fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

Американка Гетти Грин на момент своей смерти (3 июля 1916 г.) считалась самой богатой женщиной в эпоху «позолоченного века». Женщина-финансист заработала целое состояние в то время, когда крупные финансисты-мужчины потерпели крах. Её прозвали «Ведьма с Уолл-стрит». Гетти увековечена в Книге рекордов Гиннесcа как «Самый скупой человек в мире». После ее смерти «Нью-Йорк Таймс» заявила, что «именно миссис Грин была женщиной, которая сделала свою карьеру предметом бесконечного любопытства, комментариев и удивления». Однако поражает не только её карьера, но и вся история её жизни. Существующие факты и документы настолько плотно переплетаются с легендами и слухами, что порой трудно отделить правду от вымысла.
Генриетта (Гетти) Хоулэнд Робинсон Грин (Hetty Green) родилась 21 ноября 1834 в городе Нью-Бедфорд, штат Массачусетс в богатой семье, владеющей самым крупным китобойным промыслом в городе. Её отец Эдвард Мотт Робинсон, мать Эбби Хоулэнд и члены семьи принадлежали к протестантской религиозной группе квакеров, довольно распространенной в то время (квакеры/квейкеры, Quakers/: одна из основных жизненных заповедей квакеров – простота, самоограничение, непритязательность в еде и одежде). Её дед Гидеон Хоулэнд унаследовал китобойный промысел и сам значительно укрепил позиции бизнеса, её отец, получив наследство, тоже смог значительно приумножить состояние. Семья владела большим китобойным флотом, занималась морскими перевозками, а также получала прибыль от торговли в Китае. Хотя семья была богатой, экономили всегда и на всём: использовали довольно примитивные методы для обогрева своих домов, готовили на кухне только однообразную дешевую еду и т.д.

Когда Гетти исполнилось 2 года, её мать начала часто болеть, девочку пришлось отправить жить к деду Гидеону и её тёте Сильвии. Сильное влияние на воспитание маленькой Гетти оказал дед. Гетти росла необычным ребёнком, проявляя интерес к финансам с раннего возраста. Когда зрение старого Гидеона стало слабеть, семилетняя Генриетта забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом читала газетные сводки финансовых новостей, удивляя деда пониманием отличий акций от облигаций. Из-за болезни матери девочка общалась с ней редко, почти все время проводила с дедом и отцом, поэтому вполне закономерно, что в 13 лет Гетти стала семейным бухгалтером, вечерами она читала отцу котировки акций и коммерческие отчеты, изучала некоторые его методы ведения бизнеса.
Формальное образование Гетти началось в 10 лет, когда родители отправили ее в строгую квакерскую школу-интернат Элизы Винг в Сэндвиче, штат Массачусетс. Попав в интернат Гетти, привыкшая дома к строжайшей экономии и ограничениям во всем, вдруг обнаружила разницу между тем как живут другие дети и как жила она. Она была настолько удивлена первым приёмом пищи в школьной столовой, что не смогла есть. Позже она сказала про школьный период: «Это было лучшее время в моей жизни, это было лучшее, что могло случиться со мной». В возрасте 15 лет Гетти посещала летнюю сессию в Friends Academy, а затем три года училась в бостонской школе, где дебютанток обучали академическим наукам, а также социальному этикету чая, обедов и танцев. Во время школьных каникул Гетти жила то у отца, то у тёти.

После смерти Гидеона главой китобойного бизнеса становится отец Генриетты, а она, подражая отцу, получает опыт в бухгалтерии, финансах и торговле. Она часто сопровождала своего отца в поездках в контору, на склады, на встречи с торговцами товарами и биржевыми маклерами. Отец щедро хвалил её, а она испытывала удовольствие «делая деньги». Когда ей исполнилось 20 лет, отец купил дочери целый шкаф дорогих модных платьев, чтобы она могла «поймать» богатого мужа. Но девушка продала платья и купила на вырученные деньги государственные облигации.

