно прочесть на одной из стен такую надпись: «На Тихоокеанском Театре [Военных Действий] Морские Пчелы построили 11 крупных аэродромов, 441 причал, 2 558 склада боеприпасов, госпитали на 70 000 человек, установили цистерны для хранения 100 000 000 галлонов горючего и казармы на 1 500 000 человек.» Во многом именно им американцы обязаны своими победами. По выражению генерал-майора Юджина Рейболда (Eugene Reybold), командующего Корпусом Армейских Инженеров, «победа, кажется, более благосклонна к тем, кто быстрее роет землю.»

Многое из того, что построили Пчелы более 70 лет назад, все еще используется. В качестве примера можно вспомнить аэродром Хендерсон Филд на Гудалканале, который теперь носит название Международный Аэропорт Хониара/Honiara International Airport, - крупнейший аэропорт государства Соломоновы Острова.

Перевод – Владимир Крупник
Автор приносит благодарность Максиму Дианову (Россия) за ценные советы и рекомендации по переводу


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.