fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Русский народ отдал себя в жертву, чтобы показать миру, как социализм ведет к карикатуре» 

Философа Николая Бердяева арестовывали по идеологическим причинам дважды – в 1920 и в 1922 году. Затем его выслали за границу с условием, что если он появится в СССР, то его расстреляют. Уже будучи в Берлине, Бердяев вёл переписку со своими друзьями. Так, например, часто корреспонденция уходила журналистке и писательнице Ариадне Тырковой-Вильямс, которую также вынудили покинуть родную страну. 

7 ноября 1922 года 

Берлин 

Дорогая Ариадна Владимировна! 

Нелегкую задачу поставило передо мной Ваше письмо. Ответ на Ваши вопросы представляется мне очень ответственным и сложным, и потому я не сразу ответил Вам. Хотелось ответить Вам пространно, развив настоящим образом свою точку зрения, которая, по-видимому, значительно отличается от преобладающей за границей. Это время в Берлине я разорван на части и имею не менее трех заседаний в день. Поэтому мне очень трудно было сосредоточиться для такого ответственного письма. Очень-очень жалею, что не застал в Вас в Берлине. Так хорошо было бы поговорить. 

Прежде всего, хочется Вам сказать, что я считаю своей миссией за границей — по мере сил отвлекать русских от исключительной поглощенности политикой и мелочной борьбой разных политических групп и обратить к духовной жизни и духовным интересам. И в России, и в мире должно начаться движение в измерении глубин. Достаточно уже выяснились роковые последствия исключительного движения во вне, по поверхности жизни. После военных катастроф войны и революций должно наступить духовное воскресение, или народам грозит совершенное вырождение и опустошение. 

Я думаю, что не только Россия, но и Европа, и весь мир находятся в состоянии тяжелого духовного недуга, кровавого раздора и взаимной ненависти. Далеко зашло в отпадении от истинных основ жизни и в торжестве антихристианских начал. Я не верю в здоровье и прочность Европы и не жду от европейских народов исцеления нашей больной России. 

На третий Ваш вопрос о том, следует ли юридически признать советскую власть, я не могу дать прямого и простого ответа. Нам не подобает советовать иностранным державам, признавать или не признавать большевистскую власть. Это их дело, и это будет определяться их интересами. Я не верю, чтобы среди иностранных держав участвовали бескорыстные друзья России. И в ответ на Ваше письмо мне только хочется сказать Вам свою точку зрения на положение вещей. Быть может, Вы уже сами сделаете из этого выводы, которые покажутся Вам интересными. 

Прежде всего, хотелось бы установить принципиальную точку зрения на большевизм и большевистскую революцию. Большевистская революция и есть настоящая революция, никакой другой революции у нас нет и быть не может. Она так же безобразна и так же зла по своей природе, как и всякая революция. Правильных и добровольных революций никогда не было и быть не может. Французская революция, нашедшая свое полное выражение в якобинстве, столь же безобразна и зла. Большевизм есть также единственный настоящий социализм, и большевики совершенно правы в своем негодующем отношении к правым социалистам, меньшевикам и социал-революционерам. Русский народ отдал себя в жертву, чтобы показать миру, как социализм ведет к безобразной карикатуре, пропасти и небытию. Но большевизм нельзя подорвать внешне и механически, и потому нельзя входить во внешний и механический способ его устранения. Большевизм есть духовное явление и духовная болезнь. Эту болезнь нельзя излечить кавалерийской дивизией. Это не случайное, не внешнее для русского народа и для России явление, от которого нужно освободить Россию и народ русский, изгнав шайку разбойников. Большевизм есть внутренняя судьба русского народа, роковой этап его исторического пути. И то, что такую роковую роль играют евреи в большевистском строе, есть внутренняя судьба русского народа, есть выражение его духовной порабощенности. Мы все виновны в несчастной судьбе России и все несем ответственность за совершившуюся катастрофу. Я все время искренне думал, что должен оставаться в России и разделять судьбу моего народа, до конца выносить все испытания, оставаясь верным своей идее и своей вере. 

Революция есть искупление грехов, и искупление нужно принять на себя. Природа большевизма вторичная и рефлекторная. Он есть последствие, а не причина, он есть лишь отображение нашей внутренней слабости и греховности. Сила большевизма лишь во внутреннем распадении русского народа, и он поддерживается распадением и раздором народов Европы. Недостойно свободного духа рассматривать свою судьбу как находящуюся в зависимости от внешней принуждающей его темной силы. Достойнее рассматривать эту темную силу как отображение моей слабости и моего греха. Недостойно было, когда русская интеллигенция во всем считала виновным «самодержавие» и ждала лучшей жизни; так же недостойно во всем считать повинным «большевизм» и исключительно от его свержения ждать наступления лучшей жизни. Это есть рабство духа и «самодержавие» (которое, кстати сказать, совсем не было так плохо, как это рисовалось больному воображению), и «большевизм» — лишь кошмары слабого и больного духа. Революционной, т. е. внешней точке зрения на вопрос должна быть противопоставлена религиозная, то есть внутренняя точка зрения. Но те, которые думают, что проблема большевизма может быть разрешена исключительно военно-механическим образом, стоят на «революционной», т. е. антирелигиозной точке зрения. Вот почему я давно уже являюсь принципиальным противником всяких «интервенций» и давно уже не верю во все, идущие извне, военные способы свержения советской власти. Хотя бы это делали и сами русские. Не случайно это движение потерпело неудачу. Избавление России должно прийти изнутри самой России, из недр самого русского народа, и этому должны предшествовать духовное перерождение и обновление народа, религиозное возрождение. И я верю, что в России происходит пока еще молекулярный процесс, который должен привести ее от смерти к жизни. В России нет сейчас никаких организаций или общественных сил, которые имели бы волю к власти и могли бы принять власть. Власть коммунистов в стране, не имеющей сейчас ничего общего с коммунизмом ни по хозяйственному строю, ни по душевному укладу народа, есть единственная существующая в России государственная власть. И эта единственная власть, антигосударственная по своей идеологии и по своей практике, волею судеб принуждена нести целый ряд государственных функций. Более государство не может быть прерываемо, оно не может прекратить свое существование на 4 года или еще большее количество лет. 

Моя точка зрения очень близка точке зрения великого мыслителя теократической и «реакционной» школы во Франции — Жозефа де Местра. Ж. де Местр раскрывал «сатанинскую» природу революций и высказал о безбожной природе всех революций самые глубокие мысли, которые когда-либо были высказаны. Например, де Местр считал, что революция послана Провидением, что через якобинцев действуют неведомые нам самим внешние силы, и относился совершенно отрицательно к «эмигрантам», когда они становились на сторону европейских держав для восстановления во Франции монархии. Ж. де Местр защищал Наполеона и его миссию, хотя он был главным идеологом легитимной монархии во Франции. Он же высказал изумительно глубокое мнение о России и предсказал, что в России будет революция именно «большевистского» типа. 

Мне хочется еще подчеркнуть, что большевиков всегда поддерживала и укрепляла ведущаяся извне гражданская война. Они завяли, когда гражданская война прекратилась. Этим обнаружилось их совершенное творческое бессилие. Они могли создать только «нэп», т. е. плохонький и уродливый буржуазный строй. Большевизм может существовать только под колпаком, в совершенной изоляции. Он погибнет от свежего воздуха, от взаимодействия с мировыми силами. Он лишается всякого ореола, когда прекращается всякая возможность агитации против «буржуазной» Европы, берущей измором «социалистическую» Россию. Если бы европейские державы, например, Англия, и признали советскую власть, то я не представляю себе, чтобы она могла это сделать, не поставив ряд серьезных условий. Но в обсуждение этого вопроса я не считаю возможным входить. Одно для меня несомненно: каждый русский должен твердо стоять на том, что судьба России должна быть решена самой Россией и внутри самой России, что наши грехи, наше несчастье есть прежде всего наше внутреннее дело. Нравственно и религиозно я никогда не примирюсь с коммунизмом, хотя бы он победил весь мир; я убежден в том, что в коммунизме начинается царство антихриста. Но за этим стоит всераздирающая мир политическая борьба за интересы и за власть. Коммунизм есть законное порождение безбожного «буржуазного» мира и стоит на одной и той же почве; он сам «буржуазен» в глубоком смысле этого слова. 

Нормальным я считаю то отношение к советской власти, которое установилось для русского человека, прожившего эти страшные годы в России и отстоявшего свою духовную свободу и идейную независимость. Необходимо чувствовать ее все время внутри России, а не вне ее. И нельзя считать, что Россия находится только за границей. 

Я совсем не оптимистически, довольно пессимистически смотрю на то, что образуется в России после того, как не будет уже коммунистов и их власти. У нас останется страшная деморализация и понизится уровень истинной духовной культуры. Будет потребность в довольно невысокой технической цивилизации. Будет задавать тон бесстыжая и наглая новая буржуазия, нажившаяся на революции. Это и показывает, что дело не в политической форме и не в большевизме в узком смысле слова. Но, в конце концов, сохранится и высокая культура духа, будет реальное возрождение и там будет настоящая Россия. Меня интересует культурная работа, духовное общение с Европой, но я хотел бы быть свободным от всех политических воздействий. Жизнь для мира — наша судьба. 

В Берлине у нас есть разные начинания. Проектируем русский народный институт, проведение исследований и преподавание знаний о России. Теперь изыскиваем средства для осуществления этой идеи. Кроме того, у нас уже образован религиозно-философский кружок. Для начала у меня есть много материалов, есть и статьи. Хочу издать их на иностранных языках. 

Привет Гарольду Васильевичу. 

Ваш Николай Бердяев

© diletant.media


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.