fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Воспоминания ветерана 246 сд 29 армии Калининского фронта о боевых действиях на Ржевском направлении в1941-1943

Спасибо Andrey Gun

Посвящается  тем , кому удалось выжить в бешенной мясорубке первых лет                войны , тем , кто  ежедневно рисковал собственной жизнью для спасения  друзей ,            любимых ,  соотечественников , тем ,  кто   каждый  день своей  плотью  и  кровью был частью той самой  «несокрушимой и легендарной »  , которая  исчезая в огне боев , снова возрождалась из пепла , чтобы сражаться и победить.

Данное произведение создано на основе дневника и воспоминаний ветерана ВОВ, командира санитарного взвода 908 стрелкового полка , 246 Стрелковой Дивизии ,29 Армии Калининского Фронта ,  кавалера Орденов  Ленина , Красного Знамени ,Отечественной Войны 1 ой и 2 ой Степени  , медали «За боевые Заслуги» старшего лейтенанта  Моисеенко Николая Акимовича.

                ЧАСТЬ ПЕРВАЯ :
                1941


              Воскресенье , 22 июня 1941.  СССР,  г. Новосибирск .


   На улице шел дождь , крупные капли барабанили по стеклам открытого окна  , собираясь в небольшую лужицу на подоконнике.  Однако, отрываться от занятий
мне не хотелось – экзамен по физиологии предстояло  сдавать  рано  утром в понедельник  , так что каждая минута была на счету. Абзац за абзацем , страница за страницей -  тему мышечных тканей сменяла пищеварительная  система , за ними следовали обмен веществ и основы здорового питания  - и  два часа пролетели быстро  . За это  время  лужа на подоконнике неумолимо расширилась до размеров мини озера     и , чтобы предотвратить наступление локального потопа  , нужно было   срочно  закрыть оконные ставни.

Смахнув с подоконника слой воды , аккуратно закрываю высокую раму на бронзовый шпингалет  . В этот момент  небо перечеркивает яркая нить молнии , а за  спиной слышится характерный  треск  от  электрического разряда  .

Что  это могло быть?

Люстра ? Но люстра вроде бы цела ,  а других электрических приборов в комнате нет. Снова слышу странное потрескивание  , исходящее  со стороны радиоточки .
Привлеченный этим  шумом , подхожу  к приемнику. Внимательно осматриваю проводку , затем  кручу ручку настройки.

Сначала из глубины корпуса наружу выходят   неясные шумы , а затем из   динамика вырывается мощный   голос Левитана :

«…фашистская Германия  без объявления войны напала на нашу Родину – Союз Советских Социалистических Республик…»
Ноги подгибаются сами собой  , жесткая  обивка стула больно бьет о позвоночник .
 
 Война? ! Как же так ? Что же теперь будет?

Сижу ,  слушаю трансляцию , но доносящиеся  до меня слова никак не укладываются   в   голове .  Что –то внутри меня сопротивляется ,  отказывается верить  в реальность происходящего.
« …Наше дело Правое ! Враг будет разбит , Победа будет за нами !»  - приемник   неожиданно затих.

Что же делать ? Может пойти в военкомат и попроситься на фронт? Нет, сегодня же воскресенье – военкомат закрыт ! Завтра , после экзаменов , соберусь и пойду! А теперь нужно  срочно идти домой! Как там отец и мама?

 Собираю учебники и конспекты , закрываю кабинет , выхожу на улицу .   
Дождь уже закончился , на небе радостно сияет  солнце , однако хорошая погода мало кого радует.   Настроение людей , попадавшихся  мне по дороге  домой ,    было подавленным. Ни шуток , ни смеха . Даже дети  на улицах  оставили свои игры и ведут себя очень тихо.

Вот и подъезд , знакомая дверь. Наскоро ужинаю и снова сажусь за учебники . Родители не сказали мне ни слова , но я и сам понимаю, что теперь моё место не в институте , а на передовой.

Утром в понедельник был экзамен по физиологии. Все вопросы экзаменационного билета показались  настолько легкими, что я вызвался отвечать без подготовки , за что и получил высшую  оценку.

Выхожу из кабинета в коридор , а там мои однокурсники уже проводят собрание . Долговязый Витька -капитан футбольной команды нашего курса -громким голосом вещает на пример Левитана :

-Что нам ждать повесток ! Сами пойдем в военкомат и запишемся добровольцами !  .
У нас в доме живет одна женщина – Лысковец её фамилия  .Так   сегодня утром  Августа Павловна собрала вещи и военкомат пошла, вместе с внучкой ! Она сказала , что если её не возьмут на передовую , так хотя бы в госпиталь устроится . Медсестрой   пойдет  работать.  А знаете  , пацаны ,  сколько  ей лет?
Сколько ? – спрашивает  кто-то из однокурсников.

-Восемьдесят с гаком!

-Не может быть!

-Может! Так что нужно в военкомат сегодня идти  , а то так выйдет , что   когда нам повестка придет , то  окажется что девчонки да бабушки все медали и ордена вместо нас , пацанов , уже собрали ! Неужели допустим , что  :женский пол  будет  воевать, а мы в очереди за винтовкой стоять ?  Что про нас потом говорить -то будут?

-Молодец , Витек ! Дело говоришь ! Айда в  военкомат!

-Пошли ! Чего ждать ? Сегодня и  пойдем ! – заволновались однокурсники .
Все кто был в коридоре дружно загалдели и гурьбой рванули по лестнице вниз.На выходе из института  меня остановил  знакомый инструктор из горкома комсомола.

Николай , стой ! Тебя вызывают в агитационный отдел  !
Не могу, я с ребятами в военкомат! Мы  хотим добровольцами записаться!
 Коля- это не просьба ! Война от тебя некуда не уйдет ! Нам нужно , чтобы ты в агитационном отделе поработал ! Сегодня   весь  состав агитационного   отдела райкома   уже убыл на фронт.     А в городе   вести разъяснительную работу среди молодежи сейчас некому . Мы постараемся учесть твою просьбу  . Но -не сейчас!  Подожди неделю , может месяц , а потом вместе с призывниками  нашего института и поедешь ! Сегодня  -ты нужен  здесь!


                01 .07.1941 года , г.  Новосибирск.

 
Первая  неделя  после начала войны пролетела быстро :в городе мы провели  несколько десятков собраний  на крупнейших предприятиях и учебных заведениях города   , в театре Юного Зрителя организовали городской  антифашисткий митинг , после которого более тысячи  молодых новосибирцев добровольно отправились на фронт . Почти все знакомые –однокурсники уже бились на фронтах , а я лишь напрасно обивал порог военкомата.
 9 июля  повестка о призыве  приходит и мне .   Домой  в тот  день я пришел поздно. Тихо пробрался к себе в комнату , зажег свет . На  кровати лежала    аккуратно  сложенную   четвертушка   серой бумаги .  Машинописный текст  повестки  приказывал  явится  11  июля 1941 года   к 7-00   по адресу:  улица Мазутная д. 25 в Зельцовский Военный Комиссариат города  Новосибирска  для отправки в действующую часть войск.
-Сегодня уже поздно , с родителями поговорю завтра!- с этой мыслью забираюсь под одеяло и сразу же засыпаю.

                11.07. 1941 года , г. Новосибирск.

Сборы были не долгими : в рюкзаке разместилась запасная пара белья , сухари ,вареная картошка , пара огурцов ,  кружка . Родители не подавали виду , что  расстроены моим призывом , однако  , по  влажным ресницам мамы и сестры я догадывался , что они за меня очень переживают.

Утром  следующего дня к  военкомату со мной решили пойти  отец и младшая сестра. По пути отец , как мог ободрял меня,  однако , когда мы  дошли  до улицы Кропоткина  , он  почувствовал острое недомогание  и не смог идти дальше .  На фронтоне  одного из зданий на нас с немым укором смотрела Родина – Мать. Стена штыков за её спиной и суровый взгляд   напоминали  , что опаздывать к месту сбора было никак нельзя .  Мимо  проходили призывники и их родственники  , с вокзала то и дело доносились надрывные звуки  паровозных гудков. Время шло , а до улицы Мазутной , где располагался военкомат,  было ещё далеко.
 .
-Иди ! Опаздывать тебе никак нельзя!- мы  с отцом крепко обнялись на прощание . В этот момент  я заметил как он  торопливо смахнул навернувшиеся  слезы.

-Надя , проводи Николая !  А я посижу здесь , отдохну ! Удачи тебе   , сынок !–   прислонившись к стене  дома  , он ещё долго провожает  нас взглядом.

В военкомате всех призывников пере-считали , построили в колонну  и  отправили на вокзал . Колонну сопровождал капитан с орденом Красной Звезды на груди. Ему было лет сорок , но ,если бы не седые волосы на висках  и не командирская форма его можно было бы легко принять за молодого новобранца – так легко и стремительно была его походка.
 
- Вот , чтоб мне до старости  таким шустрым быть !  Капитан –то , наш , как минимум  вдвое старше нас  ,а я  за ним  еле успеваю !– удивленно  бормочет  изрядно вспотевший   ширококостный крепыш , идущий  с права от меня.  Его имя -    Василий , до войны он  занимался гиревым спортом , и , в отличие  от меня , к быстрой ходьбе  не приучен.

-Потерпи !  Бери ноги в руки и не отставай   !- подбадриваю его на ходу .
До   Главного Вокзала мы дошли быстро . На  вокзальной площади  , не смотря на ранее время , было  весьма многолюдно : со всех сторон прибывали  группы призывников  , толпились   родители , кое-где были видны  военные.

 Надя   старалась не отставать от  нашей группы  , хотя  двигаться всем вместе  , непрерывно лавируя между большой массой людей ,  было очень не просто  . Я вижу как её синее ситцевое платье  то пропадает , то вновь появляется  в толпе .   Перед центральным входом в вокзал расположился  духовой оркестр. Музыка военных маршей   время от времени  сменяется  вполне мирными  мелодиями известных  вальсов .    Новобранцы , пользуясь представившейся возможностью , танцуют с провожающими их  девушками . Некоторые ребята , чтобы поднять себе настроение ,  поют  военные  песни времен гражданской войны  . Из разговоров  среди прово-жающих мы узнаем   , что сегодняшний  эшелон поведет машинист Лунин  . Он   живет в Новосибирске и знаменит на всю страну своими скоростными рекордами по перегонке  составов .  Наша группа , с трудом просочившись через провожающих , выходит на перрон.  На путях уже стоит большой черный паровоз  и  три десятка вагонов.

-Колонна , стой! –командует капитан.

 Группа  останавливается перед одной из теплушек .  На её дощатой стене  белой краской нанесен порядковый номер  85709 . А на  двери вагона нанесена пятиконечная звезда , а рядом с ней  надпись : « Смело мы в бой пойдем !».
 
- Ну  , парни  ,   вагон-то  вам геройский достался! Поздравляю! Даю пять минут  на отдых  ! От вагона далеко не уходить ! Разойдись! -командует наш капитан.
Теперь  можно выйти из строя , поговорить с сестренкой . Однако , уже через несколько  минут, снова  объявляют всеобщее построение . Короткая перекличка  и звучит  команда :  «По вагонам!».

Едва мы успеваем занять свои места в теплушке  , как   стоящее на путях
длинное тело  эшелона  неожиданно вздрогнуло , и , подобно породистому
скакуну ,   резко рвануло с места , стремясь не отстать от  набирающего
скорость  паровоза.  Пол нашей теплушки подпрыгнул , высокий белый свод  изогнутой   арки  на   здании Главного Вокзала качнулся  и быстро поплыл     куда-то  в сторону.

Толпа провожающих, подобно внезапно набежавшему  морскому приливу , сначала    всколыхнулась , вспенилась протянутыми в нашу сторону руками  , разорвала  воздух   множеством незнакомых голосов . В  этот момент   я  потерял из виду  сестренку.

- Коля! Возвращайся скорей ! Мы будем ждать тебя ! – слышу звонкий голос Нади  , однако , ответить ей не успеваю.

Призывники  разом  сгрудились у открытой двери вагона , пара минут уходит на
 то , чтобы протиснуться между ними . Но,  когда  мне это удается ,  перрон превращается в еле заметную узкую , изогнутую полоску . Ещё мгновение и монументальный зеленый фасад  Главного  Вокзала теряется  вдали  , а перед глазами  то и дело пролетают  знакомые районы Новосибирска . Вскоре поезд подходит  к   мосту  Гарина – Михайловского.  Не знаю почему   , но именно в этот момент мне в голову приходит мысль : « Если  наш эшелон не остановиться у переправы , а пройдет  весь мост без задержки  , я обязательно вернусь домой!» .
-Что за бредятина! Прямо фатализм , как у Лермонтова ! –тихо бормочу себе под нос.

-А ну, возьми себя в руки !- приказываю себе . Для обретения большей степени  контроля зажимаю голову руками и забиваюсь на дальний угол вагона .
Но отвлечься или прогнать размышления по этому поводу так и не получается . В непрерывно голове идет подсчет   шансов «за» и «против» ,  кажется , что аргументов  «против»   больше : длина моста превышает восемьсот метров , одновременно   по мосту  может двигаться только один  состав  ,кроме того ,   в утренние часы право первоочередного прохода дается поездам , идущим с Запада на Восток . Но пари с судьбой уже заключено.
Ложусь на нары и закрываю глаза . Слышу , чувствую , как наш поезд  начинает замедлять ход . Неужели будет остановка  ? Или это обычный  сброс скорости   перед выходом на мост?   
 Где- то  я читал , что молодость  притягивает удачу. А повезет ли мне в моей авантюре?

Поезд движется все тише , тише и тише . Открываю глаза – по потолку теплушки медленно перемещаются светлые и темные полосы. Ощущаю запах воды и шум нави-гации .  Смотрю на открытое окошко вагона  : в его узком  проеме   заблестела , замелькала сквозь многочисленные пролеты моста величавая Обь!  Солнечные лучи  отражаются   от гладкой поверхности реки ,  слепят глаза ,  яркие   блики прыгают  по нашей теплушке из стороны в сторону совершенно точно так же ,как
 это было и раньше , в  мирное время!

 Тем временем  поезд все набирает и набирает скорость! Я вернусь!  Чего бы
мне это не стоило ! Робкая надежда , пустяк , но , кажется , что  бремя на-
двигающейся войны на некоторое время перестало давить на меня всей своей огромной тяжестью. Хочется  так    и сидеть   дальше  , сидеть ,  глупо  улыбаясь  во весь рот . Улыбаться Солнцу , реке и грядущей неизвестности ,    что ждет меня  впереди.
Через десять  минут родной  город    и весь известный мне мир ,  превращается
 в стремительно сокращающуюся точку на линии горизонта . Но улыбка , как символ прощания с беззаботной юностью , ещё долго не сходит с лица.

Перед глазами проходят события последних дней : голос Левитана из репродуктора , сообщивший о нападении фашистов , экзамены в мед института, повестка из военкомата , состав , что так резко рванул с места ,и  разрывая все прежние  привычки и связи,  уносит меня из  такой известной и привычной жизни .

  Моим новым домом становиться  несущаяся в сторону фронта деревянная теплушка, разделенная на равные части  несколькими рядами нар . Посреди вагона стоит бочка с водой , на нарах лежит подстилка из соломы – вот и все удобства.  Разговаривать не хочется –  каждый погружен в свои собственные  мысли.  Эшелон идет очень быстро :  менее  чем за сутки мы доезжаем  до   Омска  , а ещё через сутки   у нас за спиной остается   Урал.  В большинстве городов мы не останавливаемся , перроны пролетают мимо . В памяти остаются стоящие на них люди с патриотическими плакатами , да охапки цветов , которые бросают нам в окна девушки. Вся страна провожает нас на фронт и мы постепенно понимаем всю серьезность создавшегося  положения.

                16.07.1941 года . г. Рыбинск

  16 июля  эшелон останавливается  в городе Рыбинск .   Быстро выгружаемся из вагонов.      
  После нескольких дней жизни в  непрерывно  двигающемся   вагоне   первые шаги    на устойчивом грунте  даются нелегко . Улучшив момент оглядываюсь  . Со стороны  наши     неровные шеренги  напоминают причудливо переплетенный торс  огромного дождевого   червя , составные части  которого  находятся в непрерывном и хаоти-ческом движении :   -это вышедшие из вагонов  новобранцы    разминают затекшие ноги, толкаются , перекидываются словами со знакомыми.   
 
  На перроне  то и дело снуют   люди в военной форме .  Они  быстро    нарезают  из  нашего неровного  «червя» аккуратные  прямоугольники   по   сто человек  и   отправляют  в казармы .   Улицы Рыбинска  заполнены марширующими  колоннами недавно сформированных  воинских подразделений. Многие из них в  обмундировании и уже с  оружием движутся на вокзал для отправки на фронт . Кое – где видны гражданские , но их не много . Город  обклеен плакатами призывающими соблюдать светомаскировку  , кое – где  видны зенитные орудия с задранными в небо стволами.

  Через  час мы прибываем в расположение части,  где  суровый майор на общем построении  объявляет  , что мы  включены  в состав 908 полка 246 стрелковой Дивизии ., которой командует  генерал-майор пограничных  войск  Мельников Иван Иванович .
После построения нас разбивают на роты и взводы и размещают в казармах. Командиры взводов начинают знакомиться с личным составом подразделений  . Молодой командир в гимнатерке  с двумя кубиками  в петлицах  аккуратно  записывает в блокнот мои фамилию , имя , отчество , год рождения.

-Образование?–задает он следующий вопрос.

-Неполное высшее!
                -В каком учебном заведении  обучались?
                -В Новосибирском медицинском!
                -Первый раз слышу о таком институте!
               
 Видя недоверчивый взгляд командира торопливо даю пояснения -этот институт только в 1935 году  открыли , до этого в Новосибирске высшего медицинского  учебного заведения не было.
                -Интересно, а  сколько курсов вы успели закончить?
                =Полностью–два курса ,но с отличием.

Ну , товарищ отличник , сможете мне ответить   что является причиной  таких массовых инфекционных заболеваний как брюшной тиф?

-Возбудителем болезни является бацилла или , как её называют медицинские работники,   палочка сальмонеллы  . Данная бацилла хорошо переносит как низкие  так и достаточно      высокие температуры    , что и объясняет трудность борьбы  с данным заболеванием .
Бациллы хорошо размножаются в водоемах со стоячей водой , в молочных продуктах . Использование воды из  водоемов со стоячей водой , молочных продуктов , не прошедших санитарную обработку  , вещей , которых касались зараженные тифом люди ,  приводит  к заражению  здоровых людей . Профилактикой заражения  является кипячение воды до температуры свыше , семидесяти градусов , термическая обработка молока , использование  хлора для дезинфекции вещей и помещений .
               
-Довольно ! Знания у Вас действительно отличные .
Это хорошо , что Вы именно  в медицинском учились : наш полк только формируется , нам будут нужны  медицинские работники .  Я доложу командиру роты о ваших знаниях и образовании.

Вечером того же   дня   меня вызывают к командующему   медицинской  службой дивизии .  После краткой беседы   военврач  второго ранга  Праханов    назначает меня заведующим   аптекой  908 стрелкового полка.

 К новому месту службы  следую в сопровождении    бывшего   командира  взвода  Сергея .  Он старше меня на четыре года и очень общителен  . Из разговора    с ним узнаю , что в начале  июня 1941   он закончил  училище пограничных войск  и   сразу    же был направлен в формирующуюся войсковую часть.
-Видно , ты , Моисеенко , под счастливой звездой родился! – говорит  Сергей .  Всего  один       день в армии   , а  уже получил  командирскую должность  ! Ну , а раз должность у тебя уже       есть , то  к этой должности обязательно  командирское   звание  и командирская  форма  полагается  .  Это факт! Вот я , например , числюсь на должности командира взвода   и звание   у меня старший лейтенант  .  А у вас , в медицине , у младшего командира  первое звание – это   военный фельдшер . Оно соответствует званию  лейтенанта .
Так   что ,  Коля ,  не  забывай своего  первого командира   ! - на прощание  мы обмениваемся крепким рукопожатием.

 Не успел я освоится на новом месте , как наш полк вместе со всем  личным составом 246 дивизии снова грузят в эшелоны и отправляют на станцию Старица.  Расположившись в непосредственной близости от железнодорожных путей дивизия ежедневно разгружает эшелоны с вооружением  , обмундированием и продовольствием .
Моя первая должность  действительно была командирской  , однако командирское  звание мне присваивают не сразу .  Да и обещанной  старшим лейтенантом формы  тоже пришлось подождать – первые комплекты воинского обмундирования  поступают в  часть только через две не-дели  после нашего   прибытия  на станцию    . Обмундирования поступало мало , часто выдаваемые старшинами новобранцам   размеры гимнастерок и брюк были на размер – другой  больше   . Кто –то пытался менять между собой  полученное обмундирование , а кто- то  всю  ночь на пролет просиживал с  иголкой и нитками  , чтобы пришить петлицы  к  гимнастерке ,  ушить   брюки , подогнать гимнастерку по фигуре . Самыми популярными становились  те из ребят ,        кто  умел ловко орудовать  иглой и за ночь успевал  перешить своё  обмундирование .   Однако , вся эта суета  начальством  не приветствуются : как –то рано утром, посещая  одно из подразделений  я вижу как  его командир , выставив  всех «ушитых»  бойцов перед строем , делает им суровое внушение .

-Вы сюда прибыли не для того ,  чтобы  на танцы с девицами ходить  , а нести службу в Рабоче –Крестьянской Красной Армии! А раз так , то должны знать , что есть нормы ношения воинской формы . Форма ваша  принадлежит не лично вам , а всему  трудовому народу нашей страны . Поэтому вы  должны её беречь ,  сохранять в том виде , котором вы её получили .  Любая порча воинской формы будет расце-ниваться как умышленная порча народного  имущества .  А кто наносит вред  трудовому народу  тот -вы сами знаете как называется и как с ним поступают!

Кроме этого , существует Приказ ГлавКома о компенсации в десятикратном  размере нанесенного ущерба со стороны лиц , данный ущерб допустившими  .Так что , те из вас кто нанес форме  непоправимый ущерб должны его будут возместить.

Всем нарушителям воинской дисциплины объявляю по три наряда вне очереди!
-Вольно!  Разойдись!
 
Про историю с ушиванием формы  рассказываю своему первому непосредственному  начальнику , - военврачу третьего ранга Кулиеву.  Он немедленно посоветовал
мне перешить  находящиеся на мне гражданские брюки на манер   командирских галифе  , а  так как означенные штаны  являлись  моей личной собственностью ,  то  , следовательно , дисциплинарная ответственность мне не грозила  . От    слов  перешли к делу :   несколько  хирургических зажимов  убрали лишнюю ткань  ниже колен , ещё пара зажимов    прихватила  бедра чуть выше линии карманов .
 
-Ну вот , «женераль»  Де Голь – собственной персоной !- прокомментировал непосредственный начальник свои потуги.

-Смотри  сам !- Кулиев бросил на стол изрядно помятую  газету. На  первой странице издания  была размещена фотография  статного  французского  генерала  в светлых галифе  и темном френче  , призывающего   французов вести борьбу с немецкими оккупантами.   Мы долго вместе смеялись над этой шуткой , однако  ,  вдоволь нахохотавшись , военврач  неожиданно  хлопнул ладонью  по ящику с прибывшими медикаментами и   рекомендовал мне незамедлительно приступить к их    сортировке .  Сослуживец Саша Баранов уже рассказывал мне , что Кулиев   любил    шутить   и радоваться различным житейским мелочам . Он    же предупредил меня ,    что  природная жизнерадостность  начальника не мешает ему соблюдать  высокую тре-бовательность к подчиненным , а так же поддерживать порядок и ясность в делах.

А дел и забот у  медицинской службы было немало .
 В состав санитарно – медицинской   службы полка   по штатному расписанию входили     четыре врача и семь военных фельдшеров . Фельдшером первого батальона  был  назначен   Саша Баранов, выпускник Харьковского военного медучилища  . Военная  форма идеально сидит на  этом  высоком   и статном молодом человеке. Саша обладает приятным баритоном и хорошо поет   , и мы                с ним очень быстро находим общий язык , а вскоре становимся хорошими друзьями  .                К моему немалому удивлению    состав  медицинской службы полка  представляет         собой   настоящий интернационал:  Кулиев – азербайджанец , Левков , Баранов , Онанов , Воробьев и я –  русские , Борищук ,  Криворогов – белорусы, Волынин  , Распопов – украинцы,  Насрулаев – узбек , Реуф – еврей.

 Тем не менее ,  мы  все  легко  находим   общий язык .
Нас объединяет   общая задача – победить сильного и изощренного врага , завоевавшего  всю Европу. А вести с передовой приходят все более и более тревожные.   
 Наши войска оставили Вильнюс ,   Ригу ,  враг осадил Киев .  Напряженные  бои идут и  у Смоленска . Проходит ещё  неделя и   мне , наконец ,  выдают новую форму  . Весь следующий день уходит на освоение швейной науки: нужно закрепить    красные шевроны –угольники на рукавах и петлицы на воротнике  гимнастерки .  Правильно закрепить знаки   отличия на форме получается не сразу :  нашивки  на левом рукаве приходится перешивать   аж  два  раза , прежде чем они  заняли подо-бающее им место  . Часть дня уходит на беготню  за  старшиной  для получения   кожаного ремня с металлической пряжкой –звездой ,  сапог , портупеи и всяких прочих необходимых  мелочей. Саша  Баранов  помогает мне правильно закрепить в    петлицах гимнастерки   символ медицинской службы  -змею , обвившую своим гибким телом   чашу,   и  два   «командирских»   кубика  , соответствующих  званию  военный фельдшер.
 
-Саша , а почему у меня в петлице чаша со змеей , а у инструктора Халимова красный крест?  Мы же оба зачислены  в медицинскую службу полка – почему же такие различия в использовании петличных знаков?
-У санитаров и сержантского состава медицинской службы в петлицах размещается красный крест , а у командного состава – чаша со змеей . Ну ты не расстраивайся , твоя змея не кусается!– в шутейной форме проводит для меня ликбез Саша.

-Только помни ,-  терпеливо продолжает объяснения мой коллега -, теперь ты должен своим видом и общим поведением подавать  пример  для подчиненных!
Мы же в армии , а не на гражданской службе!

Наш    первый командир полка  – майор Ефремов  внимательно следит за тем ,  чтобы  новобранцы      как можно скорей освоили воинскую науку и превратились  в настоящих солдат .  Нам выдают  личное оружие , начинается боевая учеба . Мне крайне   тяжело  дается  эта   военная  премудрость  : воинские звания , приветствия , строевая подготовка казались сложнее физики и химии вместе взятых.  Как-то раз  , выходя из столовой я встретил командира     полка  . Крепко сжимая фуражку правой рукой, выгнув колесом грудь ,   прикладываю    левую руку к голове.
                -Отставить!

-Ваша Фамилия?- грозно , словно печатает каждое  слово , спрашивает командир.
      
-Моисеенко! Военный фельдшер!

-Воинская честь отдается правой , а не левой рукой ? Говорили вам ?-Нет ? Вы же младший командир! Не стыдно Вам?

Чувствую , что мои щеки заливает красная краска . В своё оправдание пытаюсь что-то пробормотать , но ответ получается  не вразумительным.
 
-Сколько дней вы уже в армии ? Как отдается воинское приветствие при отсутствии головного прибора на голове?

-Эх, спросил бы ты меня про физиологию или фармацевтику,  дал бы ответ в лучшем виде!- проносится мысль в голове-, но лучше уж молчать! Так , может быть , и отцепится!- посещает меня робкая надежда.

Но командир явно не торопится меня отпускать.

-Ваша должность?

-Начальник аптечной службы!

-Кто Ваш непосредственный начальник?

-Военврач третьего ранга Кулиев!

-Передайте Кулиеву , что командир полка обязал Вас ежедневно посещать занятия по строевой   и боевой подготовке. Для  прохождения обучения явитесь сегодня  к 14-00 в расположение  штаб-ной батареи 777 арт. полка. На батарее передайте ее командиру  -  капитану   Бабанову – что  в течение недели будете проходить обучение в составе  вверенного ему подразделения  .  Все понятно?

-Так точно!

-Свободны!
 
Вот так совершено неожиданно для меня начинается освоение воинской науки   . Сначала эти занятия даются мне не легко . Строгий капитан – один из немногих командиров нашей дивизии имевший реальный опыт ведения боевых действий -  заставлял меня вместе  с другими новобранцами и даже  командирами взводов умело пользоваться саперной лопаткой , маскироваться   , стрелять , колоть штыком , маршировать в составе подразделения , быстро и четко выполнять  полученные приказы.

-Копай , медицина , копай глубже ! Тебе это пригодиться , когда противник по тебе из пушек лупить начнет  . А вот с «копательным» навыком ты не пропадешь! Окоп или траншею мигом   по всем правилам отроешь  -  сам спасешься и раненых убережешь!

И самое главное - про маскировку не забывай! Мало укрытие выкопать , нужно ещё его незаметным  для врага сделать . От миномета в окопе  , да  и , порой , даже в блиндаже не спрячешься.
 Если , скажем , минометчик твою позицию обнаружит – плохо дело ! У немцев есть хорошая 105 миллиметровая гаубица - IeFH 18 : выпущенный из её ствола снаряд может пробить полтора метра   кирпичной  кладки  с дистанции в  двенадцать километров   . Но не  так страшен гаубичный  105 миллиметровый снаряд  для хорошо обустроенного укрытия , как  мина  посылаемая батальонным 82 милли-метровым  минометом ,  хотя  его максимальная дальнобойность –  не превышает и двух километров .

-И знаете почему?

 Снаряд вышедший из ствола гаубицы  движется по   параболе :  чем больше расстояние , которое  преодолевает  снаряд , тем ниже вероятность  точного попадания  в   малозаметную  цель ,  какой может являться блиндаж ,врытый       в землю на два и более  метра в глубь земли   .  И , даже,  когда гаубичный  снаряд   попадает в крышу блиндажа , для личного состава  есть   шанс на спасение , так как пробивное усилие  болванки снаряда и направление взрывной волны   может быть направлено по касательной , а не внутрь оборонительного сооружения .    Такое попадание , конечно же ,  может привести  к повреждению  потолочных  перекрытий   , даже  к существенному   разрушению  конструкции сооружения , но   личный  состав , все же ,  имеет  шанс на сохранение жизни.
Другое дело , если огонь по позиции ведется из миномета.

 Максимальная дальнобойность батальонного  миномета и не превышает двух –трех километров , но  эффективность    его  стрельбы на малых дистанциях достаточно высока . Кроме этого , нужно учитывать , что    мина , выпущенная из миномета  ,  падает   отвесно , то  есть  под  углом  близким  к   90   градусам .  Три      с половиной килограмма  боевой массы   фугасной мины  , в сочетании с огромной скоростью от отвесного падения с  высоты более  чем  тысяча  метров    делают  миномет  крайне опасным оружием . Его мина    пробивает  крышу  блиндажа с накатом  в  три бревна  так же легко ,  как штык- нож вскрывает консервную банку с тушенкой.
  Добавьте   к этому мощный взрыв её тротиловой начинки  и  десятки острых ,
как бритва,  осколков,  способных пробить человеческое тело насквозь  . Сами понимаете , что такое попадание в блиндаж переводит в состояние мелко наруб-ленной тушенки тела его  бывших обитателей    .   Помните , что  траектории полета    мины  так же делает её серьезной угрозой и для живой   силы  находя-щеqcz в окопе.
 Если мина попадает в окоп  или бруствер окопа , то её осколки   - без труда поражают   всех  живых находящихся в зоне до ста метров  . Именно поэтому линия окопа  всегда должна  быть максимально изрезанной  . Выступы , изгибы , ниши в траншее  защищают солдата от осколков и прямых попаданий мин, снарядов и гранат противника.
  Важно знать , что в отличие от снаряда , мина может взрываться не только от удара о землю ,  но  и  при проникновении в грунт на  определенную глубину. Данная опция определяется  настройкой  взрывателя    Крайне необходимо помнить   об этих особенностях  , когда вы оборудуете свой рубеж обороны или идете в атаку под огнем противника.
 
В моей голове вся эта фортификационная премудрость укладывается с трудом . Да и строевая подготовка для меня сопоставима  с  сдачей экзаменов   по физике или  математике  -  она отнимает массу сил, а вот успехи на этом поприще  более чем скромные .  Ноги отвратительно гудят , по спине бегут ручейки пота ,   голова забита командами : «На лево ! На право ! Кругом !» . Неужели  на передовой эта  «наука»  может понадобиться ? В полезность топания ногами по плацу верится с трудом , но моего мнения здесь никто не спрашивает.

 После строевой  ужасно хочется прилечь или посидеть  на скамейке , но посидеть- то  за весь день удается только в столовой .  Живот от взаимодействия  горохово-го супа с черным  хлебом  подобен туземному барабану – он  приобретает округлые формы и издает таинственные звуки,неизбежно сопровождающие процесс пищеварения . В голове всплывают знания,  расшифровывающие техно-логию проистекающего в кишечном тракте процесса трансформации пищи в  белки , жиры и углеводы , а так же  неизбежнык последствия в виде  дурманящего сероводородного   аромата , стабильно  сопровождающий удаляющиеся от столовой колонны военнослужащих.

Да , как ни крути , но медицина привлекает  меня значительно  сильнее  чем  вся шагистика ,   окопная   тактика и стратегия  вместе взятые .  Однако , приказы в армии не обсуждают  :  вторая половина следующих  двух  дней    снова посвящена  освоению  военного дела.
 
  Но ,как ни странно ,  эта тяжелая наука   не пропала даром , приобретенные знания очень пригодились во время участия в боевых действиях.      
 В один из последующих дней ,  во время  занятий по огневой подготовке слышу   мнение одного бойца ,  о том ,  что  пока наше подразделение учится ,  война закончится .  И что против-  ник не выдержит нашего грозного натиска   даже , если у нас не будет специальной подготовки.    А , заодно ,  что потери нам не страшны  , так как страна у нас большая ,  людей     в ней хватит   для победы над любым противником .

Наш  капитан  , терпеливо выслушав  рядового  , неожиданно спрашивает у окружающих его сослуживцев  :
-И много среди Вас тех , кто так думает?

Среди артиллеристов    таких оказалось абсолютное большинство .
-Чего нас учить ! Ужо ученые ! Отцы наши Антанте кулаком, шашкой  да вилами    так наваляли ,    что   те бежали без оглядки  ! Вот    и мы , коли дойдет до рукопашной , :дадим   фашисту   по мордасам – и домой  ! В родной  колхоз , к женам !- со всех сторон послышались  голоса

-А , вы, Кузьма  , до войны где работали?

- Известно где : в «Броневике» ! Конюхом работал -, дружный хохот прервал бравый рапорт солдата.
-Это  что же за техника такая  ? Сколько в армии нахожусь , а вот   первый раз слышу чтобы   броневики на конной тяге были ! – поддержал общее настроение  командир.

-Да ! «Броневик» ! Правду говорю ! Это в  Ялтуровском районе Омской области есть такой  колхоз- «Броневик»  называется . Ну чего вы ржете? Я правду говорю !   
Командир знаком приказывает всем замолчать , затем  поправляет ремни портупеи , садится на ящики из под мин  и начинает нас вразумлять:
-Товарищи   ,бойцы !  Прежде всего , хочу чтобы вы поняли , что ведение боевых действий , это   не деревенская драка, где побеждает тот , у кого крепче кулаки или у кого  больше «шапок» на деревне .   
Новобранцы снова весело заголосили , но , видя суровый взгляд капитана ,   быстро замолкли.
-Ваша задача –, продолжает объяснение командир  -, научиться защищать  Родину , четко и слаженно  действуя в воинском коллективе ,   своевременно  выполняя боевую задачу . Сов-ременная  война требует отличных  знаний  и опыта  ведения боевых действий как в обороне ,    так и в наступлении . Поймите , война – это  не кино , не игра в показуху  , а тяжелая работа  .

-Бездумно умереть,  попав под пулю, – не велико умение !
Погибнуть,  выполняя задачу ,спасая жизни товарищей – смерть достойная уважения . Но,  выполнить задачу и остаться в    живых – вот настоящее
воинское мастерство  ! Научиться выживать на поле боя –вот ваша  задача .
Спасая товарища – вы спасете и себя , сохраняете боеспособность подразделения   и тем самым  обеспечиваете  выполнение долговременной  боевой задачи.
 
- Помните ? Ещё Суворов призывал , побеждать не числом , а умением! Враг нас поджидает опытный , сильный  и готовиться к встрече с ним надо серьезно .
Вопросы есть ?
-Нет ?
-Все свободны!
Никто и никогда так доходчиво не объяснял нам , что такое ответственность за жизнь товарища на поле боя . Каждому из нас предстоит не только освоить свою специальность ,но  научиться действовать быстро и слаженно в составе  боевого коллектива . Времени на подготовку у нас очень мало   - через  день мы получаем первое  боевое  задание : дивизия  грузится  в эшелоны и следует в район Западной Двины.

    17.08. 1941 , район  Западной Двины .Расположение 246 стрелковой дивизии .

 Прибывшая в район Западной Двины 246 дивизия   сменила  на этом участке фронта изрядно потрепанную в сражениях  243 -ю .
Наши стрелковые полки покидают эшелоны и быстрым  маршем двигаются  по направ-лению   к ближайшему лесу.  Оставаться на открытом пространстве опасно – мы уже наслышаны о внезапных налетах вражеской авиации , тем более , что  зенитные батареи, которые могли   бы обеспечить прикрытие , ещё не прибыли  .

Освобожденные вагоны быстро заполняются раненными , остатками воинских подразделений   243 дивизии . Через полчаса эшелон  спешно отходит  в направлении г.Ржев.

Ночью все полки подняты по тревоге и совершают ночной переход в район Баево , Салово , Поярково . Движемся быстро , наша задача под покровом ночи преодолеть как можно более больший путь .

С рассветом   полки снова заходят в лес  - и не напрасно : с первыми лучами солнца на горизонте появляется тройка   немецких истребителей . Черные кресты на крыльях легко различимы- руки так и тянутся к винтовке ,чтобы совершить выстрел , но командиры приказывают сохранять маскировку .

Через пару часов мы снова выходим на марш , идем вдоль леса , стараясь не привлекать к себе внимания наблюдателей противника .  Повсюду чувствуется тяжелый трупный запах , местами виднеются невысокие курганы - места недавних захоронений.  Вскоре лес заканчивается  ,а в поле , не далее чем  трех сотнях метрах  от опушки леса , виднеются редкие крыши   небольшой деревеньки под названием Ковали.

-Внимание ! Воздух !

  Услышав эту команду  маршевые  колонны рассыпаются  в поле подобно выпавшему из корзины  гороху ,– однако, беспокойство оказалась напрасным :  в небе  показались  наши бомбардировщики.

  Шесть  красно звездных    «СБ»*  и две тройки  «ПЕ -2»** идут вместе , без прикрытия :  из фюзеляжей  пилотских кабин  торчат  спаренные  стволы  7,62    мм пулеметов  .  Носовая часть ПЕ -2 выполнена из оргстекла  и нам удается  различить в некоторых кабинах самолетов   фигуры пилотов  .  На внешней   подвеске  каждого самолета  закреплены увесистые тела    мощных 250 килограммовые  бомб.   

   Вскоре    двадцати метровые крылья  бомбардировщиков  скрываются   за высокими  кронами  деревьев соседнего леса. Через пару минут до нас  доносятся глухие  звуки мощных взрывов . Гори-   зонт медленно застилает густой , жирный шлейф , украшенный  оранжевыми отблесками пламени.

-Все в строй ! – звучит команда . Собираясь в колонны , мы радостно переговариваемся, комментируя работу авиаторов.

-Молодцы , летуны!

-Надрали хвост ,гадам!

-Вон  там , гляди , как дым валит-то !  Это ,  значит , попали куда надо!

 Маршевые колонны полка  возобновляют движение    по направлению к реке  .
 Нам нужно успеть её форсировать раньше , чем оправившийся от недавней атаки
 243 дивизии противник  будет в состоянии приступить к активным боевым действиям.
 
 Ну вот и Западная Двина : берега её густо покрыты мелким кустарником и невысоким смешанным лесом . Кое –где из её русла выходят на поверхность   небольшие   пороги на которых вода вскипает    пенистыми   завихрениями  .     По сравнению с могучей Обью –эта речка не очень –то и широка  , однако  переправиться  через её почти сорока  метровое русло в полном снаряжении
 крайне затруднительно даже для хорошего пловца  . Разведка полка выводит
 нас к небольшому  деревянному мосту   . Противника нигде не видно , но  как только  первая рота  вступила га мост -   вся поверхность  реки  неожиданно  покрывается фонтанами от   разрывов вражеских снарядов и мин.   

    Вести прицельный  огонь  противнику мешают   многочисленные деревья , растущие вдоль берега . Однако отсутствие меткости противник  пытается  компенсировать   интенсивностью обстрела . К сожалению ,  нам нечем ответить на обстрел  против-ника: Батареи артиллерийского полка остались далеко позади . Единственно , что нам остается , так это как можно быстрей преодолеть водную  преграду  и скрыться в густых зарослях  кустарника  . Ну вот переправа пройдена , нас встречает  изрытый  густой сетью  воронок  западный берег   . Иногда  даже кажется , что данный  рельеф не прямое  следствие артналета , а  результат длительной  работы   вышедших из недр  земли популяции  доисторических  гигантских кротов   .  Форсирование  проходит почти без потерь  , однако несколько мин повреждают опоры моста  , что делает его дальнейшее использование для переправы весьма проблематичным.  Чинить мост нам некогда – нужно двигаться дальше. Направление – село Андреевское .  Через пару километров , мы выходим на окраины  небольшой деревушки .

  Она  вся   разрушена : ни  жителей , ни скота , ни даже кошек  .  Кое –где сиротливо  возвышаются остатки разбитых фундаментов , груды       обугленных головешек , да пара- тройка чудом   уцелевших печных труб. Картина неприятная , солдаты тихо матерятся ,  шлют проклятия  безжалостному противнику  . Все поля , тропинки и дороги по пути нашего следования  буквально    изуродованы   воронками от разрывов . Бесчисленные золотистые тела  отстрелянных    винтовочных  и  пулеметных гильз   жалобно позвякивают под нашими сапогами ,  искореженные взрывами остовы различной  техники  то и дело преграждают дорогу  .
 
На центральной улице  бывшей  деревни    стоит   STUG-3***– немецкое  самоходное штурмовое  орудие . На  лобовая броне видны следы от  нескольких  прямых   попаданий 45 миллиметровых снарядов . Однако пробить  50 миллиметровую броню лобовую броню  наши артиллеристам  не смогли  . Как же нашим удалось остановить эту 20  тонную махину?  Подойдя ближе мы видим   несколько   пробоин  в её  бортовой  броне  и ходовой части  . Один из наших снарядов повредил механизм подъема стола . Из –за этого   ствол мощной  75 миллиметровой  пушки  высоко  задран   в небо  -как будто   ее расчет    пытался вести огонь  по  воздушным   целям .

 Правая гусеница немецкой самоходки  длинной змеёй распласталась по дороге . Её  неровный   чешуйчатый край  причудливо опутал вырванный взрывом  из  стального тела  боевой машины передний  каток  .  Со стороны казалось  , что  длинная  металлическая рука замерла в стремительном рывке , пытаясь вернуть  покрытый шипами  трак   на штатное место .  Чуть дальше , между возвышенностями защитного бруствера , виден  остов   раздавленного  гусеницами   орудия -. Ствол  и щиток  противотанковой  пушки  посечен осколками , несколько   45    миллиметровых  гильз  разбросано вдоль бывшей позиции . В метрах  ста   от этого места , в канаве , виднеется корма вражеского  бронетранспортера  . Борта машины в  двух     местах  пробиты   снарядами  ,   моторный отсек покорежен и    покрыт жирными следами от  копоти  недавнего   пожара   . На  левом борту  бронетранспортера   нанесена символика в виде орла и фашисткой свастики , рядом виднеется  надпись :  SdKfz 251\1 и еще какие то цифры ,значение которых нам не понятно . Голова орла в вершине свастики   пробита метким  выстрелом из нашей «сорокопятки».****

Всюду чувствуется тяжелый трупный запах исходящий от многочисленных могильных курганов .   Солдаты невольно прикрывают лицо ладонями , что бы хотя бы немого  защитить свое дыхание от невыносимого зловония .  Наша колонна медленно продол-жает движение на запад .  На выходе из деревни мы видим   сорванную  взрывом  башню  советского  легкого танка  Т-26 *****  . Его изуродованный   взрывом  корпус    высится  посреди развалин двух  грузовиков «Опель –Блитц»****** , перевозивших , как видно , артиллерийские  боеприпасы.   

-Сгорели ребята! – с чувством горечи в голосе произносит кто-то в нашей колонне .
-Вечная им память ! - Некоторые бойцы снимают каски и пилотки , чтобы почтить память павших.
-Отставить ! Каски -одеть! – звучит команда ротного.

-Два  дня назад   243 дивизия выбила немецкие части из этих мест  .   Отступившие гитлеровцы окопались на  Андреевских высотах .Наша задача – овладеть этими  господствующими высотами в кратчайшие сроки .   Помните –враг рядом ! Всем соблюдать повышенную боеготовность ! - напоминает командир и приказывает ускорить шаг.


                        

*«СБ»-советский скоростной фронтовой бомбардировщик.

Самый массовый серийный самолёт разработки КБ А. Н. Туполева.

**«ПЕ -2»-советский пикирующий бомбардировщик времён Второй мировой войны.

***Sturmgesch;tz III;(StuG III)— средняя по массе немецкая самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий времён Второй мировой войны на базе танка PzKpfw III.

****52-П-243-ПП-1или «сорокопятка» советское полуавтоматическое противотанковое орудие калибра 45 мм образца 1937г.

*****Т-26—советский лёгкий танк. Принят на вооружение в СССР в 1931 году.

**"***Opel Blitz" - немецкий грузовой автомобиль,  активно использовался Вермахтом во Второй мировой войне.

  22. 08.1941 Калининская область , Район Западной Двины . «Андреевские Высоты»

Медицинский Пункт 908 полка расположился в дремучем  смоленском лесу -метрах в 800- 900 от передовой . Первые два дня наши соседи -артиллеристы ведут непрерывную стрельбу по  противнику , затем  они меняют  позиции  и идут за наступающими полками . В расположение МП то и дело залетают мины и снаряды , но мы к этому постепенно привыкаем.

 23 августа , на второй день после начала боевых действий   старший военврач  Кулиев поручил мне сопроводить машину с первыми  ранеными  бойцами в  265  медико –сани-тарный батальон  нашей дивизии . Он расположился в том же  самом  месте  ,где раньше находился    медсанбат  243 дивизии .которую мы заменили на данном направлении. Для выполнения задачи   дали полуторку .  В её  кузове  разместилось пятеро  тяжело раненных    и еще десяток   красноармейцев с ране-ниями различной тяжести  .

  Водитель машины  – молодой парень лет двадцати трех ,- был жизнерадостным балаболом . Уже через  десять минут с начала   пути  он рассказывал мне о том ,  как и когда наша дивизия нанесет решающий удар по врагу , а так же  кто из нашей дивизии первым войдет в Берлин . Володька, сожалел только об одном , что ему придется въезжать во вражескую столицу на зеленой  непрезентабельной  машине , а не на сером жеребце, на котором он возил до призыва в армию  воду в своем колхозе.

-Эх ,товарищ фельдшер, видели вы моего Орлика !

-То ж  не жеребец , а богатырь, красавец  среди лошадей  , на нем и самому бы товарищу Буденному не зазорно бы  у рейхстага гарцевать!

Его победная речь  была прервана  оглушительным разрывом артиллерийского снаряда. Неглубокая   воронка  изуродовала   дорогу  в метрах    тридцати    от нашей полуторки  .

-Что это было ?
-Кто стрелял ?

-Откуда прилетел этот снаряд?

 Вопросы сыпались со всех сторон и не находили ответа.
За первым  снарядом следует второй , а через пару секунд прилетает  и третий   .
Пыль визит в воздухе  плотной стеной , машина остановилась , все глаза и уши забиты песком , землей , мелкими осколками стекла .
Когда пыль улеглась ,  понимаю   , что сижу в кабине грузовика один :  все остальные, кто мог двигаться , повыпрыгивали из кузова  и  кинулись в рассыпную .
Среди спин бодро ретирующихся солдат , я различил  и лихо галопирующего  водителя . Мой герой  ,  воодушевляя других бойцов личным примером , решил , очевидно, произвести  внеплановый захват   вражеской  столицы , двигаясь , наверное, для перегруппировки , в район ближайшего соснового леса   .

-Что же делать?

Беглый взгляд в кузов привел меня в настоящий ужас : там  лежали неподвижные тела тяжелораненых солдат.
Один из них приподнявшись на руке , крикнул :

-Беги ! А то ведь и тебя накроет!
-Наше  дело -дрянь, беги !
-Нет ,ребята, так не пойдет! Лежите здесь - я вас вытащу!

 Выскочив из кабины  , через  минуту догоняю   бывшего конюха  :

-Стой ,Вовка , назад!

-Ну чё   те надо   ?

-Берлин в другой стороне  ! А в  кузове  раненные  остались !

-Да ,ты что ,Коля, с дуба упал! Нет ,на рожон лезть –я не нанимался!

-Стой ,  сука!  Назад!

-Раненных  надо спасать , в кузове твоей машины  их пять человек лежит!

-Да отвали ! Сам ты ,сука!

-Стоять ,скотина, – застрелю!

Выхватываю  пистолет и тычу им прямо в переносицу  водителя  .
Ошалелые глаза водителя   плавно стали сдвигаться в область ствола ТТ,  разделившего его лоб на две аккуратные части.
 
-Ещё шаг сделаешь -  пристрелю ! Как бешенную собаку!- для убедительности подношу ствол пистолета к уху дезертира и дважды спускаю курок.

Володька присел , и совершенно озадаченный новыми обстоятельствами , захлопал  лохматыми ресницами.

-А ну назад  , в машину! Быстро ! Хватаю некогда бравого вояку за ворот гимнастерки  и коленкой  придаю его заду ускорение в нужном направлении.

-Коля , да  все рано ж помирать! Ну какая , какая разница: ты пристрелишь или снарядом накроет? -жалобно заскулил он подобно обиженной собачонке.

-Снарядом -может и не попадет , а  я вот дырку  в твоем чердаке-  точно проковыряю! Факт!

-Черт с тобой , фельдшер ! Бог даст ,  не помрем!

Через минуту  мы были снова в машине.

-Газу  ! Дави гашетку! –  ору  что есть мочи , чтобы    « победоносный »  водитель не потерял боевого настроя .Слева  от нас   снова разрывается  снаряд . Володька сначала зажмурился и отпустил руль , но мой подзатыльник  и пара крепких фраз быстро возвращает его к реальности :
 
-Дави на газ , родной ! Давай! -,машина , словно породистый скакун , сначала дернулась  ,  пару раз  грозно фыркнула ,  выбросила из свой утробы облако дыма   ,  резво рванула  с  места.

  Дорога была неровной ,    постоянно петляла среди многочисленных невысоких холмов разбросанных по равнине словно горох , просыпавшийся на пол  деревен- ского амбара  . Управление грузовиком осложняет  непрерывный обстрел  и часто встречающиеся на  поверхности грунтовки отвратительные  язвы  воронок .  Но ,   вынужденное маневрирование  имеет свои преимущества : оно помогает  уйти от прицельного обстрела противника .  Со стороны    наша сумасшедшая езда  по грунтовке  напоминает   охоту волчьей стаи за зайцем – русаком .  Как опытный  заяц   ,  спасается  от      клыков  атакующего   хищника неожиданной сменой   направление движения   ,  так и мы :  то тормозим , то ускоряемся ,    то совершаем  немыслимые развороты  , то,  подпрыгивая на кочках , взлетаем в воздух перепрыгивая ямы  .  Уклоняясь от разрывов , полуторка то и дело   вылетает  с узкой дороги  ,  таранит  бампером  брустверы   новых  и старых  воронок  ,  объезжает сгоревшие остовы машин и повозок . Вся эта безумная гонка  имеет одну цель -  спасти  тот бесценный груз ,      что находился у нас в кузове .

Полуторку трясет  и  царапает  осколками  ,   кажется ,  ещё чуть –чуть и она развалиться на мельчайшие части  от невероятного напряжения. Мы с водителем  непрерывно перекатываемся   по кабине ,  орем , материмся на дорогу , обстрел и отбитые бока   . Что уж говорить о раненных : о том , что они ещё живы мы могли лишь догадаться по их отчаянным крикам , да забористым выражениям , доносящимся до нас через разбитые стекла кабины   .  Мы им   кричим   что -то  в ответ , и так , подбадривая друг друга , и ,совершенно ошалев от артиллерийской канонады , непрерывных разрывов  и близкого дыхания смерти  ,  в какой то момент  мы окончательно теряем ориентировку в пространстве и первоначальное направление движения  .

Однако ,   нашему противнику тоже  похвастаться  нечем : кроме разбитого лобового стекла     в водительской кабине , да многочисленных царапин на
бортах автомобиля произведенные  два с половиной десятка выстрелов не смогли причинить полуторке  никакого иного   существенного   вреда   .  Другими
словами  , «заячья»  тактика   совершенно сбила с толку и лишила хладнокровия вражеского наводчика  . Взбешенный нашим нежеланием умирать , беспорядочным перемещением и петлянием по полю , окончательно раздосадованный противник потерял контроль за ситуацией   и  резко снизил интенсивность обстрела   .

 Тем временем многострадальная   полуторка  неожиданно взлетела на очередной кочке  и , подобно ласточке ,   удивительным образом приземлилась посредине  перекрестка , образованного  пересечением двух  грунтовых дорог.

В этот решительный момент двигатель машины заглох.

-Заводи! – ору что есть  сил Вовке в ухо.

-Да не заводиться ! Сука ! Сдохла , гадина!
 Видишь , даже  стартер не крутит !-огрызнулся водитель -Все  , командир  , конец нам!

-Поднимай капот , быстро!

-Да прибьют же , накроют снарядами!

-Да , нет , слышь не стреляют! Видно мы у них весь боезапас  извели!- ободряю догадкой  водителя.
-А ну, давай !  Быстро поднимай капот!

Володька выскочил , крутит что –то  в моторе .
Тем временем эхо доносит  звук очередного артиллерийского выстрела .

-Что там у тебя?

-Провод слетел , а ну , командир ,  крутани ключ зажигания!

Мотор, чихнув пару раз , бодро набирает обороты . В это время новый  взрыв разносит в куски соседний пригорок .
Кабину и кузов заваливает  комьями  земли  и  удушливым запахом взрывчатки.

-Во вкус вошел , гад! – рыкнул Володька.

-А вот хрен тебе! Накось! Выкуси! – орет он  во всю глотку , давя на  акселератор  нашей изрешеченной осколками  машины.   
-А куда   ехать? Дорога -то расходиться!

Вовка , налево крути ! –скомандовал я.
Вдруг, откуда не возьмись  , нам  на встречу выскочил высокий  старшина  с перевязанной рукой.
-Сюда , робяты! Крути направо ! Сюда давай  ! -Направо ! На эту дорогу сворачивайте !
-Эта гадская пушка второй день нашим машинам ходу не дает. Давай же сюда  , здесь   фашист     не   достанет!

-Эта  гадина   у нас уже третью машину в поле разбивает !
  А вот  за тем  холмом для него  мертвая зона , давай сынки , сюда – здоровой рукой он указывает  безопасное направление . Через две минуты мы были уже в госпитале дивизии. А через полчаса  на МП  подходят  удравшие  из кузова наши  раненные . Мы провели перекличку - , к нашему удивлению ,  не смотря на жесточайший обстрел все десять человек , выехавшие с батальонного санбата , остались живы. Старшина , что вывел нас из- под обстрела , посоветовал  возвращаться по объездной дороге . Неровности местного рельефа мешали вражеской  артиллерии вести прицельный огонь  , таким образом  шансы на благополучное возвращение многократно возрастали.

-Вообще –то , вам , ребята , сказочно повезло !-.дружески улыбнувшись подвел итог  он   нашим приключениям.

-Если бы немец бил  прямой наводкой , то  машину   бы накрыло с второго ,   может  ,  третьего выстрела- это факт ! А так  фрицу  пришлось  бить   с закрытой позиции : а это     значит, что корректировщику  огня постоянно нужно было  делать поправку на рельеф ,   изгибы дороги , скорость движения.

-А  их  наводчик  , видно , не учел , что вы ещё и по кочкам да холмам скакать будете  - , размахивая здоровой рукой объяснял он ситуацию  сотрудникам полкового санбата.

-Перехитрили вы его!  Это я вам как опытный артиллерист говорю ! Иначе  лежать бы  вам мордой к небу , да и с распоротым осколками пузом, факт!  А, может,-тут старшина неожиданно понизил голос  , -вас кто из небесной канцелярии  крылом своим прикрыл?

-Да какая тут …канцелярия . Повезло нам ! Да и вы на встречу вышли , помогли !
 Ну это , вы сами понимаете, наши солдатские думки  ! Сами решайте кому  спасибо         сказать  за жизни  ваши, Ангелу или Случаю ,- еле слышно добавил он .                Прощаюсь со старшиной и иду искать свою многострадальную полуторку . Когда до машины остается  не более пяти метров , ко мне навстречу строевым шагом подходит  Володька.

Товарищ младший военный фельдшер ! -громко рапортует он,- машина на ходу , можно    ехать ! Затем он , как бы нарочно  кашлянул чтобы привлечь к себе внимание . Смотрю ему      в глаза   и по его взгляду мне становится ясно  , что парень явно нервничает.
Наконец , собравшись с силами ,   пряча глаза и тихонько икая от пережитого ,он нерешительно  бормочет :-Товарищ  фельдшер , ну , это ..
-Что ,   воин  – победитель , не выходит победный рапорт?
Ну , Вы  это , ну не говорите , уж старшему военврачу , что я тиканул – то ,     в смысле,  что от машины  убежал!
 
-Уж страсть как я испугался –то , обстрела этого окаянного!
Так ты же говорил , что целый год отслужил , типа стрелянный воробей , или врал?   
Ну,  на учениях -то у нас орудия на  полигонах стреляли . Огонь вели  с батареи по мишеням , а   не по моей машине ! До сего дня  по мне из орудия никто не стрелял!

-Я вас очень прошу , не говорите вы про это ничего. Ведь расстреляют, ну вы же понимаете  ,  как предателя!

-Знаешь , Володя , мне и самому страшно было!

-Но,  вот только ведь негоже бросать товарищей , да ещё и тяжело раненных !
-Не по-людски же это , нехорошо !
-Врачу  я ничего говорить не буду , но вот совести , совести своей собственной  -ты должен отчет дать , за то что сегодня  произошло.
-Суди себя сам за это! А больше я тебе ничего не скажу!
-Давай , заводи машину и поехали, нам возвращаться нужно. И возвращайся ,
Володь,  по дальней дороге , а то  никакой Ангел или счастливый случай нам  больше не поможет.

-Слушаюсь !

-Поехали!
 


   22 -26 Августа 1941 года . АНДРЕЕВСКИЕ ВЫСОТЫ . ПМП 908 ПОЛКА 246 ДИВИЗИИ .


Начиная с 22 августа 1941  батальоны  нашей дивизии непрерывно атакуют хорошо укрепленные позиции противника.
Из штаба армии поступил приказ –взять Андреевские высоты , занимающие домини-рующее  положение  над обширными , но хорошо простреливаемыми с этих самых
высот  полями. Любой ценой! И мы делали все что могли. Ситуация была очень не простой.

  Группа армий «Центр»  уже заняла большую часть   Смоленска , группа «Север» наступала на Ленинград   , а  на Ильинском плацдарме  фашисты формировали большую ударную группировку для броска на Москву .  Для того  чтобы выбить противника с Ильинского направления нужно было во что бы то ни стало  установить контроль над  Андреевскими высотами.
Сами высоты представляли собой  серию холмов с  высотой от  150 до 200 метров   растянувшихся не на один десяток километров . На их вершинах немцы посадили корректировщиков огня , что позволяло противнику удерживать контроль за прилегающим к высотам равнинами.

В те дни, примкнув штыки к винтовкам  и с грозным «Ура!»  цепи сибиряков  волна за волной   штурмуют высоты.

 Эх, если бы только одним  «Ура!»  можно было заткнуть немецкие пушки и уничто-жить много-численные пулеметы!  Противник  видя , что  атака идет  без поддержки артиллерии, танковых соединений , авиации – безнаказанно , как в тире ,  рас-стреливал атакующую пехоту из всех видов вооружений. Тем более,  что наши парни    и не кланялись пулям, а шли в атаку, как на параде - в полный рост!
 В полках наспех  сформированной дивизии   почти не было    опытных  команди-    ров, которые могли бы трезво оценить ситуацию и предотвратить ненужные потери . Да,   боевого опыта нам всем не хватало  ,  но ,  отсутствие этого самого  боевого   опыта , мы пытались компенсировать бесшабашной смелостью и яростью натиска.

  В неполные двадцать ты думаешь , что будешь   жить вечно , а  в поединке с  противником повезет именно тебе , а не ему .   В  результате ,  за эти неполные  две недели   боев  более трети  дивизии полегло в боях . Молодые ребята  те , кто  смог преодолеть 600 -700 метров под пулеметным  огнем , бросались в траншеи противника и прикладами , штыками ,  зубами , руками  , саперными лопатками мстили до последнего вздоха  за погибших товарищей.  Жаль , что  когда , наконец , дело доходило  до рукопашной  из пятисот  бойцов  батальона , шедших в атаку,  в строю оставалось в лучшем случае половина.

Часто   ярость  и смелость атакующих разбивалась о хорошо организованную оборо-   ну  и  прекрасное взаимодействие родов войск противника ,  Те позиции , что удава-лось  захватить   . нашей пехоте  немцы возвращали  используя авиацию , минометный огонь и броню танков . Иногда ,  вражеское командование , понимая , что потери того или иного рубежа обороны не избежать   , предпочитало отвести    свой личный состав из под атаки  и накрыть  «спорные»   рубежи   массированным артиллерийском огнем.

 Бои были напряженными  и   все батальонные медпункты  были забиты ранеными.  Передовой  медицинский пункт всегда располагался на расстоянии не более семисот  –восьмисот метров    от места   прямого соприкосновения с противником.  Вражеские снаряды  и    мины , постоянная угроза  прорыва линии обороны  подразделениями противника  , а , иногда , и расстрел  раненых и  медицинского персонала  врагом -были  обычными буднями медицинского пункта.
 
 24 Августа в  конце дня  наш полк сумел вклиниться в оборону противника    более  чем на три километра .   Санинструктора Воробъев и Криворогов вместе  с санита-рами уходят за атакующими противника батальонами  , а я остаюсь на полковом медицинском пункте  один . На моем попечении около  четырех сотен раненных .   Они повсюду :  в неглубокой траншее, идущей вдоль опушки леса ,  в лесу , на небольших полянах и  лесных тропинках  ,  даже на  грунтовой дороге , по которой к нам приходят машины из  полкового госпиталя.
Под каждым деревом , кустиком – окровавленные бинты , мольба о помощи , стоны . Весь день бегаю, успокаиваю словом и делом , делаю уколы , накладываю шины , перевязываю.

-Братишка ! Водицы ! –слышу где-то голос совсем рядом. Вижу двоих солдат , лежа-щих  неподалеку . Один из них не подает признаков жизни , другой еле    шевелит правой кистью  .Отстегиваю фляжку , наклоняюсь  к бойцу. Он ранен      в ногу , грудь   и плечо. Гимнастерка вся порвана , половина лица опалена взрывом  , раны так обильно кровоточат , что он и его сосед фактически лежат в луже из собствен-ной крови.

-Коля, узнаешь? Мы же с тобой из Новосибирска  вместе призывались !
Присмотревшись узнаю    мускулистого крепыша, с которым мы вместе  шли  в колонне  новобранцев из Зельцовского военкомата до вокзала в Новосибирске .
-Василий?  Неужели ты?  Как тебя так угораздило?

-Была заваруха !- тихим , но твердым голосом рассказывает он -,  три дня назад       ночью  вплотную к  Адреевским  подошли. Там , на высотах ,   все перекопано :    кругом  ДОТы понатыканы , колючий забор , мины, – когда немцы только успели       так окопаться?  Саперы у них хорошо работают : танки врыли в окопы-, в лоб наша артиллерия я их пробить в такой позиции  не может.  А танки  эти , если нужно ,     легко  меняют позиции. Наши пушкари   только одну позицию пристреляют, а  их  танк  – раз , и на новую перекатывается!  А уж сколько   переходов  , ходов  между окопами –  целый город накопали!

- Мы у них первую траншею   ночью    отбили  , думали , что  на плечах фрицев  во вторую линию обороны зайдем .   Да куда там !   Их чертовы  минометы – как начали по нам лупить ! Вот мне лицо и подпалило ! Думали , что нам кранты !  Хорошо  , что солдаты  из  соседнего  батальона  не подвели – вовремя вдарили     «гансам»  во фланг   , а то мы бы точно   всех  парней   там оставили бы . Наши  , кто   жив остался , все как один  поднялись . Вся рота  в атаку    – и прямо на танк   напоролись . Он нас   из  пулемета поприветствовал   и пушкой !  Но  мы  не растерялись: залегли , расползлись во все  стороны . У меня   РПГ -40*  была , да и у Федора  , старшины моего , тоже два   « гостинца» для дорогого гостя   остались .  Мы их ремнем связали , да и прямо на крышу этому  хваленому  «PZ-III»**   закинули ! В башенном орудии , видно ,  у  «панцера»**  снаряд был , поэтому , когда  гранаты взорвались  , башню начисто  разворотило .  Но и нам , как видишь , досталось.  Спасибо  санитарам  ,  из того пекла они  нас с  Федором  ночью   вынесли . Высотку  мы  взяли , но  вот только Федя ,- тяжело вздохнув  рассказчик  попытался приподняться на локте , чтобы посмотреть на  сослуживца .  Неожиданно  по его телу  проходит легкая судорога ,  дыхание замедляется и взгляд тускнеет.   

По характерной дрожжи , которая время от времени проходила по грудной клетке собеседника  , догадываюсь    , что от болевого шока у  него сбивается дыхание .
-Потерпи немного !  Сейчас помогу !- ищу   ампулу c  цититоном***   чтобы  сделать    укол ,  но вовремя останавливаюсь. Понимаю , что несмотря на то , что  данная инъекция может облегчить спазмы дыхания , препарат  использовать  в данном   случае нельзя , так как на теле  имеются множественные повреждения сосудов и ,  возможно , есть внутренние кровоизлияния .  В  данной    ситуации делать укол нельзя, можно только максимально  ослабить поясной ремень .Понемногу дыхание раненого нормализуется. Осматриваю лежащего рядом Федора : но   ему уже не помочь –он умер от сильной кровопотери.

Кровь погибшего и живого слились воедино  в небольшое бурое  озеро  из которого  тонкой ниточкой с холма  , на котором лежали бойцы ,  в ложбинку запульсировал  еле заметный алый  ручеек.

В какое–то мгновение возникает ощущение  , что  земля вокруг превратилась в огромное иссеченное вражескими осколками человеческое сердце , каждое очередное сокращение которого  вызывает  обильное  крове выделение в местах ранений. От этой мысли становится  не хорошо , но терять время  на сентиментальные переживания среди сотен  нуждающихся   в срочной помощи людей  было нельзя.   Выбираю  место посуше , перекладываю раненого , заодно осматриваю рану на ноге , груди . Раны  на теле не хорошие , края с гнойной коркой , при легком надавливании от них исходит неприятный запах . Кое –где вдоль сосудов уже побежали красные полоски :  на лицо все признаки стремительно развивающейся гангрены.

-Василий ,а тебе прививку от столбняка делали?
-Не помню , когда выносили уже без сознания был…
Вынимаю их сумки  шприц и ампулу с сывороткой , делаю  укол.
 
-Плохо дело ! – безмолвно  фиксирую общее состояние сослуживца , однако ,  из о всех сил  стараюсь не выдавать своего волнения . Быстро снимаю старые набухшие от крови повязки провожу обработку  ран стептоцидом **** ,  делаю новую перевязку.
 
-Ну все,  Васек  , что мог я сделал !-  пряча глаза  , чтобы не выдать себя расстроенным взглядом , нарочито долго и тщательно укладываю  оставшиеся бинты  в сумку.

- Спасибо тебе , дружище , помог . А теперь , иди ! -Тут   новосибирцев сотня целая будет ! Помоги и другим!

  Весь оставшийся  день  перехожу от бойца к бойцу , снова и снова  делаю перевязки ,уколы , успокаиваю , подношу  воду, накладываю шины. У одного из бойцов вижу   сложный перелом левой голени. Сразу же  вспоминаю , что Кулиев рекомендовал в подобного рода случаях  наложение  шины  Крамера или Дитерихса*****– эти приспособления    обеспечивают полную неподвижность конечности при сильном переломе.
 
 
Но , последнюю  шину Крамера  мы использовали день назад . Новых на МП не поступало.  Что же делать ? Из доступных материалов у  меня под рукой только ветки,  да несколько дощечек , оставшихся от развитого ящика из под гранат, которые  мне и приходиться использовать  для создания  ребер опорного каркаса.
 
 К вечеру  окончательно выбиваюсь из сил . В совершенном изнеможении присаживаюсь  около  дерева . Не смотря на изматывающую усталость  отдохнуть  ,  расслабиться  не получается : трава ,  земля, воздух настолько пропитаны кровью , что   голова идет кругом.

 Кровь на траве  , бинтах , деревьях,  обмундировании , документах , фотографиях любимых девушек которые мы рассматриваем с тяжело раненными и умирающими бойцами   ; она хлюпает жижей под ногами и  проникает во все складки кожи ,  отчего кисти  рук приобретают  неестественно алый цвет . Её соленый привкус не только на языке , но  и реально ощутим  даже в  воздухе.

Над   разогретой  летним теплом  почвой  и лежащей на ней большого массы   израненных тел   поднимается бледно розовый туман  из -за которого  становиться тяжело дышать даже вполне здоровому человеку .Темнеет.

Траншея , опушка , лес – все окружающее меня пространство  стонет, взрывается каждую минуту новыми мольбами  о помощи . Но что я могу сделать один ?  Многим    из находящихся в лесу нужна срочная хирургическая помощь , лекарства , которых нет в моем распоряжении.

- Неужели о нас забыли? Когда же придет помощь? - эти и другие вопросы , которые      задают лежащие на земле сослуживцы друг другу,   я отношу на свой личный адрес. Некоторые хватают меня за голенища сапог и суют мне карточки своих жен и детей с просьбой предать   их родным , другие  требуют  вынести их в более сухое место , третьим нужна вода или инъекция болеутоляющего.

-Потерпите , ребята ! Все будет хорошо !Будут машины! Помощь придет ! – бегаю , успокаиваю , стараюсь поддержать , отвлечь разговором   раненых .
-Ну как же я могу один всем им помочь? – эта мысль  шумит в голове тяжелой барабанной  дробью .Один я не справлюсь – это точно .  Где же санитарный конвой   из полкового санбата?
-Вот так и передохнем мы тут все! – неожиданно произносит с надрывом  кто – то рядом  из темноты.
                -Правда! Лучше бы мы под пулеметами , в поле остались.   Уже бы отмучились , и готово! –поддержал его другой голос . От услышанного мне становится нехорошо , хочется что-то возразить ,но нужных слов не находится . Хочется закрыть уши ,глаза не слышать и не видеть этого страшного леса , луж крови и бесчисленных искореженных тел  вокруг меня.

-Что я могу сделать ?  Почему  они так говорят?
-Эй , братишка , дай  мне твой  «ТТ» ! Нет силы терпеть – все одно помирать …слышится ещё она страшная просьба.

-Нет!-возражение неожиданно вырывается из моей груди ,-как же вы можете так говорить? -У вас что- разве  матери  нет ? Родни никакой ? Вы о них-то подумали? Что с ними  будет,   если они о вашей смерти узнают?
-«Похоронке»  разве обрадуются?  Знайте – пока я могу двигаться и жив , -вы не умрете!
-Я не позволю! Терпите ребята , помощь придет! Вы ещё сами Гитлеру в морду дадите!

Подлатаю вас всех немного ,   и каждый получит право дать врагу по зубам! Неизвестно откуда пришедшая  уверенность       в сказанном снова наполняют меня огромной силой . Поднимаюсь и снова начинаю обход ,  пытаясь морально  поддержать лежащих на земле сослуживцев  . Дать веру людям – вот   что важно в этот тяжелый момент. Нужно сохранить присутствие духа , переломить ситуацию , нужно чтобы раненные поверили , что они выдержат все трудности.

-Все будет хорошо! Потерпите немного , парни !Вас не бросят! Вас обязательно вывезут !-как молитву произношу эти слова переходя от одной группы раненных к другой.

Через полчаса  из далека доносится еле уловимый   шум моторов  автоколонны  идущей в нашем направлении.
-Ну вот оно! Слышите ? Это за вами ! Из госпиталя  ! Днем им никак  нельзя было к нам  - противник открывает лупит из пушек по любой  машине  , поэтому водители могут к нам только ночью подъехать!
-Потерпите , ребята!-кричу лежащим на земле и  бегу встречать колонну . Грузовики  идут медленно  , с потушенными фарами.  Мне нужно встретить их раньше , чем они зайдут в лес – вся  грунтовка  за сотню метров до опушки покрыта телами наших солдат. К счастью , пока ещё было светло , мне пришло в голову раскидать несколько килограмм ваты вдоль дороги  . Теперь эти  светлые комочки служат водителям ориентиром  при движении по  колее  , а заодно ,подобно  «маячкам»  позволяют определить  места массового скопления раненых.

Началась эвакуация :  нам достаточно быстро удалось  вывезти более двух сотен  бойцов лежавших у   дороги  и на   опушке  леса . Но,  вывезти  тех , кто находился в лесу  не получается . Из-за  кромешной    темноты машины  не могут зайти в лес   ;  включить  фары – тоже нельзя ,  иначе это может спровоцировать обстрел со стороны противника  . Оставаться же колонне на опушке до рассвета  на расстоянии  800 – 1000 метров от передовой -крайне опасно . Забрав всех , кого можно было  найти в темноте  машины   уходят.
Что же делать с остальными ? – этот вопрос пульсирующей болью отдается в созна-нии . Вынести из леса  более двух сотен тяжело раненных самому хотя бы на опушку – мне явно не по силам .   
Решение находиться само собой. Той же ночью  в лесу , переходя    от одной группы раненых к другой  , совершенно случайно забредаю   на заболоченный участок . Вокруг  темно, а от торчащих из воды пней  исходит  странное свечение . Свет , который они испускают  слабый  и не виден на дальней дистанции . Однако , этого света вполне хватит , чтобы провести разметку лесных троп , так , чтобы машины могли подойти к местам массовых скоплений наших солдат  в абсолютной темноте.
 
К следующей  ночной эвакуации   провожу основательную подготовку  : светоизлучающие  гнилушки из болота выкорчеваны  полностью ; все основные тропы  в лесу , а так же массовые скопления раненых помечены  этими самыми светоносными гнилушками.
 Санитарам,  прибывшим  с колонной машин для  организации эвакуации   , выданы  посохи, выделяющие тот самый спасительный свет. За «светоносными» санитарами   к машинам выходят все , кто может перемещаться самостоятельно .  Лежачих подбирают  команды        под моим руководством.    «Полуторки»  движутся по лесу непрерывно , ориентируясь по маячкам из гнилушек и кускам ваты , разбросанным вдоль дороги.  К  следующему  утру      нам удается вывезти практически всех. С первыми лучами солнца начинается интенсивный артобстрел , но нам он уже не страшен – основная колонна уже на безопасном расстоянии.     В  расположение  батальонного МП то и дело залетают шальные мины  и пули – поэтому приходиться соблюдать осторожность при перемещениях . Заканчиваются вторые сутки без сна и отдыха.              Глаза слипаются. Нужно укрыться в блиндаже , но я засыпаю  прямо у перевязочной на МП.  Сквозь сон  ощущаю  как вздрагивает земля от  близких разрывов  вражеских снарядов.
Неожиданно чувствую тупой удар в ногу . С трудом приоткрываю веки . Массивный стол ,на котором мы обрабатывали раненых , разбит на части . Все оборудование в перевязочной  разбросано.  В пяти метрах от меня лежит неразорвавшаяся тупоголовая чушка от  сто пяти  миллиметровой  немецкой гаубицы.
Усталость как рукой сняло – через мгновение я уже в блиндаже  . Проходит мгновение  , другое - но взрыва так не последовало.  Осторожно рассматриваю  снаряд  из  блиндажа . Затем, набравшись смелости обрывками окровавленных бинтов  обкладываю  болванку  , чтобы исключить попадание личного состава в зону риска . В изнеможении присаживаюсь рядом  .  Через полчаса ,   на МП   приходят   врачи Бадиков и Саркисьянц . Они  отправляют меня спать  , а пришедшие с врачами новые  санитары наводят порядок в перевязочной .
 
Один из прибывших санитаров осторожно берет десяти килограммовую снарядную  болванку и закапывает её в  глубокой воронке.  Другие восстанавливают перевязочный стол , и организовывают прием раненых. А их  снова очень много.
С передовой  солдаты  приносят в плащ- палатке израненного старшего лейтенанта.   Он  был без сознания ,  но ,   придя в себя ,  попытался  встать на ноги , чтобы вернуться в свой батальон.
-Ложитесь! Вам нельзя вставать!      
-Не могу! Не имею права! Пару дней назад  у меня в строю сто двадцать бойцов было , а сейчас и сорока боеспособных не насчитать!
-Молодежь, все сплошь-пацаны желторотые! Насмотрелись кино-как там  в полный рост в атаку ходят!  Так вот они  после этого они  на пулеметы и танки  , с винтовками бросаются!
-Маскировкой пренебрегают , пулям «кланяться» не хотят !  Но , разве ,  одними винтовками  да штыками немецкие  танки   и   пулеметы  возьмешь?  Артиллерийская  поддержка нужна! А у нас даже у  минометчиков мины ещё вчера  кончились!
-Да , ты что сам –то можешь изменить  , если мин и снарядов нет?
-Не прощу себя за то , что  из -за дури  да неопытности  мои пацаны полегли ,    а я-то жив остался!–харкая кровью из пробитых пулями легких  тихо  жалуется   ротный.                -Половина  роты- молодежь   бестолковая , вторая половина -колхозники бывшие!  Да за две недели , что дивизия формировалась - ни стрелять   , ни маскироваться, ни думать на   поле боя из них никто не научился!  Чтобы из гражданского  человека     солдата  сделать   два – три месяца нужно! А у нас что? Неполных две  недели на подготовку- и сразу  в  дело?!
-Неужели старшие командиры не понимают что мы так только людей понапрасну   кладем ?-бормочет он совершенно выбившись из сил. Воспользовавшись этим  моментом , повторно  пытаюсь закрепить у него  на животе  большую антисеп-тическую повязку.
                -Тише, тише ты , командир !
-Если ты так кричать будешь–из тебя  вся кровь ,а заодно, и кишки  выйдут! Все повязки  сорвешь ,перевязочный материал испортишь и моё время понапрасну потратишь!  А мне и для других бойцов бинты нужны.Потерпи немного!
-Нет  твоей вины  в том ,  что на немецкие  десять  пушечных выстрелов наши всего одним отвечают!
-Подвезут и нам снаряды ,вот тогда и  мы им отбивную устроим!
               
 Раненый глубоко вздохнул , прислушался к нарастающей канонаде, доносящейся      со стороны линии фронта.
-Ох,твои слова , Коля, да к нашим незаряженным пушкам!–прохрипел он.               

-Хочешь верь,а хочешь нет,но вся  моя рота, все парни мои , как живые у меня перед глазами стоят!

Командир нервно вздрогнул и попытался приподняться на локте.

-Стоят и смотрят. А в их взгляде приговор мне ,командиру их  угробившему.
 
-Что я их матерям  из  Абатского , Велижанского, Ново-Заимского , Ялуторовского районов скажу  ,если встречу? Я  же и сам из Омской области! Буду объяснять,что  за одну -две  траншеи противника   половину роты  уложил?

Мне нужно срочно закончить обработку ран  старшего лейтенанта , однако , его неспокойное поведение  мешает закрепить бинты на груди и спине.

-Да живы твои бойцы , они же тебя в плащ-палатке  принесли!- приходит мне на помощь санинструктор Насрулаев.
                -Успокойтесь!
-Раненных много ,а  мы только  вам одному  уже  полчаса перевязку не  можем сделать! А у нас на МП и другие ждут помощи!
                -Насрулаев! Сделай командиру противостолбнячную инъекцию и отправляй его в госпиталь дивизии , а то он здесь от потери крови погибнет! Он  молча  кивает    и , сделав укол командиру  , с помощью санитаров   грузит его в подошедшую  подводу . Санитары из новичков : действовать согласованно у них ещё не получается  , они  бестолково  толкаются   и  ворчат  друг на  друга.

С особенностями  медицинской службы    они не знакомы , так как  в наше  распо-ряжение поступили только   сегодня . Да  и  «достались»  они  нам только потому , что накануне  мы  лишились  последних   дееспособных санитаров.   Ждать   пополнения по линии медицинской службы дивизии  в сложившейся ситуации было бесполезно , и врач Саркисянц  ,  с криком и руганью , забрал восемь солдат из расположения  ближайшего к нам батальона . Он пустил вход все доступные средства  : махал пистолетом перед командирами рот,   угрожал  прекратить оказывать медицинскую помощь всему батальону , обещал написать в штаб армии ,если командиры   не распорядятся выделить личный состав для пополнения санитарного взвода   ; ругался по телефону  с «особистом»      за отсутствие содействия , обещал медали и ордена рядовому составу за успешный вынос раненых с поля боя.
                -Слышали ?-высоким тенором кричит он,- медаль « За Отвагу» - это за пятнадцать  вынесенных с поля боя!
-Орден «Красной Звезды» за спасение двадцати пяти  раненных!– убеждал он солдат , хватая  за рукава гимнастерок  и с надеждой заглядывая им  в  глаза.
 
-Не верите? Этот приказ сам Сталин подписал!******   
 
Не знаю , что  помогло ему более : обещание наград  или  угроза  написать докладную   Верховному Главнокомандующему  о невыполнении его  приказа  по  первоочередному укомплектованию личным составом медицинских служб , находящихся на передовой     ,  но   восемь новых санитаров теперь у нас  теперь есть.
 Для новичков  мы провели краткий инструктаж -  успели   показать   как лучше пользоваться подручными средствами :   носилками  , шинелью ,   лямкой ,  плащ палаткой для выноса раненных с поля боя и при погрузке на машину . Важно было донести до  них   , что без этих простейших «помощников»  не  вставая в полный рост и не подвергая себя риску тут же  быть убитым , вынести раненого с поля боя практически не возможно . Гимнастерка , какой бы она прочной не была ,быстро  рвется , если санитар использует захват за ворот или рукав для перетаскивания раненного  по земле .  Кроме этого мы объяснили им базовые принципы   оказания первой помощи  на поле боя  . Для начинающего санитара крайне важно понимать ,    что    неправильно  наложенная повязка может привести к большой потере крови   и гибели подопечного , а  излишнее усердие при наложении повязки опасно нарушением кровообращения  , что    может привезти к ампутации конечности.    Но , для того  чтобы теоретические знания  стали навыками  - нужно время. Но времени , как и хороших санитаров  , нам катастрофически  не хватает .
Тому причиной высокая смертность : за последние пять  дней    медицинский пункт   дважды был вынужден пополнять  личный состав санитаров за счет бойцов из стрелковых подразделений. Накануне  четверо  погибли  ,  вынося  раненых с передовой. Сегодня утром  одного убил вражеский снайпер  , ещё двое пострадали от минометного обстрела.   Если так дело пойдет , то уже завтра выносить раненных  снова будет некому.
 
    Однако , ситуация  с наличием боеспособного личного состава    в  атакующих противника батальонах ещё более сложная.

 Воспользовавшись небольшой паузой в работе ,   составляю  очередную  докладную  записку главному  военврачу Праханову.  Выводы шокирующие  :  за  неполную  неделю , как  246 дивизия вошла в зону  боевых действий  ,  наш медицинский  пункт оказал помощь 936 бойцам. Только за последние два  дня через МП прошло более четырех сотен военнослужащих.  Получается , что за шесть  дней боев полк потерял треть  личного состава  из-за ранений  , и это без учета  погибших.

-А сколько их , погибших?
Ответ на этот вопрос  мне даже трудно представить – санитары выносят с поля боя только тех , кого ещё можно спасти . Кто –то из  попавших к нам на перевязку  ротных командиров    сказал , что каждая атака   означает безвозвратную потерю от четверти до трети  атакующего  подразделения , а из оставшихся в живых  до четверти личного состава   приходиться на  раненых.
 
-Чем объяснить  такие потери?

Слышал разговоры между  солдат , что  часто они идут в атаку без какой – либо поддержки от наших летчиков , танкистов.  Те немногочисленные легкие танки   и броневики  дивизионных разведчиков   , что поддерживали пехоту в первые дни,  давно уже превратились в обугленные силуэты. Из –за нехватки транспорта и отсутствия оперативной связи наши тыловики не успевают своевременно  подвозить  боеприпасы , поэтому пушки 777 арт полка   ведут огонь только в случае  лобовых танковых атак противника.  А  вот противник своих    снарядов не жалеет , у него со снабжением проблем нет.

  Да и со связью тоже не так все просто! Как выясняется  все немецкие  танки , самолеты и даже пехотные  подразделения имеют на вооружении  переносные рации , что позволяет организовать  эффективное: взаимодействие  между соединениями раз-личных родов войск.   Именно поэтому противнику  часто  удается  быстро  ликвидировать прорыв во обороне ,  вызывая   на помощь  авиацию или оперативно подтягивая танковые и пехотные резервы.
 
  А налет одной эскадрильи «Юнкерсов»  противника иногда сводит на нет результаты атаки целого батальона. Отразить атаку с воздуха пехотинцам было нечем. В нашей наспех сформированной дивизии зенитных орудия можно было посчитать  по пальцам,  да и для их оперативной доставки  в нужное место не хватало  спец транспорта!
  Наше счастье , что  советские бомбардировщики сумели разбить взлетно -посадочную полосу ближайшего к высотам  аэродрома , поэтому немецкая  авиация нас  беспокоит не очень часто.
 
-Как же нам победить ? Возможно ли это ? –закрадываются противные мысли в голову.     Руки нервно дрожат. На МП нужны бинты и обезболивающие , а весь  медперсонал , включая врачей , оказывает помощь поступившим после очередной атаки раненным  .     Чтобы скрыть минутную слабость , иду по неглубокой траншее к блиндажу  , где находится склад медикаментов . На встречу несут раненых . Чтобы   уступить им дорогу ,   выскакиваю   из окопа  на  бруствер и иду  к складу  .  По дороге пытаюсь найти ответы на нахлынувшие на меня вопросы , вспоминаю известные факты  отечественной истории.

Первое , что приходит в голову – это  гражданская  война.
-Разве тогда  было легко? Вся  Европа , Америка ,  Япония -  почти  весь мир был против нас – а мы  выстояли!  Ну , а  когда Наполеон до Москвы дошел?  Уже,  казалось ,  все   кончено : Москву враг сжег дотла -  куда же хуже! Но пережили и это  , да ещё всю Европу прошли и Париж взяли!
Стройный ход рассуждений прерывают   еле слышные  хлопки минометных  выстрелов со стороны противника .  81 миллиметровые жерла немецких  батальонных «Гранатверфкр  34» *   выплевывают  высоко в небо несколько фугасных болванок , несущих в себе  три с половиной килограмма пороха , разящих осколков и реальной угрозы для всего живого. Проходит секунда –другая  и   свист  падающих    мин заставляет меня вжаться в землю . Противник засек мои перемещения на открытой местности и решил напомнить о себе.
  Опыт подсказывает , что самое лучшее в данной ситуации – это упасть там , где застал тебя обстрел.  Лежа  на земле  , зажимаю голову руками. Первая мина  ложиться в двадцати метрах слева , вторая в десяти  справа. А вот и третья : эта падает где –то совсем рядом ,за спиной.
 

Классическая  минометная «вилка»! Эту науку мне доходчиво объяснил в период обучения тот самый капитан  , что учил меня окапываться во время моего принудительного «лигбеза». Лежу и вспоминаю теорию : в большинстве случаев такая сетка обстрела обеспечивает безусловное  поражение цели . Теперь важно сохранить самообладание  и ,не смотря на продолжающийся обстрел ,   оставаться на месте.  Осколки веером летят во все стороны , срубая под корень мелкий кустарник и высокие стебли травы.
-Спокойно! Не вздумай вспорхнуть подобно испуганной куропатке ! Им этого только и нужно , чтобы  у попавшего под обстрел не выдержали нервы , чтобы он  поднялся и побежал ,–убеждаю сам себя.
                –Богато живут, сволочи!

И не жалко им десяток выстрелов из миномета сделать ради  одинокой цели в поле! Ну да  ладно , лупите по воробушку в чистом поле , нашим при атаке меньше перепадет!- бурчу я сквозь зубы  вжимаясь в землю.
 Противник выпускает ещё несколько мин , но они взрываются на безопасном расстоянии. Через пару минут  становиться тихо . Слышно как птицы возобновляют своё беззаботное щебетание.  Вместе с завершившимся  обстрелом неожиданно прекращается и противная дрожь в руках . Вот оно – самообладание и вера в победу   в действии! Невидимая , но такая действенная  помощь -,стряхивая пыль с фуражки , подвожу первые итоги.  Получается , что сильному духом- все по силам!         

Я не герой , и  мне так же отчаянно  страшно , как и всем остальным на фронте  . Страшно ,  когда осколки и пули свистят у меня над головой ,  убивают моих сослуживцев.  Смерть–ежеминутная  реальность войны.  Лишь случай , везение отделяет меня  от десятков и сотен остывающих тел  ,  лежащих в кровавой каше  очередного дня  . Они , погибшие , приняли а себя то , что предназначалось  и  мне . Они заплатили  своей жизнью   , чтобы я продолжал своё дело.   А раз это так , у меня нет права  , чтобы проявить слабость ,  закрыть глаза ,  убежать ,   не видеть оторванных конечностей , перекошенных от боли лиц молодых парней , которым было бы лучше умереть , чем в двадцать лет превращаться в неподвижный обрубок с окровавленными культями  . Пара минут по-пластунски и вот она – спасительная траншея . По ей  подбираюсь к  блиндажу . Беру необходимые медика-менты и возвращаюсь . Назад иду уже по той самой , пускай   не очень  глубокой  , местами прерывающейся , но все же безопасной  траншее.

Шальные пули  то и дело вспенивают бруствер своими горячими телами , ища  острым жалом чужие жизни .То , что я несу в руках , не может остановить даже раска-ленный металлический наконечник.    То , что я несу   может помочь сохранить  жизнь  тому , кто в этом нуждается.  Как и мои однополчане ,  я  делаю  мою работу в разгар вражеских обстрелов , среди вывернутых наизнанку   внутренностей  , пропитанного кровью обмундирования и человеческого отчаяния.
Каждый раз , когда становиться   особенно страшно и больно от созерцания новой смерти   , вера  дает новые  силы  врачевать      разорванные войной тела , сохраняя  в них тлеющие    искры  жизни.   Вера –это незримая  сила  , которой я понуждаю  санитаров   преодолеть страх собственной смерти ,  чтобы выйти в грохочущее пекло боя  для спасения жизни другого человека.  Порой я ору на них благим  матом , иногда даже срывая до хрипоты свой голос , машу пистолетом чтобы заставить или убедить , а порой и сам лезу под пули , чтобы помочь или подать пример.  А иначе здесь  нельзя : такова суровая правда , следовать  которой необходимо , чтобы выстоять и победить.    
Ну вот и МП , раскладываю медикаменты и перевязочный материал на отремонтирован-ном после  недавнего артналета  столе.

 Наконец , этот бесконечный день подходит к концу  :  ближе к ночи снова приходят машины   и мы  организуем ещё одну эвакуацию. Теперь автомобили ,  не смотря на темноту , уверенно  заходят в лес по заранее размеченному маршруту  и принимают на борт раненных. Этой ночью нам удается вывезти с передовой ещё около  двухсот человек. Полуторки протяжно урча моторами уходят.  Светает – теперь можно и  отдохнуть. Все валяться с ног и засыпают где придется.

 Мне сниться дом : мы  все сидим за большим столом и обедаем . На улице играет музыка , празднично одетые люди танцуют вальс во дворе  . Всем  необъяснимо хорошо а на душе    тихо и безмятежно . Кто –то трогает меня за руку. Поворачиваю голову и вижу сестренку  Надю , которая что –то мне говорит . Но то ,  что она  пытается сказать , я почему –то не   слышу   . С трудом различаю отдельные звуки , которые никак не сложатся в слова и предложения. Несколько раз   прошу её повторить сказанное , она снова и снова что –то повторяет , но  слова снова распадаются на слоги и звуки . Создается впечатление  , что  слух оставил меня.  Вспоминаю , что бойцы  нашего  полка рассказывали ,  что  во время артиллерийс-кого обстрела   научились понимать команды  ориентируясь на распознавание движений  губ и мимики лица друг друга. Пытаюсь читать по губам и я  ,  вспоминая и представляя как  артикулируются те или иные слова . Выходит что–то невразумительное:

НЕ...МЕ...НЕ...М...Цы?

-Что ты хочешь сказать?-спрашиваю у Нади.

-НЕМЦЫ!!!– этот крик заставляет меня открыть глаза и проснуться. По МП бегает вернувшийся с передовой Воробьев. Он размахивает руками и орет во все горло:

-Немцы прорвали оборону и прут сюда!
-Живо все вставайте !Пора мотать отсюда!
-Хватайте все что можно и бежим!
                -Где противник? Откуда знаешь о прорыве?- из блиндажа выходит врач Реуф и устраивает допрос Воробьеву.

-Видел , когда из второго батальона шел!Человек сто в деревню входили! Еле–еле успел добежать вас предупредить! Тут от деревни до нас - не более километра, если через вот эту  опушку  идти !- махнул он рукой в сторону леса .
-Моисеенко, бери пулемет и бегом на лесную тропу,что вдоль опушки идет! Около двугорбого холма , что рядом с  рябиной ,небольшой окоп был :  там и держи оборону!
-Всем остальным –срочно приступить к эвакуации. Если фрицев увидишь –попытайся их задержать , потом отходи! Все ясно? А ты,  Воробьев,  беги обратно  в батальон – предупреди , что противник  прорвал оборону!
                -Так точно! Выполнять!
 
Беру пулемет ,запасной диск ,пару обойм к личному «ТТ» и бегу на край опушки. Вот и рябина , за ней виднеется двуглавый холмик , рядом с которым кто-то заботливо выкопал небольшую щель на два – три человека . Быстро кладу на бруствер пулемет и прыгаю в окоп. Внимательно осмотрю по сторонам , прислушиваюсь к беззаботному щебетанию птиц . Но противника нигде не видно и не слышно.   Проходит полчаса , час. Неожиданно со стороны МП до меня доноситься одиночный пистолетный выстрел.

-Неужели немцы зашли с другой стороны? Что же мне делать?
                Мои сомнения развеивает пришедший на позицию  виновник утреннего    переполоха -  Воробьев . Печальным голосом он  сообщает , что в утреннем тумане  перепутал  солдат    2- ого  батальона 908 полка с немцами . Кроме этого,  есть и ещё одна неприятная новость, которая объясняла причину утреннего пистолетного выстрела  .  Во время  подготовке  к эвакуации  у Криворогова толи не выдержали нервы , толи он допустил  небрежность в обращении с личным оружием , но , пакуя оборудование и медикаменты , он    умудрился отстрелить из штатного «ТТ»*  себе мизинец на правой ноге . Так или иначе это уже серьезная неприятность для нашего подразделения   и мы возвращаемся в батальонный МП с плохим настроением . Врач Реуф орет на Кривоногова во весь голос  угрожая инструктору отправкой     к «особисту»  и трибуналом. Криворогов с жаром доказывает , что он не виноват ,  а что данное происшествие  явное следствие несовершенства конструкции «ТТ» ,  которая  и  явилась  причиной самопроизвольного  выстрела при вложении пистолета в кобуру . За Криворогова вступается  находящийся в числе раненых  командир    стрелкового взвода   , который подтверждает  , что   в ударно спусковом механизме данного пистолета нет предохранителя, который мог бы исключить непреднамеренный выстрел при взведенном курке.
 
 Их жаркий спор прерывает появление санитаров –носильщиков , которые доставили   с передовой  новых  раненных . Врач , изрядно накричавшись ,  отправляет пострадавшего  в тыл, но не как «самострела» , а  как пострадавшего от действий  противника. Принимая такое решение  Реуф сильно рискует своей репутацией  и это все понимают. Нам же он всем объявляет – что больше никому подобных ошибок не простит. Что  и говорить – настроение после таких событий невеселое. Вечером этого же дня   Саркисянц  сообщает мне , что сегодня в бою был ранен командир полка майор Ефремов.  Вместо него командование принял  капитан Гришко . Полк продолжает  удерживать занятые рубежи не смотря на постоянные контратаки немецких танков  . В то время как наша  необстрелянная  дивизия учиться воевать ,  медицинская служба    приобретет  опыт   спасения нескольких тысяч  человеческих жизней . Сломанные ребра , пробитые пулями и осколками конечности , изувеченные ожогами и ранами тела – наша повседневная работа. Часто  спасение жизни раненного стоит жизни самому санитару.   Раненые бойцы  ценой невероятных усилий  собираются  на батальонном  МП   ,  получают   своевременную помощь , а через некоторое время вновь  эвакуируются в полевые армейские  госпиталя .
  Значительно позднее я узнал , что почти половина   из спасенных нами  раненых смогут снова вернуться на фронт.  Именно эти   десять  миллионов солдат  , сумевших выжить в  и получить бесценный боевой опыт в первые месяцы и годы  войны , вскоре   составят основу  наших вооруженных сил , которые  смогут не только противостоять   , но и побеждать противника.   
 
Но тогда нам  было не до сбора статистики  : каждый день   у меня перед глазами горы окровавленных бинтов , рвущиеся повсюду вражеские мины  и перекошенные от боли лица наших солдат.
   
                АНДРЕЕВСКИК ВЫСОТЫ МНЕ НЕ ЗАБЫТЬ ДО СМЕРТИ  … .

               
*“РПГ-40“-противотанковая граната принятая  на вооружении РККА.
                **“PZ-III“- “Panzerkampfwagen III” -основной средний танк немецких  танковых войск в 1939 -1942 годах. В данном тексте термин «панцер»  используется для  обозначения танка  «PZ-3».
                ***“Цититон“–препарат применявшийся в РККА в качестве  стимулятора дыхания, главным образом в случаях рефлекторной остановки дыхания при операциях, травмах, угнетении дыхания.
                ****"Стрептоцид"-синтетический антибактериальный препарат.
                *****“Дитерихса“– обеспечивает обездвиживание нижних конечностей при переломах. Позволяет создать эффект вытяжения , применяется при переломе бедра и голени.

******Приказ « О порядке представления к правительственной награде военных    
санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу», подписанный 23 августа   1941г. И.В.Сталиным.

********“Гранатверфкр-34“-81 мм батальонный миномет стоявший на вооружении Вермахта в 1938-1941.
                ********“ТТ“-первый армейский самозарядный пистолет СССР, разработанный в 1930 году советским конструктором Токаревым Ф.В.


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА  .

Ликвидировать Ильинскую группировку противника, угрожавшую наступлением на г. Ржев     29 армии  не удалось.
28 августа  3-я танковая группа генерала Гота нанесла  неожиданный мощный удар  между  22-й и 29-й армиями  РККА . Танковые  клинья Вермахта  взломали   советскую оборону   и стремительно ринулись вперед  ,  беря в  стальные клещи  соединения  29-й армии, в которую входила и 246-я стрелковая дивизия. 29 армия была вынуждена  начать  отход на левый берег Западной Двины.
246 сд двумя полками заняла  межозерное дефиле по линии озер Песно, Улин, Глубокое. Один полк сосредоточился  в пойме реки  Западная  Двины».
10 сентября маршал Тимошенко издал директиву для 29 армии :
« Армиям фронта перейти к обороне на занимаемых рубежах. Прочно закопаться в землю. Создать надежные опорные пункты с широким применением заграждений...».*


*ссылка на приказ дана на сайте боевого пути  246 дивизии.
 

  КОНЕЦ  АВГУСТА - СЕНТЯБРЬ 1941 г.  ВОСТОЧНЫЙ БЕРЕГ  РЕКИ ЗАПАДНАЯ  ДВИНА.


29  Августа  наша изрядно потрепанная  дивизия отходит с Андреевских высот на восточный   берег Западной Двины.  В батальонах  остается не более сотни боеспособных бойцов , когда  приходит долгожданное  пополнение  . Полки  снова  готовятся   к боевым действиям.    Мы оборудуем новый ПМП около села Иголкино . Мне приходят из дома сразу два письма – это большая радость , так как известий из дома я не получал больше двух недель.                Удивительно ! Как это только почта смогла нас найти ? – удивляюсь я , бережно вскрывая такие дорогие  «треугольнички» писем . Первое письмо от Нади .

 «Коля ! Мы все очень рады , что ты жив и здоров . Папе стало получше , он говорит , что когда война закончится и  закончишь институт   ,то  будешь нашим семейным доктором . У меня и мамы все хорошо.   Я устроилась на фабрику , мы шьем солдатское обмундирование для фронта , папа  тоже собирается пойти работать. Вчера нашего соседа  -Ваню  проводили      на фронт . У нас  в городе вся молодежь с утра до ночи стоит у военкоматов и просится на  передовую   Мы все очень надеемся что вы победите фашистов и ты скоро вернешься домой.    …»
Как хорошо узнать , что у  родных все хорошо : на сердце становиться сразу спокойнее. Пользуясь передышкой пишу им ответ. Приходит старшина Распопов и передает распоряжение Кулиева проверить работу  одного из батальонных  МП расположенного между селами Атакопово и Кокорево. Берем машину и едем : погода хорошая ,  весло  трещат    птицы на ветках ,  ощущения от жизни  самые прекрасные.  До МП добрались достаточно быстро , но вот возвращаясь домой мы сбились с верного курса и заблудились . В довершение ко всему машина застряла на  каком –то сыром поле. Не менее часа ушло на  то     чтобы выбраться из этой топи  .Но наградой  за эти приключения  нам было целое море брусники , в которое мы уткнулись при выезде из болота . На ПМП возвращаемся с полным ведром и ,подобно лесным кудесникам , щедро одариваем раненых целебной ягодой.

                СЕНТЯБРЬ -ОКТЯБРЬ 1941


Большую часть  Сентября  и до  2 Октября 1941 полк проводит на восточном берегу  Запад- ной  Двины . Наша медицинская служба устроила полковой   санитарный  пункт в  районе    села Абаканово  . Личный состав полка получил пополнение , укрепил позиции  в районе   села Кошкино , Полочово . Начиная со 2-го Октября полк снова форсировал Западную Двину     и атаковал позиции противника .  Однако  атаки большого успеха  не имели . Командование полком принял подполковник Сузин .
 
В это время у нас на ПМП проходит небольшое несчастье : фельдшер Онанов закончив чистку табельного оружия решил перезарядить  свой   «ТТ» . Однако ,вставив в рукоятку пистолета заряженный магазин  , он забыл про меры осторожности при обращении с заряженным оружием  .  Решив положить «ТТ» в кобуру , лежавшую на столе , он случайно задевает за спусковой крючок  . Пуля пробив кобуру и брезент палатки влетает в операционную  и попадает в бедро военврачу    Реуф .  Пуля не задела артерий , но  повредила бедренную  кость  . Врача срочно отправили в госпиталь дивизии . Через пару дней ему на смену прислали выпускника Новосибирского медицинского Института – Гарбузова . Но не успели мы с ним даже и переговорить , как нам поступил приказ оставить занимаемые позиции и двигаться в сторону Бурцево и  Вышегоры. Немецкие части форсировали Западную Двину  и неожиданно  прорвали оборону советских войск  в нескольких местах.

 Танковые  клинья противника  загнали «в подкову»  большую часть 29 армии и пытались во  что бы  то  ни стало  как можно  скорее  завершить  её полное окружение . У Нелидово нашей дивизии удалось закрепиться и мы получили новый приказ   . На этот раз наша задача - прикрывать отход 29 армии к Волге .
Пока стрелковые полки и остатки механизированной бригады сдерживают  удары  танковых  частей противника    медицинская   служба  дивизии использует представившуюся  возможность для переправки нуждающихся в медицинской помощи бойцов за линию фронта.

  Утром следующего дня получаю приказ эвакуировать более десятка раненых  .   Наша полуторка надрывно урча мотором   отправляется  на поиски  военного  госпиталя.  Из кабины грузовика открывается не самая приятная картина отступ-ления.
Все дороги запружены  обозами и войсками отступающей армии двигающейся в сторону Оленино  и города  Ржев .  В воздухе над отступающими колоннами то и дело кружат  "Юнкерсы" и "Мессершмиты" противника.
-Воздух ! "Лапотники"  летят!- слышны истошные крики со всех сторон . С неба доносится жуткий вой авиационных сирен установленных на пикирующих  бомбардировщиках  «Юнкерс  87»*.  Бросаю взгляд в небо : над  нами пролетает   самолет  с необычным изломом крыльев , делающим его похожим на чайку. Из под крыльев торчат хищные  лапы шасси , украшенные широкими обтекателями.  При взгляде с земли кажется , что самолетные шасси действительно  обуты в видавшие виды  русские лапти .  Вот только черные кресты на  крыльях и  непрерывно  падающие из под фюзеляжа «чайки»  бомбы  напоминают , что самолет принадлежат противнику .  Мощный разрыв сотрясает воздух :  на нас падают обломки впереди идущей машины , лохмотья брезента и ещё какой-то мусор .  Все , находящиеся в машине , прикрывают головы руками , вжимают шеи , пытаются найти защиту , прячась за деревянными бортами . Где-то рядом слышится  команда на русском , а за ней неожиданно  громкий   голос станкового пулемета.
  Двое бойцов  , поставив на  оторванную  взрывом  заднюю  ось штабной машины    ствол   «Максима»** , что есть сил палят в небо , еще один   вращает импровизированную  «зенит-ную установку»  из стороны в сторону,   пытаясь отогнать воздушных хищников  от отступающей колонны.  Некоторые солдаты  стреляют по самолетам из винтовок , автоматов , однако, пробить  броневую защиту самолета  из обычного стрелкового  оружия весьма  не простая задача.  Отсутствие координации  и общий хаос отступления также снижают общую эффективность огня .   «Юнкерсы» , расстреляв боезапас и сбросив все бомбы ,  улетают.  Оставшиеся на ходу машины и гужевой транспорт снова выкатывают с обочин на дорогу . Подпрыгивая на кочках и   уклоняясь от столкновений с пылающими  остовами  разбитой техники они снова движутся на восток.   
Через полчаса снова слышен  нарастающий   вой сирен  , затем грохот  бомбовых ударов , треск пулеметных очередей  и выстрелы авиационных пушек.  И снова повсюду все та же безрадостная картина из  обезображенных   огнем и взрывами машин , повозок  и множества убитых , что лежат в кюветах , на полях , а иногда и прямо на дороге  . Погибших  никто    не убирает – нужно спасать оставшееся на ходу вооружение  и личный состав. Дорого сильно разбита , поэтому машину постоянно подбрасывает на ухабах  и выбоинах , осколки от авиа бомб  и пулеметные очереди  порой ложатся так близко  , что  кажется ,    что их раскаленный металл царапает нашу кожу. Ко всем неприятностям  добавляется  и низкая  температура воздуха. Машина не имеет тента , холодный ветер пронизывает плоть   до костей  ,   непрерывная тряска кузова   вызывает  кровотечения и ухудшение  самочувствия  бойцов. Чтобы избежать потерь среди раненных мне  приходится время от времени останавливать машину , проводить осмотр  , делать перевязки и жгутования . Однако не всем это помогает:   санинструктор Ефремов  , раненный осколком в живот два  дня назад , умирает из –за сильной кровопотери.
 
   Мы кладем его в  большую  воронку у дороги  и присыпаем землей  . Времени на длительное прощание  нет –   на горизонте снова появляются самолеты противника , а наши неподвижные фигуры  являются удобной мишенью для атаки с воздуха.
К концу дня полуторка  останавливается у   одного из уцелевших  аэродромов при котором ,  на наше счастье  , имеется лазарет . Командование  батальонное авиационного  управления     ( БАУ) приняло нас хорошо : взяли    раненных , накормили меня и водителя,  и  ,  даже ,   дали топлива на обратную дорогу. Поздним вечером мы выезжаем по обратному маршруту- но на дороге уже никого нет : советские войска отошли , немцев не видно .    На небе ярко сияет луна, её свет и включенные фары грузовика дают возможность беспрепятственно двигаться.    Неожиданно  водитель останавливает машину.

-Дальше не поеду! Наших частей впереди нет . а отвечать перед «особистом»***  , если    машина будет подбита и  попадет в руки противника , я не хочу! Короче : делайте что  хотите , а  с себя ответственность за машину  снимаю!

-Как это ты не поедешь?! У нас приказ от начальника медицинской службы полка  : организовать эвакуацию раненных ! Как мы этот приказ без машины выполним? На руках их потащим?
   
-Вы старший по званию , за потерю машины будете отвечать вы! – огрызается  водитель.
         
-Что у тебя есть из оружия?
                -Под сидением карабин, тридцать патронов ,да пара гранат "РГД-33".****
 
-Доставай оружие!Заряжай и будь готов к ведению огня по моей команде!

Водитель зарядил карабин ,я вставил запалы в его и свои  гранаты , заодно проверил наличие патронов в  штатном  «ТТ».

-Ну вроде бы все! А  теперь вперед!
 
Машину снова затрясло на кочках , через пару километров стали слышны отзвуки канонады , на небе появились оранжевое зарево от сильного пожара .Через пару часов мы добрались до села Карпово. Село практически все было объято огнем , жители его покинули . Около моста меня остановили саперы .

-Стой ! Мост уже заминирован. Хочешь жить-выбирай другой маршрут!

-Вот ведь задача!  А куда же мне теперь ехать?

Это ты уж , командир , сам решай , немцы сегодня провали фронт  , так что за реку соваться мы вам не рекомендуем.
 

-Ну и дела! Что же нам делать? – озадаченно тру себе лоб ладонью правой руки.
Карты у меня нет , сведений о перемещениях полка ,  да  что  там  полка ,  о всей дивизии – никаких ! Оставаться здесь – глупо , возвращаться на аэродром – сочтут трусами , могут и расстрелять. Вот и мозгуй , придумывай решение для задачи со многими неизвестными . От невеселых размышлений меня отвлекает суета саперов  активно ставящих минные загорождения вдоль дороги. Нужно возвращаться к машине- но вот куда же нам ехать дальше?

Приказав водителю оставаться около моста,  решаю  самостоятельно двинутся в сторону  едва различимой в темноте грунтовой дороги , по которой время от времени проходят небольшие  группы   военнослужащих  . Выхожу на дорогу оглядываюсь , но вокруг никого нет. Один из домов деревни неожиданно  обрушивается   и в небо взлетает огромный вихрь ослепительных искр. На короткое мгновение становиться светло как днем.
 
-Товарищ   военфельшер! Николай!  –слышу вдруг знакомый голос из-за спины . Оборачиваюсь.
Мне на встречу бежит увешанный медицинскими сумками   знакомый санинструктор из третьего батальона 908 полка.
                -Ханин?

-Ты как здесь оказался?

-Где наш полк?
                -Ох , жаркий сегодня выдался  день! Немцы прорвали оборону между 910 и 914 полками  и чуть не устроили нам кровавую  баню .Хорошо ,что наши « КВ» , и   «тридцать четверки» из резерва им во  фланг ударили.   Если бы не эти самоотверженные ребята  - всем бы крышка была.  Полк сейчас в Пустошкино , я двумя часами раньше  оттуда вернулся наше медицинское имущество забрать . Да вот беда – артналет ! Машину разбило , водителя убило! Вот что    из  снаряжения  уцелело  , то  с собой и взял!-закончил свой  объяснение санинструктор.
-Бросай свое добро к нам в кузов и показывай дорогу на Пустошкино!
-А вы знаете , что полковое начальство вас уже днем   с довольствия сняло ?   Кто- то сказал , что вы в окружение попали !- перебрасывая сумки с медикаментами  в кузов грузовика делился новостями Ханин.
-За целый день  всякого насмотрелся ! Народа служивого  сегодня побило – жуть!

-А сколько  техники покореженной вдоль дорог стоит !  Вот у вас-то и  машина на ходу и ни ранило никого ! Не иначе что на   вашей полуторке невидимый бронеколпак  сам  Ангел–Хранитель установил!
-Ханин , ты же комсомолец! Какой Ангел? Ты это чего так заговорил , как несознательный элемент?
-Ой, Коля, да прекрати ! За сегодняшний день столько лихого  увидел ! Столько смертей!
-Как ты мне сам -то объяснишь ,   что вы целы-невредимы во  всей этой  кутерьме остались, да вот и меня тут посреди ночи встретили?
-Да , наверное , повезло ! Но не всем : санинструктора  Ефремова и третьего батальона помнишь? Вчера похоронили  его.   А сколько раз нас всех могли за вчерашний день ухлопать – страшно подумать!  Тут , ты , абсолютно прав! Ладно , пора ехать !- машина , заурчав мотором рванула с места  . Кругом – кромешная темнота  , фары с трудом высвечивают  еле заметную нитку грунтовой  дороги  среди бескрайних  просторов . Несмотря на все сложности ,  Ханин , словно  лесная сова,  прекрасно ориентируется  на местности , находя одному ему знакомые  приметы , мы движемся дальше .Часа через три часа мы , наконец,  добрались до Пустошкино , где расположились подразделения 908 полка.

-Стой ! Кого там посреди ночи несет ?– в свете фар узнаю  Баранова.
 
-Саня ! Это я , Николай!
 
-Моисеенко? Коля?

-Ты с того света вернулся? Иди сюда , чертяка , везучий!

-Дай тебя обнять! Мы-то уже тебя сегодня всем санбатом помянули!
                -Как это понимать-«помянули»?–настороженно спрашиваю.
                -Ну,думали, что вас сегодня немцы убили  или того хуже в плен взяли!
               
-Нет, русские так просто не сдаются! Мы ,сибиряки,с норовом!

-Прежде чем нас возьмешь–употеешь!

-Пойдем «норовистый»!

-Страшно рад  снова тебя видеть живым!

               
*“Юнкерс 87“-немецкий пикирующий бомбардировщик.
**“Максим“1910/30 года- 7,б2мм  станковый пулемет  стоявший на вооружении РККА  и Советской Армии до 1969 г.
               
***“особист“- офицер «особого отдела» - сотрудник  НКВД  СССР, занимавшийся вопросами  борьбы со шпионажем и предательством в РККА , а так же  дезертирством в прифронтовой полосе (с правом ареста и расстрела на месте дезертиров).

****"РГД-33"-осколочная- наступательно-оборонительной граната состоявшая на вооружении РККА с 1933 по 1945 г.


    13 ОКТЯБРЯ  1941  , РЖЕВСКАЯ ОБЛАСТЬ , СЕЛА  КОКОШКИНО и НОЖКИНО.

В ночь с  12 на 13 октября пошел снег – к утру он покрыл всю землю бескрайним пушистым ковром толщиной не менее 10 сантиметров  . Снега было так много , что из него можно было построить целый город  , или  что- то вроде того .   В течении последнего месяца  наша  дивизия  несколько раз  переходила в наступление , затем внезапно отступала. Пополнение и бое-припасы поступали с большим опозданием , к концу октября в большинстве  полков     оставалось в строю  не более трехсот боеспособных  бойцов.  Более того , немецкие части в    нескольких местах сумели прорвать линию фронта  29 армии  и нарушить снабжение всех воинских соединений армии  боеприпасами. Возникла серьезная опасность окружения как дивизии ,  так и армии в целом. В этой ситуации пришлось отступить от Северной Двины сначала к   Нелидово  , а затем    к  Оленино.   Отходили планово , без паники.

В один из дней старший врач полка приказал вывести санитарную роту и подразделения  тылового обеспечения к основным силам Калининского фронта .
Колонна из 20 подвод и 5 машин , ночью того же дня  выступила из Оленино         в сторону Ржева.
Однако выпавший снег , отсутствие оперативной информации и передвижение по  незнакомой   местности  привели к тому , что  на вторые сутки группа  окон-чательно сбилась с курса.  Итак , на второй день с момента начала движения  , около  часа дня, колонна  вышла   к деревне  Ножкино . Основной состав группы было решено оставить в Ножкино  а вот санитарный взвод   и поваров руководитель тыла направил   в школу располагавшуюся в деревне  Кокошино . Оба населенных пункта  разделяла небольшая , но глубокая речка  Сижка . Прибывшие  в Кокошино бойцы сняли с подвод инвентарь и  продукты , умылись  и принялись за приготов-ление обеда . Когда суп из гороховых брикетов  был почти готов  к зданию школы   прибежал запыхавшийся часовой.
-Эй ,ребята ! Там  ,у Ножкино ,  кажись , стреляют ! Возле меня несколько пуль пролетело , вот даже полу шинели пробило!- показал он на дырку в районе правого бедра.

-Да перестань! Тебе почудилось , поди! -санитары вышли на крыльцо школы  и радостно зубоскалили , предвкушая обед.
 
-Какие выстрелы ! Поди сам дырку штыком  в обмундировании  провертел , чтобы супчика похлебать?- шутливо предположил упитанный повар.

-Подожди полчаса , тебя сменят  , а сейчас – шагом марш на  пост !-скомандовал я.
Боец   огляделся  по сторонам,   пару минут нерешительно  попереваливался   с одной ноги  на другую  , но понимая , что   надежде на  на скорый обед  пришел конец  ,   злобно сплюнул  и смачно выругался. Затем  нехотя развернулся  и    бодрым  шагом   двинулся    на  окраину деревни. Но  не  успел он сделать  и  пятидесяти  шагов   как  на дорогу,  ведущую  к школе , выехали  четыре   немец-ких мотоцикла . Часовой оказался  бравым воякой :  мгновенно сдернул с плеча винтовку и ,не теряя ни  секунды , выстрелил в сторону противника.   От      меткого выстрела у переднего  мотоцикла лопнула покрышка  колеса , его экипаж совершив выравнивающий маневр  вынужден был резко затормозить,  преградив дорогу следовавшим   за ним трем другим  расчетам. Смелые действия одинокого стрелка на несколько мгновений  обескуражили наступающего противника , и эта задержка  спасла жизни многим из нас.
  Часовой хотел совершить второй выстрел , но  патрон заклинило в патроннике .   Солдат , бросив винтовку ,  перепрыгнул через невысокий забор и скрылся среди деревенских построек.
  Немцы , придя в себя после столь неожиданной встречи , открыли шквальный огонь по  зданию школы  , у которого  все ещё толпились солдаты  санитарного взвода.   Первая вражеская пуля вырвала кусок штукатурки в сантиметрах пяти выше моей головы , вторая и  третья легли рядом с плечом. Уклоняясь от выстрелов , интуитивно приседаю , а затем , что есть  сил бегу за угол здания. Мотоциклисты  , приняв ремни  моей портупеи за элемент обмундирования военного командира или комиссара , заголосили:
 
- Siehe Kommissar! ! Schie;en alle, die an dem Schwert-G;rtel ist!! Feuer!*

  Новая очередь из  немецкого  пулемета  МG 34** прошла в сантиметрах двух  над головой . Острая  щепка , выбитая пулей  из колонны стоявшей у входа , разрезала  щеку  , деревянной крошкой запорошило лицо .  Через секунду  злобно    залаяли  "M-40"***,к ним присоединились  гулкие выстрелы винтовок Маузер . Из окон школы летели осколки стекла и  мелкие щепки :    пули , попадавшие в  каменную  кладку  фундамента высекали снопы искр.    Забежав за угол школы вижу   , как несколько   санитаров , бежавших на удачу  за мной  повалились на землю и обливаясь кровью , забились в предсмертных  конвульсиях.

Ещё одна очередь из пулемета ложится  рядом  , превращая  защитивший меня от пуль   угол  школы  в подобие сита для просеивания крупы . Охота немецких пулеметчиков за «комиссаром» продолжалась  и оставаться на прежнем месте становилось крайне опасно.  Обогнув  школу  с торца  снова попадаю под раздачу , но на этот раз от своих : оставшиеся в живых  упитанные тыловики  , повыбивав окна с противополож-ной стороны здания , вылетали в оконные проемы на  свет Божий подобно куропаткам  спасающимся от коварной  лисицы .  Один из них , толстый повар , чуть не угодил мне на шею своим увесистым  брюхом.
      
-Стой ! Куда прешь!

Прыгнувший на меня  тыловик   задрав к небу руки и заорал :-Сдаюсь!

-Я те сейчас сдамся!
-А ну , брат , вставай!
Хлопнув  крикуна   по широкому затылку  ладонью , перевожу  пораженца  в плавный галоп.
Повыпрыгивавшие из окон бойцы спонтанно разбились на несколько групп  , которые  двигались по направлению  к соседней улице. Однако наше беспорядочное отступление было прервано появлением на пути следования    колонны немецкой пехоты . Противник   двигался  быстрым шагом   , вдоль колонн то и дело  шныряли мотоциклы с начальством   . Все мы оказались на открытом месте  , да ещё и  в непосредственной близости от марширующих подразделений  противника.               

-Ложись!–командую личному составу тихим голосом.
                Все  залегли  в  ожидании неминуемого расстрела  . Однако , по непонятным для нас причинам , всякий раз  как  немецкие солдаты хотели покинуть строй чтобы пленить нас , или применить оружие  , офицеры грозными криками пресекали эти попытки   .  Лежавший рядом санитар  сумел перевести , что  один из немецких офицеров  запретил своим подчиненным покидать колонну ссылаясь на распоряжение Командующего группой армий «Центр».****
 Однако , как это выяснили мы потом , подразделения разведки это распоряжение  немецкого командующего не затрагивало. Их задачей как раз являлось расчистка территории и обеспечение беспрепятственного продвижения основных сил.
 
Именно эти подразделения и продолжали прочесывать леса и деревни по маршруту следования крупных войсковых групп.
Минут через тридцать , все кому удалось вырваться из школы , отчаявшись перейти дорогу  , сбились в одну группу    Из школы удалось благополучно вырваться лишь половине взвода  – уцелело не более   двадцати  человек . Оружия  ,  правда , почти ни у кого не было.
Что –то нужно было делать , хотя  много ли  с двумя винтовками и одним пистолетом  навоюешь ? Однако  продолжать  лежать, подобно  пельменям на сковородке  , да ещё  под носом  у противника  было глупо  . Через минуту , немного привстав , отдаю приказ:
-Разбиться на группы 3-5 человек . Короткими перебежками  , как только представляется возможность , пересекаем дорогу и отступаем к лесу. Старайтесь соблюдать дистанцию между группами не менее 30 метров!
-Вопросы есть?
По глазам  многих  бойцов  было видно , что  к ним  возвращается боевой дух.
Уловив перемены в их настроении  отдаю последние наставления :
-Еще раз повторяю : в  большие группы не сбиваться- а не то сразу всех перестреляют!
-Всем все понятно?
-Так точно! Понятно!- донеслось из группы.
-Первая группа за мной!
Первая тройка сорвалась с места  , Однако с бегом у меня не заладилось , поддерживать     высокий темп передвижения  мешала травма  полученная во время атаки немцев у школы.
Выбитый  пулеметной  очередью  из  фундамента   крупный осколок кирпича  рикошетом   попал мне в ногу  , коленный сустав изрядно отек , я стал  отставать от основного состава   группы .  Через пару минут   двое бойцов   уже добежали до  церкви  . Ее красивое здание  находилась в метрах  ста  от края леса .  Неожиданно у её ограды появились мотоциклисты  в серо -зеленой  униформе . Воздух разорвал  сухой треск  немецких автоматов . Падая в снег , кричу бегущему рядом со мной сослуживцу :
-Ложись! Серега , падай!
Но было уже  поздно : пули сорвали пилотку  и покрыли многочисленными   красными         точками   долговязое тело  Сергея  Он лишь  тихо вскрикнул , схватился за голову и упал ,   закрывая меня собой  от новых выстрелов . Вокруг его тела снег быстро превратился в   большое красное пятно.   Он умер сразу , без криков и мучений . Однако   на     уровне  физиологии его большое тело продолжало еще жить несколько минут . Интересно   и  страшно было видеть , как горячая кровь медленно плавила снег , замерзала в виде  причудливых фигурок  и  снова таяла под напором упругих алых  потоков , идущих из под шинели.                Тишина.
Куда делся треск мотоциклов , беспорядочная стрельба? Неужели у меня                лопнули барабанные перепонки?  И снова тишина , вокруг сплошное безмолвие.     Снег продолжал  медленно  падать   , воздвигая на теле убитого солдата вполне мирный себе  холмик.  На какое-то мгновенье  показалось , что весь мир потерял возможность слышать  и только в моих перепонках продолжали злобно лаять автоматные очереди.
 Вспоминаю  как в детстве, под Новосибирском , дворовые пацаны  играли в прятки . Некоторые шустрые ребята не умели хорошо прятаться , но быстро бегали  и могли выиграть кон  , полагаясь на быстроту ног , дарованной им природой . Другие  умели найти укромное место  и так спрятаться , что их было  невозможно найти   .   Моим козырем  в игре было как   раз   выбрать такую  позицию , чтобы    находиться настолько близко к водящему ,  чтобы  у него и в мыслях не было бы даже заподозрить , что кто-то осмелится  спрятаться так близко.    

 Тактика была проста , но рискованна : нужно было дождаться момента , когда   водящий  отлучится от  места отсчета  на некоторое  расстояние  , на  котором  короткий , но   внезапный  рывок давал возможность реализовать  преимущество выбранной позиции. В таких ситуациях , особенно зимой , очень было важно не только правильно выбрать место , но и сдерживать дыхание , чтобы не выдать  своего местоположения.  И теперь ситуация была очень схожей  , только вот разница состояла в том , что играть приходится с противником , пришедшим не из соседнего дома или даже двора , а из другой страны , а на кону   была  не новая  игра , а собственная   жизнь . И самым разумным  в данной ситуации было поддерживать у противника иллюзию собственной гибели , из о всех сил скрывая  жар собственного дыхания на морозном воздухе . Через десять  минут   справа от церкви слышатся   отзвуки нарастающей перестрелки . Пара немецких мотоциклов срывается  с места и , подняв снежный бурун ,исчезает в соседнем пролеске.

 Через пять  минут  в  том же  направлении  следует ещё один мотоцикл .Осторожно приподнимаю голову – врагов больше нет. Долгое лежание на земле дало о себе знать : мало    помалу холод сковывает  все тело , руки и   ноги совершенно теряют чувствительность  . Собрав все оставшиеся силы  заставляю себя  встать.   Сапоги скользят по снегу ,стопы плохо чувствуют грунт , тем не менее ,не теряя ни минуты  , спотыкаясь , падая и снова поднимаясь ,  бегу к  реке. Постепенно   ноги обретают прежнюю уверенность ,  чувство холода  отступает.      
 Мое продвижение остановил  невысокий , но достаточно крутой холм , одна сторона которого  заканчивалась  обрывом , а другая переходила в  пологий спуск.

Я уже хотел было скатиться с этого холма  вниз ,  но мое намерение  натолкнулось на серьезное препятствие :внизу, прямо у реки, стоял легкий немецкий танк*****. Такого танка я ещё не видел :: его  башня и корпус густо покрыты крупными заклепками. Шасси состоит   из  шести катков с каждой стороны ;  по четыре  высоких- в середине  и еще  два поменьше : в начале и конце гусеницы . Над башней возвышается небольшой  люк для ведения кругового обзора .  Из вооружения я успел заметить мелкокалиберную   пушку  и  пулемет на  башне . Еще   один пулемет находился  на  выступе лобовой брони .   Большой  тевтонский  крест красовался на бортовой броне.
Двое танкистов в черных комбинезонах укладывали  в инструментальный  ящик какое –то снаряжение.   
-Час от часу не легче !- в сердцах  выругался я,- куда же теперь  бежать?                С надеждой бросаю  взгляд   в сторону леса , но и там то и дело мелькали силуэты в немецкой форме.                -Обложили как зайца! Теперь точно убьют!               

Неожиданно из-за спины  раздался  шум заводящегося мощного мотора . Обернувшись в сторону танка , вижу  , что весь экипаж занял свои места ,  а над  выхлопными  трубами двигателя  заклубились струи серебристого дыма.
Из люка  в  башне танка   показался еще один танкист  :  издалека  хорошо видны    командирские нашивки на его черной  форме   и даже  выражение его лица    .  Он что –то прокричал , и башенное орудие стало медленно  поворачиваться в  мою сторону.
Как видно ,  экипаж  этого бронированного чудища    решил присоединится к охоте на одинокого командира Красной Армии .  Или просто потренироваться в стрельбе по живой мишени  в импровизированном  полевом тире.
Однако , какие бы планы танкисты не вынашивали , лично для меня ничего хорошего их   приготовления  не предвещали   . По крайней мере выражение лица того из немцев, что  время от времени выглядывал из башенного люка  не  оставляло повода для оптимизма.
-Ну вот , сейчас накроют! Неужели все?   
Со стороны церкви снова послышались звуки  нарастающей перестрелки , скорее всего вражеские мотоциклисты вернулись на место патрулирования  и вступили в бой с  красноармейцами, выходившими из окружения.
Надо уходить. Поворачиваюсь и бегу к маленькому домику , в котором жил сельский    учитель. Из башенного пулемета   немецкого танка   мне вслед  выпускают длинную     очередь.
-Надо сделать вид , что и меня подстрелили!– как молния мелькнула спасительная мысль.
-Ну давай , Коля ! Что стоишь то как пугало в огороде ? Падай !– скомандовал чей-то голос   мне в ухо. Изображать  мишень или просто стоять  столбом  в чистом поле становилось не только глупо , но и смертельно опасно .  Сделав вид , что  меня поразил меткий выстрел противника  , я , картинно вскинув к небу  руки и немного согнувшись , падаю на землю . Однако , сидевший в танке стрелок  , очевидно ,  не поверил  моему представлению.
 
-Feuer !*******– слышу отрывистую команду.

 Эхо донесло мягкий хлопок орудийного выстрела  . Через  секунду в  кромку  холма влетел тридцати пяти миллиметровый немецкий снаряд .   Земля вздрогнула ,  однако энергия  взрыва не смогла причинить мне  вреда .  Тем не менее  , танкисты  на этом интерес к моей персоне не потеряли . Судя по нарастающему гулу мотора , танк  стронулся с места и двинулся в  сторону западного , более пологого склона холма . Однако с ходу взобраться на  возвышенность   ему не удалось ; узкие гусеницы вязли в снегу , а надрывно ревущему  мотору   явно  было не по  силам разогнать   собственный десятитонный корпус до нужной скорости   . Минут через пять  , изрядно  отравив  окрестный воздух выхлопными газами , и  перекопав все основание возвышенности   траками  , танк, наконец,  отполз назад . Через секунду , лязгнув орудийным затвором,   он  произвел ещё один  выстрел.  Второй  снаряд ,  в отличие от  первого , основательно  разворотил небольшой холм за которым мне удалось укрыться.
 
Сыпануло землей , в нос ударили пороховые газы  . Голова стала  тяжелой как  армейский чугунный котелок , в котором мы варили суп  в школьном дворе не более часа назад , а из носа и ушей потекла кровь.                -Контузия!–успеваю поставить  сам себе  неутешительный диагноз.                -А все же , все же  ,контузия лучше , чем с  пулей в груди  валяться ...как Серега . В общем   и целом  пока все      идет  не так уж и плохо  . Вот ,  к примеру , несостоявшийся  сегодняшний обед .  И хорошо , что его не было !   После контузии меня бы  точно стошнило ,  а   вот сменить после этого казуса позицию уже не получилось бы  !  Но , так как  голодному  желудку нечем поделиться с окружающим миром ,  то продолжаю лежать  на прежнем месте  , лежу и не тужу ! Да и противник  попался заботливый . Как видно  , он   беспокоится о том , чтобы мне не было скучно на поле боя   ,  поэтому постоянно шлет  весточки : то из пушки саданет , то пулеметной очередью  побалует ! –  тихо зубоскалю я сам с собой ,  слушая визг пуль , дырявящих воздух   над моей головой . Неожиданно стрельба утихает , слышен рев  двигателя и бронированная машина  снова пытается взобраться на холм.

Однако и эта попытка не увенчалась успехом . Траки в очередной  раз  увязли в  богатой песком почве  и  танк  остановился . Мотор замолчал и в морозном воздухе стало слышно     как щелкнул тумблер бортовой рации .В осеннем воздухе отчетливо прозвучал высокий   голос:

-So genau, Herr Major ,legte in einem destimmen Platz!*******

-Наверное , сейчас автоматчика  пошлет , и хлопнут как зайца !- забилось нехорошая мысль в голове --Может , рискнуть , да и побежать , ?
Приподняв голову вижу , как над площадкой ,  в метрах тридцати от меня возвышается металлический стрежень антенны  и задранный в небо ствол     башенного орудия.   Снова    раздался  громкий голос  командира танкистов :

-Frederick , rechts  abbiegen ! Alle mit!********

Выпустив ещё  пару очередей   из башенного пулемета , танк , выплевывая   клубы густого дыма и острый запах   бензина   , неохотно уполз в сторону деревни .   
-Пронесло !  - выждав еще пару минут , когда  шум   мотора и  лязганье гусениц замерли вдали ,  бегу  обратно к  лесу.  Влетев  в ближайшие кусты  натыкаюсь на своих санитарных  инструкторов , сидящих кружком в овражке  . Моё  стремительное появление явно застало их врасплох, сначала они приняли меня за противника и хотели разбежаться в разные стороны , но потом успокоившись, все снова собрались вместе.
Через пару минут разговор в коллективе возобновился.: повар и один из санитаров  агитировали остальных сдаться . Не долго думая , я  достал пистолет:
- Так , товарищи! Пистолет видите? В его магазине восемь патронов .                Если кто собирается сдаваться в плен – поднимите повыше руку, что бы было хорошо видно в кого стрелять . Есть  желающие  досрочно покинуть ряды Красной Армии? Не слышу?
 
-Что затихли  ? Ещё раз спрашиваю, кто считает , что у немцев лучше кормят и шубы теплее?
- Что нет таких ? Тогда вопрос о досрочном завершении службы с повестки дня  снимаю.
-Кто за ?  Прошу голосовать!
Все присутствующие , за исключением повара,  подняли руки.
-А вам товарищ Кастрюлькин , что самоотвод нужен?
Повар , посмотрев по сторонам , неохотно поднял правую руку вверх.
-Ну вот и хорошо, товарищи, а теперь переходим к следующему вопросу – продолжаю вести собрание я.
-Нам нужно пробираться к своим ,  двигаться нужно на восток  Предлагаю разбиться на 4 группы по 4-5 человек .
Встретимся у   берега реки . У   деревни должна быть   пристань  или там где возможно обнаружить любые плав средства . . Судя по канонаде , немцы из  Ножкино и Кокошино  уходят  . Нужно  найти лодки и попытаться переправится на противо-положный берег Волги как можно скорее.
Повар вдруг снова поднял руку.
-Ну, что тебе?
-А как же мы побежим , когда кругом немцы-то? У нас и оружия нет, и что делать будем , если     по нам стрелять начнут?
-Падай на землю , и делай вид что умер! Я уже пробовал , получилось ! Целый танк за мной охотился  , да надорвался и свалил .
-Ещё вопросы есть? Нет?
-Тогда разбились на группы и  пошли!  Встречаемся у   пристани.

               
*"Siehe Kommissar! ! Schie;en alle, die an dem Schwert-G;rtel ist!! Feuer!"
Смотрите -Комиссар! Стреляйте  по тому у кого  портупея ! Огонь! ( нем).                **“MG-34“-Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны.
***MG 40“– Maschinenpistole — пистолет-пулемёт пистолет пулемет принятый на вооружение Вермахта в 1940  и широко использовавшийся во время Второй мировой войны.                ****В Октябре 1941 г. Командующий  группой армий «Центр» фельдмаршал Фон  Бок запретил  маршевым колоннам   вступать в бой с разрозненными подразделениями противника , в том случае , если это могло осложнить  выполнение  основной  задачи в намеченный срок  .Данное распоряжение не затрагивало подразделения  разведки и  охраны маршевых колонн а так же подразделения разведки.

*****"Panzerkampfwagen38(t)" или Pz.Kpfw.38(t), танк , производившийся в Чехословакии для нужд   Вермахта[  В 1941 году был одним из лучших лёгких танков в Европе.

******"Feuer"нем).Огонь!

*******“So genau, Herr Major ,legte in einem destimmen Platz!“*Так точно господин Майор , выдвигаемся в заданный квадрат( нем ).

********“Frederick , rechts  abbiegen ! Alle mit!“Фредерик, сдай  назад, и выворачивай  направо!( нем ).


     15-00 . 13 ОКТЯБРЯ  1941  . РЕКА СИЖКА ,ПРИСТАНЬ СЕЛА    НОЖКИНО.

До пристани из 16 человек дошло не более десяти. Однако на воде речки Сижки целых лодок  не осталось. К счастью, мы встретили местного рыбака.
-Эй дедушка ! У тебя лодка есть?
-А вы кто ребята будете? Не немцы ли случаем?

-Да какие мы немцы ! Мы санитары из 29 Армии , нам нужно на соединение с нашими , и срочно! А то немцы- то  прорвались и  все дороги перерезали.
-Вот напасть! Откуда ж они взялись ?
-Вы- то, сынки , что же их не остановите?
-Торопись , дедуля!Наших половину уже перебили, а немец - так и прет со всех сторон!
-Сейчас, сынки , пойдем к сараю , вон к  тому , что с двух скатной  крышей.                -Вы мне помогите  только  мешок картошки достать из погреба .                -А что до лодки-,вот она ,тут! Из под сена её  вынимайте!               
Бойцы кинулись к стону сена у сарая , достали из него лодку и понесли её к реке . Когда группа подошла к пристани   из за домов в трех сотнях  метрах  от нас выехал  немецкий мотоцикл.
Бойцы в суматохе бросили лодку на воду и стали сходу в неё запрыгивать . Однако это привело к катастрофе – наше судно  ,  проплыв пару метров и набрав воды от неумелых действий экипажа затонуло.
-Так,  все из лодки!- командую я. Кто –то из бойцов принялся поднимать лодку со дна реки  , а Распопов и Савельев  пустились в плавь на середину реки  , но останавливать их уже не было времени.
-Вычерпать воду! По одному садись ! -Где весла?
-Да река унесла , товарищ военфельшер!
-Вот остолопы! Руками гребите , не спать и не раскачивать лодку! Распределитесь поровну! Четверо с одного борта , четверо с другого!
-Гребем : Раз ! Два ! Раз! Два!
Лодка , дергая носом , потихонечку вышла в створ реки.
По лодке  несколько раз стреляли немцы , но , по счастливому стечению обстоятельств  , пули лишь прошили борта ,  никого не задев.  Через некоторое время в лодку из пробоин   стала поступать вода  Одежда у всех была мокрая  ,   руки сводило от холода.  Вода , понемногу стекая из пулевых отверстий  в бортах , собралась в огромную лужу на дне нашего утлого суденышка.
 Угроза повторного затопления становилась очевидной.
-Ради Всего святого помоги нам…-  сквозь  озноб и  усталость слышу я чей-то тихий голос.
-Кто говорит ? –оглядываюсь по сторонам , но все к то в лодке угрюмо черпают руками воду, слышно лишь учащенное дыхание солдат.
-Не дай погибнуть нам в этой кутерьме , так бездарно и бесполезно , пошли нам помощь    твою!
Снова слышу тот же знакомый голос . Эти слова , горячо и с надеждой, исходят  от моего соседа. Странно  , что кроме меня никто его не слышит. А может и слышит , но все озабочены спасением собственной жизни , чтобы обращать внимание  на еле слышный шёпот.
-Помоги нам , спаси нас -неожиданно  присоединяюсь к горячей молитве , повторяя    новые  для себя но такие необходимые в этот момент словосочетания.      
Не знаю , то ли  наши  просьбы услышали в небесной канцелярии , то ли кто –то из небесного воинства добровольно вызвался помогать нашему подразделению , но только когда  дело было уже совсем плохо и уровень воды на дне лодки  поднялся  до  критического   уровня   ,  мне  на глаза попался  небольшой черпачок ,  проплывавший по  реки  среди прочего хлама мимо.
Откуда он взялся и почему его никто не увидел кроме меня , я не знаю . Но только , если  бы  не этот черпачок , остаток санитарного взвода 908 полка  остался бы на дне  реки Сижки.  Еще через 20 минут мы вышли к Волге.  Высадившись на северном берегу  наша группа залегла в раскидистом кустарнике. Шинели у всех обледенели , у меня по телу от переохлаждения выступили волдыри . Идти дальше не могу. Решили устроить перекличку : выяснилось , что   старшины Распопова и  санитара Савельева среди нас нет. Мороз все крепчал , и мы рисковали замерзнуть , однако , ни спичек , ни других подручных средств      для разведения огня при нас не было. Решили идти дальше. Не прошли мы и сотни метров как  наткнулась на хорошо оборудованное пулеметное гнездо. Мы попадали на землю, ожидая , что по нам откроют огонь. Прошла минута , другая  , но огня никто не открывал.
Странно , что не стреляют. А , может это наши? – перешептываются между собой бойцы.
Насрулаев поднимается и машет рукой.
-Стой, кто идет? – донеслось со стороны пулемета.
-Сводный санитарный взвод,  243 дивизия  !
-Это что за дивизия такая?
-243 дивизия, 29 армия! А вы , вы  кто?-кричим мы в ответ.
- Вопросы потом задавать будете , после проверки !- жестко ответили пулеметчики .
- Выходи по одному и без «дураков»! Руки поднимите выше ! И оружие все бросьте на   землю ! Теперь по одному подходите к пулеметному гнезду -, продолжал командовать невидимый нам боец.
Через 2 часа этот безумный день наконец закончился.   Мы снова были среди своих , впервые за последние десять часов  у нас появилась возможность выпить горячего чая  и почувствовать себя в относительной безопасности. Нам повезло , сами того не ведая мы попали в расположение передовых частей 30 армии генерал-майора Хоменко.


     15 ОКТЯБРЯ  1941 . ПРАВЫЙ БЕРЕГ р. ВОЛГА . ШТАБ ОДНОГО ИЗ БАТАЛЬОНОВ       
                30 АРМИИ    КАЛИНИНСКОГО ФРОНТА.
      
 

Через день   дня меня  вызвали в штаб батальона .
-Товарищ военфельшер, предлагаем вам перейти на службу в наш батальон.         -Так уж получилось , что своих медиков мы недавно потеряли во время авианалета противника.
-Товарищ майор , прошу Вас  направить нас  в состав 246 дивизии 29 армии.
-Наше подразделение – это все , что осталось от медицинской службы 908 полка!   Уж мы там пообвыклись друг с другом  , знаем  где , как и что делать.
Я знаю , что мы будем нужны в нашей родной дивизии! Прошу Вас оказать содействие в скорейшем направлении в соответствующую часть – набравшись смелости требую от командования . А потом , после недавнего купания в Волге , из-за  сильного переохлаждения у меня на теле выступило более десятка фурункулов. Не передвигаться , ни оказывать медицинскую помощь самостоятельно не могу. Мне самому медицинская помощь нужна.  Вы , товарищ     майор , извините , но ваше предложение принять нет никакой возможности.
 
-Эх , жалко таких бойцов отпускать! Нам предстоят тяжелые бои , а опытных кадров жуть как не хватает! Не хочу Вас расстраивать , однако по имеющимся у меня сведениям от прежнего состава вашей дивизии , да и армии в целом остался лишь штаб , да взвод связи ..
 
Ну что же, отправляйтесь в Митьково.  Там находиться штаб  командующего  29 армией  генерал- майора Швецова .   Если повезет - встретите знакомых . Ну а если нет –войдет   в состав  заново формирующейся  дивизии  . Желаю вам успешного прохождения  дальнейшей службы!

Свой  вышедший из окружения 908 полк мы нашли лишь двое суток спустя .  По сложившейся традиции  на  нас уже были выписаны извещения о том , что мы все     «  пропали  без вести » . Коротко прочитав  текст извещения  я механически    отдаю его новичку – санитару   для изготовления  самокрутки  с махоркой . Вид    тлеющей  самокрутки  из    сероватой  бумаги   ,  содержавшей  очередной рапорт о моей  гибели ,  вызывает  у меня волну воспоминаний о событиях последних дней .

 
       
              5 ДЕКАБОЯ 1941 КАЛИНИНСКАЯ ОБЛАСТЬ, РАЙОН  МИГАЛОВО .

5 декабря 1941 года 246  дивизия в составе 29 армии вышла в район деревни  Черкасово  ,Калининской Области.
Наша задача форсировать Волгу в районе Мигалово  перерезать трассу Калинин – Старица.  И запереть немецкие части в г.Калинин . Утром советская артиллерия наносит жесткий удар   по позициям немцев .  За последние 4 месяца это первая   на моей  памяти столь     длительная артподготовка  с нашей стороны .  Даже не вериться , что после нескольких месяцев жесткой экономии , мы можем позволить себе такую роскошь перед началом атаки. .  Неужели времена , когда на десяток немецких мин и снарядов мы отвечали одним нашим выстрелом , уже позади? Сорок пять минут обстрела  прошли как одно мгновение  , и вот     уже наша авиация наносит завершающий  бомбовый удар.

Вперед!
Выходим на  лед  Волги.  Нужно как можно быстрей преодолеть 250 метров открытого пространства и захватить противоположный берег.  Над нашими цепями поднимается горячий пар от напряженного дыхания сотен людей . Ледяная корка на реке   не ровная  ,  валенки время  от времени теряют контакт с поверхностью , что мешает быстрому  передвижению.

Тем не менее,  мы уже почти дошли до  середины русла.

Когда  до  западного берега     остается немногим  более  полутора  сотен  метров , на  его самом крутом  склоне  оживает сначала один , потом второй , а ,  вскоре ,  и  третий пулемет противника. Мы отвечаем отчаянным «Ура!» . Переходим на бег , стреляем на ходу , теряем товарищей , снова стреляем  и снова бежим .  В такой момент прекрасно понимаешь ,  что  валенки прекрасно защищают ноги зимой от переохлаждения, однако они совершенно не приспособлены для участия в соревнованиях по  бегу  , где основной наградой является  не спортивный кубок , а сохранение  собственной  жизни.
 
 А ещё,  в этот самый момент , тебе хочется быть тем самым чемпионом по бегу , который сумел на предвоенной  Олимпиаде в Берлине  преодолеть те же  200 метров   за 20 секунд.

Жаль  , что в реальной жизни  нам приходиться  бежать не в легкой спортивной форме с эстафетной палочкой в руках , а  в  зимнем обмундировании ,  с винтовкой     ,  вещмешком нагруженным  боекомплектом  и сух.пайком  .  Да и под ногами- не специально оборудованная до-рожка - а ледяная корка припорошенная  снегом .  Так что преодолеть оставшиеся сто метров  в этих условиях хотя бы за  минуту – это самый настоящий рекорд.  Страшно подумать , но  за     эту же минуту  немецкий пулемет  «MG -34»*-  выбрасывает из ствола  до тысячи стальных   наконечников , каждый из которых несет смерть. В составе батальона  на момент атаки было около шестисот  человек . Выходит , что за минуту , что отделяет нас от берега ,   каждому бойцу  может достаться   три –четыре пули  ! Скольким  из нас повезет  и удастся выжить под непрерывным огнем трех пулеметов?

Сто   метров до Берега .

Нам, бегущим по льду Волги , видно как буквально на глазах немецкие окопы наполняются фигурками в темно –зеленых шинелях.   
К пулеметному огню  присоединяются винтовки «Маузер» , слышится характерный сухой лай  пистолетов –пулеметов «МG-40». Кто- то пытается залечь , но командиры заставляют продолжать атаку.

Вперед ! Не останавливаться!

За секунды вся поверхность реки покрывается белыми фонтанчиками , сквозь которые , оставляя завалы из собственных тел и большие кровавые лужи просачивается людская масса в серых шинелях и зеленых ватниках. Местами убитых так много , что за ними вполне можно залечь , чтобы переждать огонь противника, однако , мы все понимаем , что это не спасение , а лишь отсрочка от верной гибели.

-Огонь!Огонь! – слышу команду ротного. Однако ,  попасть в хорошо  окопавшегося противника на бегу– это  не простая задача. Единственное , на что нам остается , так  это как можно быстрей  преодолеть открытое пространство и сходу ввязаться в рукопашный бой.   Вокруг то и дело падают сослуживцы, весь лед так забрызган кровью бойцов, что иногда мне кажется , что я уже бегу по кровавому руслу.  Огнедышащие  жерла «MG 34 »   проделывают  в наших цепях жуткие бреши . Мы   отвечаем хаотичной пальбой из трехлинеек и оставшихся в наличии  пулеметов Дегтярева , и автоматов ППШ.

Последние пятьдесят  метров .

Очень хочется , чтобы за спиной выросли крылья или появилась ещё пара ног. От жуткого напряжения в глазах  черные круги. Хочется заорать во всю глотку : Берег , берег,  ну где же  ты? Сосед справа хватается за шею и бросает винтовку . Из его шеи бьет фонтан крови алого  цвета. Пуля разорвала артерию - , однако , времени на то , чтобы остановиться и оказать ему помощь у меня нет. Наша задача как можно быстрей выйти из зоны поражения.
               
Вот и БЕРЕГ.
               
 Редкие деревья, густой,  запрошенный снегом кустарник - хотя и не надежное, но все же  укрытие. До  берега  , такого спасительного , такого желанного , дошло немногим более  половины батальона. Однако перейти в рукопашную , как мы все ожидали,  не получается.  Берег высокий , а немцы предусмотрительно облили все склоны водой , превратив его в подобие ледяной горки.  Нам посчастливилось занять небольшой , извилистый овражек ,   густо поросший ивняком и осиной , в котором  и закрепилась большая часть дошедших до берега .  Однако,  на этом наши успехи закончились. Мы залегли . Продолжать атаку без специальных средств нет никакой возможности .Нас поливают огнем пулеметов , забрасывают гранатами.

Живых спасают тела павших , которых так много , что за ними можно укрыться как  за бруствером окопа.  Режем штыками лед , бросаем гранаты ,  ползком  пытаемся взобраться как можно выше  на  берег.


Чем выше мы поднимаемся , тем больше вражеским стрелкам нужно выглядывать из окопа  , чтобы вести прицельный огонь .  А по торчащей  над бруствером каске нам попасть уже проще. Пули срывают кору с  редких деревьев , сбивают ледяную корку с земли и забирают человеческие жизни
Бросаю взгляд на Волгу – все русло от берега до берега завалено телами наших товарищей. Десятки раненных корчатся от боли  и кричат , требуя помощи , но подойти к ним нет ни малейшей возможности . Стоит ужасный холод , и я понимаю , что через час , максимум два , почти все  раненные погибнут от переохлаждения или кровопотери. По лежащим раненым ,которые ползком пытаются выбраться в безопасное  место, противником ведется непрерывный огонь . Особенно опасен  тот самый  пулемет ,что первым встретил нашу атаку . Он располагается  в высокой , похожей на нос корабля ,  части берега.   Кровь закипает от ненависти , но взлететь по ледяной корке берегового  склона и уничтожить вражеские пулеметы нам не по силам. Постепенно перестрелка затихает .
-Эй , Рус ! Что   молчать  , Рус ? – слышим мы голос  со стороны противника .
Осторожно выглядываю из за ствола сосны, что служит мне прикрытием  и бросаю взгляд на вражеские позиции .
Иди , Рус ! Komm zu mir***! Иди , Ванька! Я тебе водка , балалайка дам !- рыжий долговязый ефрейтор , сложив руки  рупором  ,  кричит в нашу сторону.  Время от времени , он активно жестикулирует , пытаясь привлечь наше внимание.
Дружный хохот и пустые  бутылки из под водки летят из вражеских траншей.
Суки , смеются !-  лежащий рядом комбат Пташников злобно  сплевывает.
 
-Михаил,- обращается  он  к  снайперу-, поговори с этим «благотворителем»! А то он уже притомил своей щедростью! Ты , кажется , из Тулы?

-Так точно!

-Вот,братишка,пошли ему от своей   «Светки»** наш  стальной пряник!

-Пусть этот знаток русского языка на  «том» свете сам  своим друзьям сыграет и споет!
               
Снайпер  щелкнул затвором  «СВТ»**** и затаил дыхание.

-Лови,падлюка, железный закусон  к водке!
Бронебойный наконечник с   тихим клацанием прошивает насквозь каску со свастикой    а , заодно, и черепную коробку незваного   «мецената». В ответ на меткий выстрел  с высоты вражеских укреплений   летят уже не пустые бутылки ,  а  гранаты. Их светлые и непривычно длинные деревянные рукояти  легко различимы даже в глубоком снегу.  Некоторые бойцы успевают их перехватить и отправить в обратную сторону . Выстрелы и взрывы сотрясают весь берег до самого вечера. К концу дня от личного состава  батальона  в живых остается  не более ста двадцати     человек. Большая часть уцелевших собирается в районе овражка , который мы смогли захватить ещё утром.  Боеприпасы на исходе. Штыками и лопатками , метр за метром, мы, подобно термитам ,  выгрызаем  в толще льда узкие дорожки для атаки . Шаг за шагом    подбираемся  к ненавистным окопам. В начале пятого стемнело . Комбат просит меня и санинструктора Ханина спуститься вниз , собрать живых , если таковые будут . Заодно оказать помощь тем из раненных , кто умудрился уцелеть.
 
 
Отдельная задача  пополнить боезапас – без патронов , гранат  нам не выстоять  .        Улучшив момент,  спускаемся  к реке . Сотни тел в простреленных телогрейках и шинелях срослись в причудливые узоры соединенные  между собой заледеневшей коркой из крови   и снега  . И повсюду одни мертвые .   Выживших нет .  Впереди  вижу  перевернутый станковый пулемет “Максим” и несколько погибших солдат  , образовавших подобие небольшого бруствера вокруг его станины . Осторожно ползу к пулемету .  Сам  пулемет сильно поврежден , и использовать его невозможно  . Однако рядом нахожу пару  подсумков с дисками  к    ППШ*****  и около десятка   гранат.  Осторожно раскладываю свои  находки  по карманам и  сумкам . Собираюсь ползти дальше и  вдруг – сталкиваюсь нос к носу с  Барановым.
               
-Саня, ты? – с трудом узнаю в запорошенной снегом фигуре друга.
-Да тихо , ты!
-Фашист, что на холме сидит ,   на всякий шорох из пулемета палит как бешеный.   А меня тут  человек  пять   «тяжелых»  и  еще  почти два  десятка    различной тяжести  раненных!  Я ими рисковать не могу!
-А раненные с тяжелыми ранами есть?
-«Тяжелых»  было значительно больше , да из за кровопотери и мороза  они как мухи мрут.
Это хорошо, что  остальные раненные  ,кто передвигаться самостоятельно может , мне помогли , и тех, кто "лежачие"   , мы за  телами мертвых укрыли.           -Тут наших столько навалено , что целую стену построить можно. Если бы не наши павшие ,  то   всех оставшихся в живых  , как блох на сковороде,  передавили бы.  -А еще  четверо  бойцов   совсем здоровых  есть ,  я их  хочу для эвакуации  в Черкасово  использовать.  Вот  чуть  потише   станет  и мы  начнем эвакуацию   , а то «тяжелым»,  сам понимаешь , в такой мороз через часа два уже  не помощь нужна будет ,а похоронная команда.   А « мертвяков» тут и так с избытком : почти три   сотни насчитал.
               
-Саня, комбат  меня попросил всех боеспособных , кого найду , к нему отправить . Если мы берег не возьмем – нам всем амба ! Начнешь сейчас эвакуацию , есть риск , что  немцы заметят активное перемещение на реке ; начнут  чаще ракеты  в небо пускать, и их пулемет-чик все равно никому выйти не даст ! А вот когда мы начнем атаку  у  фрицев под самым носом  , то у тебя значительно больше шансов безопасно всех «тяжелых»  в Черкасово отправить будет . Фрицам  явно не до вас будет , когда мы  ему на плечи свалимся!
   
-Коля! Ну а если атака не получиться?   Ладно , забирай всех здоровых  и веди их на  берег к Пташникову  . А с «легкими » , как у вас заваруха начнется,  я эвакуацию организую.  На том и порешили . Собрав максимум  боеприпасов  возвращаюсь с подкреплением к комбату. Бойцы перезаряжают оружие , связные собирают остатки батальона  по всему берегу. Когда до начала  атаки остается не более двадцати  минут   берег Волги неожиданно  вздрагивает от разрывов   :    наши войска   стремительно штурмуют позиции противника в трех километрах  южнее нашего участка .  Под покровом  темноты  несколько батальонов перешли реку  и   сумели подняться на ледяной берег с помощью заранее приготовленных лестниц . Им удалось  сходу ворваться во   вражеские окопы ,  а затем , развивая наступление   ,они  врываются во  вторую линию обороны.     Колона  грузовых «опелей»  , перевозящих  подкрепление с нашего на соседний участок фронта ,урча моторами скрывается в темноте.      
 
   По команде комбата   мы   штурмуем  береговые укрепления в полнейшей тишине .   Двадцать , десять , пять метров - вот  и перед нами такой долгожданный    бруствер вражеского окопа  .    Мы сваливаемся немцам на спины подобно яростному снегопаду  . Патронов для полноценной огневой атаки мало  , зато штыки, приклады  и саперные  лопатки с лихвой компенсируют нехватку боеприпасов .  Слева и справа раздаются вскрики, слышен отборный мат  на русском и немецком . Яркие линии трассеров  насквозь пронизывают темные жерла вражеских траншей  и блиндажей , всполохи гранатных разрывов озаряют темное небо. Где -то совсем рядом бьет пулемет. О  этот чертов , такой  ставший ненавистным за этот длинный день,   смертоносный пулемет !   Это   тот самый  MG-34  , что не давал нам возможности подняться по берегу пока было светло , тот самый   что завалил телами наших товарищей все русло Волги.
-Заткните его ! Гранату !-орет командир  что есть сил в темноту окопа. Осветительная ракета мертвенным блеском на несколько секунд озаряет жуткую картину ночного  боя .  Среди переплетения  кромсающих друг друга   человеческих тел успеваю заметить:  отрубленную руку  ,  зажатый в ней парабеллум******* , расщепленный  взрывом  вход  в блиндаж , пробитое немецким  штыком      тело  бойца  .  И  нашего  комбата  Пташникова , бьющего  прикладом ППШ  немецкого  пулеметчика , выскочившего из своего окопа , чтобы встретить нас огнем.  Яркая вспышка от разрыва гранаты заставляет прикрыть глаза и присесть на дно окопа .    
Спустя мгновение вновь открываю глаза.   У меня   под ногами  светлая  рукоять ещё одной немец- кой гранаты . Это «M24»*******- «колотушка»-, так её окрестили солдаты за длинную рукоятку  . С одной стороны «колотушки» - железная банка , то есть сама граната ,-  а   с  другой стороны , в рукоятке вмонтирован  маленький лючок , из которого за фарфоровое кольцо выдергивается запал . В темноте удалось разглядеть только головную часть М24, а вот выдернут запал или нет – было  непонятно . Есть робкая надежда , что   гранату просто забыли  в окопе прежние хозяева .
- Или её бросили в нас немцы? Неужели это Смерть ? Вот так быстро ? Понимаю, что нужно  выбросить эту смертоносную болванку как можно дальше от себя , или , по крайней мере , укрыться в разбитом блиндаже .  Но за мной идут товарищи  – как же быть ?   Взрывом   может убить многих из наших ! Пока эти мысли сменяют одна другую     мне на помощь приходит  батальонный снайпер .
-Не зевай, медицина !-с ловкостью циркового акробата Михаил  выхватывает  у меня из под  ног   злополучную   гранату.  Через  мгновение   её продолговатый силуэт исчезает  в чреве   соседнего вражеского окопа . Взрыв. Затем еще  и ещё один . Где –то совсем рядом  детонирует склад с боезапасом  . Языки пламени взлетают на десяток метров к небу . Нас  засыпает землей и ос-колками . Чьи –то отчаянные крики переплетаются с треском автоматных очередей , затем    наступает внезапная тишина.  После целого дня беспрерывной пальбы   разрывов и канонады  наступившая тишина кажется чем-то из ряда вон выходящим . В этой тишине   слышно как бьется собственное сердце.
                -Разведка ,вперед !-тихо  командует Пташников.
   
 Два бойца быстро   исчезают  в темном      чреве  траншеи.  Через пару минут слышим  характерный свист от  наших разведчиков , и мы , соблюдая меры предос-торожности  , переходим на новые позиции.
 
 
Нам  удалось   очистить   от противника большую часть хорошо оборудованных  траншей первого рубежа обороны , и даже поживиться провиантом противника.  Мы радостно обнимаем товарищей , хлопаем друг друга   по плечам . Каждый из нас , ещё днем , лежа на льду и не раз уже простившийся   с  жизнью, получил новый шанс на её продление  . Через час бой на соседнем участке затихает .   Саперы проверяют захваченные укрепления на наличие  мин . Попутно делаю рутинную работу : бинтую раны , делаю противостолбнячные инъекции раненым . «Тяжелых» немедленно  отправляем в тыл.                Получив  разрешение  от саперов ,  мы  занимаем уцелевший  блиндаж и  в   изнеможении     падаем на пол . На войне каждый час – это подарок судьбы, а наши измученные тела требуют отдыха.     Сажусь около стены и моментально засыпаю . Однако , выспаться нам  так   и  не довелось . Уже через сорок минут , немцы , придя в себя от нашей ночной атаки ,  начинают  массированный обстрел . Снаряды и мины падают  на нас со всех сторон ,  после окончания артналета к атаке подключаются моторизированные силы  противника. Несколько  «PZ -II»********, утюжат своими катками стены окопов , расстреливают из пушек наши очаги сопротивления . Хорошо ,что надежно построенные окопы и сильно замерзший грунт  позволяет выдержать несколько  попаданий  их 20 миллиметровых снарядов ,  прежде  чем та или иная  опорная     точка приходит в полную негодность .  Противник  непрерывно  атакует всю ночь и утром .  К середине следующего дня   мы вынуждены  оставить большую часть наших ночных   завоеваний . Ситуация все  более и более  осложняется,  единственно , что немцам мешает скинуть    нас обратно к реке ,так   это ими же  выкопанные многочисленные ходы  и блиндажи , хорошо укрепленные деревянными распорками , да неровный рельеф местности , ограничивающий применение танков.
   
-Огня! Нам нужна поддержка артиллерии! Срочно ! Иначе нам не устоять !-     Пташников   натужно  кричит  в телефонную трубку , а на его  багровой шее  синими веревками вздуваются  вены.
                -Шесть сотен бойцов  у меня было вчера!
-А сегодня и   шестидесяти   нет! И гранат нет!   
-Штыками танки противника  в реку сталкивать  прикажете?
-Если бы  не захваченные трофейные пулеметы ,   меня бы уже бы три часа назад их пехота  в муку  бы перемолола!

 К вечеру  ,оказавшись без огневой поддержки  и окончательно исчерпав весь боекомплект   ,мы вынуждены оставить с таким трудом взятые рубежи.  Канонада слышна по всей линии   фронта , багровое зарево превращает   линию горизонта южнее Калинина в подобие раскрытого вулканического жерла  непрерывно фонтанирующего огненными всполохами.

-Основной удар наши войска наносят южнее , - объясняет ситуацию оставшимся в живых   комбат- , а мы, на севере ,  свою задачу выполнили , теперь самое время отходить. Жаль   оставлять такой   ценой доставшийся  плацдарм. Всыпали мы им -сами видели! Хотя и нам  на табак осталось … В штабе говорят , что 9 армия противника потеряла за последнюю неделю  около шести дивизий.  Так что и наша малая толика в этом деле есть.  А нас ждет пополнение и новая боевая задача.  -Вопросы? Нет? Отходим!

             
*"MG-34"(нем. Maschinengewehr 34) — немецкий пулемёт времён Второй мировой войны
**"MG40"– Maschinenpistole — пистолет-пулемёт пистолет ппринятый на вооружение Вермахта в 1940  и широко использовавшийся во время Второй мировой войны.                ***"Komm zu mir"(нем). Иди ко мне!
****«СВТ»-7,62-мм самозарядные винтовки системы Токарева образцов 1938 и 1940 , часто называемая бойцами РККА «Светкой».
                *****"ППШ"–7,62 мм Пистолет- Пулемет Шпагина. Он состоял на вооружении РККА с 1941 по 1951 годы.
                ******"парабеллум"- пистолет находившийся  на вооружении многих  родов войск Германии во время  Первой и Второй Мировых войн.                *******"M24"-ручная противопехотная граната состоявшая на вооружении Вермахта в 1938–1945 году.
********«PZ-II»-Pz.Kpfw. II (полное название — Panzerkampfwagen II, также известен как Sd.Kfz. 121 и Т-II) — немецкий лёгкий танк времён Второй мировой войны.


            
              Зима 1941 , ночь с 11 -12 декабря  район г. Калинин

 
 Получивший пополнение  908  полк подошел  вплотную в деревне  Красново во втором часу  ночи.  Деревня находилась на правом берегу Волги , было морозно , ночное небо то и дело освещали осветительные немецкие ракеты , а  вражеские пулеметчики , напуганные наступлением РККА ,  открывали перекрестный огонь даже по скачущим по полям  зайцам . На  этот раз командование учло опыт недавних боев , и отказалось от идеи фронтальной атаки.   
Незаметно обойдя оборонительные укрепления около Красново    с севера ,  наш полк нанес стремительный удар  с тыла , там где немцы совсем не ожидали атаки.  Разведчики забросали гранатами  дзоты  противника ,  и  пехота ворвалась   в деревню .  Вспыхнул   стремительный , скоротечный ночной бой : в ход снова пошли приклады , штыки  и саперные лопатки. Через  час сопротивление  окруженного гарнизона было сломлено . Отступая, противник в отместку за понесенное поражение огнеметами сумел сжечь большую часть строений. Лишь  на окраине осталось нетронутыми пара  домов , да несколько занесенных  по самую крышу снегом  сараев.
 Стекол в рамах строений  практически не осталось , и  чтобы спастись от все проникающего холода мы не придумали ничего лучше , как завесить оконные проемы плащ палатками.

В  уцелевших строениях были организованы три батальонных мед. пункта .  Для  освещения  внутри домиков был найдено оригинальное решение :  мы жгли  немецкий  телефонный  провод . От горящего провода исходила страшная копоть   , лица у всех были чумазыми  , но данного освещения было достаточно , чтобы делать перевязки и обрабатывать раны в непосредственной близости от источника света . Тем не менее , в  помещениях   в целом царил полумрак ,  поэтому войдя в один из санитарных пунктов , я  чуть было не повредил себе руку , случайно коснувшись  ствола ещё не остывшего после недавнего боя  пулемета системы Дегтярева.*

Пулемет , как , впрочем , и другое разнообразное   оружие,  на мед пункте появился по «естественным» причинам  :  раненные бойцы  всегда  оставляли свое табельное  оружие в медицинских учреждениях ,   если характер  ранений не позволял им незамедлительно  вернуться  на передовую.   
Однако удивительным было , что впервые за последний месяц непрерывных боев на МП попал именно пулемет   . Автоматов в сорок первом году  у нас было мало , и единственным реальным оружием , которое могло противостоять автоматическому огню противника был пулемет. Самым распространенным пулеметом в РККА был станковый  - Максим . Однако с этим  пятидесяти  килограммовым монстром по заснеженному  полю не набегаешься.  А  вот пулемет Дегтярева совсем другая история !
Он и сравнительно  легкий и диск снаряжать патронами куда как удобней , чем  ленту к  станковому  забивать. Да и в атаку с ним идти удобно и в обороне такая техника не подведет . Поэтому пулеметы , как правило , солдаты старались всеми правдами и не правдами  оставить на передовой , хотя медицинскому составу, предписывалось выносить раненных с поля боя с их штатным оружием.
 

Всю эту премудрость  мне втолковывал  хозяин Дегтярева - раненный пулеметчик Василий Макаров  , попавший к нам на «красновские»  МП в те самые декабрьские дни . Он все никак не хотел отдавать  своего железного друга – все наделся , что ему сделают перевязку, да  и отпустят в стрелковую роту . Его батальон  вел  успешные наступательные бои в пяти километрах от Красново ,  и ему не терпелось нагнать товарищей , до того как его подразделение перекинут на новое направление . Но рана была глубокая, кость предплечья раздроблена , и Василию срочно нужна была операция , а не новая встреча с противником. Получив приказ отправляться в полковой санбат он  настойчиво просил передать его оружие  в боевую часть:
-Товарищ военфельшер , не сочтите за труд ,  пулемётик –этот  в третью роту неприменно  передайте ! Семену Назарову- мы с ним земляки! Ну нельзя им в третьей роте без Дегтярева -то!
-Хорошо , Василий , все сделаю !
-Уж очень выручает он наших парней! А   этим  гадам  какого жару задает! А потом ,,доверительно понизив голос ,  и рассчитывая привлечь дополнительное внимание ,  добавил :
-Удачу он приносит , понимаешь? И своего хозяина бережет ! Вот такой боевой оберег  , вот в чем  штука –то!
Прищурив глаз , он пристально уставился на меня подобно гипнотизеру : для придания ситуации большей  убедительности  , старшина картинно   выставил вперед правую ногу и непрерывно  поглаживал здоровой рукой  раненное плечо.
-Так что , передадите оружие Назарову?

Я вновь пообещал Василию ,что обязательно найду Семена  и выполню его поручение .    Но, скажу честно , в тот вечер нужно было организовать правильную  работу всех трех медицинских пунктов , забот было очень много  и пулемет так и остался   на втором  БМП. В общем , это была весьма рутинная ситуация   , когда раненые бойцы просили  что-то передать своим боевым товарищам  ,  однако эта история получила совершенно неожиданное развитие.

              *«ДП»-Дегтярёва пехотный 7,62 мм пулемет принятый на вооружение РККА в 1928г.

         14 декабря 1941 года , Калининский район , деревня Красново  .

Через два дня после этих событий  немцы неожиданно прорвали оборону Калининского   фронта  и их передовые части вновь вышли к деревне Красново .
Санинструктор Кадыров влетел на МП , ушанка была запорошена снегом , лицо перекошено от страха.
Увидев меня  он , заикаясь от волнения , крикнул :
-Идут … много ..-Немцы!
- Тихо ,ты!- Где фрицы ? - Сколько их ?-спрашиваю Марата  .
- Рота целый  , от лес - прямо МП идут  , товарищ  военфельшера , что делать  , да? –   вскрикнул санинструктор.
-Наш МП раненый много ,  куда раненный  девать будем ? Немец всех стрелять будет , убивать будет ! – снова затараторил он.
-Тихо,  ты ! Не паникуй!
Выхожу на улицу вижу как два санинструктора несут воду на третий МП.
-Выдрин , Баранов ! Нужно поговорить   !
-Так товарищи , бойцы! Сколько у нас раненных?
-Около сорока человек.
-Сколько тяжелых ?
-Не менее тридцати ! Мост так и не восстановили , поэтому вчера не успели их через Волгу переправить.
-А сколько у нас боеспособных ? -Тех ,что стрелять  может?
-Штыков десять найдем , да только штыки –то эти условные! Ходить  могут семеро  , но  бегать или драться в рукопашную они  не смогут . Да вот еще  , кроме нас  есть ещё два инструктора –на первом МП.
-Баранов ,  Выдрин , собирайте  все оружие , что есть на МП и раздайте тем , что может двигаться и стрелять.
-Пулемет , что  Василий  из третьей роты оставил , где ?
-Он там где и был , на  втором  МП  ,- ответил  Баранов.
Кадыров , бегом во второй МП ! Хватай пулемет , и подсумки с  патронами к нему  ! Если есть гранаты, бери  их, себе оружие выбери  и  - пулей  ко мне  !
-Саша , дружище  , если мы их  с Маратом на околице села не удержим –вы  примите бой здесь!
И помни : они все рано всех раненных перебьют , так что  всем, всем  кто может нажать на спусковой крючок  – дайте оружие . Тех кто ходить может - веди к первому МП , там сохранилась  пара хорошо оборудованных немецких щелей    , в них и раненный с оружием грозная сила!
-Но  без нужды  из МП их не выпускай ,   на таком морозе  им долго  вне помещений находиться не хорошо.
-Выдрин,  возьми себе  винтовку , гранаты и на наблюдательный пункт  , что у первого  МП.

-Если увидишь  красную ракету – значит наше дело плохо .  Как увидишь её , выводи всех боеспособных  на укрепления.

-Одним словом , держитесь до последнего  , а мы как сможем немца отвлечем . Давайте попрощаемся , а то , может , больше и не увидимся!
Мы крепко обнялись.

Не смотря на то что , что по международным нормам санинструктора  в  военное  время не имели права принимать участие в  боях с оружием в руках  и  это давало им шанс на гуманное отношение со стороны противника  , но по опыту первых месяцев войны  мы знали , что в случае захвата медицинских пунктов  гитлеровцы безжалостно добивали не только  всех раненных , но,  зачастую , расстреливали и весь  попавший в плен медицинский персонал .
Так что иного  выбора  , как спасать жизни наших товарищей с оружием в руках у нас  просто не было.

Пару минут спустя мы уже  бежали из о всех сил  в сторону лесной опушки  , откуда причудливо изгибаясь  подобно длинному телу змеи уже двигалась колонна из нескольких десятков   силуэтов в серо –зеленых шинелях  . Снег был довольно глубокий , поэтому , чтобы сэкономить силы , солдаты противника  двигались  в колонну по одному , периодически сменяя тех , кто шел в самом ее начале   . Они сумели уже подойти  достаточно близко  : до  деревни оставалось   чуть более пятисот метров  , когда ножки нашего  Дегтярева легли на бруствер окопа.  входившего  в систему  оборонительных сооружений , созданных    немцами  ранее  на окраине Красново.

-Ну что же , Василий , вот сейчас мы и проверим , каков твой  железный друг  в реальном  бою!-  передернув затвор пулемета ,  сам себе шепчу я.
-Кадыров !  Видишь  вон  ту  немецкую  каску «с рогами» ?   Она от нас в   метрах в пятидесяти правее  ?  Марат молча кивнул  в ответ.               
Вот там и  занимай позицию  . Как я начну огонь , стреляй по  самому крайнему со стороны леса  .  После первой очереди , если все пойдет как надо , я  метров на двадцать влево  смещусь , а ты продолжай стрелять по   крайним   ,  чтобы они по сторонам не разбегались ! Затем  бей   по  центру , а потом   снова  по краю .  -Ну а я по ним с противоположного края пулеметом пройдусь!
Пусть те  , кто из них шустрый , нас с твоей стороны обходит .  Это им нужно  будет ещё метров сто  лишних пройти , да и снега там больше  ! Маневр осознал ?
-Да! –бодро отозвался Марат
-И помни :сделаешь пару тройку выстрелов - меняй позицию!  Как все обоймы отстреляешь - ползком ко мне! Из окопа не высовывайся , а то сразу пристрелят , понял?
Первая очередь вывела из строя  офицера и двух ближайших к нему солдат. Фигуры в шинелях сразу тихо осели  , а  снег вокруг них приобрел багровый оттенок.
Колонна  дрогнула ,   пытаясь рассыпаться   в неуклюжую цепь. Щедро ощетинив-шись  вспышками  беспорядочных выстрелов.  , и , несмотря на  неожиданные потери,  буро зеленая масса  продолжила  движение вперед.  Атакующим было важно как можно   быстрей захватить Красново ,  поэтому , даже потеряв командира и более  десятка  солдат  , они не залегли , а увязая по колено в снегу  , продолжали неудержимо  двигаться нашу сторону.
 Вражеский пулеметчик засек позицию Кадырова. Немецкий расчет , чтобы не сильно отставать от основного  состава  , предпочитал  вести огонь  не из положения лежа , а  стрелять на ходу . И это дало нам неплохой шанс: постоянное передвижение по глубокому снегу  выматывало немцев , а ведение огня из неустойчивого положения  снижало эффективность  огня в  целом.  Однако ,  пулеметчики с лихвой компенсировали  этот недостаток    высокой  интенсивностью стрельбы . Во время вынужденных остановок  , один из них приседал  , а второй  лупил по нам длинными очередями, не жалея патронов и крепкой матершины.
 Вокруг огневой  позиции Марата то и дело взлетали  фонтанчики  из снега и развороченной пулями земли , что служило хорошим целеуказанием  для остальных солдат противника.
-Кадыров ! Меняй позицию  ! – кричу  сквозь канонаду боя.
-Уходи ! А то тебя убьют! А ты мне тут живой нужен!    
 Улучшив момент,  накрываю огнем расчет  MG 34; державший на спине ствол  пулемета немец  резко дернулся и упал , не выпуская из рук сошки пулемета.  Оставшийся в живых пулеметчик на секунду замешкался , пытаясь вернуть оружие в боевое положение , но ,  получив пулю в грудь  , окончательно выбыл из игры.
Лишившись огневой поддержки пулеметчиков ,   цепь залегла . Прошло несколько минут ,  прежде чем атакующие   осознали , что находящийся перед ними  противник    уступает им  числом . Изменив тактику , гитлеровцы  стали пытаться обходить наши огневые точки  малыми группами.
Конечно ,  пулемет давал  мне   преимущество в дальности стрельбы ,  однако численный перевес оставался  на стороне противника и он им умело пользовался . Через десять   минут после завершения поединка с вражеским пулеметным расчетом ко мне присоединился Кадыров.
-Патрона нет ! Что делай?
-Марат , набивай  запасные  диски ! Этот последний , а в нем  скоро патроны закончатся!
-Да , да! Моя делает!  Много немец , товарищ военфельшер!
-Не дрейфь , Марат , отобьёмся!   Ты , давай , диски побыстрей набивай!
Между разговором выхватываю в прицел назойливого фрица с винтовкой , что уже пристрелял мою позицию. Как только он останавливается    , чтобы сделать прицельный выстрел ,  даю короткую очередь в его сторону.  Пули разрывают шинель   в нескольких местах , одна из  попадает в шейную артерию.  Лицо противника окрашивается в красный  цвет, тугая  струя крови  бьет высоко вверх , попадая на двигающегося рядом унтер офицера с автоматом в руках.

 Достается и нам : Кадыров ,  матерясь на всех известных ему языках народов мира , щедро сплетает  русские , узбекские и иные неизвестные русскому человеку слова в непривычные моему уху конструкции. Его  ранили  в руку , когда он бросал гранату в  обошедших нас с тыла  фашистов. Потеряв не менее четверти первоначального состава немцы все же  залегли. Теперь часть их них непрерывно обстреливала нас , другие предпочитая перемещаться ползком  или мелкими перебежками , пытались обойти огневой рубеж  с флангов .  Ситуация с каждой минутой становится все более сложной. Через четверть часа   у нас заканчиваются патроны    к пулемету.  В нашем распоряжении остается одна граната  ,  мой ТТ, винтовка  со   штыком , и около   ста двадцати  метров безопасного пространства , отделяющего нас от   оставшихся в живых четырех или пяти   десятков  разъяренных солдат вермахта.

Отступать в сторону деревни уже поздно , любая попытка выбраться из окопа равносильна немедленной смерти .  Не получая отпора противник осмелел , многие из лежавших на снегу встали в полный рост и двинулись  в нашу сторону. Их громкие голоса уже слышны вполне отчетливо.
               
-Слышь , Марат , а ведь выходит  жизнь не только временем померять можно , но и метрами , правда ? Вот добегут эти гады до бруствера , и время наше тоже выйдет , правильно?

-Твой правда говорит!
-Не  боишься помирать?    .
-Наша вдвоем  их целый взвод   убивай , теперь   и  умирать не страшно !
-Молодец, так мы им напоследок подарков приготовим : у меня к "ТТ" три  обоймы , а ты бери гранату , сними кольцо – рванешь , если вдруг на нас разом  наваляться со всех сторон.
-А пока  предупредим  товарищей  , чтобы после нас принимали бой!
Красная ракета взлетела  в верх.
К своему немалому удивлению , рядом с красной ракетой в небе  замечаю еще одну , желтую!
Через пару мгновений воздух вокруг нас наполнился неприятными  вибрациями , так , что захотелось зажать уши руками . Неужели немцы решили от нас избавиться от нас каким –то неизвестным нам способом ? – возникает неприятная мысль.
 Выглянув из окопа  вижу , как в  самом  центре атакующей  вражеской цепи вздымается огромный столб  из земли и снега  , а рядом  с ним , метрах в пятнадцати  , появляется ещё один такой же !    Не проходит и   минуты , а   разделяющее нас и противника поле двадцати килограммовые снаряды превращают в полыхающее море огня .  На  наше счастье  ,  артиллерийский корретировщик  своевременно вмешался в нашу неравную дуэль : он направляет огонь  122 милли-метровых гаубиц   по наступающему противнику . Через десять минут  от противника не остается  и следа , заодно в труху перемалываются   новые колонны  гит-леровцев , что попытались выйти    из леса  для продолжения атаки на Красново.

-Ай да молодцы! Давай , давай ! Пушкари , задайте им жару !- мы орем из о всех сил , обнимаемся и снова кричим не веря своему нечаянному спасению .
Через полчаса   , когда  канонада стихла , мы возвращаемся  в деревню .
Я  несу пулемет , Марат крутит  в здоровой руке немецкую каску с «рогами».
-Коля , зачем  на  касках рога ? Чтобы пугать нас , да?   
-Не пугать , а для защиты!  Мне  хозяин этого пулемета говорил, что он видел , как немцы   крепят на эти «рога» специальную пластину  , вроде  рыцарского  забрала . Говорят от пистолетной пули  и мелких осколков такое   «забрало» гарантирует абсолютную защиту. Но вот от выстрела из пулемета  или винтовки    эта конструкция не спасает .  А  вот каска  становится тяжелей почти на полтора кило . Но , ты и сам понимаешь , что таскать такую тяжесть никто не хочет . Поэтому рога на каске как были так и есть ,  а   вот   желающих    пользоваться нет.
Из ближайшего дома на  МП к нам навстречу выходит Александр.
-Эй , Баранов , держи Дегтярева ! Если бы не он ,  да не наша  артиллерия-   мы бы тут перед вами не стояли!
Из домов тем временем  высыпают  ходячие раненные : мы  радостно обнимаемся друг с другом  , лица у всех радостные и светлые .Канонада по всему фронту понемногу затихает  и жизнь возвращается в привычное русло. Вечером , после ужина ко мне на МП приходит Баранов в очень возбужденном состоянии .   
-Коля , можно тебя на минутку?
-Что случилось -то?

Отведя меня в сторону ,Саша  неожиданно протягивает  кулек с маслом.
-Что это?  Масло? Зачем мне оно? .
-Коля , ты ведь не пьешь , и у тебя должна водка остаться из пайка . Может,   дашь мне свою водку , а взамен возьми мое масло !-неожиданно  предлагает Александр.
-Да что ты , зачем мне твоё масло , водку я тебе и так дам. А зачем же  тебе…. водка?
-Ой Коля , чую  нехорошее что-то-видно , убьют меня скоро ! Пока вы там воевали   сердце мое  от каждой очереди так в груди прыгало  как  будто  вашему Дегтяреву патроны в патронник подавало . А как начали орудия бить –  все тело аж заныло  а потом как  скрутило ! Так не хорошо мне , от всего этого – прямо выть хочется ! Прошу , дай водки …, может , и отпустит немного ,-взмолился санинструктор .
- Да что ты ! Ты же на Андреевских высотах в таких переделках бывал , а теперь   дурака   валяешь!  Саша , чему быть тому не миновать ! Возьми лучше  пулемет , разбери его ,  почисти  ствол, - и все дурные мысли уйдут ! Вася , бывший хозяин его ,  прав оказался ,-этот пулемет удачу в бою приносит , хозяина бережет!

Вместо ответа Баранов сморщился  и отрицательно мотнул головой . Неожиданно смутное волнение  боевого товарища  передалось и мне . Понимаю , что нужно  поддержать сослуживца поэтому предлагаю :

-Эх была не была! Пойдем я и сам с тобой сто грамм пропущу, за сегодняшнюю чудесную помощь   наших шефов от  большой и малой артиллерии!  -


 15 декабря 2014 . 10 часов утра , Калининский район , деревня Красново.

На следующее утро немецкая артиллерия  наносит  интенсивный  удар по переправе через   Волгу , под обстрел попадает   соседний батальонный   МП. Большая часть  медицинского персонала и находившихся в нем  раненых погибла . Чтобы заново  организовать работу  МП  меня отправили за Волгу . Собрав нехитрые пожитки выхожу из  Красновского  МП  и встречаю  по дороге  Баранова.

-Саша , я ухожу организовать работу   МП за Волгой, прошу тебя взять на себя руководство .
-К вечеру, Бог даст, вернусь.  Очень тебя прошу – соблюдайте светомаскировку ,   и поменьше ходите между строениями  МП в светлое время. Авиаразведка засечет – разотрут нас в порошок.  “Фоккера”* на рассвете  над нами  видел ? Эта «рама» просто так  небо коптить  не будет!

-Да не волнуйся, Коля , иди , все хорошо будет!

-Пулемет –то , знаешь где стоит  ? –интересуюсь  на всякий случай .

Баранов , лишь мотнул головой , махнул на прощание рукой  и побежал помогать разгружать подводу с вновь прибывшими ранеными .  Через два с половиной часа     я уже дошел до противоположного  берега Волги где располагался разбитый вражеской артиллерией полковой МП . Повсюду следы разрушений  и хаоса .  Нужно быстро возобновить  обслуживание  раненных  , организовать работу и обучения   нового состава медицинских работников . В моем распоряжении лишь пара  инструкторов  , да около двух десятков санитаров   не имевших никаких базовых навыков по   оказанию медицинской  помощи .

А  МП был буквально завален ранеными . Они постоянно  поступали как из батальонных МП  так и  из маршевых частей , пострадавших авиа или арт налета . Стоны и просьбы о помощи были слышны повсеместно . Санитары бегали ,  суетились , кричали создавая своими беспорядочными действиями ещё большую неразбериху. Посередине МП стоит большая брезентовая палатка с точащей из неё жестяной трубой.  В палатке , не смотря на наличие в ней печки , отчаянно холодно. .Около печки в неудобной позе  сидит  раненный артиллерист, который  с синими от холода руками пытается разжечь «буржуйку» . Склонившись над ним понимаю  , что он уже в коматозном состоянии и ему срочна нужна помощь.
-Прости ,братишка ,  что    задержался , но мы тебя сейчас вернем к жизни!


От увиденного в палатке мне стало жарко , испарина выступила по лбу , хотя вокруг стоял лютый мороз.  Раненных было много , и было отчаянно холодно , теплых помещений в радиусе трех километров  не было вообще. Разводить  костры  было строжайше  запрещено –вражеская артиллерия открывала ураганный огонь по любому источнику света и дыма   . Что же делать ? Раненные , таким трудом вынесенные с поля боя, спасенные из лап смерти , теперь могли погибнуть  от элементарного переохлаждения!

Спасительная мысль пришла совершенно внезапно : вспоминаю рассказ  знакомого  сибиряка, который  сумел выжить во время лютого мороза  в тайге , построив себе убежище  из снега .
Незамедлительно объявляю построение всех мед. работников и санитаров .
-Медицинский состав МП , все на общее построение ! Все в строй !
Перед мной выстроилось около двух десятков молодых парней в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти  лет .
-На первый -второй рассчитайся!
-Первый , второй , первый – разнеслось по МП.
-Первые номера- два шага вперед !
-Слушай боевую задачу :
Нам нужно поменять местоположение МП, а так же защитить раненных от воздействия низких температур.
От вашей четкой и слаженной работы зависят жизни тех людей , кто эту самую , собственную жизнь подвергал опасности на передовой !Ваша задача- это  спасти жизнь раненных  от обморожения . Первые номера  идут в лес и рубят еловые ветки . Несите их   в место , где будут работать вторые номера.
-Вторые  номера – холм с соснами  видите ?  На обратной сторон этого холма , среди деревьев выкапываете     в снегу ямы -  до метра глубиной , ширина  не менее тридцати пяти -сорока метров .- Первые номера – дно  каждой ямы нужно покрыть слоем веток  толщиной в  двадцать сантиметров .
 -Вторые номера на ветки  кладут плащ- палатки , а уже на плащ –палатки вы кладете  раненных. Затем на раненных снова кладете плащ палатки , поверх них ветки . И присыпаете  плащ-палатки снегом . Задача – нужно чтобы тело раненного  от стопы до шеи  находилось в под защитой брезента  и веток , а голова в шапке –ушанке выглядывала из под этого « одеяла»  . На выполнение задачи у вас есть сорок  минут .

-Задача понятна?
 
-Так точно! Сделаем !- донеслось из строя новобранцев. И парни  выложились на славу:  уже  через тридцать минут первые сорок семь  раненных бойцов лежали под спасительным покровом из еловых веток и плащ палаток , а еще через сорок минут один из раненных неожиданно сказал,  что он согрелся . Через три часа проходя мимо «снежного дома» слышу как тот самый артиллерист , которого я нашел в обморочном состоянии утром в палатке  произнес                -Ой, мамочка , жарко!
                Как только стемнело  к нам приходит первая  колонна из дивизионного МП  и мы , пользуясь темнотой , быстро перегружаем раненных на подводы.  Как только колонна  уходит мы в лесу  , на месте «снежного дома» натягиваем палатку  , утепляем ее еловыми ветками и растапливаем « буржуйку» . Палатка надежно спрятана за холмом   , дым от печки уходит в лес  Когда в палатке становится достаточно тепло  настает время для   обучение молодого пополнения  .

-Каковы задачи медицинского персонала   Медицинского Пункта?

Первой задачей является проведение первичного осмотра поступивших раненных и про-   ведение обработки раны . В  первую  очередь  осматриваются  бойцы с ранениями   в области головы , грудной клетки , брюшной полости , с сильно раздробленными , оторванными конечностями , находящимися в бессознательном состоянии   . Осмотр  должен закончится составлением медицинской записки или карты , которая крепится на видном месте ,   так чтобы данную записку можно было легко обнаружить .  В  сопроводительной    записке указывается характер ранения , проведенные обработки раны и предположительное время ранения .От-правка бойцов с такими ранениями  в Батальонный  МП  ( БМП)    должна проводится не позднее     2-3   часов с момента прибытия на Передовой МП (ПМП) . Осмотр    и обработка  ран  легко раненых может проводиться   на ПМП так и в специально оборудованных для приема бойцов с такими ранениями Пунктах специализированной помощи.  Как правило , отправка легко раненных  бойцов в БМП нецелесообразна .  Задача  сан-инструкторов  в ПМП  - это оказание  первичной  помощи:  обработка раны , наложение повязки , местная анестезия.

Все тяжело раненные , нуждающиеся в срочной хирургической помощи должны быть немедленно отправлены а Батальонный или Полковой Медицинский Пункт  для оказания  квалифицированной медицинской  помощи и проведения . хирургических операций.
Товарищи , практика  ведения боевых действий   показала , что  используемый  в   Красной Армии перевязочный материал   имеет прекрасные   абсорбирующим свойства. Наши перевязочные материалы лучше , потому , что они изготовлены из хлопка  , а  у  немцев  из вискозы . Именно поэтому противник не  гнушается  использовать   советские   перевязочные материалы  , когда ему удается их захватить.   Берегите их от воздействия влаги и загрязнения , иначе использовать их по прямому назначению не получится.

Своевременный вынос раненых с поля боя, наложение жгутов, иммобилизация при пере-ломах костей, широкое применение обезболивающих средств и прочие методы   первой помощи имеют значение часто даже большее, чем хирургическая деятельность в  госпиталь-ной базе.
-Как правильно обработать большие раны :  ранение в живот , отрыв конечности на поле   боя ?  Что делать , когда из бойца внутренности выпадают , знаете ? Какие перевязочные материалы будете использовать ?
-В первую очередь для закрытия больших ран  используйте большую септическую  повязку. Закрывайте  подушками повязки  рану как можно более тщательно, если рана на животе – соберите внутренности   , прикройте  их повязкой , закрепите лейкопластырем и затем уже  поясным ремнем поверх обмундирования . Если рана на ноге или руке , старайтесь наложить   жгут выше раны , закрыв место ранения опять большой же асептической повязкой , повязку можно закрепить бинтом или лейкопластырем. Если есть обезболивающее , дайте его ранен- ному .как можно раньше .

Любое тяжелое ранение требует срочной операции –она должна быть сделана не  позднее   8 часов с момента ранения - иначе наступит смерть !
Доставив тяжело  раненного в БМП , немедленно доложите старшему  по  званию о таком пациенте , а если старшего нет , или в батальоном МП нет нужных специалистов  , незамедлительно отправляйте тяжело раненых в  дивизионный  МП.

-Почему в  дивизионный санбат , товарищ военфельшер ? –спрашивают меня.

-Да потому  , что в дивизионном санбате  всегда  есть от  десяти  до пятнадцати  опытных     хирургов ,  анестезиолог , эпидемиолог, , инфекционист , человек десять или пятнадцать медсестер и санинструкторов , которые помогают  осуществлять не только операции , но и комплексное лечение , не отвлекаясь на выходы на поле боя ! В батальонном санбате нет    столько квалифицированных специалистов  , нет условий для проведения сложных процедур и операций  .     Задача батальонного санбата обработать рану, оказать первую помощь , провести  хирургическую  обработку раны , если для этого есть возможность и средства ,                а далее  как можно быстрей отправить тяжело раненых в дивизионный  санбат или армейский госпиталь .
 
  Однако , для доставки в дивизионный  санбат нужно время . Расстояние в  десять  , а то и    пятнадцать километров  на конной подводе можно преодолеть  не менее  чем  за два часа ! Машины  зачастую   есть   только в дивизионном  медицинском пункте , да в  армейском госпитале .  Помните , потеря времени для раненного - смерти подобна .

-Товарищ военфельшер , а чем отличается подготовка  Санитара от подготовки Санинструктора?

-Специальной подготовкой . Санинструктор , это военнослужащий прошедший курс специальной подготовки общей продолжительностью не менее 100 -150 часов.
-А санитар ? Он имеет только базовые знания , и проходил обучение в течении     20-50 часов! Чувствуете разницу?
 
Основная задача Санитара- вынести получившего тяжелое  ранение с поля боя, оказать медицинскую помощь  тем ,  кто получил  ранения, но может продолжать боевые действия.
У каждого солдата есть индивидуальный перевязочный пакет , однако , для того чтобы оказать помощь бойцу с тяжелым ранением простого индивидуального пакета будет мало. Поэтому в сумке санитара всегда должны быть  малая  и  большая  асептическая  повязка ,  жгут ,   лейкопластырь , йод , спирт , септитон. В случаях , когда бойцу отрывает взрывом конечность ,   не лишне будет дать ему валидол , сделать укол морфия .
   
При ранении в живот ни в коем  случае не давайте раненому пить , даже , если он вас об этом будет умолять . Помните , лучшее , что  вы можете для него сделать – это смочить ему  губы мокрой салфеткой ! Используйте морфий , камфору для понижения болевого шока . Зачастую боец  умирает не от поражения того или иного жизненно важного органа  , а  именно от болевого шока , возникающего в момент ранения . Если есть хотя бы малейшая возможность использования обезболивающих средств – применяйте  их незамедлительно – это поможет пострадавшему выжить   . Обезболивающие средства особенно эффективны  в первые  часы после получения   ранений , когда переживание  болевого шока отнимает максимум жизненных сил.               

Лекция была прервана звуком разрыва от артиллерийского снаряда крупного калибра и сильным снегопадом с  ветвей  деревьев , окружавших нашу палатку.                -Это уж точно немец 150 миллиметровым фугасным бьет! –произнес кто-то.                -Ты с чего это так решил?-спрашиваю.                -Я их по звуку орудийного  выстрела и по силе разрыва снаряда  определяю.       -Да вы  и сами посудите :  снаряд  разорвался на расстоянии более  чем  в  500  метрах  от нас  ,   скорее всего  на том месте,  где прежний МП находился.  Однако этот   разрыв  вызывал сильное сотрясение  земли и  дал  значительную ударную  волну.   Если бы  это   была  бы    пушка калибром поменьше , то такая сила  ударной волны дошла бы до нас только бы в  том случае , если   бы  снаряд     упал значительно ближе к нам.  Но тогда  ,  по   деревьям  обязательно ударили бы осколки , они срубили бы ветки , покорежили бы  стволы . Но мы -то   этих ударов не слышали!  Кроме  того, судя  по «голосам»  орудий - такой выстрел  характерен для  герман-ских   sFH18.*   Эта гаубица посылает  150 миллиметровый снаряд   на расстояние более десяти километров.   А вот сейчас слышите далекие , и   более низкие      по звучанию  звуки от   выстрелов? Это уже наши «дальнобойки» – «МЛ20»!**
-Я до войны в артиллерийское  училище хотел поступать , да не взяли по зрению, - объяснил свою осведомленность один из  санитаров.                -Так, товарищи!–решил  я сменить тему ,- как указать дорогу на  МП находящимся в непосредственной близости от передовой  для раненных , способных перемещаться самостоятельно?     Для указания прохода используйте подручные материалы :привяжите кусочек бинта  или ваты  к кусту , ветке , используйте  оболочку от индивидуального перевязочного пакета , для того чтобы  показать где располагается ваш МП . Не торопитесь его оборудовать в захваченных блиндажах или укреплениях противника.  Немцы , конечно , строят на совесть , но где гарантия , что оставленные противником укрепления не заминированы? Так что без саперной обработки в чужие блиндажи ни шагу!
-Или скажем , вот стоит домик на открытом месте , а вокруг ни единого укрытия .  Стоит  ли  это сооружение использовать под МП ? Мой ответ- нет ! Скорее всего противник уже пристрелялся     по  домику ,  и как только вы расположитесь в нем  , то незамедлительно подвергнетесь арт. налету или атаке  с воздуха . Поэтому , если вам предстоит  оборудовать МП     в чистом поле , то    ройте  траншею поглубже , накрывайте  её сверху  плащ палаткой , далее  утеплите  всеми возможными подручными средствами – ну как мы с вами сегодня сооружали «снежные дома» - помните ? Так как  полевой МП  располагается в 800 -1000 метрах от  пере-довой линии  , принципиально   важно применить все доступные средства  светомаскировки . Соблюдение этих мер  безопасности позволит сохранить  жизни поступивших в ваше попечение бойцов.                Несколько тяжелых снарядов взрывается с минимальным интервалом на месте прежнего МП.  Из соображений безопасности занятия прекращаются , а личный состав  распускается до утра  по заранее  оборудованным  в лесу укрытиям.
-А как там наши,  в Красново? – мелькнула  у меня тревожная мысль.
               

                *"Focke-Wulf"-"Fw-189А" немецкий двухмоторный самолет разведчик с двухкилевым оперением.

**"15cmsFH18"-Немецкая тяжёлая полевая гаубица калибра 150 мм времён Второй мировой     войны дальность стрельбы достигла 13300 м.
***"МЭЛ20"–152-мм гаубица-пушка образца 1937 года  периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1937 по 1946 год. дальность м стрельбы 17300 м.


           17 декабря 1941, 11 часов утра . Калининский район .


Вернуться к своим мне   удалось только  через два   дня . Утро началось с очередного сильного артналета  со стороны немцев  . Их 150 мм гаубицы бьют кинжальным огнем со стороны села Сергиево и Щербово . По немецким огневым позициям наша дальнобойная артиллерия  на-   носит сокрушительный  ответный удар, после чего канонада по всему фронту затихает .
Мне повезло -  по дороге  на Красново  я встретил несколько  саней на  конной      тяге .  Командир  колонны  согласился меня подвезти  . Один из попутчиков дает    мне  новую ,  еще пахнущую краской фронтовую газету Калининского фронта  , из которой я узнаю  ,   что     вчера  наши войска наконец-то освободили  Калинин . Все контратаки отбиты и враг  вынужден начать отступление на многих   участках Калининского  фронта .
Из разговора с   командиром колонны   я узнаю , что  наши войска   серьезно   потрепали  9-ую  армию Вермахта за последние  десять дней ,:было  полностью уничтожено около шести дивизий противника .  Капитан  также  добавил  ,  что немцы отступая из Калинина , взорвали все мосты, так что теперь все снабжение  наступающих частей  РККА идет   по  замерзшему руслу  Волги .
-Хорошо , что зима  морозная , а лед на Волге толстый ! А то туго бы нам пришлось !- добавил он на прощание.
Мне оставить моих попутчиков  на развилке дорог , где-то километра за полтора  до деревни.   Прыгаю в глубокий снег и иду в знакомом направлении .
Бросив взгляд в сторону Красново    ловлю себя на мысли  , что с трудом узнаю эту местность .   Что  именно поменялось   определить  было трудно  , но в сердце  возникло   тревожное пред-чувствие  . Снег глубокий , дорогу порядочно занесло, поэтому нужно идти осторожно , смотря под ноги .  Подойдя к деревне   , замечаю , что снежный покров     неожиданно исчез .и  пред моими глазами чернеет огромное вспаханное поле.
Может это мне снится?

 ЗАЧЕМ и КОМУ  понадобилось вскапывать  промёрзшую землю в 30 градусный мороз?

     Делаю несколько шагов вперед . Валенок натыкается на что –то металлическое и большое.    Это не разорвавшийся немецкий 150 миллиметровый снаряд  . Объяснение      природной коллизии находиться само собой : все поле  так плотно усеяно воронками от крупнокалиберных  вражеских снарядов  ,  что покрывавший землю  снег просто растаял ,     не   выдержав температурных аномалий  . Что же говорить о самой деревне !  Два дня назад ещё был   шанс      на её восстановление- жизнь сиротливо теплилась в немногих уцелевших строениях и землянках . Теперь   все изменилось :   даже  подвалы  ранее обращенных в пепел  домов были    вывернуты на изнанку  . Опушка леса , подходившая вплотную к некогда многочисленным домам  , была до неузнаваемости изуродована обстрелом   : вырванные из земли  и расщепленные на части  многолетние стволы сосен  были разбросаны   по всему периметру  когда –то людного поселения.

Стоит ли говорить , что в живых в деревне найти никого не удалось .. .
 Хожу  между остатков изуродованных человеческих  тел и развороченных домов . Где-то через час  с трудом нахожу нахожу  место , где  два дня назад   располагались   наши батальонные медицинские пункты  .
Неожиданно , в метрах в двадцати  от места расположения первого МП , замечаю лежащего в застывшей от мороза луже крови Баранова .
Осколок от  снаряда пробил плечо санинструктора с правой стороны, второй осколок нанес ему смертельное ранение  в левый  бок .
Совершенно непроизвольно вспоминаю наш с ним последний  разговор    :
-Коля , выпей со мной, чувствую - не сегодня -завтра меня убьют !
Хочешь верь , хочешь нет , но  у меня  вся правая сторона  тела ломит, а особенно плечо правое ноет.

В тот вечер  Баранов  постоянно  потирал  правое плечо  и даже  залпом выпитый  стакан водки ему не помог избавиться от неприятных ощущений .

-Да прекрати , ты же тертый калач  , чего ты раскис?

-Ой , неймется мне , тоска прямо душу раздирает!

-Не падай духом , а уж если тоска гложет -гони её в шею. Мне –то тоже сегодня тоскливо было ,особенно ,  когда фрицы поперли ! Но ,   друг –пулемет   тоску разогнал !
Саша  тогда немного оживился  и с интересом слушал рассказ :
-Ты же помнишь ,  как санбату  этот пулемет –то достался ? От всей третьей роты , что Красново брала ,  в живых не более двадцати бойцов осталось .  Один из них – пулеметчик Василий.
-Так этот  Василий никак  Дегтяря  отдавать не хотел , он все с простреленным плечом , да раздробленной ключицей на передовую рвался , лишь бы с ним , оберегом своим , не расставаться , и  первым немца из страны прогнать !   Чуть ли не силой  у него этот пулемет забрали , да и  его  хозяина   я с  большим трудом     в полковой санбат отправил .
-Вот какой молодец ! И при этом , он  нам с тобой в отцы годиться! А ты   говоришь– тоска!
-Вот у таких людей  учиться надо!

-Саша ,так что держи себя в руках!
И вот , прошло всего два дня  , а моего товарища больше нет.
Его левая рука покоится на правом плече. Знал ли он , что именно так он и погибнет?
Кто –то заботливо срезал  его медицинскую сумку с медикаментами , наверное , чтобы оказать помощь тому , кто в ней нуждался  , но далеко унести не сумел  - она так и осталась лежать  в трех метрах от санинструктора.

 Через пару шагов мой валенок  снова упирается   носком  за  что- то  твердое.
Что  это может быть : Осколок ? Мина ? Снаряд?

Нагнувшись ,  вынимаю  из земли тот самый пулемет , что спас жизнь многим  из нас накануне . Приклад   и диск   изрядно посечены  мелкими осколками , но оружие сохраняло боеспособность.
               
-И правда ,-талисман войны!
-Ничего тебя не берет : ни немецкие пули , ни артобстрел!
-Только жаль , дружище , что на этот раз ты помочь никому не смог!-Да и мне  здесь уже некому помочь.

Нужно уходить  , но ощущение  персональной  ответственности за произошедшее здесь, надежно удерживает меня  на месте недавно произошедшей трагедии.
 
- Что было бы со мной , если бы за  Волгу  я бы попросил пойти Баранова? И  что  я  бы мог  сделать , оставаясь  в Красново? Что может сделать военфельшер  против  артобстрела  орудий с диаметром ствола в 150  миллиметров? Тут даже  саперный взвод не помог бы!   А что  было бы с теми десятками  раненых  , которые остались за Волгой  , если бы им своевременно не оказали помощь? Перемерзли бы , один за другим?

Мысли снова возвращаются к погибшему другу  - Саше  Баранову.
-Чувствовал ли он?  А то что я теперь  жив , а не он - это снова совпадение?
Некоторое время задумчиво  смотрю на дно  огромной воронки - два дня назад здесь был  наш  медицинский пункт , в нем мы  проводили осмотры , делали перевязки… А теперь    здесь нет ничего , кроме этой  разорванной земли .
 Моё сознание    никак не может  смириться с тем обстоятельством , что  место , которое десятками лет создавалось  одними людьми для жизни и рождения  себе подобных , за пару часов было превращено другими людьми   в единую братскую могилу .
Невеселые мысли прервал еле заметный ветерок   и принесенные им  снежинки  .   
Ты тут ?- неожиданно спрашиваю  у   пропитанной смертью пустоты.
Это мне  кажется ?   Или , действительно ,   кто –то находится рядом ?  Тот , кто был сильней Смерти и даже многих десятков смертей разбросанных   на многие  сотни метров вокруг  .

Так мы и стояли …или мне так казалось ?  Но тогда , наверное ,  впервые жизни , я ощутил- что ОН ЕСТЬ.
 
 Невидимый , и в то же время реальный . Ангел или Высший Разум, а , может,  Вселенская Справедливость в едином лице.
 
 А  сердце , готовое разорваться от понесенных потерь , подсказало , что в этот момент   нельзя  было обмануть ЕГО ожиданий. Медленно поднимаю  сумку Баранова.  Снова и снова     вспоминаю верного друга ,  лица боевых  товарищей. Слова приходят сами собой   :

-Сегодня я опоздал. Но я  все равно буду продолжать спасать людей . Чего бы мне это не стоило.   
-Бинтом или пулеметом , скальпелем или собственной жизнью. И сделаю ВСЁ , чтобы люди , прошедшие  эту мясорубку , не только выжили ,  но и рассказали всю правду о этой   войне многим поколениям тех , кого они оставят после себя. Чтобы дети их детей  знали , какое  отвратительное это  дело- война.
Если выживу  - обязательно стану врачом . Буду лечить и исправлять то , что натворила  человеческая жестокость.
 

   С медицинской сумкой в руках и пулеметом на плече покидаю деревню .
Не знаю   почему ,  но выходя из  Красново ,  я физически  ощущаю   , как ЭТОТ   БОЛЬШОЙ ,    стоящий в прозрачной шинели за моей  спиной ,   принимает моё обещание , одобрительно кивнув  мне в след.

А может , это была  обыкновенная   декабрьская   метель , за секунды взлетевшая  высоким шатром от земли  до самого небосклона  и торопливо  покрывающая  белым пеплом  то , что    не подобает   видеть даже искушенному войной  человеческому глазу. Пусть каждый решает сам.


        До конца  1941 года оставалось чуть  более  двух  недель …


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.....

© Copyright: Андрей Ган, 2020

источник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.