fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (10 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

http://feldgrau.info

Командующий 8-й британской армии генерал Бернард Лоу Монтгомери встречает командующего немецким Африканским корпусом (нем. Deutsches Afrika-Korps (DAK)) генерала танковых войск вермахта Вильгельма фон Тома (справа), взятого в плен 4 ноября 1942 года в ходе сражения под Эль-Аламейном в Египте. В знак милосердия к поверженному врагу фон Тома был приглашен генералом Монтгомери на обед. Этот факт вызвал скандал в английской прессе. Черчилль с присущим ему юмором сказал в Палате общин: «Бедный фон Тома! Мне тоже доводилось обедать с Монтгомери!».

http://feldgrau.info

Канадский солдат и пленный обер-ефрейтор вермахта Якоб Накен (Jakob Nacken; 15.02.1906 — 06.1987). 
Якоб Накен до войны был артистом цирка, он обладал ростом 221 см и прославился в Германии, как «Гигант из Рейнланда» (Riese aus dem Rheinland). Его известность распространилась и за пределы Германии в результате чего, он был членом немецкой делегации на Нью-Йоркской всемирной ярмарке («New York World’s Fair») в 1939 и 1940 году. Был призван в вермахт. Накен служил на береговой батарее в районе Кале (Calais) во Франции, где и был взят в плен канадскими войсками. Он владел английским языком, поэтому именного через него шли переговоры о сдаче гарнизона батареи. Содержался в лагере военнопленных в Великобритании. В 1949 году уехал в США, где решил использовать известность, которую получил благодаря фотографиям опубликованным в американских газетах с заголовками «Самый высокий нацист» и кинохронике момента своего пленения. В Нью-Йорке он стал участвовать в различных бродвейских шоу под прозвищем Великий Уран (The Giant Uranus), был зарегистрирован как самый высокий Санта-Клаус. Снимался в шоу Роберта Рипли «Хотите верьте, хотите нет!» (Ripley's Believe It or Not!). Известно, что Якоб Накен женился в США и даже получил американское гражданство, но позже вернулся на Родину, где и скончался на 82-м году жизни.

 

Для нас, людей, характерна такая черта: пережив то или иное несчастье, мы находим особенное удовольствие в том, чтобы убедиться, что пережитая неприятность была в своем роде «величайшей» и невиданной со времен сотворения мира. Например, случись в стране засуха, газеты очень угодят нам сообщением, что теперь стоит самая страшная жара, которую термометр не показывал с 1881 года; при этом мы еще ощущаем легкую досаду на этот 1881 год за то, что он обставил нас. Или: вы отморозили себе уши так, что они саднят и шелушатся, но непонятная радость переполнит вас при известии, что теперь… самый жестокий мороз, не отмечавшийся с 1786 года. Точно так же обстоит дело и с войнами. Переживаемая в данный момент война должна быть или самой справедливой, или самой кровопролитной, самой успешной, или самой длительной за столько-то лет. Любая превосходная степень доставит нам гордое удовлетворение от сознания того, что на вашу долю выпало пережить нечто исключительное и редкостное.

Карел Чапек "Фабрика Абсолюта".
1922

 

RMS Transylvania - британский пассажирский лайнер компании Anchor Line, во время Второй мировой войны переоборудован во вспомогательный крейсер. Спущен на воду 11 марта 1925 года, потоплен немецкой подводной лодкой U-56 10 августа 1940 года. 
Трансильвания была построена в Глазго, Шотландия, фирмой Фэрфилд. Длина 552 фута (168 м) и ширина 70,2 фута (21,4 м). Максимальная скорость хода 15,5 узлов. Трансильвания имела три трубы, хотя реально требовалась только одна, остальные были для визуального эффекта. Так привлекалось больше пассажиров, чем на аналогичные суда с одной трубой. 
Трансильвания могла нести 279 в первом классе, 344 во втором классе и 800 в третьем классе. 
В сентябре 1939 года лайнер был реквизирован в качестве вооруженного торгового крейсера, а 10 августа 1940 года у Малин-Глава, Ирландия, торпедирован U-56. "Трансильванию" пытались отбуксировать к берегу, но она затонула, прежде чем добраться до земли. 36 человек погибли

 

Правительственные войска открывают огонь по демонстрации рабочих в Петрограде. Июль 1917 года.

Правительственные войска открывают огонь по демонстрации рабочих в Петрограде. Июль 1917 года. 
Июльские волнения рабочих петроградских заводов, кронштадтских матросов под лозунгами немедленной отставки Временного правительства, передачи власти Советам и переговоров с Германией о заключении мира, были возглавлены большевиками, которые объединили недовольных под своими лозунгами.

 

Стеклянные бутылки с клеймами-печатями были заимствованы Россией с запада. Произошло это не ранее XVIII века. Активное же бытование самих печатей охватило период приблизительно всей первой половины XIX века. Во второй половине XIX столетия накладное клеймение на стекле в основной массе уступило место рельефному тиснению и бумажному этикету. 
Общероссийское законодательство о клеймах начало складываться в XVIII веке. Основу его заложил Сенатский указ о фабричных клеймах от 13 марта 1744 года. Он же определил развитие двух направлений клеймения: фискального и защитного. 
Применительно к бутылкам фискальная функция клеймения впервые отразилась в законе 1774 года. Указ Сената от 16 сентября потребовал установки на питейных сосудах производственного клейма (фабричной марки). В дальнейшем это клеймо обязано было ставиться только на посуде казенной меры, предназначенной для розлива напитков, подлежащих питейному или акцизному сбору. 
Защитные функции проявились в рекламных клеймах, знаках нс производителя бутылки, а ее заказчика, рекламное клемо являлось по сути товарным знаком на упаковке питейной продукции. Хотя оно и имело длительную историю бытования, но статус его был определен только в 1896 году Положением о товарных знаках. 
Рекламные клема следует разделить на две группы. Первую из них составляют печати производителей напитков промышленного (винокуренного, водочного, пивоваренного и т. д.) и сельскохозяйственного (винодельческого) изготовления (рис. 1, 2). Ко второй группе относятся клейма торговых фирм (рис. 3-7). 
Клеймо пивоваренного завода Крона. 
Завод основан в 1795 году купцом Абрахамом-Фридрихом Кроном (1766-1827), шведом немецкого происхождения. 
Находился он в районе современной Синопской набережной д. 31-33. Предприятие первоначально принадлежало А. Крону, затем находилось в совла- дсниии его с Фридрихом Даниэльсеном. С начала 20-х гг. оно вновь перешло к Крону. В 1827 году его владельцем стал сын последнего - Фридрих-Александр (Федор) Крон (1798-1874), в дальнейшем купец 2 гильдии и потомственный почетный гражданин. 
С 1805 по 1857 гг. купцы Кроны являлись поставщиками Императорского двора. На их предприятии выпускались портер и эль по «английской методе». В начале XIX века пиво разливалось в бутылки прямо на заводе (рис. 1). За высокие качество в 1818 году фирма была удостоена права установки на своей продукции государственного герба. 
В 1848 году завод Крона слился с пивоваренным заводом Петра Казалета и прекратил работу. 
Клеймо медоваренного завода Шпилева. 
Завод основан в начале XIX века. Принадлежал купцу 2 гильдии, почетному гражданину Егору Семеновичу Шпилеву. Находился в районе современного Невского проспекта, дом 182. 
Егор Шпилев родился в 1798 году. Происходил он из семьи купцов дворцового города Ораниенбаума. В начале века он переселился в Петербург, где занимался оптовой торговлей. Деятельность его была тесно связана с поставкой продуктов к Императорскому двору. В 1838-1853 гг. Шпилев доставлял «ординарные пития»: мед белый, расхожий, клюквенный, с фиалкой, щи кислые приборные, квас ячный и корчажный в «собственных бутылках» в Петербургские и загородные дворцы Царского и Красного Села, Петергофа и Гатчины (рис. 2).Дальнейшая судьба завода неизвестна. Владелец же его около 1860 года скончался. Сын Егора Шпилева избрал карьеру военного и дослужился до полковника. 
Указанные клейма относятся к наиболее редким разновидностям рекламных клейм, т. к. они заказывались специально для дворцовых поставок. Устанавливались клейма на особых маломерных бутылках (мерой не более 1/40 ведра), изготовленных из темнозеленого стекла. Объем выпуска такой посуды был весьма незначителен. В обычном торговом обороте она не участвовала. Пустые же бутылки, согласно договора, возвращались заводчику. 
Клеймо виноторговли Лемана. 
Английска виноторговля принадлежала Джорджу Кину Леману (Lcmann), великобританскому подданному. 
Леман прибыл в Петербург в 1857 году. Здесь молодой энергичный предприниматель (в 1861 году ему было 26 лет) развернул активную деятельность, занявшись виноторговлей. На 1-й линии Васильевского острова 30, (ныне 28) он открыл рсйнско- вый погреб, а в начале 60-х гг. самый дорогой магазин в доме 27 по Невскому проспекту. Торговал Д. Леман преимущественно иностранными винами, выбор их был довольно разнообразен: шато-леовиль, пишон-лонгевиль, го-преньяк, вейн-де-грав; бургундское Шамбсртин и монтраше; шампанское Гран вейн Рояль, мускат-херес, мадера- мальво азир, марсала; ликеры: Кюрасао, зеленый шартрез и мараскино; водка: данцигская, испанская горькая, крымская и английская мятная; желтый бальзам, портер и эль, сельтерская вода и др. Розлив вин производился в фирменный бутылки с клеймом (рис. 3). 
С самого начала Д. Леману сопутствовал успех. В 1859 году он записался во 2 гильдию, в 1864 перешел в первую. Однако, в марте 1865 года неизвестные обстоятельства заставили Лемана навсегда уехать из России, не исключено, что социально-экономическая обстановка, складывавшаяся в стране после 1861 года поставила под угрозу 
его капитал. 
Клейма виноторговли Шитта. 
Фирма основана в 1818 году купцом 1 гильдии и потомственным почетным гражданином Корнелиусом-Отто Шиттом (С. О. Schiitt) (1788-1865), немцем по происхождению. Одна из старейших и крупнейших виноторговых фрм Петербурга на протяжение XIX-начала XX веков. 
В 60-х гг. XIX века К. 0. Шитт торговал винами в одиннадцати погребах, предлагая покупателям около сотни наименований напитков: сотерн, икем, медок, лафит, рейн- вейны и мозельвейны, шампанское от Клико, бургундское Эрмитаж, кагор, ост-индскую мадеру, херссы, мускат, бишов, капское, токайское, ямайкский ром, коньяк, рижские водки и ликеры, пиво, портер от Лекока, эль, сельтерскую воду и лимонад-газез и др. Товар отпускался в бутылках с фирменным клеймом (рис. 4, 5). 
Доходы от виноторговли Шитт вкладывао в недвижимость. В частности, ему принадлежал дом 24 по Английской набережной. Известен был Шитт и своей общественной деятельностью. В 30-х гг. он состоял членом Коммерческого суда. Содержал основанный им в 1841 году на собственные деньги детский приют на Большой Охте. 
После смерти Корнелия Корнелиевича дело его продолжил сын Эдуард (1826- 1883), а затем и внук Вильгельм (Василий) (I860-?). С их именами связано обоснование фирмы «К. 0. Шитт» на Васильевском острове. Здесь, в районе проживания немецкой колонии в перекрестье проспектов и первых линий, между портом и биржей расположились центральный склад и контора фирмы, находились они по Среднему проспекту, 4 и Волховскому переулку, 3. 
Дела фирмы неуклонно шли в гору. В 90-х гг. ей принадлежало около 20 погребов в различных частях Петербурга, а в 1913 году их количество достигло 36. С 1902 года фирма «К. 0. Шитт» поставляла вина к Императорскому двору, за что была удостоена звания Поставщика. Свой лучший товар она разливала в специально изготовленные графины белого стекла с фигурным накладным клеймом (рис. 6, предоставлено В. Н. Лапиным). Использовались также и керамические кувшины разных форм с фарфоровыми пробками. Но наиболее распространены были бутылки бордосской формы зеленоватого стекла с клеймом (рис. 7). Клеймо, ставшее в это время уже архаикой должно было подчеркивать солидность предприятия в глазах покупателей. 
Начавшийся в России бум Акционирования не коснулся дела Шиттов, фирма осталась в исключительном владении одной семьи. Зато Василий Эдуардович стал пайщиком Общества пивоваренного завода «Бавария» и завода Искусственных минеральных вод в Александровском парке. 
Первая Мировая война отрицательно сказалась на делах фирмы. Тем нс менее, Шиттам удалось поглотить одну из старейших виноторговых компаний столицы «Теодор Денкер». Владельцем ее считался правнук Корнелия - Эдуард Васильевич Шитт (1889-?). 
После октября 1917 года фирма «К. 0. Шжтт» исчезла.

 

Серийный истребитель И-5 с очень оригинальной раскраской вертикального оперения в белый цвет с нарисованным вверху флажком советских ВВС

5 ноября 1941 года в районе реки Бельбек (Крым) было обнаружено скопление германских войск. На штурмовку вылетело 20 самолетов 11-го авиаполка ВВС РККА. Они шли двумя группами. Первую вел старший лейтенант Алексей Покалюхин, вторую — капитан Николай Хрусталев. 

Обе группы вышли на цель и по команде ведущих начали штурмовку. Удар был нанесён с высоты 600-800 метров. Внизу вспыхнуло пламя. Загорелись два бронепоезда, взорвался бензозаправщик. Самолеты сделали разворот и нанесли второй удар. Но в это время в воздухе появилось восемь немецких истребителей Messerschmitt Bf.109. Разделившись на четверки, они начали атаку. 

Несмотря на то, что советские летчики имели количественный перевес, бой этот для них был неравным. 11-й авиаполк был вооружен не штурмовиками ИЛ-2, а истребителями И-5. Когда-то эти полуторапланы считались неплохими самолетами. Однако с 1939 года были сняты с вооружения ВВС РККА, как устаревшие. Тяжёлые потери лета 1941-го заставили снова вернуть оставшиеся И-5 в строй, но как лёгкие штурмовики и ночные бомбардировщики. Как у истребителей, шансов против немецких Messerschmitt Bf.109, было не много.

Завязался воздушный бой. Когда капитана Хрусталева атаковали два вражеских самолета, друзья поспешили ему на помощь. Используя удачный момент, лейтенант Владимир Фомин сбил один из них. Но второй успел дать очередь по машине капитана. Кабина тотчас наполнилась едким дымом. Самолет терял высоту. У летчика была еще возможность спастись на парашюте. Но кругом лежала территория, захваченная врагом, и приземление означало плен. Капитан напряженно искал выход. Задыхаясь от дыма, он сделал последнее усилие, перевел свой горящий самолет в крутое пике и на глазах однополчан врезался в скопление вражеской техники. Раздался взрыв, и клубы черного дыма поднялись над ущельем. 

Так героически погиб бесстрашный летчик коммунист Николай Титович Хрусталев, до конца выполнив свой воинский долг.

Из воспоминаний сына Хрусталева Владимира Николаевича: «Местные жители мне рассказывали, что в течение двух недель захватчики и близко не подпускали людей к месту падения самолета, настолько большими были их потери. Да и о подвиге отца очень долго мало кто знал. Родом отец был из Грозного. Как-то в Севастополь из столицы Чечено-Ингушетии пришло письмо: так, мол, и так, в Грозном один из проспектов назван именем Хрусталева. Севастополь, конечно, не пожелал отставать от Грозного. Так и у нас появилась улица Хрусталева».

За этот подвиг Хрусталёв Н. Т. посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. В посёлке Малое Садовое на месте гибели героя установлен памятник.

 

1939 год. Германия. Адольф Гитлер с гостями за столом в своем доме в Оберзальцберге. На снимке слева направо: профессор Моррель (Morrel), жена гауляйтера Форстера (Forster) и Гитлер.
Фото: Хуго Йегер

5 ноября 1939 года. Берлин. Американский журналист Уильям Ширер, проживавший в то время в Германии, делает в своём дневнике следующую запись, касательно жизни самого Адольфа Гитлера:

Си-би-эс предлагает мне обрисовать в одной из передач, как трудится Гитлер в военное время. Я навел справки у своих информаторов. Они говорят: встает рано, съедает свой первый завтрак в семь утра. Он состоит обычно из стакана молока или фруктового сока и двух-трех булочек, густо намазанных джемом. Как и большинство немцев, он завтракает дважды, второй раз в девять. Ест то же самое, но в придачу немного фруктов. Рабочий день начинает с изучения государственных бумаг (занятие, которое он не выносит, потому что ненавидит кропотливую работу) и обсуждения плана на день со своими адъютантами, главным образом с руководителем СА Вильгельмом Брюкнером и, особенно, со своим заместителем Рудольфом Гессом, который когда-то был его личным секретарем, а сейчас один из немногих, кому Гитлер доверяет свои сокровенные мысли. До полудня Гитлер обычно принимает командующих трех видов вооруженных сил, заслушивает их доклады и диктует решения. С Герингом он беседует не только по вопросам военно-воздушных сил, но и по общим экономическим проблемам, вернее, по состоянию экономики, потому что детали и теории в этой области его не интересуют. 

Гитлер съедает легкий ланч, обычно овощной суп или омлет с овощами. Разумеется, он вегетарианец, трезвенник и не курит. На ланч обычно приглашает узкий круг лиц, трех-четырех адъютантов, Гесса, своего пресс-секретаря доктора Дитриха и иногда Геринга. Во время этой трапезы подается специально сваренное для него одноградусное пиво, иногда — напиток под названием «Herve», приготовленный из кислой капусты с добавлением мозельского вина. 

После ланча он возвращается в кабинет и работает. Опять государственные документы, совещания, часто с министром иностранных дел, иногда с каким-нибудь возвратившимся германским послом, обязательно с кем-то из партийных главарей, вроде доктора Лея или Макса Амана, своего бывшего фельдфебеля во время прошлой мировой войны, а ныне возглавляющего процветающее издательство «Eher Verlag». Это издательство выпускает газету «Volkische Beobachter», держателем его акций является сам Гитлер. К вечеру он прогуливается в саду за рейхсканцелярией, продолжая беседу с теми, кому была назначена встреча на это время. Гитлер очень любит кино и по вечерам, если нет важных совещаний и поездок по стране, проводит пару часов за просмотром новых фильмов в своем личном кинозале в здании рейхсканцелярии. Больше всего ему нравится кинохроника новостей, и в последние недели он просмотрел все, что снималось на войне с Польшей, включая сотни и тысячи метров пленки, отснятых для военных архивов, которые никогда не появятся в открытом прокате. Любит он и американские фильмы, и ему часто показывают те, что никогда не демонстрировались в Берлине. Несколько лет назад он не один раз настаивал, чтобы ему показали «Это случилось однажды ночью». Хотя, по слухам, он и обожает вагнеровские оперы, в Берлинском театре почти не бывает. Любит кабаре «Метрополь», где ставят незатейливые музыкальные комедии с расчетом на красивых танцовщиц. Недавно он пригласил особенно понравившуюся ему девушку на чай. Но только на чай. По вечерам он любит также приглашать к себе д-ра Тодта, одаренного инженера, построившего большую сеть автобанов с двухполосным движением, а позднее — укрепления Западного вала. Гитлер, стараясь компенсировать непризнание за ним в его юные годы в Вене того, что он считает художественным дарованием, питает страсть к архитектурным макетам и готов часами давать указания доктору Тодту. Говорят, что недавно он даже пытался разработать новую военную форму. Ночью он засиживается допоздна и плохо спит. 

Боюсь, «что это несчастье для всего мира.»

 

В первой половине 20-го века Аргентина, как впрочем, и почти все страны Латинской Америки в первой половине 20-го века, практически полностью полагалась на поставки боевой техники из за рубежа. Так в 1937 году были закуплены в Великобритании несколько легких танков Vickers-Carden-Loyd mod. 1934, которые годом позже уже дефилировали по улицам Буэнос-Айреса. Эти машины использовались, главным образом, в учебных целях. Полноценными же боевыми танками должны были стать чехословацкие LT vz.38, переговоры о поставке которых велись весьма интенсивно. Планировалось закупить 160 боевых машин этого типа, но Мюнхенский пакт и последовавшая вслед за ним оккупация Чехии расстроили сделку. 
А начавшаяся Вторая Мировая война вообще похоронила все планы аргентинских вояк заиметь себе немножко танков. Никто им их не продавал, по той простой причине, что руководство Аргентины вдруг воспылало пламенной любовью к герру Гитлеру, и страны, воевавшие с нацистами, в первую очередь, конечно, США, ввели эмбарго на поставки в Аргентину оружия и боевой техники. 

Тут-то аргентинцы и решили спроектировать свой собственный сугубо национальный танк. Работы над боевой машиной, получившей название Nahuel, или DL 43, начались в 1942 году. 
Первый раз мы автоматически прочитаем название как "Нахуэль" и, возможно, прыснем со смеха, но на самом деле Nahuel, все же читается как "Науэль, что в переводе с языка индейцев аракуана означает "Ягуар", то есть "король джунглей" Южной Америки. 
Автором проекта этого чуда конструкторской мысли стал полковник аргентинской армии Альфредо Аквилис Баиси (Alfredo Baisi), который в то время был директором военного завода Arsenal Esteban de Luca. Недолго думая, инженеры под руководством полковника взяли за основу американский средний танк М4 “Sherman”, попытавшись его максимально упростить и приспособить под невеликие возможности аргентинской военной промышленности. 
Не зря, получившийся в итоге бронедевайс известен среди историков как "танк для бедных". 

