fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Генерал Мороз — расхожее представление о климате как о решающем факторе, который помешал западноевропейским армиям одержать победу на территории России ввиду сильных холодов зимой и размытых дорог в весенне-осенний период.

Родился знаменитый военачальник Мороз во время Отечественной войны против Наполеона и стал олицетворением «легкой» победы над Бонапартом. Так, по крайней мере, полагали англичане. Британцами очень полюбились карикатуры на данную тему. На них русские солдаты не сражаются с неприятелем, а просто ожидают того, как бравый и отважный «Генерал Мороз» погубит неприятеля.

Одной из первых таких карикатур стала «Джек Фрост атакует Бони в России», на которой изображен старик, изображающий лед и холод, который преследует Наполеона верхом на медведе и кричит ему «Отведай-ка русского угощенья»! Потом появилась еще одна карикатура «Генерал Мороз бреет малыша Бони». Бритье олицетворяло победу, подчинение и унижения. К тому моменту, как вышли эти карикатуры, Бонапарт уже вернулся во Францию. Британцы же твердо уверовали, что русским помог победить именно Генерал Мороз, другие факторы же, даже если имели значение, то не решающие.

Не могли никак европейцы поверить, что Наполеон был побежден! Да и сами французы тоже поверить не могли. Некоторые мемуаристы писали о злом и страшном Генерале Морозе. Например, Адриен Жан-Батист Франсуа «С каждым днем становится все холоднее, и вскоре мороз должен соединиться с голодом, чтобы уничтожить нашу армию, эту армию, которая была столь прекрасною при переходе через Неман! […] Все одеты в более или менее дорогие меха, благодаря чему оказывается большое разнообразие костюмов, из которых один кажется причудливее другого. Как узнать в них людей, полгода тому назад заставлявших дрожать Европу? Что касается меня, я вооружен… костылем, в розовой шубе на горностаевом меху, с капюшоном на голове… […] Прибавьте к этому еще длинную бороду, каждая волосинка которой заканчивается тоненькой льдинкой». Сам Наполеон, по словам Коленкура, на пути к Парижу говорил, что именно климатический фактор стал основной причиной поражения его похода.

Миф о том, что именно холода и морозы заставили французского императора покинуть Россию, был развенчан еще в середине XIX века. Один из активных участников Отечественной войны 1812 года, Денис Давыдов написал военно-историческую статью «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году?». В ней он доказывал, что решающий разгром французов шел при мягкой погоде. Морозы действительно ударили, но уже тогда, когда армии фактически уже не существовало, а победа русской армии была очевидна.

Давыдов писал:

«Между тем французская армия при выступлении своем из Москвы состояла, по списку французского главного штаба, отбитому нами во время преследования, из ста десяти тысяч человек свежего войска, а по словам всех историков кампании, представляла только сорок пять тысяч по прибытии своем к берегам Березины. Как же подумать, чтобы стодесятитысячная армия могла лишиться шестидесяти пяти тысяч человек единственно от трех- или пятисуточных морозов, тогда как гораздо сильнейшие морозы в 1795 году в Голландии, в 1807 году во время Эйлавской кампании, продолжавшиеся около двух месяцев сряду, и в 1808 году в Испании среди Кастильских гор, в течение всей зимней кампании, скользили, так сказать, по поверхности французской армии, не проникая в средину её, и отстали от ней, не разрушив ни её единства, ни устройства? Все это приводит нас к тому уверению, что не стужа, а другое обстоятельство — причиною разрушения гигантского ополчения».

Давыдов в своей статье приводит мнения французских генералов, например, слова адъютанта Наполеона Гюрго, которые доказывают, что никаких лютых морозов в ноябре 1812 года не было.

Например, слова маркиза де Шамбре, который попал в плен при Березине, цитируются Давыдовым: «Не одна стужа расстроила и истребила французскую армию <…>. Стужа, сухая и умеренная, сопровождавшая войска от Москвы до первого снега была более полезна, нежели гибельна».

В дневнике генерала Армана де Коленкура можно найти следующие слова: «Император опять несколько раз говорил, что «осень в России такая же, как в Фонтенбло»; по сегодняшней погоде он судил о том, какою она будет через 10−15 дней, и говорил князю Невшательскому, что «…сказками о русской зиме можно запугать только детей…».

Из Москвы Наполеон вышел в начале октября. Стужа действительно ударила, когда Великая армия начала отступление по Смоленской дороге. В конце ноября же холод сменился резкой оттепелью, через Березину армия переправлялась в относительно теплое время, что затруднило переправу. Потом морозы ударили до -20, и легко одетая армия начала замерзать.

Но это уже было отступление. А значит, что никакого решающего значения «Генерал Мороз» не сыграл в победе и разгроме над Наполеоном, хотя климатический фактор целиком отрицать, безусловно, нельзя. Просто данные о нем были весьма преувеличены, а потом вовсе раздуты англичанами.

Тем не менее, первый снег настал французов после сражения под Малоярославцем, потом холодные ночи стали весьма регулярным явлением. В последний день октября в своих мемуарах Кастеллан записал: «Император одел меховую шапку, зеленую шубу… Погода холодная, но сухая; артиллерия и повозки двигаются легко». Главной проблемой тогда был не мороз, но недостаток продовольствия.

Французам в не самую лучшую русскую погоду приходилось достаточно нелегко. К тому же, сильнейшим образом сказывалось истощение, усталость, недостаток провианта. Им повезло попасть на сезон вьюг и метели.

Даже Кутузов и русские генералы отмечали суровые погодные условия. О тяжести надвигающейся зимы говорил Кутузов в обращении к войскам: «Настает зима, вьюга, морозы. Вам ли бояться их, дети севера? Железная грудь ваша не страшится ни суровости погод, ни злости врагов. Она есть надежная стена Отечества, о которую все сокрушается. Вы будете уметь переносить и кратковременные недостатки, если они случаются. Добрые солдаты отличаются твердостию и терпением, старые служивые дадут пример молодым. Пусть всякий помнит Суворова: он научал сносить и голод, и холод, когда дело шло о победе и о славе русского народа…»

Моральный дух французской армии после пребывания в Москве был весьма подавлен, в то время как русская армия была лучше одета, накормлена, воодушевлена и абсолютно точно более привыкшая к отечественным погодным условиям. Скорее всего, даже не самые страшные морозы воспринимались французами действительно чудовищным образом и нашли свое отражение в мемуарах как ужасное стихийное бедствие из-за голода, больших потерь и неудач.
Очевидно, что статье Давыдова верить и доверять на все сто процентов нельзя. Климатический фактор сыграл определенную роль в поражении Великой армии. Все таки, морозы, хоть и не постоянные, хоть и ударившие под конец войны и во время отступления, не могли не повлиять на ее состояние. Но утверждать, подобно британцам в 1812 году, что только «Генерал Мороз» и «Генерал Зима» смогли победить французов – нельзя.

соц. сети.

 


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.