fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Зачитываясь увлекательными историями о приключениях известных всему миру сыщиков и шпионов, читатели порой даже не догадываются, что полюбившиеся им персонажи являются литературными отражениями реально существовавших личностей. За основу своих произведений авторы детективов о великом Шерлоке Холмсе, Эркюле Пуаро, комиссаре Мегрэ, Нате Пинкертоне, Джеймсе Бонде, мисс Марпл и многих других знаменитых сыщиков всегда брали жизни конкретных людей, придавая сюжету красочности и драматичности за счет использования различных литературных приемов. Кем же были эти незнакомые широкому кругу читателей фигуры?

Прототип – это некая конкретная историческая или хорошо известная писателю личность, послужившая ему исходный точкой для проработки образа. Максим Горький говорил, что автор просто обязан домысливать, типизировать реального человека, превращая его в персонажа своего произведения. Прочнее всего со своими прототипами связаны совершенно конкретные образцы литературных героев – искатели приключений всех видов и направлений.

До сих пор исследователи спорят о том, кто же был подлинным прототипом знаменитого Джеймса Бонда. Большинство склонны полагать, что им являлся агент британской разведки Сидней Рейли, с архивными документами которого автор Бондианы ознакомился во время работы в должности помощника одного из шефов разведки Британии. Именно тогда у Яна Флеминга, по его же собственным словам, возникла идея написания первого рассказа об агенте 007.

Биография человека, носившего имя Сиднея Рейли и именуемого «королем шпионов», крайне противоречива. Известная информация в большинстве своем не подтверждена никакими документами и основывается лишь на личных рассказах разведчика. Многое из них, несомненно, является вымыслом.
О популярности британского агента говорит тот факт, что он упоминается как минимум тремя известными авторами в качестве прототипа своих персонажей – Ян Флеминг списал с него Джеймса Бонда, Этель Войнич – Овода, а Ильф и Петров взяли его манеры для Остапа Бендера. Конечно, «отражения» этой разносторонней личности брались совершенно разные.

Наиболее правдоподобной кажется версия о русском происхождении главного прототипа Джеймса Бонда. Один из исследователей истории британских спецслужб Эндрю Кук приводит в своей книге данные, указывающие, что настоящее имя Сиднея Рейли – Соломон Розенблюм. Родился он в 1874-ом году в Одессе или Херсоне и был незаконнорожденным сыном польской дворянки и простого аптекаря (по другим данным – врача), хотя воспитывался приемным отцом, полковником русской армии. Мальчик получил прекрасное образование, владел несколькими языками. Поворотным моментом в жизни юноши стало участие в революционном движении (по другим источникам – семейный скандал), после чего, написав прощальную записку, Розенблюм успешно инсценировал в порту Одессы собственную смерть и отправился в бега. Он тайно пробрался на корабль, направляющийся в Южную Америку. Команда обнаружила его, когда судно уже было далеко от берега. Океан Сигизмунд Розенблюм, а именно так он назвался своим спутникам, преодолел в качестве матроса. В Бразилии ему довелось сменить множество профессий, он побывал в шкуре врача, докера, строителя и даже работника плантации. В 1895-ом году он нанялся поваром в экспедицию британских разведчиков. В одном из приключений Розенблюму удалось спасти жизнь английскому офицеру, агенту Чарльзу Фотергиллу. В благодарность за проявленное мужество британцы выдали ему новый паспорт и предложили поработать на секретную службу.

Карьера успешного шпиона началась в Бразилии, а затем была блестяще продолжена в Европе. Сигизмунду, а по новым документам Сиднею Рейли, удалось, хотя и не без труда, выполнить сложнейшую секретную миссию – выкрасть военные тайны кайзеровской Германии, устроившись простым рабочим на один из немецких военных заводов. В среде британских агентов Рейли считался одним из самых опытных сотрудников, он не провалил ни одной доверенной ему операции и был известен тем, что мог найти выход практически из любого положения. Исходя из ситуации, Рейли умел моментально перевоплощаться в совершенно иную личность. Именно благодаря своему происхождению и изобретательности разведчик, засекреченный под кодом ST.1, в 1897-ом году был отправлен в Россию, где наладил агентурную сеть. За несколько лет его деятельности никто и не подумал, что успешный предприниматель и веселый завсегдатай модных клубов на деле является секретным британским шпионом. Также, живя в России, в 1903-ем году он занимался махинациями, связанными с торговлей лесом в Порт-Артуре. Под видом простого купца ему удалось заполучить планы укреплений порта, которые затем якобы были проданы японцам…

