fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

"Когда началась война, Роммель, солдат по призванию, разделил всеобщий восторг. «Наконец-то время настало!» — писал он своей невесте, не подозревая, что война продлится целых четыре года. В первых же боях в Бельгии и Северной Франции Эрвин проявил свои лучшие качества. Так, например, 22 августа 1914 года, во время стремительного наступления немцев на Париж, вошедшего в историю как битва на реке Марна, Роммель вместе с подчиненным ему взводом проводил разведку. Стоял густой туман, когда он и три его солдата подошли к деревеньке, которую удерживали французы. Обойдя домик фермера, Роммель столкнулся на дороге лицом к лицу с двадцатью вражескими солдатами. И хотя противник из-за густого тумана не заподозрил засады, Эрвин не раздумывая приказал открыть по ним огонь. Пока шла перестрелка, подоспел подчиненный Роммелю взвод. Наступление на деревню, проведенное без санкции командира батальона, удалось. В то время как половина солдат поджигала дома и амбары, другая половина атаковала французов, в итоге вынужденных отступить. В этом бою впервые проявились храбрость Роммеля и его склонность к независимым действиям. 

Другой случай, доказывающий его смелость, произошёл 24 сентября. Тогда Эрвин в одиночку напал на трёх французских солдат и обратил их в бегство. Лейтенант, раненный в бедро, был награжден Железным крестом второго класса. В январе 1915 года, сразу после выписки из госпиталя, Эрвин предпринял стремительную и дерзкую атаку на французские позиции. Он провёл свой взвод через проволочные заграждения и захватил четыре блокгауза. От его взвода осталось меньше дюжины, но он сумел отразить контратаку и успешно отступил с занятых позиций, расстроив на время планы французов по превентивному контрнаступлению. Смелость и решительность Роммеля были отмечены вручением Эрвину Железного креста и присвоением звания обер-лейтенанта (старшего лейтенанта). Звездный час Эрвина Роммеля в Первой мировой войне наступил в Италии. Тогда четырнадцатую германскую армию перебросили на помощь австрийцам, проводившим очередное, казалось бы, безуспешное наступление на позиции итальянцев, союзников Антанты. Батальон Роммеля сумел захватить ключевые позиции итальянцев у Монте Матаюр, что привело к поражению итальянской армии в битве при Капоретто. В плен попало 250 тысяч вражеских солдат. 

Первая (дневная) атака батальона была отбита. Тогда обер-лейтенант взял на свой страх и риск две роты и под покровом ночи проник на итальянские позиции, захватив при этом артиллерийскую батарею противника. Оставив одну роту на батарее, он вместе с другой начал продвигаться дальше. В тот момент, когда итальянский батальон попытался отбить батарею, Роммель обошёл его с тыла и вынудил сдаться. В плен попало около тысячи солдат. Затем он провёл блистательный рейд по тылу итальянских позиций. Он захватил вражескую колонну с боеприпасами, вражеский гарнизонный городок, господствующую высоту в районе Монте-Матаюр. Всего, таким образом, за 50 часов почти непрерывных боёв дерзкий и храбрый Роммель с одним батальоном взял в плен 150 офицеров и 9000 солдат противника, захватив 81 пушку. За этот подвиг он получил крайне престижную и редкую в немецкой армии награду — крест «За боевые заслуги», которым обычно награждали старших офицеров и генералитет, и звание гауптмана (капитана). В сражениях Первой мировой Роммель продемонстрировал то, что позднее будет отличать его от других немецких военачальников во время Второй мировой войны: упрямство, военную хитрость, инициативность и полное невнимание к приказам свыше."

 

До войны театральный художник, в армии - снайпер. Евгений Николаев, снайпер 21-й стрелковой дивизии НКВД обучает мастерству воспитанника

Дивизия принимала участие в обороне Ленинграда на участке от окраин города до Невы, на подступах к Кировскому заводу. Снайперское движение в ней начало развиваться с осени 1941.

Вот что он писал об одном эпизоде, который хорошо иллюстрирует особенности снайперской работы: 

Вот в ту сторону, облачённый поверх одежды в белоснежный маскхалат, я и пополз морозной тёмной ночью. К рассвету я уже лежал на нейтральной полосе, хорошо замаскировавшись в глубоком снегу. За свою маскировку я не беспокоился. А вот удастся ли обнаружить врага ? Он ведь тоже будет замаскирован тем же снегом, надо полагать, не хуже моего.

День прошёл в наблюдении за противником. Мне не везло: фашистский ас себя не обнаруживал. С его стороны не было сделано ни одного выстрела - то ли валивший снег мешал ему, то ли он не мог найти для себя цели. Мне оставалось только ждать. "Он либо сменит позицию, либо выйдет немного вперед, как сделал это я сам, - рассуждал я. - Но обнаружить себя он должен !" Однако всё получилось иначе.

Давно прекратился снегопад, стал ощутимей мороз. Лежать в снегу в кирзовых сапогах, хотя и на пару портянок, в шапке - ушанке, но с открытыми для слышимости ушами и в перчатке только на одной руке было невыносимо. Так и хотелось встать во весь рост, разогреть окоченевшие ноги... И вдруг я заметил, как на чистом, до рези в глазах белом снегу, примерно в 40-50 метрах от меня, появилось какое - то подозрительное, небольшого размера пятно иного, чем снег, колора. Незаметным движением стряхнув постоянно набегавшие на глаза от мороза и ветра слёзы и присмотревшись внимательней, я увидел, что это немного сероватое пятно слегка заколебалось. "Что бы это могло значить ?" - подумал я. Это пятно не давало покоя, отвлекало от непрерывного наблюдения за обороной противника. Нет - нет да и косили мои глаза в том направлении. Всё хотелось посмотреть, не изменилось ли что на этом месте.

Так, размышляя и пытаясь выяснить происхождение этого пятна, я упустил самое главное - то, ради чего мёрз тут уже который час. А произошло всё очень просто: рядом с этим маленьким пятном на поверхности появилось вдруг большое - в белом маскхалате. Оно мгновенно проползло влево метра на 2 и как сквозь землю провалилось. От неожиданности и к тому же окоченевший, я не успел произвести выстрела..

 

15 лет назад, в ноябре 2002-го, в Москве перезахоронили останки младшего сына Сталина. Прах перевезли из Казани по желанию одной из приёмных дочерей Василия Джугашвили.

Тело младшего сына Сталина (старший Яков погиб в немецком плену – Прим. авт.) 15 лет покоится на Троекуровском кладбище в Москве. Однако в Казани на Арском кладбище до сих пор стоит памятник из чёрного мрамора с надписью «Василий Иосифович Джугашвили». Могильного холмика в ограде нет, но она всегда тщательно убрана, украшена цветами. За оградой и памятником ухаживает закреплённый сотрудник кладбища. Не безвозмездно, объясняют работники. Эти услуги оплачивают родственники из Москвы. 

Историю последнего года жизни сына вождя рассказывает «АиФ-Казань».

«Вскрыли могилу очень быстро, — вспоминает события 15-летней давности один из работников кладбища. – Поставили забор, извлекли тело, потом увезли… Журналистов было больше, чем родственников». 

«Мой друг жил с Василием в одном доме на улице Гагарина, — добавляет другой сотрудник некрополя. – Говорил, что сын Сталина очень увлекался алкоголем. Настолько, что не мог иногда сам дойти до квартиры – помогали дворник, соседи. При этом отзывались о нём хорошо. Мол, он был самый человечный из всей сталинской семьи». 

Василий Сталин прибыл в Казань в апреле 1961 года в сопровождении офицеров КГБ. После восьми лет тюрьмы его сослали в закрытый для иностранцев город, каким была тогда Казань. После смерти Сталина Василий, в то время в звании генерал-лейтенанта авиации, командовавший до 1952 года военно-воздушными силами Московского округа, был арестован за антисоветскую агитацию и пропаганду, а также злоупотребление служебным положением.

«Антисоветская агитация и пропаганда – это обвинения руководства страны, в том числе Хрущёва в смерти Сталина, — объясняет историк Алексей Литвин, изучивший в 1990-е годы дело Василия Джугашвили в архивах КГБ Татарии. – Сын Сталина считал, что его отца отравили. Комментировать это сложно, потому что дело о болезни Сталина не опубликовано полностью до сих пор. В 90-е годы с Василия Джугашвили сняли все политические обвинения, он был амнистирован. Но обвинения в превышении служебных полномочий, растрате денег остались».

Жительнице Казани Людмиле Кутузовой было 12 лет, когда она случайно встретилась с Василием Сталиным. Её отец работал фотографом в газете, которую издавал строительный трест. У него была фотолаборатория в подвале одного из домов на улице Гагарина. После школы Люся часто приходила к отцу, помогала ему промывать фотографии, глянцевать их. 

«Однажды к отцу пришёл молодой мужчина – худощавый, рыжеватый, в штатской одежде, с тросточкой, — вспоминает женщина. — Запомнились его синие очки в тонкой оправе, в Казани я такие не видела — может быть, это было модно или у него были проблемы со зрением… Позже я часто слышала, что сын Сталина увлекался спиртным, но на пьющего человека он в тот момент не был похож. 

Отец смотрел на него с удивлением – видимо, тоже видел в первый раз. Незнакомец принёс какие-то плёнки: то ли хотел переснять фото, то ли сам решил заняться фотографией и ему посоветовали обратиться к отцу. О чём они говорили, я не узнала. Поняв, кто именно к нему пришёл, отец быстро выпроводил меня домой. Все знали, что Василий Сталин всё время был под наблюдением. Наверное, поэтому отец никогда не говорил в семье о нём. 

Но после того, как он пришёл в фотолабораторию, они стали общаться. Папа ходил к Василию домой – в «сталинский» дом на Гагарина, 105, как называли его все жители. Был знаком с женой сына Сталина. Её девочки, которых Василий удочерил, учились в нашей школе (№99 – Прим. авт.), тоже на улице Гагарина. 

Его жена (медсестра Мария Шеваргина ухаживала за Василием Сталиным в госпитале, где он лечился после того, как вышел из тюрьмы – Прим. авт.), приходила в школу за дочерями. Видная женщина с необычного цвета глазами – зелёно-синими. Такие же глаза были у одной из дочерей». 

«Из 11 томов дела Василия Джугашвили были читаемы только три, — рассказывает Алексей Литвин. — В остальных восьми были данные «прослушки». В его однокомнатной квартире она была везде, даже в туалете».

Известно, что в Казани Василий встретил своего сослуживца Анвара Каримова. Во время войны он служил в дивизии, которой командовал Василий. Джугашвили и Каримов жили в одном доме. На допросе в КГБ Каримов рассказывал, что они вспоминали, как вместе служили, что Василий кричал, что его зря посадили, что он ни в чём не виноват, он просто сомневается, своей ли смертью умер его отец. 

«Какой образ жизни вёл сын Сталина в Казани? Гулял, выпивал, говорил всем, что он — сын вождя. Пользовался огромным авторитетом у грузин на рынках, которые всегда готовы были оказать ему всякое содействие, гордились им, — продолжает Алексей Львович. — Более того, ходила легенда, что когда его похоронили, в Казань прибыла команда из 10 кавказцев, которые хотели перезахоронить его в Грузии… 

Не берусь судить о том, как воевал Василий Сталин, в каких боевых действиях участвовал. Для меня, мальчишки военных лет, абсолютно все участники войны, сражавшиеся за СССР, – герои. На мой взгляд, он не был выдающимся человеком, только представителем золотой молодежи». 

В Казани ему предложили сменить фамилию «Сталин» на «Джугашвили» или «Аллилуев», как сделала его сестра. Он долго отказывался (в конце концов согласился, так как ему пообещали дать квартиру побольше – прим. авт). Говорил: 

«Я родился и умру Сталиным». Хотя сам отец ему в своё время внушал, что Сталин в стране один, это он сам. Василий держался за эту фамилию, потому что по этой фамилии его знали. Без неё он был бы обычным человеком, не известный никакими делами. Его знали только как сына Сталина, о котором одни помнили плохое, другие – хорошее». 

400 рублей – на похороны 
В день похорон Василия Джугашвили Алексей Литвин вёл урок в школе №99. Увидел в окно, что к «сталинскому» дому подъезжает катафалк, выскочил на улицу вместе со своим 10-м классом, за что получил потом нагоняй от директрисы за срыв урока. Но учитель и ученики опоздали – катафалк уже ушёл. 

«По данным КГБ, на похороны Сталина пришли около 300 человек – в основном жители окрестных домов. «Из родных были его настоящие дети: сын Александр Бурдонский, позже ставший режиссёром Центрального академического театра Российской армии и дочь Надежда, позже вышедшая замуж за сына писателя Александра Фадеева, но всю жизнь носившая фамилию «Сталина». 

Похороны прошли за счёт КГБ Татарии – на них потратили чуть больше 400 рублей. А памятник поставили родственники, в том числе и одна из его первых жён – дочь маршала Тимошенко. Позже на нём появилась надпись «от Джугашвили».

Для выяснения причин смерти Василия Джугашвили создали медицинскую комиссию во главе с директором ГИДУВа Хамзой Ахунзяновым. Накануне в гостях у семьи Джугашвили побывал майор Сергей Кахишвили, преподаватель Ульяновского танкового училища. Комиссия проверила все бутылки со спиртным, которые привёз ему гость. Никакого яда в них не нашли, и Кахишвили, который после смерти Василия был арестован, выпустили. 

«Острая сердечная недостаточность, развившаяся в результате резко выраженного атеросклероза на фоне алкогольной интоксикации», — такую причину смерти сына Сталина установила комиссия.

Несколько лет назад представители КПРФ предложили установить мемориальную доску на доме, где жил в Казани Василий Джугашвили. Эту идею не поддержали. Тем не менее мифы и легенды о сыне Сталина ходят до сих пор. Алексей Литвин объясняет это чувствами страха, лести, идеей о «сильной руке», которая жёстко расправится с чиновниками-коррупционерами, жуликами. Такие ассоциации вызывает у многих, особенно старшего поколения, имя «вождя народов», а также всё, связанное с его семьёй. 

«Хотя и в сталинские времена было полно жуликов, судов над ними – просто о них не говорили – расстреливали, и всё», — говорит Алексей Литвин.

© Ольга Любимова

 

Когда в 1939 году Испанская республика пала под напором фашизма, наиболее искренняя и многочисленная её боевая сила - анархисты - не думали сдаваться. Часть из них продолжили борьбу против режима Франко в Испании. Другие - бежали во Францию, где влились в антифашистское сопротивление против оккупировавших страну гитлеровцев. Роль испанских анархистов в освобождении Франции была немаленькая. Они даже были самыми первыми антинацистскими силами, вошедшими в освобожденный Париж в августе 1944 года. Многие из этих людей в дальнейшем продолжили свою борьбу и против режима Франко. Один из них - Лауреано Серрада.

Серрада был активным участником испанского анархического движения еще до победы фашизма. Он участвовал в июле 1936 года в боях на улицах Барселоны, когда военные подняли мятеж. Помимо прочего, участвовал и в штурме казарм мятежников. В результате анархисты сумели захватить контроль над Барселоной, где начали строить общество свободы, равенства и справедливости. Эксперимент был прерван коммунистическим мятежем - пока лучшие силы анархистов сражались на фронте против Франко, испытывая проблемы с нехваткой боеприпасов, вооруженные до зубов коммунисты сидели в тылу, где устраивали репрессии против несогласных с их линией. В мае 1937 года они атакуют черно-красную Барселону. Затем один из коммунистических генералов Листер разгоняет танками анархистские коммуны в Арагоне. Войну на два фронта - против фашистов и коммунистов - анархисты бы не выдержали, и в результате коммунисты захватывают власть в республике. Под руководством коммунистов республика не знает ни одной достойной победы, и в 1939 году республика покоряется франкистским мятежникам.

Серрада оказывается в числе тех, кто бежал во Францию. Когда Франция оказывается под нацистской оккупацией, Серрада участвует в сопротивлении. Он изготовляет фальшивые документы для евреев, помогает им скрываться от нацистов, и участвует в похищении оружия для бойцов сопротивления. После разгрома нацистов Серрада планирует покушения на фашистских функционеров уже в Испании. Поговаривают, что в 1940 году Серрада даже планировал покушение на Гитлера и Франко, во время их встречи на юге Франции. Но, очевидно, для простого бойца сопротивления такая задача оказалась слишком фантастической.

Зато уже после падения Гитлера, в 1948 году, Серрада планирует убить Франко... при помощи самолётов! План заключается в том, чтобы разбомбить с воздуха яхту генерала Франко. Сама операция получила название "Паника".

Серрада организует "Галисийскую транспортную компанию", под прикрытием которой ввозит оружие в Испанию. Испанская полиция разоблачила деятельность компании, но было поздно. Самое главное - бомбы - уже были в Испании и дожидались своего часа.

После Серрада с товарищами покупают небольшой самолёт в Париже, и оборудуют его под метание бомб. Когда всё было готово, и диктатор Франко совершал прогулку на своей яхте, заговорщики погрузили бомбы на самолёт и отправились ему навстречу. В конце концов, всё закончилось провалом - анархистов в небе заметили охранявшие Франко испанские истребители. Проделывая чудеса на виражах для ухода от фашистских самолётов, анархисты привлекли внимание на яхте диктатора, в результате чего сопровождавшие его катеры приготовили орудия для стрельбы по приближающемуся самолёту. Пришлось улетать ни с чем.

Серрада и после этого случая участвовал в анархистском движении, делая упор на снабжении его деньгами при помощи подделки документов и операций на чёрном рынке. Активная деятельность в анархистском движении привела его в розыск интерполом и к жизни на подпольном положении. В 1975 году совсем уже старенький Лауреано Серрада был расстрелян полицейским агентом в Париже.

Для нас же Серрада может являться примером мужества и героизма, преданности своим идеалам несмотря ни на что. Продолжение борьбы даже после проигранных революции и войны. Борьбы до конца, когда даже в глубокой старости ты остаешься врагом диктатуры номер один.

 


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить