fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.93 (7 Голосов)

Перед началом боевых действий 14 рота (как и весь 133 полк) входит в резерв 12 армейского корпуса и с 16 июня размещается в исходном районе в 20 км. от крепости (н.п. Хотылув). Солдаты в напряженном ожидании. 21 июня перед подчиненными с речью выступает командир роты гауптман Вацек, он объявляет о начале боевых действий 22 июня. Всячески поддерживает моральный дух. Ранее участвовавший в первой мировой войне он добавляет: "Я должен заплатить по старому счету и вы мне в этом поможете". Его фанатизм и неукротимая энергия станет пагубной для защитников крепости, как впрочем и для него самого.
   22 июня в 03.15. начинается ураган огня, который прекрасно слышен всей роте. Что дальше? Из своего лесного лагеря они пока наблюдают лишь воздушные бои в небе. Кому-то не терпится в бой. Кто-то надеется что благодаря "резерву" основные события их минуют.


   Однако "война пошла не по сценарию" и по приказу корпуса в 6.30. полк выдвигается из исходного района в Тересполь. В 10.00. полк уже находится на месте в ожидании задачи. Здесь, на уровне пограничного указателя, между домов и садов скрытно размещается 14 рота.

   Используя заминку, личный состав обеспечивается завтраком. А впереди грохочет крепость. От Буга первые колонны пленных красноармейцев и санитарные автомобили со своими ранеными. Жуткая картина для необстрелянных.

   133 ждет...И дождались...В 12.30. задача получена. В 14 роте судьба-злодейка приготовила испытание 1 и 3 взводам, они пойдут в бой. 2 и 4 взвода осторожный командир полка держит в резерве, в Тересполе. Никто не может сказать, когда они будут востребованы.  Последние уточнения. Вацек, оставив за себя Шнейдербауэра, идет с 3 взводом. Там всего лишь "командир-сержант", да и самому еме не терпиться повоевать (возможно этот вопрос он и не согласовывал с командиром полка). Взвода во главе с Вацеком колонной на автомобилях выдвигаются к Бугу. 3 взвод спешивается у бывшего моста через Варшавский проезд. Обер-фельдфебель Даллингер во взаимодействии с 1 батальоном полка будет действовать на Западном острове. Лейтенант Шмюде со взводом следует дальше вправо и высаживается перед временным мостом через Буг. Ему предстоит поддерживать 2 батальон полка на Южном острове.
Путь следования взводов 14 роты.

Место высадки 3 взвода.

Место высадки 1 взвода.

Из донесения 45 пд от 8.07.1941 года о взятии Брест-Литовска: "...Ввод в бой новых сил 133 пехотного полка (ранее резерва корпуса) на Южном и Западном островах крепости с 13 час. 15 мин. также не внес изменений в положение: там, откуда русские были выбиты или выкурены, через короткий промежуток времени появлялись новые силы из подвалов,домов, канализационных труб и других укрытий и стреляли так превосходно, что наши потери увеличились...".
   14.00. В воздухе грохот. Пехотинцы уже на другом берегу. Саперы на надувных лодках переправляют 3 взвод через Буг. Из-за течения реки место высадки расчетов - где придется. Лодки упираются в берег. Артиллеристы суетятся. На тросах пехотинцы вытаскивают "своего бога войны " на вал.


   На Западном острове перестрелка. Причем кто и откуда стреляет разобрать трудно. Вацек с пехотными офицерами на валу. Наконец разобрались - русские ведут огонь из здания возле Варшавского проезда (прим.-курсы шоферов), казематов земляного вала и с деревьев. Через связных Вацек определил задачи своим "унтерам". Пехотные офицеры - своим. 1 расчет выкатывает "на руках" орудие к перекрестку у Варшавского проезда. Цепью начинает движение пехота. Командир расчета Кохльбахер и наводчик Штокингер "выцеливают" снайпера среди густой растительности. Орудийный выстрел. И тут же Кохльбахер, стоявший на коленях, замертво падает у станины - пуля пограничника попадает ему в голову. Оставив прицел, Штокингер спешит к командиру. И вновь одиночный выстрел - "пограничная" пуля перебивает ему руку. Подносчик Айкмайер бросается к нему на помощь. Укрытия практически нет, только защитный щит орудия. Штокингер от болевого шока орет, в истерике просит пистолет, чтобы застрелиться. На помощь спешит санитар. Вновь выстрел- также с ранением в руку, санитар валится наземь. Наконец ползком добирается очередной "медбрат" и оказывает необходимую помощь. Подносчики Айкмайер и Пойнтнер, на палаточном брезенте одного за другим, утаскивают раненых в укрытие. Орудие "выведено" из боя. У лафета остается лишь заряжающий Фрошауер, который и не помышляет об активных боевых действиях. Однако выход из боя Штокингера не спасает. Он скончается 25 июня в лазарете люфтваффе г. Познань вероятно от потери крови, либо от заражения.

   Остальные расчеты ведут огонь по "курсам шоферов" с других направлений. Безуспешно. Пехоте не подняться из-за меткого огня пограничников со всех сторон. "Легенда о спецназе Западного острова" не лишена реальности. Ведь наряду с шоферами, хозяйственниками и курсантами на острове находятся и пограничники 3 года службы. Настоящие мастера своего дела. Они, самые лучшие,  отобраны на сборы спортсменов и кавалеристов со всего погранотряда. И сейчас вермахтовцы в этом убеждаются на "своей шкуре". Вдобавок ко всему ими руководят опытные командиры-пограничники, которые на голову выше своих обучаемых. Наступающие откатываются в укрытия. Фрошауер ни жив ни мертв лежит у орудия. Возникает тактическая пауза. Вацек понимает - из бывших "участников боевых действий" он оказался один. Пехотные командиры новички. Хотя-бы дня 2-3 им надо для опыта повоевать. Но...решать вопрос с "курсами шоферов" необходимо решать сейчас, а не когда-нибудь. И он берет бразды правления в свои руки. Унтер-офицера Бетхера, своего командира отделения управления он назначает в расчет вместо убитого Кохльбахера (из Тересполя он  взял с собой часть отделения - сказался опыт). Подтягивает минометчиков пехотного подразделения. Определяет сигналы. Начали...Минометчики открывают огонь. Бетхер, Айкмайер, Пойнтнер бегут к орудию. Фрошауер уже загнал в казенник снаряд. После Штокингера он должен стать наводчиком. Однако его колотит мандраж и Айкмайер наводит орудие.

   Пойнтнер Йоганн, 1911 г.р., скончался в госпитале Бреста 20 ноября 1941 года.

   Выстрел. Пехота поднялась, Вацек лично возглавил атаку. Выстрел. Времени больше нет. Все в пыли и грохоте. Воодушевленный поступком командира роты расчет действует слаженно как на учениях. Здание курсов шоферов горит. Пехота залегает у самого здания. Орудие выдвинуть вперед. Колесо орудия поднимается то влево то вправо, когда проезжает по убитым. Снова выстрел. Прекратить огонь. Падает с ног Бетхер - его достает очередная снайперская пуля - карьера не сложилась (прим.-странно, но в Книге потерь 45 пд он не обозначен). Впереди ближний бой. Кое-где в здании и у него пехотинцы сшиблись врукопашную. Русские сломлены. Уцелевшие курсанты-пограничники пленены. Ранены обер-фельдфебель Даллингер и рядовой Ахамер с огнестрельным ранением в грудь. Их эвакуируют. Ахамер скончается в лазарете Бяла-Подляска на следующий день. Теперь взвод принимает командир 2 расчета Мюллер. Вацек озабочен - еще такое боестолкновение и он останется без "унтеров". И еще теперь он точно уяснил - его место здесь, в боевых порядках. А бой на острове кипит. Пехота уже пошла к Цитадели. Панцерягеры с орудиями за ними вслед. Орудия маскируются в прибрежных кустах напротив Тереспольской башни и прилегающих отсеков кольцевой казармы. Оттуда по кустам стреляют красноармейцы. Стрельба и в тылу - на острове.
   1 взвод на Южном острове блокировал выход из Южных ворот.

На острове идет бой. Пехоте нужна поддержка. Совсем рядом с воротами русские закрепились в двухэтажном здании (прим.-полковая школа 84 сп). Их надежно блокировали, но подавить сопротивление не удается. Лейтенант Шмюде отправляет один расчет орудия на "передовую". Она проходит по гребню вала. Пехотинцы с огневиками втаскивают орудие на вершину вала. Короткие приготовления расчета и здание расстреливается в упор.

   Вглубь острова пехота не идет и основная задача Шмюде - ворота.
   К вечеру первого дня 3 взвод вместе с пехотными подразделениями оттягиваютя на внешний вал Западного острова. Оборудуют огневые позиции. 1 взвод с пехотой у Южных ворот.
   23 июня взвода остаются на местах. С перерывами на призывы о сдаче в плен, продолжается артобстрел крепости. У Южных ворот проводится активный прием пленных красноармейцев. Артиллеристы в готовности у своих орудий.


   17.00. огневой налет повышенной мощности по Цитадели. Около 18.00., через Тереспольские ворота, с редкими перерывами выходят под белыми флагами первые группы сдающихся в плен. Около 19.00. бесконечные колонны. Они направляются через Западный остров прямо на позиции подразделений 133 полка. Изможденные, израненные, по-возможности оказывают помощь друг другу. Пехотинцы приступают к приему пленных. Комбат-1 Фрайтаг в раздумье: нельзя откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. И принимает решение - используя благоприятную обстановку, частью сил войти в Цитадель и захватить (уничтожить) остающегося деморализованного противника. 3 взвод следует за пехотой.  У Тереспольских ворот панцерягеры пристально вглядываются в окружающие развалины. Причем Мюллер использует пленных с белыми флагами, они могут пригодиться и в качестве "живого щита". Пехотинцы углубляются во двор Цитадели.


   Но нет, сдались не все. В возникшей было тишине из подвалов громко звучат выстрелы. И вновь потери в 133... Впереди ночь и расправа с защитниками откладывается на завтра. Подразделения вновь оттягиваются на внеший обвод крепости, освобождая территорию для работы тяжелых артиллерийских систем.
   24 июня востребован 2 взвод. Из Тересполя фельдфебель Адам выдвигается к 3 батальону, окопавшемуся у Восточных валов Северного острова... Готовится "повторный штурм" крепости.
   11.30.-11.45.- сильный огневой налет. "Штурм" начался. Пехотинцы 1 батальона снова пробиратся в Цитадель.
Защитники открывают огонь. Гауптман Вацек вновь впереди атакующих. В 12.15. он с пехотинцами прорывается к костелу, тем самым освобождает окруженных с 22 июня солдат 135 пп и 81 сб. Подтягиваются расчеты орудий. Особенно сильный огонь по атакующим ведется из развалин правее Трехарочных ворот (прим.- "Дом офицеров"). Пехота укрывается от убийственного огня. В дело вступают "противотанкисты".


Вместе с ними работает и 13 рота пехотных орудий. Командир взвода Мюллер (на переднем плане) по поручению Вацека командует всеми на этом участке.

   Расчеты меняют позиции, но подавить огневые точки русских не удается. Соответственно пехоте вперед не пройти. Много раненых. При оказании помощи одному из них получает пулю в голову санинструктор Гюра.

   На Северном острове приходит в движение 3 батальон. Сломлено сопротивление 98 опад. Пехотинцы через ДНС продвигаются вглубь острова. Панцерягеры Адама и расчеты 13 роты следом. Передовая цепь достигает подножия вала Восточного форта и натыкается на яростный огонь защитников. В единоборство вступает артиллерия 14 и 13 рот.

   Окончательно сломить сопротивление защитников в очередной раз не удается. 2 взвод закрепляется с пехотой на Восточных валах. Взвод Шмюде выходит к Мухавцу и берет под контроль Холмский мост (справа рядовой Штайнигер).

   Командир роты Вацек с 3 взводом выходит за Тереспольские ворота. После тяжелого дня боев необходим отдых. Но непосредственное охранение необходимо - назначен расчет Радингера.

   Вацек неутомим, он среди солдат. Впереди трудный бой - надо поддержать личный состав. Мыслями он уже в завтрашнем дне - добить советы...

   25 июня настает очередь 4 взвода. Командир полка использует последние резервы - 50-мм. орудия. На рассвете Вацек покидает Цитадель и прибывает в Тересполь. К 9.00. 4 взвод должен прибыть на Южный остров. Краткие сборы и взвод во главе с ротным двигается по маршруту, ранее которым проследовал Шмюде. У Южных ворот Вацек останавливается. Далее он и взводный Шнейдербауэр идут пешком к Холмским воротам. Всюду следы ожесточенной борьбы: руины зданий, массы обломков, разрушенная техника, мертвые русские, убитые лошади. Над всем этим едкий запах трупов и пожаров. У моста Шмюде с докладом об обстановке. Пехотинцы впереди - в Цитадели. Вацек со Шнейдербауэром переходят мост, проскальзывают арку ворот. Начинается зона непосредственных боевых действий, а для офицеров рекогносцировка. Сразу у ворот груда камней. За ними унтер-офицер пехоты, предупреждает - везде снайперы. Офицеры устраиваются рядом. Вацек ориентирует. Слева - костел, прямо Белый дом (прим.-Инженерное управление), за ним правее - "Дом офицеров", рядом - продолговатое одноэтажное здание (прим.-конюшни), за ним - "Северный флигель" (прим.-Белый дворец). Задача - поддержать действия пехоты против "Дома офицеров" и "Северного флигеля". Оба места заняты врагом. Все предельно ясно. У Вацека еще 3 взвод, который на прежней позиции в районе костела. Он спешит туда.

Шнейдербауэр Ф.

Шнейдербауэр возвращается к Шмюде. Через связного из 1 взвода вызывает свой взвод к мосту. Прибывают расчеты. Орудия снимаются с передков. Автомобили обратно - к Южным воротам. Быстрыми рывками взвод подкатывает орудия к Инженерному управления. Командир пехотного взвода, чьи позиции здесь, тоже предупреждает об опасных снайперах. А также добавляет, что под зданием Инженерки, в подвалах, русские. так что не расслабляться. Справа от Инженерки тянется забор с каменными опорами и видимо хороший сектор обстрела. Надо присмотреться. С Аблингером - командиром 1 расчета, Шнейдербауэр выскальзывает из здания. Вокруг засвистели пули - русские открыли огонь. А слева уже давно грохочет, Вацек с 3 взводом обрушил огонь на защитников. Надо торопиться. Из Инженерки дробно стучит пулемет прикрывая своих. Шнейдерман с Аблингером возвращаются невредимыми. Командиру 2 расчета Феллнеру - позиция с противопожной стороны здания. К бою. Выкатив орудия на огневую, расчеты открывают огонь по массивной двухэтажной казарме правее Трехарочных ворот.

   Около полудня связной от комбата-1 передает запрет на применение орудий - у "Дома офицеров" будет работать саперный батальон. И точно. Чуть спустя саперы появляются на крыше. С помощью шестов спускают взрывные заряды в окна и бойницы. Потом подрывают. Надо позаботиться о тыле - неизвестно как все далее сложится. И Шнейдербауэр приказывает "законопатить" все возможные выходы и окна из подвала, что не успели сделать пехотинцы. Солдаты берутся за дело. Из подземелья громкий выстрел - ефрейтор Харрер валится на кирпичи с пулей в голове. Солдаты беспорядочно стреляют в непроглядную тьму...

Место гибели ефрейтора Харрера А.И.
   Около 16.00. "передний край" облетает весть о гибели гауптмана Вацека. Кто-то говорит, что его "перекреститили" пулеметной очередью. Однако скончался он от все того-же "огнестрела" в голову.
   Из донесения командира 133 пп от 27.06.1941 года: "...При овладении Центральным островом Цитадели особо отличился командир 14 роты гауптман доктор Вацек. Назначенный по его собственной просьбе руководителем штурмовой группы, 24.06. он освободил более 40 военнослужащих своей дивизии, уже два дня окруженных русскими в церкви на Центральном острове. Именно его действия дали 1 батальону инициативу к немедленному овладению Центрального острова, захваченного, кроме отдельных гнезд сопротивления, у ошеломленного врага  с незначительными потерями.
Полк считает, что гауптман доктор Вацек, родившийся 23.05.1893 года в Вене, особенно достоин упоминания в сообщении O.K.W. и предлагает его для этого...".
   Взрывы саперов продолжаются до вечера. 4 взвод снимается с позиций и отходит к Холмским воротам. Солдаты в ожидании очередной команды.

   "Сержантский состав" собирается своим кругом.

   Обязанности командира роты временно исполняет лейтенант Шмюде. 4 взвод переходит мост и устанавливает орудия у позиций 1 взвода.


   Очаг обороны русских не подавлен, возможна попытка прорыва. Пулеметные расчеты Дойтингера и Хельвига остаются с пехотинцами в заслоне, в Инженерном управлении.
   26 июня для роты "война заканчивается". 4 взвод отведен в равелин у Южных ворот. 3 взвод к Тереспольским воротам. "Дом офицеров" терзают саперы и штурмовые группы пехотинцев. 1 взвод по-прежнему у Холмских ворот. Солдаты бездельничают. Унтер-офицер Руспекхофер с сослуживцами "шарятся" по разгромленным казармам 84 сп и 132 обкв (попросту говоря мародерничают). И...обнаруживают укрытое защитниками Знамя конвойного батальона. Знамя вместе с трофеями приносят к ВрИО ротного Шмюде...
   27 июня от полка выделяется пехотный батальон для охраны Южного, Западного островов  и укреплений Цитадели. Остальные подразделения, в том числе 14 рота (3 взвода) выведены из крепости. Рота размещается на складе строительных материалов в Бресте.
   28 июня с Северного острова прибывает 2 взвод.
   29 июня рота на отдыхе. Вооружение и техника обслужена. И как пишется в протоколах личный состав "проводит время по своему усмотрению". В центре "руки в боки" унтер-офицер Трогер (погибнет в 1944 году в "Бобруйском котле").

Кроме того Шмюде организует "фотосессию". Переодевается в красноармейскую форму. Достается все что награбили в крепости. У Руспекхофера на пилотке орден Красной Зведы. Вместе со Шмюде они позируют со Знаменем батальона НКВД. 29 июня Знамя передается в полк...




   30 июня в роту прибывает ее новый командир - обер-лейтенант Вехтлер. И постепенно начинает приводить роту "к нормальному бою".
   1 июля представители роты на кладбище 45 пд принимают участие в "торжестве памяти героев" - поминовении погибших при овладении Брестом.

   2 июля рота убывает в свой "дальнейший поход на восток". Остановка в Жабинке. "Награды находят своих героев". Командир полка оберст Кюлвайн вручает Железные кресты 2 класса отличившимся при штурме крепости (слева направо) унтер-офицерам Мюллеру и Эрхоффу (14 рота) и обер-ефрейтору Гузенбауэру (саперный взвод).

   На этом заканчивается "Брестский этап" 14 роты. Впереди вся война и бесславный конец вермахта,а в целом "похода на восток"...

 

КОМИССАР ВОСТОЧНОГО ФОРТА.
Одна из загадок БК. В сущности что о нем известно? Один из организаторов обороны ВФ с неизвестной судьбой. Но похоже многое идет вразрез с устоявшейся версией обороны форта.


Скрипник С.С. - сверхсрочник (1937 г.)

Скрипник С.С. - политрук (1941 г.)

Скрипник Степан Сергеевич- 1911 гр, с Табаново, Голованевский р-н, Кировоградской обл. Член ВКП(б).
В РККА призван в 1933 г.
С 1935 г. - сверхсрочная служба.
С 1937 по 1939 годы - обучение в Горьковском военно-политическом училище.
С 1939 г - заместитель командира по политической части 3 пул роты 3 сб 333 сп.
Семья:
-Скрипник Ольга Павловна- 1917 гр с Курное Червоноармейский р-н Житомирская обл.
-Скрипник Нелли- 1937 гр.
-Скрипник Станислав- 1941 гр.

Скрипник с семьей проживал в ДНС на Кобринском укреплении. С началом войны семья осталась в доме. Наряду с другими семьями утром 22 июня жена и дети Скрипника были пленены и выведены из БК через территорию 125 сп. Там же за валом и отпущены на все четыре стороны. После войны все члены семьи остались в живых.
Сам же Скрипник оказывается в Восточном форту. Где, как известно, принимает активное участие в организации обороны. Он воодушевляет личный состав, им проведено 3 партсобрания, впрочем об этом написано много...

Штрихи к портрету, хронология событий.

Сухолуцкий С.М.:
"...После смерти Шрамко командование на нашем участке принял политрук-пехотинец, примкнувший к нам в первые дни войны (фамилии не знаю). Помню, что это был человек среднего роста, крепкий, энергичный, круглолицый и говорил нам, что сам он из потомственных шахтеров...".

Черняев И.Ф.:"...И сейчас я вижу Скрипника словно живого. Бывший шахтер, высокий и красивый, он скоро стал душой нашей обороны. Его вьющиеся волосы удивительно гармонировали с ясными, теплыми глазами, в которых нет-нет, да и блеснет лукавая, чисто украинская усмешка. Авторитет его среди солдат и офицеров был абсолютно непререкаем. К Скрипнику как к более опытному и знающему человеку шли с любыми вопросами. Как никто другой, умел он подбодрить упавшего духом, скрасить тяжелую обстановку удачной шуткой...".

Семенюк Р.К.:"...Много бодрости вселял в нас кудрявый сметливый политрук Скрипник. Он говорил, что скоро придут наши части, мы все объединимся и будем продолжать наступление на запад...".

Гаврилов П.М.:"...26.06.1941 г. Часов 5-6 сделал сильный артналет. С севера, востока и запада сильно атаковали. Часам к 12 противник распространился по валу у Северных ворот. Ушел комиссар...".

Р.Алиев ШБК:"...Исчезновение комиссара в Восточном форту заметили быстро. Один из защитников, Косов, обратил внимание, что четырехствольный пулемет, основное средство обороны Восточного форта, внезапно замолчал. Решив выяснить, в чем дело, Косов, перебежав в это помещение, где (по его словам) под командой некоего политрука 30 человек набивали ленты для четырехствольного пулемета, увидел, что там никого нет, а пулемет разобран. Тогда Косов побежал в штаб, доложить обо всем Скрипнику (вероятно, потому, что знал его, своего сослуживца по 333 сп, гораздо лучше, чем Гаврилова). Но в штабе Скрипника не было, лишь майор Гаврилов. Когда Косов доложил ему о ситуации с пулеметом, Гаврилов обронил загадочную фразу «Спасается, кто как знает…». В ответ на вопрос Косова о том, где находится Скрипник, Гаврилов промолчал...

Боевое донесение 45 пд о взятии Брест-Литовска:
"...27.06.41 г. От перебежчика из Восточного форта стало известно, что там держат оборону приблизительно 20 офицеров и 370 человек с одним счетверённым пулемётом, 10 лёгкими пулемётами, 10 пистолет-пулеметами, 1000 гранатами, большим количеством боеприпасов и продовольствия. Воды мало, но её добывают из выкопанных ям. В форту есть женщины и дети. Душой сопротивления являются один майор и один комиссар, большинство окружённых из 393 зенитного дивизиона 42 стрелковой дивизии...".

Судя по датировке и объему информации этим "перебежчиком" мог оказаться и Скрипник. Причины покидания ВФ Скрипником остаются неизвестными (может это вообще была попытка прорыва). Но примечательно что 27-28 июня также пленены командиры-защитники ВФ из 333 сп - Автушко, Бородич, Черняев. Вероятно исход из форта был групповым и причем состоящий из "пришлых 333 сп".

Касаткин К.Ф. вспоминал о первом дне нахождения в плену: "...Подходят к нашей группе. Где майор Гаврилов? (немцы уже знали его фамилию) Где капитан? Где политрук? У политрука светлорусые волосы и два золотых зуба. Они наверное запугивали вас и говорили о том, что вас расстреляют. Нет, мы вас расстреливать не будем, а вот с ними бы мы поговорили...".

Это 30 июня. И если немцы до сих пор искали политрука, то может быть "комиссар Восточного форта" по-прежнему находился среди плененных защитников?

Ну и самое интересное. Из послевоенной переписки защитника БК Косенкова Ф.П.(осенью 1941 г. он бежал из лагеря Южного городка и под чужой фамилией проживал в оккупированном Бресте):
 "...Читая книгу "Брестская крепость", я обнаружил на с. 127 политрука Восточного форта С.Скрипник. Фотография меня очень заинтересовала и даже очень. Смирнов пишет, что его последствия неизвестно. Мне насколько помнится, что Скрипник жив был и я с ним вместе работал в период оккупации. Фамилия его тоже была Скрипник, но звать не знаю. Жил он на ул. Каштановой, идя от крепости второй или третий дом направо, деревянный домик. У него была жена и двое детей. Описываю его наружный вид. Среднего роста, даже ниже среднего. Рыжеватый. Всегда улыбающийся. При разговоре вроде шепелявит, но почти незаметно. Я с ним встречался до освобождения Бреста. А потом его не видел, так как я ушел в армию. Его знают Шихов Алексей Петрович, работает сейчас старшим диспетчером железнодорожной центральной ст. Брест. А также Новиков Виктор Васильевич, работает в товарной конторе Брест-Центральный. А также Мухин Александр, работает не знаю где, но в городе. Также его знает Аршинова-Никитина Ася, работает на ковровом заводе г. Брест. Я прошу связаться с ними и они скажут может быть его имя, я лично не помню. На фотографии он очень похож, с которым я работал и вышеуказанные товарищи. Прошу расспросить этих товарищей и может это действительно политрук Восточного форта, который был вместе с майором Гавриловым. При разговоре с ним раньше, он хорошо знал крепость и о ней рассказывал. Мне кажется вероятно это он будет...".

Вероятно вопросов появляется еще больше. На них надо искать ответы...

Коменты:

Косов Скрипника вспоминал много. Последнее упоминание о нем:
"...А утром немцы вновь пошли на приступ, ворвались в ворота форта и в казематы, обороняемые группой Скрыпника. Впервые с начала боев им удалось это и только потому, что в первые минуты гитлеровской атаки захлебнулся наш счетверенный пулемет: зенитчики, которые были в его расчете, лежали мертвыми.
Но как только к пулемету пробралась замена и он начал свою огневую работу, фашистов удалось отбить. Ценой тяжких потерь досталось нам это: погибла вся группа Скрыпника -- на его фланге казематы пустовали, их теперь охраняли только мертвецы..." (И. Л. Косов. 19 дней в Брестской крепости. Сталинградское книжное издательство, 1958, стр. 33-34).

Дата не указана, но, по Косову, это произошло после 27 июня и после отправки женщин в плен.

 

Обратите внимание на слова начштаба Лукина – хотя оборонительные сооружения корпуса вокруг Бреста и не были до конца подготовлены к обороне, но в случае своевременно вывода этих стрелковых дивизий (6-й и 42-й) из Бреста, они вполне могли свою задачу – как приграничные дивизии – выполнить. И задержать как и положено по ПП немцев. На время необходимое для развертывания и отмобилизования войск второго эшелона округа.
Ответ-показания Лукина – были засекречены сразу же. Ведь его слова – это приговор Коробкову и Павлову. Но – жаль, что он не ответил еще при жизни Сталина. Наверняка – он бы гораздо больше показал о событиях в Бресте…

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.