fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

8 февраля 1945 года, 10 советских военнопленных во главе с лётчиком-истребителем Михаилом Петровичем Девятаевым совершили побег из немецкого концлагеря Пенемюнде. 

13 июля 1944 года в неравном воздушном бою в районе Львова Михаил #Девятаев был ранен в правую ногу, а его самолёт подожжён. В последний момент он покинул падающий истребитель с парашютом. С тяжёлыми ожогами отважный лётчик был захвачен в плен. 

Первую попытку побега он предпринял ровно через месяц - 13 августа, но беглецы были пойманы. 
Девятаева перевели на остров Узедом (Балтийское побережье), где в ракетном центре Пенемюнде шли разработки нового оружия Третьего рейха - крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2» ( «оружия возмездия»). 

К февралю узники - Михаил Девятаев, Иван Кривоногов, Владимир Соколов, Владимир Немченко, Фёдор Адамов, Иван Олейник, Михаил Емец, Пётр Кутергин, Николай Урбанович и Тимофей Сердюков решились на побег. 

Выполняя хозяйственные работы, они со стороны наблюдали за перемещениями на аэродроме. 
Девятаев заметил "Юнкерс", возле которого не было лётчиков, и решил захватить его, однако, приблизившись к нему со своей группой, обнаружил, что не укомплектованный самолёт не готов к полёту. 
Солдат-конвоир заметил, что группа самовольно приблизилась к самолётам, однако Соколов объяснил конвоиру, что накануне получил указание от немецкого мастера, руководившего работами, отремонтировать капонир. 

Когда рабочие-ремонтники на аэродроме стали зачехлять моторы самолётов, готовясь к обеденному перерыву, Девятаев дал указание развести костёр, у которого конвоир и арестанты могли бы погреться (примерно в 12 часов по местному времени) и подогреть обед, который им должны были принести. 
После этого группа перешла к активным действиям. 

Соколов осмотрелся и убедился, что поблизости нет посторонних, а Кривоногов по сигналу Девятаева убил конвоира, ударив его заранее заготовленной железной заточкой в голову. Кривоногов забрал винтовку убитого конвоира, а Девятаев объявил тем, кто ещё не был осведомлён, что "сейчас полетим на Родину". 
Часы, взятые у убитого вахтмана, показывали 12 часов 15 минут. 

Когда механики ушли с аэродрома на обеденный перерыв, Девятаев с Соколовым скрытно подобрались к заранее намеченному бомбардировщику Heinkel He 111 . 
Забравшись на крыло, Девятаев ударом колодки сбил замок, закрывавший вход в самолёт, проник в фюзеляж, а затем и в кабину пилота, Соколов по его указанию расчехлил моторы. 

Попытавшись завести мотор, Девятаев обнаружил, что в самолёте нет аккумулятора, без которого завести самолёт невозможно, и сообщил об этом остальным товарищам, подошедшим к самолёту чуть позже. В течение нескольких минут им удалось найти тележку с аккумуляторами и подогнать её к самолёту. 

Девятаев завёл оба мотора самолёта, дал указание всем подняться на борт и спрятаться в фюзеляже и выкатил самолёт на взлётную полосу. Самолёт набрал скорость, однако по неясным причинам штурвал самолёта не поднимался, а сам самолёт не взлетал. Выкатившись за взлётную полосу недалеко от побережья, Девятаев притормозил самолёт и резко развернул его; самолёт ударился о землю, однако шасси, к счастью, не пострадали. 

На самолёте возникла паника, кто-то из членов команды пригрозил Девятаеву винтовкой. Лётчик предположил, что взлететь помешали неснятые струбцинки рулевого управления, однако это предположение не подтвердилось. На взлётной полосе собрались немецкие солдаты, не понимающие, что происходит. 

Девятаев решил предпринять вторую попытку взлететь и направил самолёт на солдат, и они тут же разбежались, после чего повёл самолёт обратно к стартовой площадке. При второй попытке взлёта Девятаев понял, что взлететь в первый раз помешали триммеры руля, установленные в режиме "на посадку". Девятаев и его товарищи силой отжали штурвал, после чего машина пошла на взлёт. 

Осознав, что произошло, немцы послали вдогонку истребитель, однако беглецов найти не удалось. По пути Девятаев наткнулся на истребитель, возвращавшийся с задания, однако тот не смог выполнить приказ "сбить одинокий Хейнкель", поскольку израсходовал все боеприпасы. 
В районе линии фронта самолёт обстреляли советские зенитные орудия. Пришлось идти на вынужденную посадку. "Хейнкель" Девятаева сел на брюхо южнее деревни Голлин (ныне польский город Голина под Конином) в расположении артиллерийской части 61-й армии. 

В итоге, пролетев чуть более 300 км, Михаил Девятаев доставил командованию стратегически важные сведения о засекреченном центре на Узедоме, где производилось и испытывалось ракетное оружие нацистского рейха, точные координаты стартовых установок Фау, которые находились вдоль берега моря. Доставленные Девятаевым сведения оказались абсолютно точными и обеспечили успех воздушной атаки на полигон Узедом. 

Согласно установленным правилам, Девятаев и его соратники были помещены в фильтрационный лагерь, а после двухмесячной проверки продолжили службу в Красной Армии. 

В сентябре 1945 года руководитель советской программой по освоению немецкой ракетной техники Сергей Павлович Королёв вызвал Девятаева на Пенемюнде, где лётчик показал советским специалистам места, в которых производились узлы ракет и откуда они стартовали. 

Михаилу Петровичу Девятаеву 15 августа 1957 года было присвоено звание Героя Советского Союза (при помощи Королёва, которому очень пригодились предоставленные Девятаевым сведения). 

Книга "Побег из ада", в которой Михаил Петрович Девятаев сам описывает побег из лагеря: http://www.litmir.me/br/?b=157605

вв


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.