fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

Рассказ бывшего военнопленного М. Шейнмана. (из Черной книги И. Эренбурга и Д. Гранина): 

С ноября 1941 года по 12 февраля 1942 года я находился в Вяземском "госпитале" для военнопленных По свидетельству врачей, работавших тогда в "госпитале" и в лагере, за зиму 1941/42 года в Вяземском лагере умерло до семидесяти тысяч человек Люди помещались в полуразрушенных зданиях без крыш, окон и дверей.Часто многие из тех, кто ложился спать, уже не просыпались - они замерзали. В Вязьме истощенных, оборванных, еле плетущихся людей - советских военнопленных - немцы гоняли на непосильно тяжелые работы. В "госпиталь" попадали немногие - большинство гибло в лагере. 

Из Вязьмы я в феврале 1942 года был переведен в Молодечненский лагерь (Белоруссия). Здесь, по свидетельству врачей и санитаров, к этому времени (с начала войны) умерло до сорока трех тысяч человек, умирали главным образом от голода и тифа. 
... 
В Замостье, в лагере для офицерского состава, за зиму 1941/42 года, по свидетельству моего товарища по плену Шутурова Д В. (Днепропетровск), из двенадцати тысяч человек к концу марта 1942 года осталось две с половиной тысячи. Остальные умерли от голода и холода. 
... 
В ряде мест осенью и зимой 1941/42 года немцы устраивали лагеря военнопленных под открытым небом. Так было в Замостье, в Сухожеброво (около Седльца). в Минске и в других местах Результатом этого была почти поголовная гибель находившихся здесь людей. В лагере рядового состава в Замостье в конце 1941 года пленные жили под открытым небом. В октябре выпал снег. За два дня две тысячи человек замерзло. 

Зимой 1941/42 года немцы в лагерях по утрам выгоняли пленных из бараков на двор и не пускали в помещения до ночи. Люди замерзали. Раздача пищи тоже производилась на морозе 
... 
Тысячи военнопленных гибли на этапах и при перевозке по железной дороге. Этапы отправляли часто пешком. Отстававших пристреливали и это практиковалось до последних дней войны. Часто конвоиры стреляли в колонны пленных исключительно ради забавы. Зимой 1941 года были случаи, когда из лагеря выходила колонна в шесть тысяч человек а к месту назначения приходили две - три тысячи. Остальные либо замерзали в пути, либо были убиты немцами. 

По железным дорогам пленных перевозили либо в товарных вагонах (без печек), либо на открытых площадках. В каждый вагон помещали до ста человек Люди замерзали и задыхались от отсутствия воздуха В феврале 1942 года "госпиталь" военнопленных из Вязьмы перевозили в Молодечно. По пути на каждой остановке из вагонов выносили умерших от истощения и замерзших. 
... 

В плену я находился в "госпиталях" лагерей военнопленных в Вязьме, Молодечно, Кальварии, Ченстохове, Эбельсбахе. Слово "госпиталь" никак не подходит к этим учреждениям. В Вязьме госпиталь помещался в полуразрушенных, брошенных жителями домиках, на окраинах города и в развалинах корпусов маслозавода. В домиках всегда было холодно и темно. Раненые валялись на голом полу. Даже соломы не было для подстилки. Только к концу моего пребывания в Вязьме в домиках были сооружены нары, но и на них больные лежали без соломы, на голых досках. Медикаментов не было. Вшивость в госпитале была невероятная Бани за три с половиной месяца моего пребывания в Вязьме не было ни разу. 

