fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Похоронная процессия Франца Кучеры в Варшаве, Adolf-Hitler-Platz.

1 февраля 1944 года в Варшаве подпольщиками был ликвидирован один из самых жёстких функционеров СС - командующий силами СС и полиции Варшавского округа, называемый «палачом Варшавы», бригадефюрер Франц Кучера. 
К обязанностям командующего СС и полицией в Варшаве энергичный и расчётливый Кучера формально приступил 25 ноября 1943 года, сменив на этом посту проводившего ликвидацию еврейского гетто Юргена Штроопа, а фактически отдавал приказы с конца сентября 1943. 
Франц Кучера

Франц Кучера

Сразу после появления в городе Кучера сделал ставку на массовые уличные облавы. Обычно несколько грузовиков с эсэсовцами блокировали определённую улицу или несколько улиц с разных концов и начинали аресты всех, кто находился в данном районе. Людей забирали прямо на улицах, либо задерживали, высаживая из трамваев, затем грузили в грузовики и отвозили в подвалы варшавского гестапо на аллее Шуха или в тюрьму Павяк. Судьбы их были различны. Большую часть заключённых из этой тюрьмы высылали в концлагеря (Майданек, Аушвиц, затем Гросс Розен или Равенсбрюк). Остальные оставались в тюрьме в качестве заложников. В случае покушения на жизнь немецких солдат или членов фашистской администрации точно так как и просто в случае актов умышленного саботажа или, скажем, подрыва поезда заложники, арестованные в облавах расстреливались. Обычно за повреждение техники расстреливалось по 50 человек, а за убийство солдата или офицера немецкой армии либо СС - сто человек. Оповещения о расстреле заложников с указанием их поимённых списков и "причин" казни расклеивались по городу на видных местах. Они представляли собой большие объявления на немецком и польском языках подписанные "командующий СС и полицией округа Варшава". 

Кучера в центре фото, в плаще.

Как правило, расстрелянные заложники обвинялись в принадлежности к подпольным организациям, причём, как ни странно, часто к выдуманным. На счастье структуру настоящего подполья, как «белого», так и «красного» фашисты знали сравнительно плохо. 
Кроме того именно Кучера, начиная с октября 1943 стал подписывать распоряжения о публичных массовых казнях на территории Варшавы, ужесточая политику устрашения. Собственно эту практику Кучера впервые начал ещё в Могилёве, где служил в 1943 фактически в той же должности. 

В 1943 году главный штаб Армии Крайовой (АК) отдал распоряжение начать операцию «Верхушка». В ходе операции должны были быть ликвидированы по списку пятьдесят наиболее опасных функционеров нацистской партии, немецкой администрации, полиции, Абвера и Гестапо. Большинство из них имело непосредственное отношение к развязанному против гражданского населения террору. 
Операция проводилась силами Управления Диверсий (сокращённо «Кедив»), непосредственными разработчиками и исполнителями акций были бойцы отряда «Кедива» специального назначения «Агат». До августа 1944 в рамках операций было установлено и ликвидировано 7 немецких офицеров и партийных деятелей. Ещё 6 заданий были выполнены частично либо закончились неудачей. Разработка каждого объекта, слежка и подготовка каждой операции велись по нескольку недель. Во главе аналитической группы диверсантов-подпольщиков, разрабатывавших эти операции, стоял начальник контрразведки «Агата» (а позже и самого известного штурмового батальона «Парасоль») Александр Куницкий «Райский», судьба которого достойна отдельной статьи. 

Уяздовские аллеи в Варшаве, дом Миколая Шелехова, в котором жил Франц Кучера.

Гестапо также пыталось организовывать засады и облавы на членов подполья. В начале января 1944 был арестован лучший шофёр «Агата» сержант «Немира», принимавший участие в подавляющем большинстве акций. Несмотря на то, что водитель после трёх недель пыток никого не выдал и был расстрелян, последовала реорганизация «Кедива». Все отряды сменили названия (в частности «Агат» стал называться «Пегас», от сокращённого «против гестапо»). Командующим Управления Диверсиями АК стал легендарный полковник Ян Мазуркевич «Радослав», который приказал продолжить операцию «Верхушка». В этой обстановке и началась операция, в ходе которой был уничтожен номер два в секретном списке – бригадефюрер СС Франц Кучера. 

