fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)


Вечером нас собрали в ротном КП. Он находился, прям в центре обороны, в Роще «Фасоль». Наша рота была разбросана по всему периметру. Моя группа- 4 пулемета, вернее уже три, в Большом устье, вплоть до «Ручки».( в оригиналеKnopfchen) (Так называлась стрелка слияния Угры и Вори). Затем два пулемета тут в «Фасоли», и остальные - на правом фланге в районе Красной Горки и Красного октября. Одно минометное отделение находилось в овраге за Большим устьем, второе в Красном октябре. По результатам боя потери в роте составили девять человек убитыми и восемь человек раненых. В основном от артобстрела.


Один тяжелый пулемет выведен из строя, Тут, в Фасоли, одним и тем же снарядом убит курьер и тяжело ранен дальномерщик. По словам командира, капитана Гренцеля, в остальных ротах ситуация сильно хуже. Со слов перебежчиков, против нас действовала с лева на право -53 стрелковая дивизия. Она овладела малым устьем и закрепилась там, затем -5 Гвардейская стрелковая дивизия, и правее Аксинино до косой горы 415 СД. Плюс с фронта нашей 17 дивизии из под Шеломцов, сюда переброшены остатки русской 18 танковой бригады.
Эту ночь мы в полном составе провели на позициях. Русские пытались, под прикрытием темноты подползти к нашей колючке, чтоб сделать проходы, но мы их закапывали в снег. Напротив, «Красной горки»тоже всю ночь шла перестрелка. Переправившиеся на наш берег противник пытался закрепиться, мы пытались не дать ему этого сделать. Тем не менее, за ночь силами, наверное, всей дивизии, они смогли перетащить на себе бревна и построить несколько дотов, и выложить бревнами переправу прям по льду. С утра, когда рассвело мы были изумлены, увидев, вполне пригодный к обороне, плацдарм. Такой прыткости мы от них не ожидали. Утро началось с того, что прилетела русская авиация и начала бомбить наши тылы. Потом к ней опять подключилась артиллерия. Как в предыдущий день артобстрел длился около часа. По дороге между оврагом и Большим устьем носилась раненая лошадь. Я втиснулся в нишу укрытия, а звуки разрывов, вой осколков сотрясение земли и ржание превращало на слух все происходящее снаружи похожим на пришествие всадников ада. Иногда сверху сыпалась тяжелая земля. Как только обстрел поутих, и русские самолеты тоже исчезли появилась три звена наших истребителей и сделав круг над нами улетели в сторону Юхнова. Мы высунули головы из наших укрытий. Прям перед нашим пулеметом, метрах в 10 лежала убитая лошадь, практически полностью перекрывая весь обзор. Я дал команду перемещаться на запасную позицию, а сам пошел по траншее проверить, как обстоят дела у остальных расчетов. Последний из них находился в доте в «Ручке» и я пошел туда. Траншея шла прям через деревню, но мы обычно ходили прямо по льду реки, под прикрытием склона. Дот был повернут вдоль Угры в южном направлении. Отсюда просматривался, если не весь русский плацдарм, то во всяком случае переправа была видна. Я опять увидел странную картину. На переправе скопились русские танки, опять образовавши затор. На самом краю рощи «ручка» были наблюдательный пункт и позиции (Kr.Sch.Btl.40) и они не скрывая удовольствия рассказали мне, что пока был артобстрел, русские было пошли на штурм «носка»,подошли танки, первый танк, сразу как переправился – подорвался на мине, и другой, который попытался его обойти справа. Остальные скопились сзади и в атаку не пошли. Удивительно, но они не проверили заранее плацдарм и место предполагаемого наступления на наличие противотанковых мин. Вот сейчас бы сюда нашу авиацию. Такая цель шикарная пропадает.
Я вернулся обратно к первому звену. Теперь наверняка Русские будут ждать до ночи, потом оттаскивать поврежденные машины, потом разминировать под прикрытием темноты. Можно на сегодня расслабится, а ночью достать их минометами. В обед, вместо горячей пищи нам принесли консервы. Сказали, что нашу кухню разбомбили еще сутра. Но повар никто из поваров не пострадал. После обеда мы попытались оттащить лошадь, для чего позвали на помощь солдат из пионер батальона, занимавших траншею по левую руку. Пока мы с ней ковырялись, со стороны Аксинино опять раздался шум танковых моторов. Я бросился снова к «Ручке» посмотреть, что там происходит. Очевидно, Русские не стали ждать ночи и смогли таки разминировать склон перед собой, да так, что мы не заметили их активности с такого расстояния.
А дальше происходило следующее. Сперва КВ пошел вверх перпендикулярно склону, но чуть, менее чем на треть, поднявшись, съехал на брюхе вниз. Следом это повторил танк т34. Единственное, что ему удалось подняться чуть выше. Затем мы это наблюдали продолжительное время. КВ больше попытки не повторял, а более легкие т34 бросались на склон и сползали вниз. Толи очень глубокий снег, толи склон под снегом обледенел. Обойти самое крутое место справа они не решались, должно быть, опасаясь с одной стороны подставить борт под наши пушки, (их легкий танк, стоящий неподвижно на склоне был им хорошим об этом напоминанием.), с другой стороны возможно и наличие там наших мин. Этот участок уже хорошо нами простреливается и русским действительно нужно дожидаться ночи, чтоб запустить саперов. Уже под самый вечер, одна из тридцатьчетверок, смогла-таки, подняться на вершину склона встав сверху напротив «Щетки» (Burstenwald) начала обстреливать рощу перед собой фугасными снарядами, пытаясь, выявит наши огневые точки. Из противотанковой артиллерии там были только 20 мм пушки, две 37 мм пушки и противотанковые ружья. Всем этим мусором мы не могли причинить ему ни какого ущерба, по этому, мы не открывали ответного огня. Как стало темнеть, Русский пятясь задом убрался восвояси. Все это время мы особенно не видели их пехоты.

Спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.