fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Герой Советского Союза майор Яков Иванович Антонов из 25-го ИАП в немецком плену, в окружении германских летчиков, которые с интересом слушают своего коллегу. Видно, что разговор идет профессиональный. 

25 августа 1942 года Антонов, выполняя задание по прикрытию штурмовки немецкого аэродрома под Моздоком, был сбит. По советским документам — погиб. На самом деле, будучи сбитым, Антонов выпрыгнул с парашютом, удачно приземлился и был захвачен в плен. Знаменитый немецкий ас Гюнтер Ралль в своей книге «Моя летная книжка» описывает пленение Антонова: 

«21 сентября 1942 года во время второго вылета мне повезло — около половины пятого я сбил Миг-3 совсем недалеко от нашего аэродрома. Его пилот сумел выброситься с парашютом и спастись. Унтер-офицеры моего штаффеля сразу же поехали на машине к месту его приземления, чтобы захватить его. Русский приземлился на одном из огромных подсолнуховых полей, которых в этих местах было множество. Он был быстро окружён, но его сумели взять только когда он расстрелял по нашим все патроны из своего пистолета, к счастью, не причинив никому вреда. После того, как ему обработали резанную рану на лбу, которую он получил, выпрыгивая из самолёта, его доставили ко мне. Я как раз находился у радиомашины, слушая переговоры пилотов. 

Русский чертовски юн, так же, как и большинство из нас — ему едва за двадцать. Свои прямые светлые волосы с высокого лба он откинул назад, чтобы освободить место для двух огромных компрессов, покрывающих его порезы. В умных карих глазах в равной степени отражается и гордость и разочарование. На его губах играет лёгкая улыбка. Его грудь украшают три ордена, из которых мне известен только один — он называется «Герой Советского Союза». Перед нами Воин, который сразу же вызывает уважение у любого, кто сам является Воином. Я тогда саркастически подумал, что порой с врагом тебя может роднить большее, чем с некоторыми людьми из твоего окружения. 

Капитан Антонов боится. Предложенную сигарету он сразу же отложил нетронутой в сторону, но когда я сам закурил одну, он немного расслабился. Наш чай, холодный и свежий, но налитый из чистой бензиновой канистры, вызывал у него недоверие, пока я на его глазах не выпил чашку. Мы нашли одного фельдфебеля-переводчика и сидели вместе, разговаривая о нашем воздушном бое, об идущей войне. Мой противник прекрасно держится и полон достоинства. Он не делает ни малейшей попытки заискивать или втираться в доверие. По его словам можно понять, что политофицеры в ВВС рассказывают о нас то же, что и в Красной Армии. Пропаганда порождает ненависть, ненависть рождает жестокость, жестокость порождает новую пропаганду. Чёртов замкнутый круг. 

Советский лётчик остаётся у нас ещё несколько дней, так как нет возможности его отправить. У нас нет ни желания, ни возможности держать его под замком. Под ответственность нашего штаффеля, он получает довольствие, как любой другой лётчик и может свободно перемещаться по аэродрому [у деревни] Солдатская без постоянного надзора. При таких условиях он и не пробует бежать, оценивая такое отношение с нашей стороны, вопреки всем предписаниям. Своим побегом он причинит нам неприятности и понимает это. Позже, мы посылаем его с Ju-52, везущим раненных в лазарет. И тогда он использует удобный случай. Как — мы не знаем точно. Но капитан Антонов точно не прибыл в место назначения. Скорее всего, он воспользовался немецкой шинелью из тех, что перевозили на том Ju-52, чтоб затеряться и бежать. Но то, что Антонов пережил войну — я знаю точно из официальных русских источников.» 

Гюнтер Рааль ссылается на некие «официальные русские источники», но о послевоенной судьбе Антонова до сих пор ничего не известно. 
Время съемки: 25.08.1942

 

Плавающий танк Batignolles-Chatillon DP-2.Первый прототип плавающего танка DP-2, построенный в 1935 году, имел немного упрощенную конструкцию. Французские танкостроители посчитали, что для проверки новых идей опытная бронемашина не нуждается в башне с вооружением. На ее место установили деревянный макет с весовым имитатором оружия. Именно в таком виде танк Batignolles-Chatillon DP-2 вышел на испытания в конце 1935 года.Опытная бронемашина весом около 11,5 тонны при передвижении по полигону показала сравнительно неплохие характеристики. Максимальная скорость на шоссе достигала 35-40 км/ч. На воде прототип танка DP-2 развивал скорость до 6-6,5 км/ч. В целом, характеристики нового плавающего танка выглядели интересно, но машина не удовлетворяла требованиям заказчика и требовала дальнейших доработок.Весной 1936 года сотрудники компании закончили доработку опытной бронемашины. Вместо деревянной конструкции она получила полноценную башню с вооружением. Примечательно, что установленная на прототипе башня была вооружена в соответствии с обновленным проектом и несла 25-мм пушку и 7,5-мм пулемет. Кроме того, были внесены некоторые изменения в конструкцию корпуса. К примеру, с крыши были убраны характерные цилиндрические воздухозаборники, предназначавшиеся для защиты вентиляции и двигателя от попадания воды.В дальнейшем фирма Compagnie Generale de Construction de Locomotives (Batignolles-Chatillon) еще раз попыталась создать перспективный плавающий танк для нужд французской армии. Работы по этому проекту продолжались до конца десятилетия и остановились после начала войны с Германией. Единственный прототип танка DP-2 в течение некоторого времени хранился на заводе, но позже был утилизирован.

 

29 апреля 1943 года издается приказ Главного Штаба Сухопутных Сил Вермахта (OKH) № 500/43 о введении формы и знаков различия Русской Освободительной Армии (директива № 14124/43), для всех русских военных формирований, принимающих участие в войне на стороне Германии, при этом все иные знаки различия отменяются. Данная эмблема РОА пришивалась на рукав выше локтя (на левый, правый, а иногда и на оба). 

Существует два основных вида таких нашивок – с широкими и узкими буквами. При этом на военных фотографиях роавцев встречаются щитки только с широкими буквами. Возможно, щитки с узкими буквами позднего изготовления, которые, скорее всего, даже не носились.

11 июня 1910 года родился Жак-Ив Кусто - французский исследователь Мирового океана, фотограф, режиссёр, изобретатель, автор множества книг и фильмов. Являлся членом Французской академии. Командор ордена Почётного легиона. Известен как Капитан Кусто (фр. Commandant Cousteau). Совместно с Эмилем Ганьяном в 1943 году разработал и испытал акваланг. В его честь назван уступ Кусто на Плутоне. 

С начала 1950-х годов Кусто вёл океанографические исследования с помощью судна «Калипсо» (Списанный минный тральщик Британских Королевских ВМС). Признание пришло к Кусто с выходом книги «В мире безмолвия» в 1953 году, написанной в соавторстве с Фредериком Дюма. Фильм, снятый по мотивам книги, в 1956 году получил премию «Оскар» и «Золотую пальмовую ветвь». В 1957 Кусто был назначен директором Океанографического музея Монако. В 1973 он основал некоммерческое «Общество Кусто» по охране морской среды. 

Согласно его первой книге, «В мире безмолвия», Кусто начал погружаться в воду, используя маску, трубку и ласты, вместе с Фредериком Дюма и Филиппом Тайе в 1938 году. В 1943 году он испытал первый прототип акваланга, разработанный им совместно с Эмилем Ганьяном. Это впервые позволило проводить длительные подводные исследования, что в значительной степени способствовало улучшению современных знаний о подводном мире. Кусто стал создателем водонепроницаемых камер и осветительных приборов, а также изобрёл первую подводную телевизионную систему. 

До того, как стало известно о способности морских свиней к эхолокации, Кусто предположил возможность её существования. В своей первой книге, «В мире безмолвия» он сообщил, что его исследовательское судно «Élie Monier» движется к Гибралтарскому проливу и заметил группу свиней, следующих за ними. Кусто изменил курс судна на несколько градусов от оптимального, и свиньи некоторое время следовали за кораблём, а затем поплыли к центру пролива. Было очевидно, что они знали, где лежит оптимальный курс, даже если люди не знали. Кусто сделал вывод о том, что китообразные имеют что-то вроде сонара, бывшего в то время относительно новым элементом на подводных лодках. Он оказался прав. 

Кусто любил называть себя «океанографическим техником». Он был, в действительности, выдающимся педагогом и любителем природы. Его работа для многих людей открыла «голубой континент». 
Его работа также позволила создать новый тип научной коммуникации, критикуемой в то время некоторыми академиками. Так называемый «дивульгационизм», простой способ обмена научными концепциями, начал вскоре использоваться и в других дисциплинах и стал одним из наиболее важных характеристик современного телевещания. 
С 1957 года был директором Океанографического музея Монако. 
В мае 1985 года команда Кусто обзавелась ещё одним судном. Это двухмачтовая яхта «Алсион» (Alcyone) с экспериментальным турбопарусом, использующим для получения тяги эффект Магнуса. 

Кусто скончался 25 июня 1997 года. Общество Кусто и его французский партнёр «Команда Кусто», основанный Жаком-Ивом Кусто, действуют и сегодня.

 

Зеленый туман над Ипром: Первая газовая атака

Весной 1915 года Европа содрогалась от грохота орудий и треска пулеметов. На востоке русская армия теснила австрийцев, но уступала позиции немцам, на западном фронте всё как будто замерла - шла упорная позиционная война. Германские армии уперлись рогом в хорошо укрепленную оборону французов и британцев, и попытки ее взломать всякий раз оканчивались без ощутимых результатов. Нужен был какой-то новый радикальный метод, и его придумали немецкие химики под чутким руководством генштаба.

Еще в январе 1915-го на Восточном фронте в ходе боя при Болимове германцы обстреляли русские войска снарядами с химическими боеприпасами. Тогда не придали этому значения, потому как никто ничего не заметил – на Восточном фронте скрипели лютые морозы, и газ не распылился. Иначе вышло в апреле в окрестностях бельгийского Ипра. Немцы решились на масштабную химическую атаку, чтобы прорвать позиции французов и сдвинуть дело с мертвой точки. Для этого перед германскими позициями было закопано несколько сотен баллонов с хлором, чтобы в любой момент привести их в действие. Несколько дней ждали попутного ветра, дождались 22 апреля. В этот день ровно в 17 часов по Гринвичу началась страшная канонада и французские офицеры заметили, что возле немецких окопов, над самой землей появились зеленоватые облачка.

«Те, кто был на удобных для наблюдения пунктах, видели два любопытных зеленовато-желтых облака на земле, по другую сторону Лангемарка, на фронте германских линий. Распространяясь в сторону, эти газовые облака поднялись кверху и, продвигаемые вперед легким ветром, становились голубовато-белым туманом, таким, какой можно видеть над мокрым лугом в морозную ночь. Позади тумана противник, под гром своего ураганного огня, продвигался вперед. Вскоре, раньше, чем сообщение достигло штаба V корпуса в замке Гольдфиш, был замечен особенный запах газа, вызывавшего жжение глаз и раздражение носа и горла», - пишет подполковник русской армии Александр де Лазари.

Когда туман доплыл до французских позиций, стало окончательно ясно, что зеленые облака несут смертельную угрозу. Французские солдаты – а на этом участке находились в основном бойцы из Алжира и Туниса – стали массово покидать окопы. Но многие не успели, так и остались лежать в траншеях, где их вскоре увидели немецкие пехотинцы. Они шли следом за зеленым облаком. На каждом была надета марлевая повязка, штык к винтовке был примкнут - чтобы если что, сразу в рукопашную. Впрочем, этого не потребовалось - сопротивления никто не оказывал.

Немцы заняли неприятельские позиции на узком участке фронта, но в итоге развить успех не смогли – химическая атака под Ипром не была согласована на самом верху и была чем-то вроде эксперимента. Поэтому у германцев не было достаточных резервов, чтобы развить наступление. Вскоре англичане с канадцами подсуетились, закрыли брешь новыми подразделениями и положение на фронте вновь стабилизировалось.

Хотя к конкретному военному результату газовая атака под Ипром не привела, она впервые заставила заговорить о химоружии как о грозной силе. В ходе атаки были отравлены 15 тысяч человек, треть их них погибли. Были и широкие последствия: после Ипра химическое оружие стало применяться всеми сторонами конфликта (например, русские войска использовали снаряды с химическим зарядом при Брусиловском прорыве). Но особенно активно газы – вначале хлор, затем иприт - применяли немцы. Впрочем, им это не помогло – войну они проиграли.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.