fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Июнь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Пришли мы на этот рубеж с неполной материальной частью, личный состав тоже выбит наполовину. Люди и лошади еле живы, и обмундирование веретеном отряхни… Лишь когда слякоть кончилась, нам стали подвозить продовольствие и -боеприпасы.

Дальше случилась неприятность: ездовой отпустил лошадь попастись на клевере, она объелась и пала. От командира части я получил взыскание… Но нет худа без добра. У меня служили двое сапожников (Горячев и Быков), я приказал им снять с дохлой лошади шкуру и выделать для починки сапог, они принялись воодушевленно. Опускать шерсть — полно золы от кухни, дубить — кора дуба тоже в изобилии.

Обувь портится без смазки. Но вокруг березняк, я велел снимать бересту и гнать деготь. На пожарище деревни нашлись железная труба и бочка — можно строить дегтярный завод.

Коль рядом лес, то есть грибы. Днем на позиции только наблюдатели дежурят, остальные свободны, и двоих я отрядил заниматься только сбором грибов. Из какой бы крупы ни варился суп, грибы добавлялись.

Однажды для проверки приехал снабженский полковник. Чуть прошли с ним по позиции — навстречу на руках идет младший сержант Вася Князев, гимнаст. Полковник возмущен.

Зенитная установка — “максим” и ПТР. Один дежурный наблюдает в бинокль, а двое других — бурят и казах — борются в окопе. Полковник загремел:

— Лейтенант, у тебя рота или шапито?! Что за долбаный бардак…

Но его прервала команда “Воздух!”: низко шла “рама” (немецкий самолет-разведчик). Пулемет и ружье откликнулись мгновенно, по обшивке засверкали всплески пуль. Самолет сразу развернулся и пропал.

— Почему дегтем пахнет? — нахмурился гость, все же надеясь отыскать непорядок.

— Обувь чиним личному составу.

Изумленный инспектор взял чей-то ботинок: чинен отличной кожей и дегтем смазан.

— Где взяли?

Я показал сапожное и дегтярное производства. Время обедать, он проверяет содержимое котла:

— Зачем грибы? Отравите людей!

— Это хорошие грибы, — возразил пожилой повар.

— Откуда вам знать, рядовой?

— Я повар первых блюд ресторана “Метрополь”. Родился в Рязанской области и грибы изучил раньше, чем читать научился.

Полковнику оставалось только снять пробу. Умял целую порцию, мою фамилию записал и начал присылать учеников по добыче дегтя. А я этой премудрости научился у отца, помогая по хозяйству.

Чудаков-кустарей вроде меня почти не встречалось, большинство офицеров чувствовали себя господами: драли глотку командами, в солдатский котел допускали лишь то, что самим не понравилось… Потеряв совесть, жить легко — придираться ко всякому пустяку и всюду выпячивать свое “я”.

Я уже имел наглядный опыт. На Дальнем Востоке первый год я служил под началом заботливых командира роты и политрука. В итоге на инспекторской поверке 39 года наша рота заняла первое место по дивизии. За год лишь один человек сидел на гауптвахте — всего сутки.

Но поверка эта вышла нам боком: наших отличившихся командиров повысили, на их место явились новые. Что же сказал новоиспеченный командир роте, только что занявшей первое место?

— Я вас научу ходить по струнке!

Сказано — сделано. На второй же день гауптвахта заполнилась, редкий день проходил без ареста. Командный голос у начальника был поставлен безупречно, но этим достоинства исчерпывались… Полгода над ротой висела туча. Однако поверка 40 года все расставила на свои места: рота получила “неуд” по стрельбе, тактике и политподготовке. Совсем недавно эти же люди имели “отлично”… Естественно, за такие заслуги новый командир и политрук с должностей были сняты.

Этот пример многому меня научил, и свою деятельность я начал с обучения людей и заботы об их повседневной жизни. Я знал имя и фамилию каждого солдата, откуда они, их гражданскую специальность. Пулеметчики научились стрелять из бронебойных ружей, бронебойщики освоили пулемет — получилась полная взаимозаменяемость. Все умели применять местность для ведения боя. В выучке солдат я был уверен."

http://magazines.russ.ru/neva/2006/12/pu12.html

 

16 сентября 1944. "работающие как часы самолеты разведчики 118го РАП" обнаруживают стоящие у Киркинеса немецкие транспорты и боевые корабли и привозят фотоснимки. Удар по ним командование решает нанести силами самолетов 46-го ШАП. Удар наносят 2 группы по 6 Ил-2 - под прикрытием истребителей 20 ИАП: 6 "Аэрокобр", 2 Як-9, 8 Як-7Б. Один Ил-2 после взлета из за проблем с системой охлаждения вернулся на аэродром. Группа капитана А.Н. Синицына достигла двух прямых попаданий в немецкий транспорт "Вольсум", из второй  группы  ведущий старший лейтенант Н.Н. Суровый и еще один штурмовик атаковали (безуспешно) немецкий сторожевик, а оставшаяся четверка добавила еще одну бомбу в транспорт "Вольсум".  

Немецкие зенитчики с кораблей смогли сбить один штурмовик младшего лейтенанта Б.В. Титова, погиб и стрелок Ю.И. Минеев. Штурмовики бомбили немецкие корабли с пологого пикирования под углами от 35 до 50 градусов. Высота ввода в пикирование 1400м, вывода 300-400м. Всего затратили 22 ФАБ-250 и 21 РС-82. Немецкие истребители пытались помешать атаке штурмовиков еще до подхода к цели, но были связаны боем истребителями сопровождения. Младшие лейтенанты  С.А. Александров и Л.Г. Озлоев (на Яках) доложили о сбитии 2-х 109х. Еще о сбитии ФВ-190 доложил капитан Шипов.

Все оставшиеся самолеты благополучно вернулись на свои аэродромы, хотя на 4-х штурмовиках были повреждения от зенитного огня.

Как ситуация выглядела с немецкой стороны - на корабли был совершен налет более 50 русских самолетов. Пилоты 10 и 11 штаффелей 5й истребительной эскадры заявили о 12 воздушных победах. В бою погиб кавалер рыцарского креста Норц (117 побед, Bf-109 G-6 W.Nr. 412199),  и в этот же день еще один 109 числится по графе потерян. Еще о нескольких сбитых самолетах заявили немецкие зенитчики.

Транспорт погорел-погорел, остатки экипажа с него смылись и транспорт взорвался. Водоизмещение 6800т, вместимость 3389 БРт).
Экипаж, в общем, правильно смылся - на транспорте было погружено 90т динамита, 560 т боеприпасов, 200т  цемента и главная трагедия для немцев - 1325 т вина. ТЫСЯЧА ТРИСТА ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ тонн вина.

 

Т-34. Район Новгорода, 1941 год.

Воспоминания сына министра иностранных дел Третьего Рейха командира 7-й роты 2 тб 1 СС Рудольфа фон Риббентропа о прохоровском сражении (12 июля 1943 года)

"Я тем временем пытался затащить внутрь флаг со свастикой, закрепленный сверху в кормовой части танка. Флаг нужен был для того, чтобы наши летчики видели, где мы. Мне удалось сделать это только наполовину, и теперь полотнище флага развевалось на ветру. Кто-то из русских командиров или наводчиков рано или поздно должен был обратить на него внимание. Смертельное попадание оставалось для нас лишь вопросом времени. 

У нас был только один шанс: нужно было постоянно двигаться. Неподвижный танк немедленно опознавался противником как вражеский, поскольку все русские танки двигались на большой скорости. 

Вдобавок ко всему нас еще могли подбить и собственные танки, рассредоточенные по широкому фронту внизу, вдоль противотанкового рва у железнодорожной насыпи. Они открыли огонь по наступавшим вражеским танкам. На окутанном дымом и пылью поле боя, глядя против солнца, наш танк невозможно было отличить от русских. Я постоянно передавал в эфир наш позывной: "Внимание всем! Это Куниберт! Мы посреди русских танков! Не стреляйте по нам!" 

Ответа не было. Тем временем русские подожгли несколько машин, пройдя сквозь батальон Пайпера и наш артиллерийский дивизион. Но к этому времени уже начал сказываться огонь наших двух оставшихся танковых рот. Дивизион самоходных орудий и мотопехота Пайпера (последние - оружием ближнего боя) тоже наносили урон танкам и прижимали к земле русских пехотинцев, спрыгнувших с Т-34 и попытавшихся наступать в пешем строю. 

Над полем боя висела густая пелена дыма и пыли.Из этого ада продолжали выкатываться все новые и новые группы русских танков. На широком склоне их расстреливали наши танки. 

Все поле представляло собой мешанину разбитых танков и машин. Вне всякого сомнения, отчасти мы обязаны нашим спасением именно этому обстоятельству - русские нас так и не заметили. 

Наше спасение лежало в движении влево, в направлении дороги. Там мы должны были встретить свою пехоту и оторваться от русских танков.Тем временем остальной экипаж - механик-водитель,радист и наводчик - собирал по всему танку бронебойные снаряды. Как только такой снаряд находился, мы тут же подбивали еще один из Т -34, нагнавших нас после того, как мы остановились. Невероятно, но по нам до сих пор не стреляли. 

Все специалисты уверены, что это произошло из-за отсутствия у русских отдельного командира танка - танками командовали наводчики, которые могли смотреть только в том направлении, куда было развернуто их орудие. Если бы не это, мы были бы обречены. 

К нашему неудовольствию, русские тоже двинулись влево к дороге, чтобы там переправиться через противотанковый ров. Мы так и не поняли, почему русские направили свою атаку через район, перекрытый противотанковым рвом, о существовании которого им наверняка было известно. Из-за этого препятствия они должны были неминуемо потерять темп в наступлении, пройдя всего лишь какой-то километр. Поэтому русские повернули налево, чтобы выйти к дороге и переправиться через ров по мосту. Однако там разыгралась просто невероятная сцена. 

У отремонтированного моста через противотанковый ров наступающего противника встретил огонь наших танков и противотанковых орудий.Мне удалось укрыть свой танк за подбитым Т -34. 

Оттуда мы вступили в бой с вражескими танками.Горящие Т -34 сталкивались друг с другом Повсюду были огонь и дым, удары снарядов и взрывы.Т -34 пылали, а раненые пытались отползти в сторону.Мы оставались за дымящимся остовом вражеской машины И тут я услышал голос своего заряжающего: "Бронебойных больше нет!" 
Мы израсходовали весь боекомплект бронебойных снарядов. Теперь у нас оставались только осколочно-фугасные снаряды, бесполезные против хорошо бронированных Т -34. 

Теперь мы занялись уничтожением советской пехоты. Это было непросто, поскольку русская пехота добралась до наших позиций, и мЫ могли случайно попасть в одну из наших собственных самоходок или в бронетранспортер из батальона Пайпера. Поначалу я не стрелял. Потом я услышал вскрик наводчика. Он простонал. "Мой глаз! Мой глаз!" 
Шальной снаряд попал в башню точнехонько в небольшое отверстие для прицела наводчика. Снаряд не пробил броню, но все же вошел достаточно глубоко, чтобы со страшной силой вогнать прицел внутрь. Мой наводчик, смотревший в этот момент в прицел, получил тяжелое ранение в голову. 

Наш танк больше не мог вести бой. Я решил выйти из боя и, переправившись по мосту через противотанковый ров, уйти в тыл Там я мог попытаться собрать те танки роты, которым удалось вырваться из этого хаоса. Мы двинулись в тыл. Я отвел танк за небольшое возвышение, где мы смогли вытащить наводчика и перевязать его раны."

Немецкая летающая лодка bv 222 "Викинг" взлетает с поверхности реки Эльба в ходе испытаний. 1940 год. Изначально разрабатывавшийся как гражданский самолет для доставки трансатлантической почты, "Викинг" стал самой большой летающей лодкой морской авиации Третьего Рейха в годы Второй мировой войны. Самолет применялся как дальний морской разведчик и для доставки снабжения итало-немецким войскам в Африке.

 

Самолеты "Викинг" также успели поучаствовать и в необычной миссии - спасении метеорологов с полярной станции кригсмарине "Кладоискатель" на земле Александры (ныне остров входит в состав Архангельской области России). Немецкие полярники были заброшены туда в 1943 году, разбили на острове лагерь и станцию для метеонаблюдений, установили небольшое минное заграждение для защиты от возможного нападения советского флота. Однако конец их работе положил не враг - метеорологи сгубили себя сами.

30 мая 1944 года двое полярников подстрелили белого медведя, из которого повар приготовил стейки. В течение месяца весь персонал "Кладоискателя" слег с лихорадкой - мясо медведя оказалось заражено трихинеллезом. Здоров остался только медик станции Хоффман, который был вегетерианцем. В начале июля все полярники были в срочном порядке эвакуированы в Норвегию, в том числе и при помощи "Викингов". Немецкое минное заграждение оставалось в нетронутом виде до 90-х годов, когда его обезвредила норвежская экспедиция на остров.

 

Любопытная история произошла с японцами, проявлявшими повышенный интерес к новым немецким танкам. 7 июня 1943 года японский посол в Германии генерал Ошима наблюдал под Ленинградом боевые действия 502-го тяжелого танкового батальона, затем посетил фирму Henschel и танковый полигон, где "Тигры" проходили заводские испытания. Вскоре фирма получила указание передать японцам два комплекта документации, переснятой на микропленку. В сентябре 1943 года уже стоял вопрос о продаже Японии одного "Тигра". Предполагалось доставить его вместе с танком "Пантера", также закупленным японцами, в Бордо, а оттуда в разобранном виде - на подводной лодке в Японию. Довольно трудно представить, каким образом намеревались это осуществить - ведь разобрать танк на мелкие части просто невозможно. Корпус танка, например, даже без башни и ходовой части весил 29 т и имел весьма внушительные размеры.

Фирма Henschel не преминула извлечь из сделки неплохую выгоду. Полностью комплектный "Тигр" (а именно в таком виде его хотели получить японцы) с 92 арт выстрелами, 4500 патронами к пулеметам, 192 - к пистолету-пулемету, радиостанцией и оптикой обходился вермахту в 300 тыс. рейхсмарок. Дальневосточному союзнику его "толкнули" за 645 тыс. рейхсмарок. В эту сумму, правда, входила и стоимость разборки и упаковки. 14 октября 1943 года танк отправили в Бордо. После того как в феврале 1944 года был осуществлен платеж, "Тигр" стал японским. Впрочем, подводной лодки из Страны восходящего солнца он так и не дождался. Решением Главного командования сухопутных войск 21 сентября 1944 года танк был реквизирован и вновь передан в распоряжение германского Вермахта..

 

«Я не воевал ни с погибшими, ни с пленными. Более того, я не стрелял, если танк противника уже побежден и экипаж покинул его. Мы были очень потрясены, когда узнали, что в современном бундесвере молодые танкисты упражняются воевать с экипажем, после того как он покинул танк. У меня в роте это было не принято».

Отто Кариус


Комментарии   

# Quatro 2019-04-03 07:42





Рудольф фон Риббентроп не зря потом женился на родственнице того самого Мюнхгаузена, Герой был еще тот! Так героически и незаметно пристроиться за летящими русскими танками и по одному колошматить их сзади!

...К пяти часам вечера битва была закончена - немцы отбили все атаки противника и удержали позиции. Но когда победители занялись подсчетом своих и вражеских потерь, результат получился просто ошеломляющим: потеряв всего 44 человека убитыми и 235 ранеными, бойцы Лейбштандарта смогли уничтожить 152 советских танка...

https://deutscher-stolz.livejournal.com/2243.html

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.