Сделать это было нелегко. В самом начале своей работы Кучера понял, что в такой обстановке самое главное – это конспирация. Место резиденции командующего СС и полицией было засекречено. Где он живёт, тем более никто не знал. Более того: ни на одном публично обнародованном приказе, не говоря уже о «малиновых плакатах» никогда не было ни его имени, ни фамилии, а только должность. Соответственно не были известны они и подпольщикам. Поэтому можно сказать, что «Райский» и его бойцы вышли на Кучеру случайно. 

Улица Шопена, здесь подпольщики готовились к акции.

В конце января «Райский» был занят разработкой покушения на гауптштурмфюрера СС Вальтера Штамма, шефа четвёртого отдела службы безопасности (Гестапо) и слежкой за его начальником и начальником KdS Warschau доктором Людвиком Ганном. Сам Ганн был в своё время ближайшим советником предшественника Кучеры, Юргена Штроопа при уничтожении варшавского гетто. Позже покушение на него кончилось неудачей. 

Однажды «Райский» увидел лимузин с номерными знаками СС, из которого на встречу с Ганном вышел неизвестный эсэсовец с петлицами бригадефюрера на мундире. За ним тут же была установлена слежка. Три дня ушло на установление личности генерала. Ездил он только по двум адресам: особняк на Уяздовских аллеях и находившийся практически рядом с ним дом на аллее Роз 2. Агент «кедива» «Жак», который работал в криминальной полиции города, вошёл в контакт с охраной дома и узнал имя генерала – Франц Кучера. Личность генерала соотнесли с маршрутом его движения и теми посетителями, которые у него бывали. 

Принявший рапорт «Райского» командир «Агата» капитан «Плуг» поручил ликвидацию Кучеры командиру первого диверсионного взвода «Лёту». «Райский» разработал план покушения. «Лёт» отобрал людей и приступил к его реализации. 

Трудность состояла в том, что дом Кучеры на аллее Роз от его резиденции отделяло всего 150 метров. Машина выезжала со двора, поворачивала на Уяздовские аллеи, проезжала примерно сто метров вдоль ограды парка и поворачивала через встречную полосу в ворота особняка, где её встречала охрана. Только на этом повороте она немного притормаживала. Стрелять в Кучеру на виду у охраны его дома не имело смысла. Оставалось заблокировать путь машине у самого поворота к рабочей резиденции, пока её охрана выходила к воротам. 

В покушении на Кучеру участвовало 12 человек. Связные «Кама», «Ханка» и «Девайтис» были расставлены на маршруте движения машины бригадефюрера. «Ольбжим», «Юно», «Тихий» и «Али» (заместитель командира группы) составляли группу прикрытия и должны были накрыть огнём охрану особняка на аллее Уяздовского парка, когда эсэсовцы атакуют исполнителей. Шофёр «Мись» вёл фургон, который должен был блокировать путь автомобилю Кучеры. Два других шофёра «Сокол» и «Бруно» со своими легковыми машинами, спрятанными в боковых переулках, обеспечивали отход группы. Приговор исполняли командир группы «Лёт» и боец «Крушинка», вооружённые автоматами. 
Акция была назначена на 29 января. Но в этот день Кучера из дома не вышел. Операцию перенесли на утро 1 февраля 1944 года. 

В 9:10 Кучера вышел из дома и сел в машину. Связная «Кама» подала сигнал исполнителям. На повороте к воротам особняка навстречу ему выехал фургон «Мися». Немец затормозил, но боец АК не тронулся с места. Водитель лимузина включил центральную жёлтую фару, которую использовали при перевозке официальных лиц гитлеровской номенклатуры, а затем попытался объехать преграду, но фургон снова заблокировал ему путь. К автомобилю подбежали вооружённые трофейными МР 40 «Лёт» и «Крушинка» и открыли огонь. Раненый Кучера упал на сиденье. В это же время охрана особняка подбежала к воротам, а группа прикрытия открыла огонь из «парабеллумов». Заместитель командира, капрал «Али» не мог развязать мешок с гранатами и через несколько секунд под обстрелом отступил в переулок к автомобилям прикрытия. В последствии он почти полгода пытался доказать, что этот эпизод был не трусостью, а случайностью, и погиб в июле 1944 под Краковом, прикрывая отход группы подпольщиков после неудачного покушения на шефа СС и полиции в Кракове Коппе. 

Уяздовские аллеи, место смерти Франца Кучеры.

Увидев, что раненый Кучера ещё двигается, шофёр «Мись» выскочил из фургона и добил эсэсовского генерала выстрелом из парабеллума. Охрана резиденции накрыла группу шквальным огнём из автоматов. «Лёт» и «Тихий» были серьёзно ранены в живот. «Мись» и «Ольбжим» получили лёгкие ранения груди и головы. Отстреливаясь, группа отошла в переулки к машинам прикрытия и быстро оторвалась от погони. 

Несколько часов водители колесили по городу в поисках больницы для раненых. Когда их наконец поместили в госпитале Преображения господня, «Сокол» и «Юно» погнали машины назад, но центр города уже был перекрыт жандармами. На мосту Кербедзя, одном из самых знаменитых варшавских мостов, молодые подпольщики попытались прорваться сквозь оцепление. Немцы попытались взять их живыми. «Сокол» и «Юно» приняли короткий бой, а затем прыгнули с моста в Вислу, откуда уже никому не удалось выплыть. 

2 февраля немцы наложили на город 100 тысяч злотых контрибуции, а вечером того же дня публично расстреляли в Уяздовских аллеях сто заложников из тюрьмы Павяк. Это была одна из последних больших публичных казней в Варшаве до начала восстания. 

В этот же день в госпиталь Преображения зашли полицаи, которые сразу сообщили в гестапо, что среди больных находятся двое с тяжёлыми огнестрельными ранениями. Но предусмотрительно оставленный у больницы пост наблюдения подпольщиков тоже сразу сообщил об их приходе командиру «Пегаса» майору «Плугу». Тот отправил в госпиталь четыре (!) группы подпольщиков во главе с поручиком «Еремой», который успел эвакуировать раненых в тот момент, когда во двор больницы уже въехал автомобиль с гестаповцами. Утром следующего дня для «Лёта» отыскали через санитарок «Кедива» место в госпитале на Воле. Тяжело раненого «Тихого» шесть раз перевозили из госпиталя в госпиталь, пока не отыскали ему безопасное место. Но было слишком поздно. 4 фераля умер командир отряда Бронислав Петрашевич «Лёт», а шестого утром Мариан Зендер «Тихий». 

Все участники акции (четверо посмертно) были награждены польскими орденами. До конца войны из них дожили только стрелявший в Кучеру Здислав Порадзкий «Крушинка» и две связные: «Кама» (Мария Стыпулковская) и «Девайтис» (Ельжбета Джембовская), которой тогда было всего 14 лет. 

Четвертого февраля во дворце Брюля немцы устроили торжественное прощание с телом командующего СС и полиции Варшавы. Там же состоялась мистическая церемония венчания генерала с его невестой. Гроб с телом Кучеры на орудийном лафете провезли по Варшаве и специальным поездом доставили в Берлин. 

Его преемник, оберфюрер СС Герберт Бётчер на время прекратил массовые репрессии против жителей Варшавы. Это дало возможность контрразведчикам «Райского» и всему «Кедиву» готовить новые операции, а позже участвовать в Варшавском восстании. 
Но это уже совсем другая история…

Шлёнско-Домбровский мост (раньше — мост Кербедзя ), мемориальная табличка где «Сокол» и «Юно», после короткого боя, прыгнули с моста в Вислу, откуда им не удалось выплыть.

Дом Миколая Шелехова сегодня, здесь во время оккупации Варшавы жил Кучера.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.