fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.33 (6 Голосов)

Некогда процветающий, а теперь затонувший калифорнийский город на дне озера.

Одно время в Кеннете (штат Калифорния) было 40 салунов, десятки магазинов, гостиница, больница, школа – в нём даже опера была – то есть до того, как он оказался на дне громадного искусственного озера Шаста. Кеннет сейчас полностью невидим, погребённый на глубине 400 футов (почти 123 метра) под водой. Нет никаких записей о каких-либо общественных слушаниях, которые созывались бы для опроса мнения жителей Кеннета. Кеннет может не быть затерянным городом Атлантиды, но это некогда был процветающий город и один из важнейших шахтёрских центров на этой территории. Только сохранившиеся архивные фотографии смогут помочь нам раскрыть погребённую под водой историю и воспоминания о том, какой бы была жизнь в этом затонувшем городе северной Калифорнии…

После того как в этом районе поселились первые европейцы, к 1835 году примерно 75% коренного населения Америки умерли от болезней в результате контактов с белыми и мексиканцами.

Пирсон Рединг, первый англо-американский поселенец, порядочно обращался с оставшимся коренным населением, дружил с ними и учил их ведению сельского хозяйства, а не выгонял их. Однако начавшаяся в 50-х годах XIX века Винтунская война вытеснила оставшихся коренных американцев в резервации, и в 1852 году появилось первое письменное упоминание о Кеннете в связи с обнаружением золота возле Blackbone Creek, который позднее был переименован в Кеннет в честь железнодорожника «эсквайра» Кеннета.

В этом районе были две очень большие медные шахты, которые содержали чрезвычайно чистую медь и приносили большое богатство и торговлю в Кеннет.

Поскольку он находился в непосредственной близости от Южной тихоокеанской железной дороги, Кеннет стал популярным местом остановки для бизнесменов и торговцев, железнодорожных рабочих и, конечно, тысяч шахтёров, которые работали в ближайших шахтах.
На пике своего развития Кеннет мог похвастаться населением в 10000 человек.

Поскольку цена металла увеличилась во время сопровождавшейся экономическим бумом Первой мировой войны, Кеннет продолжал процветать, но это благополучие оказалось кратковременным: после окончания войны в городе начался экономический спад.

Кеннет стал слишком «самонадеянным», а расширившиеся шахты, железнодорожные линии – слишком большими для того, чтобы их могла поддерживать послевоенная экономика. Когда в 1923 году в Кеннете окончательно закрылась самая большая шахта, это опустошило город, снизив его население до уровня, которого было недостаточно для того, чтобы он мог считаться городом.

Это оказалось очень удобным для федерального правительства, которое рассматривало возможность строительства дамбы в этом районе с 70-х годов XIX века, и в 1935 году началось строительство дамбы Шаста. Уменьшившееся население города, очевидно, было слишком незначительным, чтобы узнавать их мнение по поводу этого строительства, так как нет никаких данных о каком-либо общественном слушании.

Большинство жителей без протестов продали свою землю правительству, в то время как остальные отказывались покидать своих дома, пока вода не начала подниматься. Когда озеро Шаста начало заполняться водой в 1940 году, гостиница и салун всё ещё стояли.

В водохранилище Уискитаун возле Реддинга, старый лагерь времён Золотой лихорадки лежит на дне озера. Город затопило в 1962 году после строительства дамбы Уискитаун в 60-х годах прошлого века, и туристы могут нырять в озеро с аквалангом для исследования его останков. Там якобы был обнаружен целый паровоз.

Карта бывшего города Кеннета и ещё семи городов, погрузившихся под воды озера Шаста, в том числе Морли (виден на этой карте), Бейрд, Медный город, Элмор, Эттер, Питт и Винтроп.

 

Специальный военный фотокорреспондент Совинформбюро и газеты «Известия» Георгий Григорьевич Петрусов в Берлине. 1945 год.

