fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Обвиняемых по делу Еврейского антифашистского комитета расстреляли летом 1952 года. Впоследствии эти события получили название «Ночь казненных поэтов» - среди арестованных оказались известные авторы. Судебный процесс положил начало масштабной кампании против евреев. 

В 1955 году Генеральный прокурор СССР Роман Руденко направил в ЦК КПСС записку о реабилитации осужденных по этому делу: 

Записка Р. А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации лиц, осужденных по «делу еврейского антифашистского комитета» 

1 октября 1955 года 

Во исполнение поручения ЦК КПСС Прокуратурой СССР проверено дело по обвинению Лозовского С. А., а также бывших руководящих работников Еврейского антифашистского комитета Фефера И. С., Маркиша П. Д., Квитко Л. М. и других. 

Лозовский, Фефер и другие были арестованы бывшим МГБ СССР в сентябре 1948 — январе 1949 годов и обвинялись в том, что они, являясь еврейскими националистами, под прикрытием Еврейского антифашистского комитета установили связь с представителями американской разведки, которым передавали секретные сведения об экономике и условиях жизни трудящихся в СССР.

Они обвинялись также в том, что в целях борьбы против национальной политики партии по заданию реакционных кругов США широко развернули среди еврейского населения в СССР и за границей пропаганду еврейского национализма, используя для этого созданную при Еврейском антифашистском комитете газету «Эйникайт», издательство «Дер эмес», литературные еврейские альманахи, еврейский театр и кабинет еврейской культуры при Академии наук Украинской ССР. 

Следствие по делу Лозовского и других арестованных продолжалось свыше трех с половиной лет. Во время следствия все обвиняемые, кроме Шимелиовича, признали себя виновными в предъявленных им обвинениях. 

Военная Коллегия Верховного Суда СССР рассматривала это дело свыше двух месяцев (с 8 мая по 18 июля 1952 года) и, признав всех обвиняемых виновными, приговорила: Лозовского, Фефера, Маркиша, Квитко, Зускина, Теумин, Ватенберг-Островскую, Ватенберга, Тальми, Гофштейна, Бергельсона, Юзефовича и Шимелиовича к высшей мере наказания — расстрелу, Штерн — к трем с половиной годам лишения свободы с последующей ссылкой сроком на пять лет. 

В отношении обвиняемого Брегмана приговор вынесен не был, так как Брегман умер во время суда. 

При рассмотрении дела в Военной Коллегии все обвиняемые отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии, и заявили, что эти показания получены от них в результате избиений и других незаконных методов следствия. 

Проверкой, произведенной Прокуратурой СССР, установлено, что дело по обвинению Лозовского и других бывших руководящих работников Еврейского антифашистского комитета было сфальсифицировано по указанию ныне разоблаченных врагов Абакумова и Рюмина. 

Проверкой подтверждено, что бывшие работники МГБ СССР, выполняя преступные указания Абакумова и Рюмина, подвергали арестованных избиениям и пыткам и систематически лишали их сна. 

Осужденный по этому делу бывший главный врач больницы им. Боткина Шимелиович в своем заявлении следователю 15 мая 1949 года писал: 

«Четыре месяца прошло со дня моего ареста. За это время я неоднократно заявлял: я не изменник, не преступник. Протокол моего допроса, составленный следователем, подписан мною в тяжелом душевном состоянии, при неясном сознании. Такое состояние мое явилось прямым результатом методического моего избиения в течение месяца ежедневно днем и ночью, глумления и издевательства». 

О незаконных методах ведения следствия заявили обвиняемые и при рассмотрении дела в Военной Коллегии. 

Так, подсудимый Юзефович заявил в суде 6 июня 1952 года: 

«В самом начале следствия я давал правдивые показания и заявлял следователям, что не чувствую за собой никакого преступления… После этого меня вызвал к себе министр госбезопасности Абакумов и сказал, что, если я не дам признательных показаний, то меня он переведет в Лефортовскую тюрьму, где меня будут бить. А перед этим меня уже несколько дней «мяли». Я ответил Абакумову отказом, тогда меня перевели в Лефортовскую тюрьму, где стали избивать резиновой палкой и топтать ногами, когда я падал. В связи с этим я решил подписать любые показания, лишь бы дождаться дня суда». 

Бывшие работники Следственной части по особо важным делам МГБ СССР Гришаев, Кузьмин и другие, допрошенные прокуратурой в 1955 году, подтвердили, что к арестованным по этому делу действительно применялись незаконные методы ведения следствия. 

О грубом нарушении советской законности и фальсификации следственных материалов по делу Лозовского и других свидетельствует и такой факт. 

Лозовский, Фефер, Юзефович и другие руководящие работники Еврейского антифашистского комитета обвинялись, в частности, в том, что в 1943—1946 годах установили преступную связь с американскими разведчиками Гольдбергом и Новиком и передавали им секретные сведения об экономике и культуре СССР. 

Лозовский это обвинение категорически отрицал и потребовал приобщить к делу копии материалов, которые им были переданы Гольдбергу. 

Однако это законное требование Лозовского по указанию Рыбина было отклонено, так как уже тогда было бесспорно установлено, что материалы, переданные Лозовским Гольдбергу, никаких секретных сведений не содержат и приобщение их к делу покажет полную несостоятельность обвинения Лозовского и других в шпионских связях с американской разведкой. 

Следственным органам было также известно, что Гольдберг и Новик являются дружественно настроенными к Советскому Союзу лицами и за активную деятельность в пользу СССР они разрабатываются американской разведкой. 

Более того, в распоряжении следствия имелись документы, из которых было видно, что <…>** Новик — член компартии США с 1931 года. Несмотря на это, от арестованных путем избиений, угроз и других незаконных методов следствия были получены заведомо ложные показания о принадлежности Новика и Гольдберга к американской разведке и о преступных связях арестованных с ними. 

Из всех подсудимых в судебном заседании только Фефер первоначально признавал себя виновным и изобличал других. Однако в конце судебного процесса Фефер обратился с просьбой провести закрытое судебное заседание, в отсутствии других подсудимых. На этом заседании Фефер, полностью отказавшись от ранее данных показаний, заявил, что он <…> действовал по заданию органов [МГБ]. 

По делу Лозовского и других были проведены две экспертизы; одна для установления степени секретности сведений, переданных работниками Еврейского антифашистского комитета для опубликования в иностранной печати, и другая — для установления националистического характера их литературных произведений. 

Однако обе эти экспертизы также не могут служить доказательством виновности Лозовского, Фефера и других. 

Прокуратурой СССР установлено, что эти экспертизы были проведены необъективно и с грубым нарушением закона. 

Будучи допрошенными, эксперты показали, что экспертиза ими проводилась в здании МГБ под непосредственным контролем следователей и влияние следователей на экспертов было настолько сильным, что в ряде случаев они пришли к выводам, никак не вытекающим из исследовавшихся документов. 

Обвинение Лозовского, Фефера и других арестованных по этому делу в том, что они, являясь еврейскими националистами, по заданию американских реакционных кругов направили в адрес Советского правительства письмо националистического содержания, является также несостоятельным. 

Проверкой установлено, что 15 февраля 1944 года бывшие руководители Еврейского антифашистского комитета Михоэлс, Эпштейн (умерли) и Фефер действительно направили на имя И. В. Сталина письмо, в котором поставили вопрос о создании еврейской советской социалистической республики на территории Крыма и о назначении правительственной комиссии по этому вопросу. 

По своему содержанию это письмо носит националистический характер, однако направление такого письма Главе советского правительства нельзя рассматривать как уголовно наказуемое деяние. 

Факт направления этого письма был использован следственными органами для вымогательства от арестованных заведомо вымышленных показаний, направленных на компрометацию отдельных руководителей партии и советского правительства. 

Проверкой установлено, что некоторые руководители Еврейского антифашистского комитета из националистических побуждений пытались присвоить комитету явно несвойственные ему функции, вмешиваясь от имени комитета в разрешение вопросов о трудоустройстве отдельных лиц еврейской национальности, возбуждали ходатайства об освобождении заключенных евреев из лагерей, в своих литературных работах допускали националистические утверждения и т. д. Эти неправильные действия объективно приводили к тому, что еврейские националистические элементы пытались группироваться вокруг Еврейского антифашистского комитета. 

Однако не было никаких данных, которые давали бы основания обвинять Лозовского и других в таких тяжких государственных преступлениях, как измена Родине, сношение с иностранными разведками и организованная контрреволюционная деятельность. Эти возведенные на них обвинения являются ложными. 

Исходя из изложенного, Прокуратура СССР полагает, что необходимо войти с протестом в Верховный Суд СССР на предмет отмены приговора Военной Коллегии и прекращения дела по обвинению Лозовского С. А. и других за недоказанностью совершения преступления с реабилитацией всех осужденных. 
Прошу указаний. 

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко 

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 316. Л. 118−123. Копия. Машинопись.

© Дилетант

вв


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить