fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.94 (8 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В середине февраля 1915 г. 13-я пехотная дивизия занимала позиции к югу от местечка Балигрод - на высотах, важнейшей из которых была высота 810. Она имела повышенное тактическое значение, запирая шоссе, идущее от деревни Воля Михова на Балигрод и на железнодорожную станцию Лиско.

Оценив важность этого направления, австрийцы сосредоточили значительные силы и, после нескольких дней упорных атак, утром 15-го февраля овладели высотой 759. Сбив с этой позиции пять рот 52-го пехотного Виленского полка и три роты 49-го пехотного Брестского полка, они заняли деревню Лубне, утвердившись на высоте 810.

На поддержку 13-й пехотной дивизии была спешно выдвинута 1-я бригада 10-й кавалерийской дивизии – ей было приказано занять своими спешенными частями северо-западные склоны высоты 810.

13-го февраля 10-й драгунский Новгородский полк в составе 1-й бригады 10-й кавалерийской дивизии под командованием генерал-майора В. Е. Маркова совместно с 10-м уланским Одесским полком в 18 часов выступил из дер. Михновец в дер. Загорж.

В. Е. Марков.

15-го февраля был получен приказ командира бригады 13-й пехотной дивизии генерал-майора Г. А. Лихачева - как можно быстрее двигаться к местечку Балигрод для помощи его бригаде, сильно теснимой австрийцами. Кавалерийская бригада выдвинулась ускоренным переменным аллюром и к вечеру того же дня пришла в Балигрод, а к 22 часам подошла к позициям 13-й пехотной дивизии к югу от местечка - к высоте 810. Бригада спешилась.

Вначале решили атаковать австрийцев ночью, но слабость сил, занимавших подступы к высоте 810, заставила отложить атаку до подхода 137-го пехотного Нежинского полка, который ожидался в ночь на 16-е февраля (к 4-м часам утра прибыл только 3-й батальон, а остальные части полка подошли лишь к 9-ти часам утра).

В центре, у подножия высоты 810, заняли позицию 6 спешенных эскадронов 10-го драгунского Новгородского полка, левее находились 4 эскадрона 10-го уланского Одесского полка, а правее - 14-я рота 52-го пехотного Виленского полка, 2 уланских эскадрона и рота 137-го пехотного Нежинского полка. Во второй линии находились резервы, состоявшие из 3-го батальона 137-го пехотного Нежинского полка, и сводной роты из остатков 1-й, 3-й и 15-й рот 52-го пехотного Виленского полка.

Разведка была затруднена - темнотой, глубоким снегом и огнем противника. Тем не менее, к 4 часам удалось установить расположение окопов противника и подходы к ним.

16-го февраля в 5 часов утра был отдан приказ: «Цепь вперед!».

Новгородские драгуны бесшумно и без выстрелов двинулись вперед - в направлении высоты 810. Поднявшись на гору, они были обнаружены противником и с расстояния около 200 шагов встречены сильным винтовочно-пулеметным огнем.

Но кавалерийские цепи не остановились, а неудержимо бросились вперед, горя желанием поскорее добраться до окопов противника. Передовые окопы, занятые австрийцами, были взяты - часть австрийцев переколота штыками, многие захвачены в плен, лишь отдельные люди успели скрыться во вторую линию окопов. В это время пали смертью храбрых, ведя свои взводы в атаку, драгунские офицеры корнет Зарудной и прапорщик барон Мегден фон Альтенвога (младший). Поручику Колмакову с шестью драгунами удалось добраться до вражеского пулемета и захватить его, но австрийцы бросили несколько ручных гранат - поручик Колмаков и его драгуны погибли, а противнику удалась вернуть свой пулемет.

Началась борьба за вторую линию окопов.
Местность простреливалась винтовочно-пулеметным огнем, но, несмотря на это командующий 4-м эскадроном поручик Апостолов бросился вперед, увлекая за собой драгун – и все они пали смертью храбрых перед австрийскими окопами.

Наступил рассвет.
Для того чтобы повторить атаку на 2-ю линию австрийских окопов, свободных сил уже осталось. Тем не менее, высота 810 была в руках кавалеристов и, таким образом, задача, поставленная частям 10-й кавалерийской дивизии, была выполнена. Следовало закрепиться в окопах первой линии и ждать подхода пехоты.

Но цепи драгун поредели настолько, что противник мог легко вернуть свои окопы. Имевшийся резерв, около 4 рот пехоты под командованием единственного прапорщика, оставался на прежних позициях. И тогда полковник-новгородец В. В. Яненко пошел к резерву и при помощи других офицеров-драгун заставил эти роты двинуться вперед и расположиться в захваченных вражеских окопах, закрепив захваченную позицию.

Потери убитыми и ранеными, как в офицерском, так и в рядовом составе атаковавших частей 10-го драгунского полка достигали 50%. Погибли 4 офицера и 32 драгуна (еще 2 рядовых пропало без вести), ранены и контужены 8 офицеров и 85 драгун.

День 16-го февраля драгуны провели в окопах и лишь к вечеру их сменили подошедшие части 137-го пехотного Нежинского полка.

В бою за высоту 810 с обеих сторон не принимала участия артиллерия, а с русской стороны не участвовали пулеметы, не было ручных гранат. Винтовочный огонь также был незначительным. Успех боя основывался на внезапности, быстроте и натиске, а умение действовать штыком и прикладом доказало, что русские драгуны являются и мастерами ближнего боя в тяжелых зимних условиях горной местности. Победоносный пеший бой новгородских драгун в холодную лунную ночь 16-го февраля 1915 года в Карпатах у высоты 810 привел к высоким потерям – они во многом объясняются тем, драгунам пришлось брать окопы, принадлежавшие своей же пехоте и позволявшие противнику, занимая ходы сообщения в сторону русских, обстреливать наступавших драгун фланговым и перекрестным огнем.

Бой изобиловал подвигами спешенных кавалеристов.
Так, корнет Коламейцев, командуя взводом 1-го эскадрона, после ранения в ногу командира эскадрона ротмистра Герценвица, вступил в командование эскадроном и, подавая пример мужества, несмотря на сосредоточенный фланговый огонь противника, причинявший значительные потери, довел атаку до конца и взял неприятельский окоп.

Драгун 1-го эскадрона Артем Яшин, желая во что бы то ни стало вынести тело убитого товарища, оставшееся впереди второй линии вражеских окопов, с наступлением темноты пробрался вперед и, подобрав труп друга, отдал свою жизнь, сраженный неприятельской пулей - почти в упор.

Младший унтер-офицер 10-го драгунского Новгородского полка. Награжден георгиевской медалью.

Ранее упомянутый командир взвода поручик Колмаков, вызвав охотников для взятия пулемета противника, опередив цепь своего эскадрона, без выстрела приблизился к окопу неприятеля и с криком «Ура! драгуны, за мной!» бросился на действующий пулемет, увлекая своим доблестным примером подчиненных. Вскочив с шестью драгунами в неприятельский окоп, поручик собственноручно захватил пулемет, но в это время был сражен ручной гранатой, брошенной австрийским офицером и тут же пал - вместе с унтер-офицером Рассохой, ефрейтором Морозовым и драгуном Марковым. Драгуны Кучеренко, Андрющенко и вольноопределяющийся Трингам были тяжело ранены. Пулемет австрийцы успели вынести, и трофей выскользнул из рук драгун 3-го эскадрона. Но их подвиг облегчил взятие окопов подошедшей цепью.

Временно командующий 4-м эскадроном поручик Апостолов повел эскадрон в атаку на неприятельский окоп на высоте 810. Когда окоп был взят, поручик решил атаковать и вторую линию окопов. Во время второй атаки были убиты он и командир взвода прапорщик барон Мегден фон Альтенвога. Неизвестный драгун 4-го эскадрона, невзирая на сильнейший огонь противника, вынес тело своего эскадронного командира поручика Апостолова. Аналогичный подвиг совершили и младшие унтер-офицеры 6-го эскадрона Тимофей Лавриков и Евдоким Дудка - под сильным огнем противника они вынесли тело убитого корнета Зарудного.

Командир 6-го эскадрона ротмистр Дудоркин находился со своим эскадроном на правом фланге полка, имея правее роту 52-го пехотного Виленского полка, а левее - 4-й эскадрон 10-го драгунского Новгородского полка. Дудоркин повел свой эскадрон в атаку без выстрела, но австрийцы, обнаружив наступление, открыли сильный винтовочно-пулеметный огонь, расстреливая наступающих с дистанции прямого выстрела. Вскоре командир 14-й роты виленцев выбыл из строя, и рота застыла на месте. Драгуны же продолжали наступление, но и они, неся большие потери, начали колебаться. Тогда ротмистр Дудоркин с возгласом: «Братцы, не отставать! За мной, ура!», с обнаженной шашкой бросился на окопы противника, увлекая доблестным примером вверенный эскадрон. Видя своего любимого командира первым ворвавшимся в окоп противника, драгуны бросились в рукопашную и завязался штыковой бой. Видя что австрийцы открыли огонь во фланг 6-му эскадрону новгородцев, ротмистр Дудоркин, правильно оценив тактическую обстановку, побежал к 14-й роте виленцев, которая залегла между деревьев и, крича «ура», не решалась продолжать наступление.

Ротмистр обратился к пехотинцам со словами: «Братцы, выручай драгун, сейчас возьмем еще один окоп, и конец бою!» и с криком «ура» бегом направился к окопам противника. Но 14-я рота осталась неподвижной. Тогда ротмистр Дудоркин выхватил револьвер из кобуры и, вернувшись к виленцам, громко произнес: «Если вы не пойдете за мной, я буду стрелять в вас!» и добавил «за мной, ребята!». Рота поднялась и с криком «ура!» бросилась в атаку, овладела окопом, закрепив успех, достигнутый горстью драгун 6-го эскадрона. Было захвачено в плен 44 австрийца – все пленены драгунами. В этой атаке был убит младший офицер эскадрона корнет Зарудной, ранен ротмистр Гелитовский и контужен ротмистр Дудоркин. Из 41 драгуна спешенного эскадрона в строю осталось 20 человек.

Корнет Романчук - Федорович, командуя взводом 6-го эскадрона, под сильнейшим фронтальным и фланговым огнем противника довел атаку своего взвода до конца и взял неприятельский окоп, а затем, выполняя приказ своего эскадронного командира, с горстью людей своего взвода зашел в тыл противнику, занимавшему соседний окоп и с криком «ура» в него ворвался, содействуя успеху фронтальной атаки драгун и виленцев под командованием ротмистра Дудоркина. В этой схватке младший унтер-офицер 6-го эскадрона Василий Берников, увидев что его комэск упал, а австриец прикладом планирует размозжить ему голову, ударом штыка опрокинул австрийца и спас жизнь своего командира - ротмистра Дудоркина.

Аналогичный подвиг совершил и неизвестный драгун 6-го эскадрона. В ходе рукопашного боя в неприятельском окопе, увидев что австриец направил винтовку на корнета Романчука-Федоровича, ударом приклада размозжил австрийцу голову и спас жизнь своему офицеру.

В числе первых ворвавшихся в неприятельские окопы, был младший унтер-офицер 6-го эскадрона кавалер двух степеней Георгиевского креста Василий Марченко, вслед за этим павший смертью храбрых.

И приказ по полку в честь годовщины боя 16-го февраля 1915 года, подписанный его командиром полковником С. Д. Прохоровым, очень емко и метко охарактеризовал коллективный подвиг и мастерство драгун в бою под Балигродом, отметив что 16 февраля 1915 года 10-й драгунский Новгородский полк доказал, что конница способна решать активные боевые задачи как в конном, так и в пешем строю. Имея в своих рядах менее 50-ти спешенных бойцов, драгуны сломили сопротивление австрийской пехоты, занимавшей командующие высоты и укрывшейся в окопах. Тяжелая местность, снежные сугробы и обледенелые скаты, темнота и жестокий огонь вражеских винтовок и пулеметов не поколебали решимости драгун выполнить боевую задачу. Исключительный наступательный бой в пешем строю под Балигродом, произошедший в ходе второй Отечественной войны, золотыми буквами вписан в летопись Новгородского полка. Приказ, отмечая героев этого боя, заключал: пусть пример «ротмистра Дудоркина, поручика Колмакова, поручика Апостолова, корнетов Зарудного, Романчука-Федоровича, штабс-ротмистра Герценвица, корнета Коламейцева и братьев-драгун: Мисливца, Нечкепия, Яшина, Рассоха, Макарова, Кучеренко, Андрющенко, Танцуры, Лаврикова, Дудки, Марченко и других героев, послужит нам путеводной звездой в будущей нашей боевой деятельности во славу обожаемого Государя, дорогой нашей родины и доблестного, родного нашего Новгородского полка».

Автор: Олейников Алексей

Комментарии   

0 # nohelper2 2017-11-10 15:23
Почему то вспомнились слова бравого солдата Швейка - "Если так пойдёт дальше, у нас в армии будет только новая упряжь." Грустно всё это.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # sarancha1976 2017-11-11 14:45
все тоже самое... хорошая выучка ,подготовка и моральные качества наших солдат и младших,средних офицеров превращается в мясной фарш под мудрым руководством красноломпасных дуболомов. Что в ПМВ что в ВМВ.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить