fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.08 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

"В 1942 году наша Курская область была частично оккупирована немцами. Выбрали старосту, как и везде, и староста начал по приказу немцев забирать молодежь. Или в Германию или в полицию.
          Но мы ни туда, ни туда не хотели. Это одно и тоже, что служить на стороне германской армии. Поэтому мы, трое ребят, собрались и пошли в Брянский лес. Пришли в отряд Ковпака, но Ковпак говорит: "Я понимаю, вам деваться некуда, не хотите ни в Германию, ни в полицию. Но все-таки вам надо вернуться домой, и придти к нам с оружием в руках". Ну, и мы, конечно, вернулись домой.
          Через некоторое время мы опять пришли к Ковпаку - у каждого по карабину и гранаты с деревянными ручками. Говорит: "Молодцы, запишу вас в разведку".
          Подучили минировать, разминировать, дали винтовку с глушителем - снимать немецкие посты. Часто нас посылали в разведку и на дороги, подрывать мосты и эшелоны.
          А потом, частично, наш отряд соединился с регулярными частями Красной Армии, и я стал рядовым 193 стрелковой дивизии. Я узнал, что деревня моя сожжена, и много стариков и детей убито. Особенно свирепствовали мадьяры - они были очень жестокие, добровольцы, воевали за деньги.

          Мы стояли тогда в обороне под Севском, а потом пошли в наступление на Новгород-Северский. К тому времени я подучился на снайпера и под Севском открыл свой боевой счет. Вообще, снайпер должен действовать с напарником. А я вылез как-то один, залег в окопчик и наблюдаю.
          Смотрю - идет немецкий офицер с девушкой. Я выстрелил, офицер сразу же упал, а девушка закричала. Немцы открыли огонь. Отлежавшись в окопчике, я вернулся к своим и доложил начальнику, что убил офицера. А он мне: "Я тебе не верю".
         Мне обидно стало, первый раз и не поверили, надо было с напарником идти! На другой день, рано утром, вижу - метрах в пятистах немец копает окоп и выбрасывает землю. Я подозвал командира, который не записал мне офицера: "Скорее, скорей!".
         "Что скорей?". "Смотрите! Сейчас вылезет немец, будет землю разбрасывать". "Давай, давай стреляй быстрее!". И в бинокль наблюдает. Я прицелился, выстрелил, немец упал. "О, - говорит командир, - ты молодец, меткий стрелок, пожалуй, вчерашнего офицера я тебе тоже запишу".

30714995_1804931816468473_6533012524164448256_n

          Взяли Новгород-Северск и пошли дальше. Дошли до реки Сож. И вот здесь мне пришлось с небольшой группой форсировать речку... Пошел туда, откуда стрелял немецкий пулемет.
         Там было четверо немцев, одного я убил из пистолета, а один стал просить, чтоб не убивал, взял в плен, двое киндер, мол. Жалко мне его стало, привожу его к командиру, так вот и так - взял в плен.
         "Зачем он нужен, ну и что я буду делать с твоим пленным, ты же видишь - немцы кругом!", - говорит командир. Я отвечаю: "Не могу я пленного расстреливать". Он тогда вызвал связиста. "Расстрелять, - говорит, - немца надо".
         А через некоторое время послал меня вместо связиста по кабелю, который шел к штрафникам. Связь эта внезапно оборвалась, а посланные по кабелю связисты назад не вернулись. "Придется тебя посылать", - говорит командир.
         Я пополз вдоль кабеля и скоро, метрах в 30 впереди, увидел наших убитых связистов. Я сразу отполз в сторону и замаскировался - почувствовал что связисты убиты немецким снайпером.
        Стал тихонько приподнимать каску. Выстрел! По вспышке заметил, что снайпер сидит на елке. Далеко, метров 600-700. Я выстрелил два раза и опять проверяю каской и чувствую, что немец убит. Наладил связь и вернулся.
         За бои на этом плацдарме, за форсирование реки Сож меня первый раз представили к званию Героя. Но не дали. Дали медаль "За отвагу". А списки эти, геройские, разбомбило вместе со штабом полка...

//www.flickr.com/photos/155637875@N05/41278352054/in/dateposted-public/" title="41012583715_f9a5427fbf_o" rel="nofollow" target="_self">41012583715_f9a5427fbf_o

           Дальше, после Сожа, мы пошли в наступление, и дошли до Днепра в Белоруссии. И здесь командующий фронтом Рокоссовский приехал в нашу дивизию и сказал, что нужен человек, который первым переправится на тот берег и водрузит там знамя.
          Я вызвался. "Раз ты первый вызвался - подбирай себе людей", - говорит Рокоссовский. Я взял автоматчиков, и после артиллерийской и авиационной подготовки, мы, впятером, спустили на воду резиновую лодку и поплыли.
          Когда до противоположного берега оставалось 20 метров, лодка была пробита, но берег был уже рядом. Мы кинулись к немецким окопам, забрасывая их гранатами, и вступили там в рукопашный бой. Двое наших ребят погибли, а мы, уже втроем, кинулись дальше...
           Потом Рокоссовский поздравил меня с присвоением звания Героя. А саму Золотую Звезду мне вручал М.И. Калинин." - из воспоминаний ефрейтора 865 стрелкового полка 193 стрелковой дивизии Н.И.Сечкина.

Про автора воспоминаний: https://ru.wikipedia.org/wiki/Сечкин,_Николай_Иванович

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.