Авантюризм был всегда присущ этому человеку. Несколько раз он без указаний руководства, фактически по собственной прихоти планировал и выполнял опасные задания. Подобный подход, конечно, не нравился его начальству, зато результаты их вполне устраивали, а потому курирующие руководители разведки смотрели на проделки агента сквозь пальцы. Одна из самостоятельных авантюр ST.1 в 1905-ом году закончилась тем, что именно британцы стали владельцами вновь открытых, но еще не разработанных нефтяных месторождений на территории Персии. Секретная служба лишь поручила агенту разыскать француза по фамилии Дарси, который собирался продать Ротшильду свое право на добычу «черного золота» в данном регионе. Рейли не только отыскал его безо всяких наводок, но и уговорил Дарси изменить решение в пользу британцев. В итоге всемирно известная в наши дни компания British Petroleum стала главным обладателем огромных запасов персидской нефти, которые уже через четыре года принесли ей баснословные прибыли.
По заданию британских спецслужб Рейли добывал стратегически важную информацию о российских военно-морских базах, добыче нефти в Иране и перевооружении Германии. А в свободное время он безбожно кутил и сорил деньгами, посещал самые дорогие заведения, был азартным картежником, покупал только самую дорогую одежду. Его романы были многочисленны и повсеместны, по некоторой информации агент одновременно имел несколько жен.

Одним из самых ярких и одновременно трагичных фактов его биографии является попытка захвата в 1918-ом году лидера революции Владимира Ленина. Наладив контакт с главой английской миссии Брюсом Локкартом, ST.1 начал усиленно собирать информацию о слабых местах в охране вождя. Для выполнения миссии он получил от британцев огромную денежную сумму в рублях, которую предполагалось передать командиру латышских стрелков, задействованных в охране Кремля, Эдуарду Берзину. Главным же просчетом Рейли было то, что поверив в искренность офицера, вместе с деньгами он передал ему для контактов имена и явки своих связных. Самоуверенность агента на сей раз подвела его. Эдуард Берзин, с которым шпион вошел в контакт, рассчитывая на его поддержку в антисоветском перевороте, оказался верным большевиком и ежедневно докладывал Свердлову и Дзержинскому о каждом шаге операции. Развязка тщательно подготавливаемой британским шпионом операции по аресту Ленина оказалась неожиданной для всех. 30 августа 1918-го года Рейли, стоя в толпе, стал свидетелем нападения Каплан. После покушения на жизнь вождя по стране прокатилась волна репрессий и арестов антибольшевистски настроенных граждан. В списки на задержание попал и сам Рейли, и его связные, фотографии которых появились во всех отделениях ВЧК. Агенту удалось скрыться и выехать в Петроград, откуда он на корабле отбыл в Швецию. Уже в Британии Рейли узнал, что в России его приговорили к немедленному расстрелу, если когда-либо он осмелится вновь переступить границу страны. Но это не стало аргументом для желающего взять реванш шпиона.

Шеф британской разведки Мэнсфилд Камминг считал, что после провала Рейли не стоит возвращаться в Россию. Он предлагал ему задания в разных концах света, но для считающего себя неуязвимым ST.1 возвращение в нашу страну стало делом принципа. Весной 1918-го года Рейли совершил путешествие на белый Дон, вывезя в Мурманск Александра Керенского. Позже в Петрограде и Москве координировал действия левых эсеров, организовывал заговоры, вербовал советских граждан, получая от них необходимые документы. После раскрытия заговора Локкарта, он снова сумел сбежать в Англию, где стал консультантом Черчилля по русскому вопросу. В своих докладах он называл коммунистов не иначе как «раковой опухолью», призывая всех объединиться против этой опасной угрозы. Впоследствии он еще не раз побывал в России.

Положить конец его деятельности сумела крупнейшая операция отечественных спецслужб начала двадцатого века. Началось оно с того, что Рейли получил предложение от антибольшевистской организации «Трест» возглавить готовящееся восстание против коммунистов. Для встречи с руководителями заговора ему предложили приехать в Москву, гарантируя при этом полную безопасность. Британская разведка предупреждала Рейли о возможности ведения «Трестом» двойной игры, но желание поквитаться за былую неудачу оказалось сильнее осмотрительности. Сразу после окончания встречи в Москве Рейли был арестован сотрудниками Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД, создавшим подставную компанию для выманивания зарубежных шпионов. Агента привезли на Лубянку, что происходило с ним потом, остается только догадываться, ибо протоколы допросов Рейли остались засекреченными. Известно лишь то, что он в конце 1925-го года после мучительных пыток якобы согласился на сотрудничество, выдав имена связных и получив разрешение гулять возле Сокольников по лесу в сопровождении охраны. По некоторым сведениям именно там Сидней Рейли и был застрелен при попытке к бегству, но официальных данных о таком исходе событий нет. Это дает почву для совсем уж фантастических предположений об удачном побеге агента ST.1, сумевшего пересечь все границы и навсегда затерявшегося в Южной Америке. Другая версия говорит о том, что неуловимого агента в ГПУ сумели перевербовать и использовать в своих целях.

Несмотря на славу Рейли, который брался за выполнение самых сложных заданий, многие знатоки Бондианы справедливо считают, что не только он один являлся прототипом их любимого персонажа. В частности сам псевдоним 007 был, возможно, взят Флемингом от английского агента Джона Ди, который имел привычку подписывать все адресованные королеве Елизавете I донесения специальным знаком в виде двух нолей и угловой скобки, напоминающей семерку. Среди других наиболее вероятных претендентов на почетную роль стоит выделить соратников Рейли по его работе в разведке. Из них наиболее похож на знаменитого шпиона разведчик и дипломат Брюс Локкарт, с которым автор Бондианы познакомился в период Второй Мировой. Частичные эпизоды могли быть взяты также из биографии одного из самых эффективных британских агентов в России Поля Дюкса, а также подозреваемого в предательстве Рейли Джорджа Хилла. Кроме того с Флемингом были хорошо знакомы начальник парижского разведуправления Уилфрид «Биффи» Дандердейл, неоднократно утверждавший, что писатель использовал в своих книгах рассказанные им истории, а также британский агент на флоте Мерлин Миншелл. Некоторые манеры и фразы Флеминг позаимствовал у принца Бернарда Ван Липпе-Бистерфельда, агента, переметнувшегося из немецких органов в английскую разведку. Утонченный мужчина с княжеским титулом был женат на голландской принцессе и очень любил ввязываться в сомнительные авантюры. Именно у него Бонд перенял привычку заказывать «Водку-мартини», прибавляя: «Взболтать, не размешивая», а также манеру эффектного представления: «Бернард, принц Бернард».

Внимательные исследователи данной темы не могли не отметить и то, что Флеминг наделил героя собственными чертами характера. В частности оба офицера были безудержными ловеласами и предпочитали одинаковый тип женщин, оба окончили флотскую карьеру в звании командора. Наконец автор, как и созданный им персонаж, имеет такие же кулинарные предпочтения, привычки и даже одну начальную школу. Может именно этим и объясняется некое пренебрежение Флеминга к своему герою, поскольку он видел в нем самого себя?

Если относительно прототипа Джеймса Бонда ведутся споры, то совершенно точно известно, кто стал прообразом непревзойденного Шерлока Холмса, созданного Артуром Конан Дойлем по подобию своего кумира, профессора медицины, блестящего хирурга Джозефа Белла. С этим интереснейшим, умнейшим человеком будущий писатель познакомился во время учебы на медицинском факультете Эдинбургского университета. Метод дедукции, ставший знаменитым после выхода в свет произведений о похождениях сыщика, сам Белл считал основным в работе врача для правильной постановки диагноза. Блестяще владея этим методом анализа, профессор мог дать абсолютно точное заключение о состоянии больного еще до того, как тот успевал сказать хотя бы слово. Конан-Дойл писал в мемуарах, что если бы профессор стал детективом, то в Англии было бы раскрыто множество преступлений. Со своего кумира Дойл списал не только внешность и привычки покорившего весь мир Шерлока, но и использовал те же самые фразы, которые часто любил повторять знаменитый профессор. Например, во время своих лекций, к слову, пользующихся у студентов популярностью, Белл часто говорил: «Пускайте в ход силу дедукции!». Интересным является и тот факт, что самый первый рассказ о Холмсе вышел в свет как раз к пятидесятилетнему юбилею Джозефа Белла, став для него своеобразным подарком.

Сам же врач, соглашаясь со своим частичным сходством с главным героем Конан Дойла, всегда отмечал, что детективные способности никогда не являлись его сильной стороной, а талантом к расследованию запутанных преступлений Холмс обязан самому автору, которого бывший наставник называл блестящим детективом. В течение всей жизни Белл с большим интересом следил за литературным творчеством своего ученика, считая именно Артура главным прообразом Шерлока Холмса. Глубина аналитического гения писателя действительно не единожды помогала ему раскрывать запутанные дела, при расследовании которых полиция заходила в тупик. Умение выделять главное, видеть незаметные для других людей нюансы, соединяя их в одну логическую и порой совершенно непредсказуемую цепочку всегда вызывали восхищение сослуживцев. Детективные способности писателя становятся еще более очевидными, если вспомнить, что в период создания произведений о Шерлоке Холмсе еще не существовало специальных руководств по ведению расследований преступлений. Автору знаменитого сыщика приходилось подробно изучать отчеты о судебных разбирательствах и газетные вырезки, дабы понять и развить в своих трудах методики и способы раскрытия совершенных злодеяний. Подобно своему знаменитому персонажу Дойл часто получал письма и встречался с незнакомыми людьми, которые обращались к нему за помощью в нахождении правды. После таких визитов, по воспоминаниям сына, писатель мог подолгу просиживать в своем кабинете, сосредоточенно размышляя, не подавая никаких признаков жизни.

Старания Конан Дойла не прошли бесследно, уже после выхода в свет первых двух романов о Шерлоке, был издан весомый труд по криминалистике – «Исследование преступления», написанный Г. Гроссом. А руководители Скотланд-Ярда прямо заявляли, что путь к научному подходу в раскрытии преступлений указал им именно Конан Дойл. Устами Холмса писатель выразил свое стремление к абсолютно бескорыстному восстановлению справедливости. А письма, адресованные Шерлоку от людей, которые нуждались в помощи этого талантливого, но, к сожалению, выдуманного сыщика, приходили еще долго после ухода писателя из жизни.

Четко определена и личность прототипа другого известного литературного героя-детектива Ната Пинкертона, которым стал его однофамилец Алан Пинкертон (1819-1884), основатель первого Национального детективного агентства. Он родился в шотландском городе Глазго. Вкус к раскрытию преступлений Алан впервые ощутил еще в детстве, работая в бондарской мастерской своего отца. При покупке бочек кто-то вручил Алану фальшивые деньги. Обнаружив это, Пинкертон смог самостоятельно разыскать и задержать преступника. В 1842-ом году Алан эмигрировал в Америку, а в 1846-ом местные жители небольшого городка, где он проживал, выбрали молодого человека своим шерифом. Решение стать детективом, Пинкертон принял в тридцать один год. Он ушел с государственной службы и организовал свое собственное детективное агентство с эмблемой в виде открытого глаза, действовавшее под девизом «Мы никогда не спим». В агентстве работали настоящие асы своей профессии, отважные смельчаки, которые умели не только прекрасно стрелять, но были и опытными психологами, наблюдателями, артистами, в совершенстве владели искусством перевоплощения и маскировки.
Девяти сотрудникам агентства Пинкертона долгое время удавалось с успехом бороться с разгулявшимися в то время грабителями поездов и банков. Хорошая репутация и доверие, которое заслужило агентство, способствовали тому, что его членам было поручено охранять самого Авраама Линкольна во время поездки в Балтимор в 1861-ом году. Приехавшему в город за несколько дней до запланированной встречи с избирателями Пинкертону удалось раскрыть заговор и предотвратить покушение на президента, которое вполне могло стоить лидеру страны жизни. А вскоре агентству удалось прославиться еще раз. Его сотрудники сумели раскрыть и поймать злоумышленников, пытающихся украсть у железнодорожной компании Adams Express баснословную по тем временам сумму денег в семьсот тысяч долларов. Помимо работы Пинкертон много занимался научно-исследовательской деятельностью, совершенствовал методы работы криминалистов. Именно он впервые ввел практику использования фотографических снимков и словесных описаний преступников для их поимки. Рисунки и фото злодеев с указанием суммы вознаграждения за оказание помощи по их поимке развешивались членами агентства по городам и фермам. Также Пинкертон заложил основы, а его сыновья развили методы классификации преступников. Детектив создал картотеку известных бандитов с указанием их специализаций. После гражданской войны в Америке, в течение которой сотрудники Пинкертона вели разведывательную деятельность в пользу северных штатов, Алан в условиях бездействия и пассивности органов власти, в обстановке разгула преступности развернул в стране бурную деятельность. И он сам, и его люди активно внедрялись в крупные шайки, рисковали собственными жизнями, но выполняли свою опасную работу. Благодаря их стараниям было арестовано несколько крупных руководителей преступных группировок. Знаменитый сыщик умер в 1884-ом году из-за развившейся в результате случайного прокуса языка гангрены. Его агентство существует и ныне, оно принадлежит шведской компании Securitas AB.

Крайне популярные рассказы о Нате Пинкертоне, которые увидели свет в начале прошлого века сначала в Америке, а затем в Европе и России, расходились миллионными тиражами. Признанию изданий способствовало и то, что при всей очевидности сообщений о личности прототипа главного героя детективных историй, ничего не было известно об их авторе. Предполагалось, что им мог быть не один, а несколько человек, опытных писателей, увлекающихся написанием небольших детективных брошюр. Среди русских авторов в числе возможных кандидатур назывались имена А. Куприна, М. Кузмина, Н. Брешко-Брешковского и других литераторов, но окончательный вердикт до сих пор не вынесен, а загадка остается нераскрытой.
Совсем недавно правнуком Агаты Кристи были обнаружены аудиозаписи, которые красноречиво свидетельствуют о том, что прототипом вездесущей и остроумной не по годам мисс Марпл была ни кто иная, как родная бабушка писательницы. Упомянутая находка кардинально изменила бытующие представления о том, что прообразом одной из самых популярных в мире героинь детективных историй являлась французская писательница Мадлен де Скюдери, жившая еще в семнадцатом веке. О существовании найденных в Гринвее двадцати семи получасовых записей в течение более чем сорока лет никому не было известно. А между тем в них Агата Кристи излагает любопытные факты своей биографии, реальные истории, на основе которых она создавала свои бессмертные произведения. Найденные записи имеют огромную ценность, так как при жизни Агата Кристи не любила давать интервью. Между тем, как отмечает правнук писательницы, они более выразительны, чем слова, написанные на бумаге. Умеренно властный, спокойный, наполненный эмоциями голос Кристи дает возможность точнее понять суть ее мыслей.

Указывая на то, что прототипом Джейн Марпл была ее бабушка, автор детективов все же оговаривается, что выдуманный ей образ не полностью соответствует реальной личности. Но основные черты характера двух женщин схожи. В частности способность всегда предвидеть самое худшее развитие событий при всей своей жизнерадостности мисс Марпл переняла именно от своего реального прототипа. Данная черта бабушкиного характера, как говорит в записях сама Кристи, всегда пугала ее в детстве. И в большинстве случаев бабуля, увы, оказывалась права. Кроме прочего автор множества рассказов и романов о детективе-любителе признается, что изначально вовсе не собиралась делать Джейн Марпл постоянной героиней своих произведений. Персонаж был задуман как второстепенный, но проницательная старушка, по словам писательницы, как-то незаметно и прочно вошла в ее жизнь, став «опасной конкуренткой» Эркюля Пуаро.

Говорить о первообразе Остапа Бендера почти невозможно – этот удивительный герой унаследовал черты множества реально существовавших людей, знакомых и друзей авторов. И в то же время в окружении Ильфа и Петрова был один человек, в какой-то мере могущий претендовать на экстраординарную роль прототипа Остапа. Его звали Осип Вениаминович Шор, он родился в городе Никополе, но детство провел в Одессе, с малых лет обнаружив недюжинные склонности к авантюрам. Он отучился всего один год в Технологическом институте Петрограда, а затем началась революция. Осип решил вернуться в Одессу, однако не имел ни денег, ни желания их честно заработать. По пути домой он представлялся то шахматным гроссмейстером, то скрывающимся членом подпольной антисоветской организации, то современным художником. Некоторое время он даже провел в качестве жениха богатой тетушки.

После возвращения в любимый город Шор поступил на службу в уголовный розыск. Возможно, отсюда берет начало уважительное отношение Бендера к Уголовному кодексу. Став сыщиком, он развернул активную борьбу с местными преступниками, участвовал в операциях по поимке членов шайки Мишки Япончика. Сопротивлявшихся ему правонарушителей он нещадно уничтожал, бандиты предпочитали сдавать своих подельников, нежели встречаться с ним на допросах. Вскоре после того, как от рук преступников погиб его брат, Осип ушел из органов и переехал жить в Москву. Среди его приятелей были Катаев, Ильф и Петров, Эдуард Багрицкий и Юрий Олеша. Он часто рассказывал им о своих приключениях. После появления «Двенадцати стульев» Осип Шор притворно обижался на авторов, однако было хорошо видно, что он гордился похожестью героя произведения на себя. По-настоящему популярным одессит стал после выхода романа Катаева «Алмазный мой венец».

вв


Карабас-Барабас – Всеволод Мейерхольд

(из интервью Михаила Бузукашвили американской газете «Чайка»)

— Вы знаете, с кого списан Карабас-Барабас в «Золотом ключике» Алексея Толстого?

— Понятия не имею. Наверное, с какого-нибудь жестокого бородатого чудища, истязавшего маленьких детей. А может, это был вообще придуманный образ типичного сказочного злодея.

— Не угадали. Как известно, «Золотой ключик» считается пересказом сказки Карло Коллоди. На самом деле, это не столько пересказ, сколько вполне самостоятельное произведение, заново переосмысленное, зачастую с новыми персонажами. Коллоди любил морализировать, поучать. У Толстого этого нет. Он осовременил сказку, произвольно строил сюжет, ввел новые персонажи. Некоторые старые и новые персонажи — это по существу карикатуры на известных в то время деятелей культуры. У Коллоди хозяин кукольного театра — это Манджафоко — пожиратель огня. Толстой придумал ему имя Карабаса-Барабаса. Карабас — это маркиз Карабас из сказки Перро, а Барабас — от итальянского слова мошенник — бараба. Помните библейского Варавву, разбойника, которого помиловали и распяли вместо него Христа? Под видом Карабаса Толстой изобразил знаменитого режиссера Всеволода Мейерхольда. «Театр имени меня» — это театр имени Мейерхольда. Толстой не любил Мейерхольда, считал его тираном, плохо обращающимся с актерами, так же, как Карабас с марионетками. У Карабаса титул — доктор кукольных наук. А у Мейерхольда был псевдоним — Доктор Дапертутто. Плетка Карабаса — это как бы отклик на ходившие в то время слухи, что на некоторые репетиции Мейерхольд приходил с маузером, который постоянно носил с собой после революции…»

Профессор Преображенский – Самуил Абрамович Воронов

Вот уж на кого бы не подумали, правда? Со времени выхода экранизации Владимира Бортко «Собачьего сердца», профессор Преображенский стойко ассоциируется с образом, который создал великолепный Евгений Евстигнеев: типичный русский интеллигент начала XX века. Но никакого противоречия нет.

Во-первых, образ профессора Преображенского – собирательный. Прототипами этого литературного персонажа стали несколько реальных медиков: дядя Булгакова  врач-гинеколог Николай Покровский, врач Алексей Замков, биолог Илья Иванов. Называют, также,  известных современников автора: учёного Бехтерева и физиолога Павлова. Но в рамках этой статьи мы остановимся на личности Самуила Абрамовича (Сергея) Воронова – в конце концов, в «Собачьем сердце» речь идет именно о его идеях и реальных медицинских экспериментах!

А теперь – во-вторых. Строго говоря, знаменитый Самуил Абрамович Воронов не был рожден евреем (семитом). Но иудеем был! Самуил Воронов родился в деревне недалеко от Воронежа, в семье русских субботников. Датой его рождения принято считать 10 июля 1866 года — день его обрезания в синагоге.

Кто такие Воронежские субботники, спросите вы? Рав Шломо-Зелиг Аврасин объясняет так:  «Община субботников возникла более 200 лет назад в результате обращения в иудаизм группы русских крестьян. Им пришлось заплатить высокую цену за свой выбор. В частности субботники были подвергнуты массовому выселению в удаленные районы Российской империи. Тысячи представителей этой общины репатриировались в Эрец Исраэль в конце XIX — начале ХХ века и внесли большой вклад в развитие поселенчества и создание еврейской самообороны. Среди представителей и потомков той первой волны репатриации субботников было немало заметных фигур, в том числе начальник генштаба Армии обороны Израиля Рафаэль (Рафуль) Эйтан, начальник Северного округа полиции Израиля Алик Рон и, конечно, легендарный страж еврейских полей Александр Зайд, один из основателей организации еврейской самообороны «Га-шомер».

Таким образом, Самуил Воронов – наш человек. Хотя в историю науки он вошел, как французский хирург русского происхождения.

В 20-х годах прошлого столетия эксперименты Воронова буквально «взорвали» Европу. Наверняка, на Булгакова эта шумиха также произвела большое впечатление:  булгаковский профессор занимается именно тем, чем занимался Воронов – ищет средство омоложения человеческого организма, за приличные деньги вставляет богачам яичники обезьяны…

В реальной жизни свою методику Самуил Воронов создал во Франции. Она принесла ему, и без того небедному доктору, богатство и славу. Первую пересадку «желез обезьяны» человеку он провел 12 июня 1920 года. В 1923 году 700 известнейших хирургов со всего мира аплодировали успехам Воронова по «омоложению» во время международного хирургического конгресса в Лондоне. (Помните? «Профессор Преображенский, Вы – гений!»)

Впрочем, Михаил Булгаков – не единственный из тех, кого вдохновляли дерзкие эксперименты С.Воронова. Метод Воронова был настолько модным, что поэт Эдвард Эстлин Каммингс воспевал «знаменитого доктора, который вставляет обезьяньи железы в миллионеров». Чикагский хирург Макс Торек вспоминал, что «роскошные банкеты и вечеринки, как и остальные более простые собрания медицинской элиты, были наполнены шепотом: «железы обезьяны!»». В парижских домах появились странные пепельницы в виде обезьяны, закрывающей свои половые органы, с надписью по-французски: «Нет, Воронов, ты меня не возьмешь!». Большую популярность получил  алкогольный коктейль из джина, апельсинового сока, граната и абсента «Железа Обезьяны», а песня «Monkey-Doodle-Doo», написанная Ирвингом Берлином для фильма братьев Маркс «Кокосовые орехи», имеет строки: «Если ты стар для танцев — поставь себе железу обезьяны».

Воронов утверждал, что в результате лечения по его методу у пациента улучшается память и зрение, появляется бодрость духа, легкость передвижений и возобновляется половая жизнь. Лечение по системе Воронова прошли тысячи людей, а сам врач для упрощения практики открыл на Французской Ривьере собственный обезьяний питомник.

Однако через некоторое время его пациенты начинали чувствовать ухудшение состояния организма, Воронова объявили шарлатаном и предали забвению вплоть до 90-х годов.

Но в ноябре 1991 года один из самых старых рецензированных журналов в мире «Ланцет» неожиданно запросил пересмотр архивов Воронова и в результате заявил, что «Совет по Медицинским Исследованиям должен финансировать дальнейшее изучения обезьянних желез». К 1994 году появились запросы на полное извинение от медицинского общества за отрицание достижений Воронова, а окончательная реабилитация метода пришлась на 1998 год, когда невероятная популярность Виагры напомнила миру о работах Самуила Абрамовича.

Кстати, возникновение вируса СПИДа, открытого в 1980-х годах, тоже приписывают Методу Воронова: предположительно, он был внесен в человеческий организм при пересадке обезьянних органов людям.

Начиная с 2005 года опыты Воронова 1920-30-х годов были отмечены, как основа для современной медицинской стратегии по борьбе со старостью: замена гормонов, производство которых организмом с возрастом сокращается, для достижения крепости организма и физических характеристик имеющихся у молодых людей.

шалом


Актёры и исторические прототипы их героев

1. Леонардо Ди Каприо в роли Хью Гласса («Выживший», 2016)
2. Эдди Редмэйн и Фелисити Джонс в ролях Стивена Хокинга и Джейн Хокинг («Вселенная Стивена Хокинга», 2014)
3. Эдриан Броуди в роли Сальвадора Дали («Полночь в Париже», 2011)
4. Шарлиз Терон в роли Эйлин Уорнос («Монстр», 2003)
5. Мэрил Стрип в роли Маргарет Тэтчер («Железная леди», 2011)
6. Гэри Олдман в роли Людвига ван Бетховена («Бессмертная возлюбленная», 1994)
7. Джейми Фокс в роли Рэя Чарльза («Рэй», 2004)
8. Кейт Бланшетт в роли Боба Дилана («Меня там нет», 2007)
9. Дэниэл Дэй-Льюис в роли Авраама Линкольна («Линкольн», 2012)

соц. сети


Комментарии   

-1 # Артемий 2018-07-01 10:40
В реале Глэсс всё же получил стрелу в очко на шкурозаготовках через 2 года после описываеных в конофильме событий. Чёт у прототипов судьба не того... Маузэр конечно штука полезная, но оружие в руках не репрессированно го антелигента - штука спорная, хотя "нету воина страшней, чем испуганный еврей" но всё равно история карабаса, и других буратин, созвучна, но по большому притянута за уши . ДАЛИ БЫЛ ТОТ ЕЩЁ ЕБОБО..
Чарльз, который негр- блюзист удался, молодцы киношники. Хокинг для меня вообще никто. Просто какой-то парализованный хер, распиаренный по какой-то причине.Он чо Макс Планк, Кюри, Или Опенгеймер с Королёвым? Непонятна мне роль в джедайстве его, мутный хер, надиктовывающий из головы предположения о вселенной которые хер проверишь. Тетчер Офигенно тоже получилась, и вообще политик был офигенный.
-1 # Zeff1978 2018-07-01 12:45
:D Про Хокинга хорошо сказал. Помню нам в институте читали квантовую механику (это как раз его тема), так препод (ныне покойный) говорил, что ее нормально понимал только Эйнштейн (в 97-м про Хокинга у нас еще не слышали). Вопрос - нахрена нам эту чушь про вероятность нахождения электрона в потенциальной яме и прочих котов Шредингера в головы вдалбливали? Причем именно вдалбливали, т.к. понять этот бред было решительно невозможно. Да и применить в реальной жизни видимо тоже. А проверить, как и в случае с котом Шредингера - нереально т.к. если дверь открыть - он по-любому сдохнет, так что ты прав абсолютно.
# Артемий 2018-07-01 18:07
О уже любители физики шпалят. Спецы по метогалактическ ой херне ,кваркам, и прочим вселенным. Я вот что скажу . В физике процессов из тевилизора можно только учителю Ёде доверять.

Короче, в масккостюмах фиников под снегом за 10 километров не можем видеть мы, Просто не можем и всё. Какие к херам галактики.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.