Из соглашения между редакцией и Петрусовым: «Редакция командирует тов. Петрусова в Казахскую ССР и Новосибирскую область для производства фотосъемок, отражающих работу военной промышленности, весенние полевые работы и подготовку резервов Красной Армии, а также для фотосъемок по ряду попутных тем. Срок командировки — два месяца, с 30 апреля по 30 июня 1942 года . За время настоящей командировки редакция выплачивает тов. Петрусову командировочные в размере 26 руб. в сутки и квартирные — по закону, а также оплачивает проезд в мягком вагоне и самолете. За каждый принятый редакцией снимок тов. Петрусову выплачивается гонорар не ниже 100 рублей — в зависимости от темы и качества выполнения снимка. Тов. Петрусов обязуется присылать в редакцию высококачественные снимки, сделанные оперативно и на тщательно проверенном фактическом материале, обеспечивая наибыстрейшую доставку в фото в Москву. Все подписи к снимкам должны быть абсолютно выверены.

Особенно это относится к цифрам, фамилиям, инициалам, географическим названиям. Перечисление фамилий лиц, заснятых на фото, должно во всех случаях производиться слева направо. Тов. Петрусов не имеет права передавать снимки, сделанные во время этой командировки, другим редакциям, издательствам или организациям и учреждениям без согласия на то редакции «Известий».

Все споры по настоящему соглашению разрешаются в судебном порядке по месту нахождения редакции. При невыполнении любого пункта соглашения последнее может быть расторгнуто пострадавшей стороной».

 

Бывшие эсэсовцы бежали из Европы так называемыми «крысиными тропами». Одним из пособников таких побегов стал австрийский епископ Алоис Худаль. Экс-комендант концлагеря СС Треблинка Франц Штангль вспоминал: «в панике и страхе я приехал в Рим: без денег, не зная языка, сразу стал искать резиденцию Худаля… Ерунда, что мы даже не были знакомы: он помогал всем немцам». Священник снял ему жильё, организовал визу и билет в Сирию. Кроме того, пастырь переправил из Генуи в Аргентину Рижского Мясника — Эдварда Рошмана. А 1948 году через Италию в Буэнос-Айрес добрался и сам Доктор Смерть — Йозеф Менгеле.

Священнослужители Ватикана действовали по простой схеме: каждому эсэсовцу делали бумаги на выдуманное имя, затем оформляли визу в нужных посольствах, покупали билет и сажали на пароход. Кардинал Антонио Каджиано штамповал визы беглым бывшим офицерам СС. Глава Ватикана папа римский Пий XII знал о помощи нацистам, но закрывал на это глаза.

Знаковую роль в маршрутах «крысиных троп» сыграл католический епископ Крунослав Драганович. Он организовывал «путешествия» в Латинскую Америку немцев и австрийцев, виновных в военных преступлениях. В основном это были члены СС, уничтожавшие мирное население оккупированных территорий СССР. Кроме того, разведка США тоже была замешена в этом процессе. Американцы финансировали работу Драгановича. На эти деньги он оформлял итальянские и аргентинские паспорта, получал необходимые визы и печати, покупал билеты на пароходы. Так сотни палачей сбежали в Латинскую Америку.

В 1945 году спецслужбы США начали операцию «Скрепка», в ходе которой переправляли в США бывших нацистских учёных, физиков и ракетчиков. Таким образом в Штаты сбежали более 1000 человек. Президент Трумэн издал указ, исключавший вербовку тех, кто «был членом нацистской партии и был более чем формальным участником её деятельности или активно поддерживал нацистский милитаризм». Большую часть учёных должны была признать негодными для вербовки, но приказ был «взломан»: нужным специалистам фальсифицировались профессиональные и политические биографии, чтобы «отбелить» нацистов для работы на США.

 

История Второй мировой войны — это нескончаемый список военных преступлений нацистской Германии и ее союзников. Миллионы мирных жителей расстреляны и сожжены вместе с деревнями, сотни тысяч военнопленных заморены голодом и замучены пытками, тысячи памятников разрушены и разграблены. За это главных военных преступников человечество судило в их логове — Нюрнберге (1945-1946 гг.) и Токио (1946-1948 гг.), и 75-летие Нюрнбергского процесса мы отмечаем в 2020 году. В тени международных трибуналов остались процессы стран Европы. Парадокс в том, что эти суды были открытыми именно для максимальной демонстрации справедливого возмездия. Спустя поколения о преступлениях помнят, о наказании — почти нет.

А ведь первой страной, осудившей нацистов и их пособников, стал Советский Союз. При освобождении родной земли Красная Армия увидела везде руины и массовые захоронения, поэтому 19 апреля 1943 года Президиум Верховного Совета СССР опубликовал указ №39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».

Тысячи убийц были осуждены в закрытом режиме, прямо в лагерях содержания. По наиболее жестоким и масштабным преступлениям были проведены открытые суды в 21 городе: Краснодар, Краснодон, Харьков, Смоленск, Брянск, Ленинград, Николаев, Минск, Киев, Великие Луки, Рига, Сталино (Донецк), Бобруйск, Севастополь, Чернигов, Полтава, Витебск, Кишинев, Новгород, Гомель, Хабаровск. О заседаниях снимали фильмы, издавали книги, писали репортажи советские и зарубежные СМИ.

Всего по указу №39, с 1943 по 1949 год, были публично осуждены 252 военных преступника из Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, Японии и несколько их пособников из СССР. Конечно, это число несопоставимо с количеством жертв и разрушений, но СССР и не ставил целью тотальную месть. На скамьях подсудимых были только те, чья тяжелая вина полностью изобличалась следствием. Более того, советская власть проявила гуманизм даже к военным преступникам. Смертную казнь отменили весной 1947 года, а все осужденные были отпущены из лагерей за границу уже в 1949-1956 годах.

Однако военные преступления не имеют срока давности. Именно поэтому и создан этот проект. Здесь публикуются справки и документы о всей географии зверств в России, на Украине, в Белоруссии, Прибалтике, Молдавии. Двадцать один город, двадцать один процесс, двадцать один список палачей. Мы помним.

 

"Опасность". Карикатура из лондонского журнала Punch. 1906 год.

"Свобода" (Liberty), которая едет в санях с Николаем II, говорит царю: "Не сдерживай его, это единственный шанс для тебя и для меня". Имеется в виду конь, на дуге которого написано слово "Дума". В общем, английский журнал предлагал царю не ограничивать Государственную Думу в ее деятельности.

 

Хорст Рипперт (24 мая 1922 г. — 19 апреля 2013 г.) — немецкий журналист и спортивный репортёр ZDF.

Во время Второй мировой войны лётчик-истребитель люфтваффе. Прошёл лётную подготовку в 1941 году в Германии. В течение полутора лет летал во Франции (Авиньон, Оранж и Марсель) на Messerschmitt Bf 109 .

В 2008 году обратил на себя внимание средств массовой информации, утверждая что сбил самолёт Антуана де Сент-Экзюпери в 1944 году.

В интервью FAZ в 2008 году Рипперт заявил, что его бабушка была еврейкой, но этот факт не повлиял на его службу в люфтваффе. По его словам он одержал в общей сложности 28 воздушных побед, получил Рыцарский крест Железного креста и немецкий крест. Дважды был сбит, но оба раза смог спастись. Закончил войну в звании лейтенанта.

Согласно его словам, 31 июля 1944 года, будучи в составе эскадрильи «Ягдгруппе 200», к юго-западу от Марселя над Средиземноморьем, он встретил самолёт «Lockheed P-38 Lightning», который пилотировал писатель Антуан де Сент-Экзюпери, и сбил его (видимо, Сент-Экзюпери был сразу убит или тяжело ранен, потерял управление самолётом и не смог выпрыгнуть с парашютом). Самолёт вошёл в воду на большой скорости и практически вертикально. В момент столкновения с водой произошёл взрыв. Самолёт был полностью разрушен. Его фрагменты рассеяны на огромном пространстве под водой. Согласно заявлениям Рипперта, он признался, чтобы очистить имя Сент-Экзюпери от обвинений в дезертирстве или самоубийстве, так как уже тогда был большим поклонником творчества Сент-Экзюпери и никогда бы не стал в него стрелять, но он не знал, кто был за штурвалом самолёта противника:
«Пилота я не видел, лишь позже я узнал, что это был Сент-Экзюпери».

О том, что пилотом сбитого самолёта был именно Сент-Экзюпери, немцам стало известно в те же дни из радиоперехвата переговоров французских аэродромов, который осуществляли немецкие войска. Между тем пилоты Люфтваффе, служившие с Хорстом Риппертом, выражают сомнение в правдивости его слов, что он скрыл факт уничтожения довольно крупного самолёта от собственного командования. Многие исследователи считают, что основной версией является падение самолёта Сент-Экзюпери от неисправности, а Хорст Рипперт говорит неправду.

Сейчас обломки самолёта находятся в Музее авиации и космонавтики в Ле-Бурже.

После войны Хорст Рипперт учился, стал журналистом в Norddeutscher Rundfunk. В 1962 году был принят в ZDF, где долго работал спортивным репортёром, освещал восемь Олимпийских игр и три чемпионата мира.

 

О том как прорывались на соединение с основными частями 22-ой армии защитники Полоцкого укрепленного района после оставления Полоцка 15-го июля 1941 года.

Здесь речь пойдет об одном из эпизодов арьергардных боев 390-го гаубичного полка. Напомню, 390-ый гаубичный полк первым встретил врага на Полоцкой земле, уничтожив разведывательный батальон противника еще 27-го июня 1941 года перед мостом через Ушачу у Фариново. Затем он на протяжении всей многонедельной обороны Полоцка поддерживал гарнизоны ДОТоы Полоцкого укрепленного района и их полевой заполнение на Фариновском и Боровухском направлениях, нанеся врагу серьезный урон.

Обращает на себя внимание в описании боев, взятых из журнала боевых действий полка, порядок в войсках, взаимовыручка и быстрота принятия решений, прослеживается постоянное управление войсками, что очень важно при маневренном бое. Все эти факторы в конечном итоге не позволили многократно превосходящим по численности танковым и моторизованным подразделениям противника окружить и уничтожить войска Зыгина.

"Первый дивизион Гаубичного полка поддерживая батальон 508-го стрелкового полка в районе деревни Труды израсходовав все боеприпасы по приказанию начартдива 174 дивизии снялся с огневых позиций и к исходу дня присоединился к полку в районе оз. Белое.

В бою в районе Труды отлично действовала батарея лейтенанта Ляпина, противник вел сильный огонь по батарее и когда был дан приказ на отход батареи, то этот отход проходил организованно поорудийно.

Отлично и самоотверженно работало орудие мл. сержанта Агеева, которому пришлось сниматься последнему. Не смотря на сильный огонь противника он сохранил матчасть и весь расчет орудия.

Продолжая выполнять поставленную задачу полк к утру 18 июля 1941 года сосредоточился в лесу юго-западнее оз. Белое.

Второй дивизион 390 гаубичного полка имея задачу поддержать арьергардный 3-ий батальон 50-го полка (состоял из Полоцких ополченцев и остатков гарнизонов полоцких ДОТов, ранее держал оборону под Фариново, прим В.К.) в районе Авдеево, который прикрывал отход частей дивизии.
Дивизион развернулся, занял боевой порядок, но не имея перед собой противника, огня не вел.

При снятии с огневых позиций и при следовании дивизиона в районе Глинчина огневые взвода были отрезаны противником от взводов управления и штаба дивизиона...

Вот как описал события одного из дней отступления участник событий находившийся во 2-м дивизионе Быков:

"Это было ранним июльским утром. Наш отряд, состоящий из одного пехотного батальона и одного дивизиона гаубичного артполка, выполняя задачу по прикрытию отхода главных сил дивизии, должен был совершить 30 км. марш и соединиться со своими частями.

Плотно позавтракав, мы тронулись в путь. Впереди шла колонна автомашин, возглавляемая командиром дивизиона старшим лейтенантом т. Шаповаловым, затем тракторная колонна огневых взводов и позади нас, поднимая густую дорожную пыль, двигалась наша пехота. Узкая проселочная дорога извилистой змейкой вилась среди пересеченной местности. Было необычайно тихо. Лишь ровное гудение наших автомашин, да беззаботное щебетание птичек в густых рощах нарушали утреннюю тишину.

Казалось, что вот-вот из соседних хуторов и деревень выйдут белорусские колхозники и с веселым шумом направятся на полевые работы. Но хутора и деревни пусты. Наглухо забиты окна и двери хат. Крестьяне еще несколько дней назад, покинули их, уйдя в глухие белорусские леса и болота, и лишь седые малосильные старики остались в деревнях.

Одного из них мы встретили в местечке Ходино (Харино, Хадино – дописано ручкой неразборчиво, прим В.К.). Это был лысенький дедок с седой бородой. Он долго наблюдал за нами со своего огорода, очевидно, не разобрав чья это колона - советская или фашистская, и лишь только тогда, когда убедился, что это свои, радостно заковылял нам навстречу.

Дрожащими от старости руками он закурил предложенную ему папиросу и аппетитно затянувшись, заговорил: "Да! Бродит проклятый немец по нашему району. Вчерась опять был, да только что-то быстро ушел". Расспросив старика о количестве немцев и в каком направлении они ушли, мы двинулись дальше. Проехав километров десять, решили в местечке Глинчина дождаться своей тракторной колоны, которая где-то замешкалась.

Прошел час, колоны нет, подождали еще полчаса - нет колоны. Командир дивизиона решает выслать навстречу тракторам автомашину. Через десять минут машина вернулась и, начальник разведки лейтенант Филонов доложил, что наша тракторная колона отрезана противником, который заняв деревню Плетни и, оседлав все близлежащие дороги, обстреливает из минометов наши трактора.

Высланная пешая разведка подтвердила эти сведения. Надо было принимать решение. Командир дивизиона собрал командиров подразделений, коротко объяснил обстановку и поставил задачу выбить немцев из деревни и привести огневые взвода на соединение с нашей колонной. Через каких-нибудь десять минут из взводов управления батарей созданы три пехотных взвода. Их должны поддержать двумя станковыми пулеметами. Командирам взвода назначен младший политрук Бузмаков.

Командир дивизиона отдает приказ о наступлении – "Первому взводу во главе с лейтенантом Новиковым и политруком Шишкиным наступать на левую окраину деревни, второму взводу под командой лейтенанта Решетникова наступать вдоль дороги ударить немцам в лоб. Пульвзводу поддержать своим огнем атаку второго взвода, третьему взводу под командой старшего лейтенанта Шуркевича и политрука Гудович наступать правее второго взвода и прикрыть выход огневых взводов из обстреливаемого противником леса справой стороны деревни. Нас поддержит, батальон пехоты, который подходит, очевидно, уже к деревне".

"-Есть вопросы?" "- Нет, все ясно!" - ответили командиры подразделений. "- Ну, тогда вперед!" –скомандовал командир дивизиона, и подразделения рассредоточившись, скрытно двинулось в бой.

Я двигался с группой лейтенанта Решетникова. Приблизившись к деревне на 200-300 метров, наша группа попала под сильный пулеметный и минометный огонь. Бойцы залегли, младший политрук Бузмаков, установив свои "максимы" (В Гаубичном артполку не должно быть Максимов, их наличие свидетельствует о том, что вместе с полком, прикрывая его от пехоты врага отходили пулеметчики из состава гарнизонов ДОТов Полоцкого укрепрайона. Прим В.К.) на небольшом холмике, покрытом густым кустарником, открыл пулеметный огонь, под прикрытием которого мы стали ползком пробираться вперед.

Все шло так, как мы и предполагали. Группа Новикова, зайдя в левый фланг противника, открыла неожиданный для него оружейный огонь. В это время с правого фланга развернулся и пошел в наступление подоспевший к нам на помощь третий батальон. Немцы, боясь окружений, стали отходить в лес. Группа Решетникова, пользуясь временным затишьем огня противника, смелым броском заняла пол деревни. Тем самым выбив его с дороги, которую он перерезал. А в это время старший лейтенант Шуркевич и политрук Гудович под шумок боя выводил орудие за орудием к нашей колонне.

Вскоре огневые взвода были полностью выведены в деревню Глинчено. Командиры подразделений товарищ Новиков и Решетников доложили, что противник из деревни выбит, потерь нет. Командир дивизиона еще раз приказал проверить наличие людей и только после второго доклада командиров подразделений подал команду "но машинам!".

Колона двинулась в путь, так же ровно гудели моторы автомашин, весело пели птички в соседних рощах, лишь вдали звучали одиночные выстрелы и временами раздавались крики "Ура"! Это наша пехота добивала остатки оголтелой фашистской банды, посягнувшей на нашу мирную жизнь и священную Родину. К вечеру наш дивизион благополучно, без потерь соединился со своим полком..."

 

23 мая 1938 года советский разведчик Павел Судоплатов в голландском Роттердаме ликвидировал Евгена Коновальца.

Коновалец родился и вырос под г.Львов, который в начале XX века был частью Австро-Венгерской империи. Со студенческих лет состоял в Украинской национально-демократической партии. В Первую мировую попал в русский плен, в котором агитировал других военнопленных.

В гражданскую войну воевал сначала под командованием Петлюры, затем гетмана Скоропадского, затем снова пришел к Петлюре. Возглавлял курень сечевых стрельцов. Бежал из страны в декабре 1919 года.

В эмиграции участвовал в создании Украинской военной организации (УВО) и Организации украинских националистов (ОУН). По свидетельствам советской и польской разведок, минимум дважды встречался с Гитлером. Первый раз еще до того, как тот пришел к власти. Посещал редакцию главной газеты НСДАП «Фелькишер беобахтер».

По планам СССР, убийство Коновальца должно было усилить противоборство других членов ОУН и расколоть организацию.

 

 

Монорельс Романова в Гатчине

В июне 2020 года исполнится 120 лет со дня демонстрации в Гатчине действия подвесной электрической железной дороги, сконструированной инженером Ипполитом Владимировичем Романовым.

К тому времени подобные транспортные средства уже не были диковиной. В 1899 году в Германии (раньше чем где-либо) была пущена однорельсовая подвесная дорога на электрической тяге. В 1900 году ее длина была доведена до 13,3 км с 20 станциями, по которой со скоростью до 50 км/час двигались пассажирские вагоны. Такого же типа дорога, длиною в 40 км, была построена в США в штате Миннесота.

Сам принцип подвесной дороги был не нов. Еще в 1820 году в селе Мячково под Москвой была построена «дорога на столбах»: по продольному деревянному брусу, уложенному на опоpax, катались «влекомые лошадьми» вагонетки.

Новые возможности для транспортных средств открыло изобретение устройств для электрической тяги. В 1892 году был пущен трамвай в Киеве, в 1895-м - в Петербурге (по льду через Неву). В России этими вопросами успешно занимались талантливые инженеры Ф.Пироцкий, М.Подобедов, П.Фрезе; другие изобретатели - Вейс, Таль, Романов - работали над разработкой подвесных дорог. В некоторых источниках дорогу Вейса-Таля называют первой построенной в мире, она была экспериментальной и не обеспечивала надежной безопасности.

А вот конструкция Романова оказалась надежной. Еще в 1897 году, в Петербурге, в здании сельскохозяйственного музея он демонстрировал модель сконструированной им подвесной электрической дороги с одним вагончиком. Выставка имела успех, изобретателя поддержало Императорское Русское Техническое общество, и он засел за конструирование настоящей дороги.

К весне 1900 года проект был готов и И.В. Романов подал прошение на имя Августейшей хозяйки Гатчины, Императрицы Марии Федоровны прошение о дозволении построить в Гатчине на Дворцовой площади (рядом с источником электроэнергии - дворцовой электростанцией) опытный образец дороги. Чем был вызван выбор им именно Гатчины, можно только предположить: 1) в Электротехнической части Хозяйственного управления Министерства Императорского Двора (МИДв) у него были друзья и, может, даже единомышленники;

2) изобретатель каким-то образом имел связи с братом царя, тогда еще его наследником, человеком разносторонних интересов, Великим Князем Михаилом Александровичем. Возможно, обе эти версии накладываются одна на другую. В архиве Гатчинского Дворцового управления мне довелось ознакомиться с интересным документом - рапортом главного электротехника при МИДв Министру Двора от 9 мая 1900 года.

«Доношу Вашему Высокопревосходительству, - говорилось в нем, - что с соизволения Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны, сообщенному мне генерал-адъютантом Князем Барятинским, разрешено электротехнику Ипполиту Романову устроить вблизи электромашинного здания в г.Гатчине им разработанную электрическую железную дорогу и пользоваться электрическим током от Дворцовой электростанции при представлении названного устройства Его Императорскому Высочеству, Великому Князю, наследнику Михаилу Александровичу.

Ввиду моего отъезда в заграничную командировку наблюдение за производящимися работами возложено мною на помощника моего инженер-механика Шведа. Полковник А.Миронов»

На следующий день в Гатчинское дворцовое управление был направлен соответствующий документ. Спустя несколько дней начались монтажные работы.

Что представляла собой электрическая монорельсовая железная дорога Романова? Главный элемент дороги - решетчатая путевая балка - была подвешена на «Г»-образных, тоже решетчатых опорах. На балку установили две двухосные ходовые тележки, к которым на пружинных амортизаторах подвесили обыкновенный трамвайный вагон. Тележка была сконструирована так, что охватывала балку с 3-х сторон. На верхней ее площадке закрепили электромотор (мощность 6 квт, ток питания - постоянный, напряжением 100 в), а также ходовые и бегунковые колеса. На боковых поверхностях тележки горизонтально одно над другим были также установлены по два направляющих колеса. Благодаря такой конструкции тележка надежно удерживалась на балке. Скорость тележки не превышала 15 км/час (это было достигнуто путем выбора малого диаметра ходового колеса -12 см), вес вагона составлял 100 пудов (1638 кг), с грузом (балласт) - 200 пудов, высота от земли до днища вагона - 75 см. Питание электромоторов осуществлялось от контактного провода, уложенного на изоляторах на путевой балке; обратным проводом служила сама балка.

Испытания дороги начались 29 июня. В целом они были успешными. Вагон двигался плавно, без рывков и толчков. Вдохновленный успехом конструктор вместе с другим, таким же энтузиастом, инженером Кошкиным разработали проекты монорельсовой электрической дороги С-Петербург-Москва и Москва-Нижний Новгород. Но предпринимателей, захотевших реализовать их идею, не нашлось, после чего И.В. Романов вернулся к прежнему своему занятию - конструированию электрических экипажей, которым он увлекался еще с конца 1880-х годов.

В январе 1901 года он обратился в СПб-городскую Думу с предложением об организации 10 маршрутов электрического омнибуса" (омнибус - многоместная карета) собственной конструкции. Экспертная комиссия, испытав его электромобиль (так стали называть позже транспортные средства такого типа), сделала заключение о том, что «... омнибусы, построенные по этой (т.е. Романова - Н.В.) схеме, представляются удобными и безопасными для уличного движения и общественного пользования». 27 июня 1901 года Городская Дума дала разрешение Романову организовать 10 маршрутов электрического омнибуса, не выделив, однако, ни копейки и поставив жесткие финансовые условия и сроки. Необходимые средства для постройки 80 омнибусов Романов найти не смог, к тому же против него ополчились конкуренты - извозопромышленники и владельцы конок, и задуманное благое дело заглохло. Не найдя поддержки и у одесского градоначальства, которому Романов предложил свои услуги, изобретатель переключился на конструирование в других областях электротехники.


Комментарии   

+1 # Stalin 2020-06-02 09:13
Коновалец погиб в Роттердаме (Нидерланды) от взрыва бомбы, замаскированной под коробку конфет, которую за несколько минут до случившегося он получил от «неизвестного человека» в ресторане гостиницы «Атланта».

Говорила же ему мама не ешь так много сладкого....:)
# Рой Костин 2020-06-02 11:22
А что за фотография над текстом о Коновальце? Вид сверху. Что там за действие...
+1 # Stalin 2020-06-02 20:21
Это эпицентр взрыва, то место где рванула взрывчатка,расч ищенное от посторонних предметов в виде столов и стульев летнего кафе ....

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.