На самом деле американский танк не копировали "в слепую". От него позаимствовали ходовую часть с шестью опорными катками на борт и специфической вертикальной подвеской. Необрезиненные катки группировались по два в тележки, к которым также крепились поддерживающие ролики. Расположение ведущих и направляющих колёс не изменилось, хотя их размеры заметно уменьшились по сравнению с М4. Гусеница имела 76 траков. 
Корпус танка DL 43 был сварной конструкции и на американский прототип походил весьма отдалено - скорее, он напоминал немецкий Pz.V “Panther” или советский Т-34. Верхний лобовой лист корпуса толщиной 80 мм устанавливался под углом наклона 65, нижний имел толщину 50 мм. Бортовые бронелисты также устанавливались под большим наклоном и имели толщину 55 мм. Компоновка корпуса была аналогичной М4: в передней части располагалось трансмиссия и отделение управления, в средней – боевое отделение, в кормовой – моторный отсек. 
Башня была оснащена не менее мощным бронированием. Лобовой лист, как и у корпуса, выполнялся из 80-мм брони, борта – по 65 мм, кормовая часть – 50 мм, крыша – 20 мм. 

А вот вооружение аргентинского танка вряд ли можно было назвать сильным. Не имея возможности закупить современные танковые орудия калибром 75-88 мм аргентинские инженеры проектировали башню под установку 75-мм полевого орудия Krupp L/30 M1909, которое было разработано ещё до Первой Мировой войны. Несмотря на почтенный возраст эта пушка выпускала снаряд с начальной скоростью 510 м\с и обладала хорошим воздействием фугаса. Собственно, для Латинской Америки, где ничего мощнее у соперников просто не было, мощности “круппа” было вполне достаточно. 
Вспомогательное вооружение состояло из спаренного с пушкой 12,7-мм пулемета. 
Наблюдение за окружающей обстановкой осуществлялось при помощи смотровых приборов, установленных на верхних люках в носовой части корпуса. На крыше башни монтировался перископический видоискатель с 3-х кратным увеличением, который вращался независимо от башни. 
На танке устанавливался бензиновый 12-цилиндровый двигатель Lorraine-Dietrich мощностью 500 л.с., который выпускался в Аргентине по лицензии на предприятии FMA. 

Для постройки прототипа и дальнейшего производства привлекли значительные промышленные мощности – в работе над комплектующими для танка принимало участие 80 фирм, как государственных, так и частных. В их числе были YPF, Ferrocarriles Argentinos (Аргентинские Железные дороги), лаборатория бронирования кораблей береговой обороны и моторная мастерская Fabrica Militar de Aviones. Перед сборкой опытного образца за 45 дней был построен полноразмерный макет DL 43. 
Уже на этом этапе стало ясно, что вписаться в расчетную массу не удастся и полный вес танка составит около 35 тонн. 

В то время, как союзники высаживали десант в Нормандии в Буэнос-Айресе состоялся показ первых двух недостроенных прототипов DL 43. 
Это произошло 4 июня 1944 года. 
Спустя всего два месяца по улицам аргентинской столицы прошли уже 10 серийных машин. В процессе производства устаревшую пушку Krupp заменили на более мощную Bofors 75/34 M1935. Это орудие выпускала обычный 7,2-кг снаряд с начальной скоростью 625 м\с, 6,8-кг бронебойный – со скоростью 595 м\с, но бронепробиваемость и этого орудия была недостаточной - на дистанции в 500 м, бронебойный снаряд пробивал 62 мм брони. Спаренный пулемет сохранили, а в носовой части корпуса установили три дополнительных 7,92-мм пулеметов Madsen. 
Полная масса серийного танка DL 43 составила 36,1 тонну. 
Первоначально экипаж танка состоял из 5 человек и включал механика-водителя, командира, стрелка-радиста, заряжающего и пулеметчика. Впрочем, очень скоро выяснилось, что управлять тремя пулеметами очень сложно, а их эффективность невысока, в связи с чем экипаж зачастую сокращали до 4-х человек. 

По данным из зарубежных источников было построено 16 танков, которые использовались в аргентинской армии более 20 лет. Крупносерийный выпуск DL 43 так и не был налажен - в конце 1940-х гг. отношения с союзниками наладились, и Великобритания согласилась продать Аргентине партию танков М4 "Sherman". 
Последний "Науэль" был списан в 1962 году.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить