fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *

Помощь проекту.

Вебмани кошельки.
R772131193295 (RUB)
U838722807673 (ГРН)
Z206115187765 (USD)
Буду благодарен за любую помощь.
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.72 (9 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Одной из причин Февральской революции 1917 года стали проблемы с подвозом хлеба в Петербург. Интересно посмотреть, как питались наши противники. Напомню, что Германия вела войну на два фронта.

Из-за массового голода зима 1916-17 годов получила название Steckrübenwinter «Брюквенная зима». Брюкву прозвали «клубнем Гинденбурга» в честь начальника Генерального штаба Пауля фон Гинденбурга. До войны Германия импортировала почти треть продовольствия из-за рубежа и являлась самым крупным импортёром сельскохозяйственной продукции в мире. С началом войны в 1914 году Великобритания наложила на Германию эмбарго и эффективно применяла морскую блокаду. Российская империя также прекратила поставки продовольствия в Германию.

В начале 1916 года на рынке Германии практически полностью отсутствовали мясные и колбасные продукты, поэтому потребление картофеля возросло в 2,5 раза по сравнению с довоенным уровнем. Осень 1916 года выдалась дождливой, посадки картофеля пострадали от фитофтороза и урожай картофеля собрали лишь половину от прошлогоднего. Калорийность дневной нормы продовольствия составляла в среднем 1000 ккал. В 1914—1918 годах в Германии от голода и недоедания умерло около 800 000 человек.

Для наведения порядка в распределении продуктов еще в 1915 г. правительство было вынуждено ввести карточки — сначала на хлеб, а затем на все основные продукты питания (картофель, мясо, молоко, сахар, жиры). Широкое распространение получили суррогаты: брюква заменяла картофель, маргарин — масло, сахарин — сахар, а зерна ячменя или ржи — кофе. Правительство, обеспокоенное резким сокращением запасов картофеля, распорядилось провести массовый убой свиней и разрешило ландратам, управлявшим сельскими округами, отбирать свиней у хозяев, отказывавшихся выполнять это распоряжение. С чисто немецкой обстоятельностью была проведена широкая пропагандистская кампания, в ходе которой экономисты и журналисты объявили свинью «внутренним врагом» империи, поедающим нужное людям продовольствие, а потому ослабляющим «силу сопротивления» немецкого народа. В результате весной было забито около 9 млн. свиней... а уже к концу года население почувствовало явный недостаток мяса и жиров. via

Зимой 1916—1917 года ударили морозы, а немцы не имели возможности отапливать жильё из-за дефицита угля. Для бедняков открылись бесплатные столовые.

Катастрофическое положение с продовольствием вызвало волну забастовок, начавшихся в Берлине и Лейпциге и больно ударивших в апреле 1917 года по оборонной промышленности. Население также испытывало проблемы с гигиеной: немцам на месяц полагалось по карточкам только 50 г мыла, которое содержало лишь 20 процентов жира, а в качестве наполнителя содержало глину и талькохлорит. С весны 1918 года Германия пережила три волны испанского гриппа.

Из воспоминаний очевидцев: «Только теперь фрау Шульц поняла, как ей повезло с квартирой. У неё был балкон. Настоящий, большой, 2,50 на 1 метр. И двор у неё, в отличие от многих в Берлине, был залит солнцем – это просто граничило с чудом. На балконе фрау Шульц могла выращивать помидоры и держать пару кроликов, а во дворе – разбить несколько грядок с картошкой, чтобы уж точно продержаться до следующего урожая. А пока ей, как и всем остальным берлинцам приходилось удовольствоваться брюквой. Брюквой на завтрак, на обед и на ужин, есть брюквенный хлеб, пить кофе и пиво, сделанные из брюквы, лишь изредка позволяя себе отведать молока или настоящего хлеба. И таких, как фрау Шульц, было в военном Берлине 1916/1917 года большинство.

А в 1916 году газеты сообщили, что вместо ожидавшихся 54 миллионов тонн картофеля было собрано 25. В январе 1917 года недельная норма сократилась до 2-х килограммов в неделю. У кого были родственники в деревне, считался счастливчиком. У кого их не было – спасались, как и фрау Шульц, балконами, а кто и тайком откармливал свинью в подвале. Это было преступлением – за такое могли вдвое сократить мясной паёк. Те, кто пережили голод 1916/1917 годов считали, что он был сильнее, чем голод к концу Второй мировой войны. via

Косвенно о размерах бедствия дает представление статистика роста смертности от легочных заболеваний в Германии – с конца 1914 года по конец 1917 года она выросла почти на 50% (это в одном из самых развитых государств мира), а в Австрии - на 70%. В январе 1918 года были серьезно урезаны пайки в Германии и Австро-Венгрии. В Вене на работающего главу семьи выделялось 450 грамм муки. В этих странах сотни тысяч рабочих вышли на улицы, а в столице Австрии вспыхнула забастовка. В Брюнне, Кракове и Будапеште происходили демонстрации с требованием немедленного заключения всеобщего мира. В Германии дело пошло еще дальше: в Берлине на улицы вышло до 500 тыс. человек, остановились заводы Круппа, верфи Данцига, заводы "Вулкан", заводы военных снаряжений в Киле и все предприятия ВПК Берлина.

 

 

В 1902 году глава бюро химии департамента сельского хозяйства США Харви Уайли создал "ядовитый отряд" — группу добровольцев, на которых он проверял действие различных красителей, подсластителей и прочих пищевых добавок. 12 добровольцев проверяли все на себе – в том числе и разновидности новых консервантов: буру, салициловую кислоту, бензоат и формальдегид. Каждый участник был тщательно обследован: фиксировался его вес, температура и пульс. Анализировались их кал и моча. Это был отряд «мучеников науки». По результатам этих опытов в 1906 году была создана Администрация по продовольствию и лекарствам (FDA), в чьи задачи входила борьба с распространением лекарств и продуктов, опасных для здоровья. В том же году приняли закон, регулировавший торговлю продуктами питания. Отныне производитель был обязан указывать все использованные добавки, а также сообщать лишь о реальных свойствах товара. via

Чтобы понять необходимость регулирования рынка питания, нужно представлять себе ситуацию на рынке продовольствия. Пищевые отравления, инфекционные заболевания, просто подорванное здоровье — вот цена, которую человечество платит за стремление поесть повкуснее и подешевле. Если бедняки гибли от зараженного зерна и прочих негодных продуктов на фоне общей антисанитарии, то богатых губили профессиональные ухищрения поваров. На пирах полагалось удивлять гостей диковинными блюдами, и некоторые кулинары экспериментировали с красителями, чтобы придать яствам необычный цвет. В частности, уксусно-медная соль (ярь-медянка) могла окрасить мясо или дичь в приятные глазу оттенки зеленого, а заодно отправить пирующих на кладбище.

Некоторые средневековые предприниматели откровенно жульничали. Белый хлеб был дорог и считался продуктом для знати и богатых горожан. Пекари, желавшие сэкономить, осветляли ржаной хлеб с помощью извести или мела. Однако попавшихся мошенников ждала суровая расплата. В Швейцарии, например, провинившихся поваров и пекарей сажали в клетку, которую вывешивали над выгребной ямой.

В Англии возникла целая индустрия, поставлявшая поддельные или слегка подпорченные продукты, которые всегда находили сбыт. В 1771 году шотландский писатель Тобиас Смоллет писал о своем опыте пребывания в британской столице: "Хлеб, что я ем в Лондоне, представляет собой вредную смесь из мела, квасцов и костного праха, лишенную вкуса и вредную для здоровья. Добрые люди прекрасно осведомлены обо всех этих добавках, но они предпочитают такой хлеб обычному, потому что он белее. Так они жертвуют вкусом и собственным здоровьем во имя внешнего вида, а пекарям и мельникам приходится травить их самих и их семьи, чтобы не лишиться заработка".

Лондонские пекари добавляли в хлеб глину, картофельные очистки, опилки, чтобы буханки оказались тяжелее. Если же хлеб пекли из испорченной муки, кислый привкус устраняли добавлением карбоната аммония. Впрочем, пивовары могли дать пекарям сто очков вперед. Чтобы добиться изысканного горьковатого привкуса, в пиво добавляли стрихнин.

В 1820 году проживавший в Лондоне немецкий химик Фридрих Аккум выпустил книгу, потрясшую современников. Он заинтересовался химическим составом пищи, продаваемой на улицах британской столицы. Результаты исследования повергли его в ужас.

Ученый, в частности, выяснил, что многие лондонские торговцы чаем подсовывают покупателям уже использованные чайные листья, придав им товарный вид. Предприимчивые дельцы скупали использованную заварку в отелях и кафе, а потом подвергали ее сложной обработке. Сначала заварку кипятили с железным купоросом и овечьим пометом, затем добавляли промышленные красители — прусскую лазурь и ярь-медянку, а также обыкновенную сажу. Высушенные "вторичные" листья выглядели как новенькие и шли на прилавок. Некоторые торговцы и вовсе продавали чай, состоявший из каких угодно листьев, кроме чайного.

Также Аккум установил, что производители темного пива для улучшения вкусовых качеств напитка использовали вещество под названием "горчинка", в котором содержался все тот же железный купорос, листья кассии и ряд других малосъедобных добавок. Муку, как оказалось, мешали с крахмалом, а красное вино подкрашивали соком черники или бузины. Но хуже всего дела обстояли со сладостями вроде леденцов и желе. В них производители нередко добавляли свинец, медь или ртуть, чтобы придать красивый цвет. Оно и понятно, ведь сладости должны выглядеть привлекательно для детей.

В 1860 году Парламент принял Акт о добавках в пищу, запрещавший наиболее опасные упражнения с продуктами питания.

В США ситуация развивалась схожим образом, но американцы предложили более радикальное решение проблемы. Писатель, журналист и социалист Эптон Синклер семь недель инкогнито проработал на знаменитых чикагских скотобойнях, после чего в 1905 году опубликовал роман "Джунгли", в котором в самых мрачных тонах описал особенности пищевой промышленности, включая жуткую антисанитарию и постоянные попытки сэкономить на качестве. После выхода книги потребление мяса в США упало почти в два раза.
via

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.