О Генриеттиной невероятной бережливости, превратившейся со временем в скупость, ходят легенды. После смерти матери Эбби Хоулэнд в феврале 1860 г. в родительском доме редко бывали гости. Говорят, что Гетти тушила дорогие свечи ещё до ухода гостей, а огарки продавала на следующий день; салфетки она не стирала, а опрыскивала водой и проглаживала утюгом, чтобы использовать их еще раз. Гетти была вполне симпатичной девушкой, к тому же богатой наследницей, но женихов настораживала сиротская одежда и туфли со стоптанными каблуками.

Летом 1860 года отец Гетти продал китобойный бизнес, что было весьма проницательно, так как вскоре китобойная промышленность пришла в упадок. Затем Эдвард Мотт Робинсон переезжает в Нью-Йорк, становится инвестором. Генриетта переезжает вместе с отцом и продолжает работать с ним. Именно в это время Гетти встретила своего будущего мужа, Эдварда Генри Грина, он был членом богатой семьи из Вермонта. В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя Эдварда был мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира. Почти 18 лет он жил на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем.
В 1865 году после смерти Эдварда Робинсона, отца Генриетты, Эдвард Грин оказал значительную поддержку Гетти (он был одним из самых выдающихся деятелей Уолл-стрит того времени). Став наследницей внушительного состояния в 6 (в некоторых источниках – 7.5) миллионов долларов, молодая женщина увеличивает активность в биржевых торгах на Уолл-стрит, чтобы приумножить своё богатство. Уже тогда Гетти Грин была знаменитостью на Уолл-стрит. Она владела гектарами земель, недвижимостью, ей не было равных в ростовщичестве, в игре на бирже: брокеры знали, если Гетти Грин покупает акции компании, то завтра цена этих бумаг взлетит до небес. Покупая ценные бумаги, Гетти узнавала всю подноготную компании и могла рассказать о ней даже больше, чем владелец. Но мисс Генриетта Робинсон понимала, что без поддержки мужа даже самая успешная женщина подвержена опасности. Поэтому в 32 года Гетти дает согласие выйти замуж за миллионера Эдварда Генри Грина, который старше ее на 13 лет. Вскоре после смерти её отца умерла и тётя Гетти – Сильвия, миллионы которой Гетти также хотела унаследовать, но выяснилось, что ей оставлена только маленькая сумма денег. Бросив вызов воле покойной, Гетти даже пошла на подделку подписи тёти Сильвии, подала иск в суд и …проиграла…

11 июля 1867 года, в возрасте 33 лет, Гетти вышла замуж за Эдварда Генри Грина. Пара узаконила свои отношения и скрепила их брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на 1 цент из состояния Гетти. Это был странный союз двух людей с разными интересами и взглядами на жизнь. Эдвард Грин любил жить роскошно. Он хорошо одевался, любил клубы, ценил хорошую еду и щедро давал чаевые. Она – скряга, которую вообразить трудно. Свои дела миллионер и бизнес-леди вели раздельно. Сначала они жили на Манхэттен, в его доме. Затем, из-за разгоравшегося скандала вокруг завещания Генриеттиной тётушки, семья Грин уехала в Лондон. Двое их детей, Эдвард Хоулэнд Робинсон Грин (Нэд) и Гарриет Сильвия Энн Хоулэнд Грин Уилкс (Сильвия), родились в Лондоне: Нэд - 23 августа 1868 года, а Сильвия 7 января 1871 года. Позже семья вернулась в дом Эдварда Грина в Беллоус-Фоллс, штат Вермонт. Гетти была не довольна: в то время как она продолжает инвестировать и увеличивает своё состояние каждый день, её супруг движется к банкротству. Предчувствуя скорое банкротство мужа, не желая выплачивать его долги, Гетти разводится с мужем, забирает детей и уезжает в Нью-Йорк.

Несмотря на своё богатство, Генриетта с каждым годом становилась все скупее. Она продолжает придерживаться своей «скромной» жизненной позиции, ограничивая себя и детей во всем, покупая лишь крайне необходимое по её понятиям. Она требовала от своих детей такой же бережливости. Грин не имела собственного жилья, жила в самых дешевых мотелях и квартирках в Бруклине, Нью-Йорк и Хобокене, Нью-Джерси. Она экономила на лекарствах и продуктах, крайне редко пользовалась транспортом. Она никогда не пользовалась услугами горничных и прачек. Генриетта практически никогда не тратилась на одежду и обувь. Женщина, мать двоих детей, владеющая целым состоянием, удовлетворяла потребности в еде в основном в продуктовом магазине, расположенном рядом с ее домом. Говорят, она покупала продукты на распродажах, даже печенье она брала сломанное, торгуясь до нижайшей цены, мотивируя тем, что никто другой его не купит. Скупость Гетти не знала границ. Гетти не использовала ничего для обогрева дома, несмотря на то, что имела двоих детей. Она не использовала плиту или духовку для приготовления горячей пищи. Гетти всегда носила одно и то же платье и стирала только некоторые части своего платья, чтобы сохранить воду и мыло. Её дети тоже всегда носили одну и ту же одежду. При этом Гетти следила за экономическими новостями: купленную утром и прочитанную сразу газету она отдавала сыну, чтобы тот вышел на улицу и продал. Одним из самых часто вспоминаемых примеров её скаредности является история про то, как она искала потерянную в доме 2-х центовую почтовую марку целую ночь. Самым страшным проявлением скупости этой женщины считается её отношение к здоровью собственного ребёнка. История о травме ноги её сына Нэда не сравнится ни с одной другой. В одну из морозных зим Нэд катался с горки на санках. Во время одного из спусков санки перевернулись, - мальчик сильно повредил ногу. Генриетта Грин отправилась за помощью в больницу для нищих. К сожалению, скрягу все хорошо знали в лицо. Врачи отказали в бесплатной помощи её сыну. Тогда Гетти решила лечить сына в домашних условиях. Из-за долгого неправильного домашнего лечения началась гангрена, сыну ампутировали ногу выше колена. Гетти и после этого нисколько не раскаивалась в своей скупости. Надо заметить, что и к своему здоровью она относилась подобным образом. В пожилом возрасте, получив грыжу, она отказалась от операции: это стоило бы 150 долларов.
Управление своими инвестициями Гетти Грин осуществляла из своего «офиса», для этого арендовала небольшое свободное место в банке, окруженное пачками ценных бумаг, не желая платить арендную плату за отдельную комнату. Она повторно использовала конверты для деловой переписки. Гетти ела овсянку на обед, разогревая еду на радиаторе прямо рядом со своим «офисом». Грин инвестировала в недвижимость и облигации, железные дороги и шахты. Она покупала дешево, продавала дорого и не теряла голову во время финансовой паники.
Именно в момент ее утреннего похода «на службу» объектив фотографа и схватил необычный облик этой женщины, ставший её визитной карточкой: черный глухой плащ, шляпа со вдовьей вуалью, злое старушечье лицо и резкую, отнюдь не старческую походку. То ли этот отталкивающий вид, то ли постоянные слухи о странных, неординарных поступках послужили появлению её газетной клички «ведьма Уолл-Стрита». А она продолжала шокировать общество своим заношенным платьем; простеньким жильём в Бруклине; своей готовностью путешествовать в одиночку на тысячи миль, когда лишь немногие женщины осмеливались идти куда-либо без сопровождения; единолично управлять своими капиталами в эпоху, когда женщины традиционно были исключены из всех деловых отношений. Квакерское воспитание также научило её тому, что хвастаться даром грешно. «Моя семья была богатой в течение пяти поколений. Нам не следует демонстрировать достижения, чтобы обеспечить признание нашей позиции». Она одалживала деньги по ставкам ниже рыночных, по крайней мере, для 30-ти церквей. По словам её сына, она тайно дарила много подарков на благотворительные цели и поддерживала не менее 30 семей с непостоянными доходами.

Стареющую Гетти никогда не оставлял страх покушения: к редким знакомым она приходила с собственной едой, а получив лицензию на ношение оружия никогда не расставалась с ним. Ближе к концу своей жизни Гетти Грин помирилась со своим мужем, ухаживая за ним во время его последней болезни. Он умер 19 марта 1902 года в Беллоуз-Фолс. Она прожила еще 14 лет. Перед смертью Гетти Грин поменяла веру, это позволило ей быть похороненной рядом с мужем на кладбище Иммануила Епископальной Церкви в Беллоуз-Фолс, штат Вашингтон.
81-летняя Гетти умерла от сердечного приступа 3 июля 1916 года. Она была самой богатой женщиной в мире в начале 20-го века, по некоторым оценкам состояние Гетти Грин составляло от 100 до 200 миллионов долларов (что эквивалентно 2,3–4,6 миллиарда долларов в 2019 году, - разные оценки в разных источниках). Она владела более чем 8000 земельных участков, была знатным ростовщиком и скупала акции компаний, связанных с железными дорогами и шахтами. Бизнес-леди, первая женщина-магнат Америки, Гетти Грин оставила свой след наравне с Карнеги, Морганом, Вандербильтом и Рокфеллером. Она, унаследовавшая менее 10 млн. долларов, превратила их в более чем 100 млн. долларов благодаря умелым инвестициям. Её инвестиционная стратегия была консервативной и хитрой: она предпочитала вкладывать деньги в железные дороги и недвижимость, а также всегда держала значительную денежную наличность. Она одалживала, но никогда не брала в долг. Не было никакой магии, связанной с ростом ее колоссального состояния, кроме пожизненного упрямства, необычной способности преодолевать панику на бирже и отказа от спекуляций. Парадоксально, но частью ее успеха была неспособность поддаться жадности. Запомнилась «Ведьма с Уолл-стрит» благодаря её способности «делать деньги» и неспособности их тратить.
Кто же она – талантливая бизнес-леди и финансист, опередившая своё время, или патологически скупая женщина, которая не смогла удержать равновесие между скупостью и бережливостью? Невероятные «чудачества» этой скряги породили множество легенд, основанных на её действительных поступках и выдумках современников. История не очень благосклонна к Гетти Грин. В отличие от своих соперников Карнеги и Рокфеллера, она не создавала фонды и не строила музеи, хотя известно, что она жертвовала деньги Барнард-колледжу и медицинской школе Джонса Хопкинса при условии, что они принимают женщин. В 1929 году, через 13 лет после ее смерти, журнал «The Mentor» опубликовал о ней статью под названием «Ведьма с Уолл-стрит», в которой она изображена злой и жадной старухой, лишенной друзей. Характеристика прижилась на долгие десятилетия. И в отличие от других успешных викторианских деловых женщин, она не была реабилитирована учеными-феминистками в 1960-1970х гг. Но ситуация меняется. «Сочувственная» биография, появившаяся в 2012 году, стала шагом в переоценке жизни и деятельности самой богатой бизнес-леди в начале 20-го века.

Дети Генриетты Грин, получив от матери огромное наследство, в равных долях, успели пожить так, как они сами желали. Известно, что оба - сын и дочь - щедро тратили состояние. Нэд (его прозвали «дядюшка Нэд») практически сразу женился. Свою часть наследства он вложил в хорошую жизнь, автомобили и технологические разработки. Конечно, собственный автомобиль стал первым приобретением. Он потратил при жизни большую часть своего состояния, остаток завещал своей сестре. Сильвия вышла замуж за человека, который согласился отказаться от её денег. Она умерла бездетной и оставила свои деньги различным благотворительным организациям.

соц. сети.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.