Так же было и в молодечненском госпитале. На голом полу, в каждой "палате" в четыре ряда, плотно прижавшись друг к другу, лежало восемьдесят человек Свирепствовал тиф. На целый этаж (восемь - десять палат) был один термометр. Я заболел тифом. За все время болезни фельдшер смог лишь один раз измерить мне температуру. Вшей обирали в обязательном порядке три - четыре раза в день. Раздевались догола и просматривали каждую вещь. За один прием набирали по триста - четыреста крупных вшей. мелких собирали пригоршнями. Немцы ничего не делали для борьбы со вшивостью. Врачи мне рассказывали случаи, когда немцы кардинально "решали" проблему борьбы с тифом: они под- жигали тифозные бараки вместе с находящимися там больными. 

В молодечненском лагере (позже и в кальварийском) мы много раз видели, как на дворе порют пленных. Били полицейские, но за процедурой избиения часто наблюдали немецкие офицеры. В Молодечно я видел как офицер выхватил у полицейского нагайку и стал со всего размаха бить по голому телу распластанного на скамейке человека. Окончив избиение, офицер пригрозил полицейскому если он будет бить не крепко, то его самого выпорют. 
... 
В феврале 1942 года меня привезли в лагерь военнопленных в Молодечно. К этому времени в лагере было больше двадцати тысяч человек, а в "госпитале" - до двух тысяч. Пленные жили в бараках, построенных из железа В них было невыносимо холодно. Питание в лагере было на грани голодного минимума. В декабре 1941 года немцы выстроили живших в одном из бараков и отсчитали каждого десятого. Таких набралось сто пятьдесят человек Их отвели в сторону и на глазах всего лагеря открыли по ним огонь из автоматов. Небольшая лишь часть из них спаслась, смешавшись после первых выстрелов с толпой пленных. 

В лагере был жестокий режим: людей публично пороли. В виде наказания держали в клетке несколько часов на жестоком морозе. 

Врачей-евреев не допускали к работе для обслуживания самих же военнопленных [Были отдельные исключения, но и то временные. В Молодечненском лагерном госпитале работал врачом доктор Копылович (бывший заведующий поликлиникой города Шахты). Его допустили к работе только потому, что он был отличный хирург. Я слышал от многих товарищей, что этот врач в тяжелых условиях немецкого плена честно выполнял свой врачебный долг и спас много советских людей от смерти. Сам он был отправлен из Молодечно в Барановичский штрафной лагерь "Ост", куда немцы посылали политработников и евреев и откуда возврата не было. 

Фотографии из дулага-184, лагеря для советских военнопленных под Вязьмой.

 

Химик Александр Шульгин, США, 1960-е 

Именно этот американец (во втором поколении) популяризировал в 70-е MDMA (амфетамин), а также изобрёл такие субстанции как 2C-B (сленговое название « сибирь», известный психоделик) и DOM. 
У него была группа друзей из 20—30 человек, с которой он регулярно проводил тесты новых веществ. Каждому веществу присваивался рейтинг по специальной шкале (Шкала Шульгина) и описывались визуальные, аудиальные и физические эффекты. Лично Шульгин испытал на себе сотни психоактивных веществ, в основном триптаминов (семейство, включающее DMT и псилоцибин) и фенэтиламинов (включая MDMA и мескалин). 
Умер в июне 2014 года.

 

История происхождения кольца «Западный вал» (Westwallring)

История происхождения кольца «Западный вал» (Westwallring)

«Строители Западного вала сидели вместе в одном из помещений. Каждый день они рыли окопы, строили бункеры и натягивали колючую проволоку. Сегодня выдался свободный вечер. Одни писали письма, другие пели песни, некоторые болтали, а другие мечтали. 

Среди строителей оказался ювелир. Его звали Готтфрид Грау (Gottfried Grau). Родом он был из Пфорцхайма. Он притащил с собой кусок «солдатского золота» — пруток стальной проволоки. Играя с ней, один конец он скрутил в форме кольца, а другой смотал в виде спирали, получилась розочка на тонком кольце. Затем он надел кольцо на палец и пристально рассматривал его, как кольца в своей старой ювелирной мастерской. 

Другие строители заметили это и начали заглядывать через плечо ювелира. 

«Красивое кольцо» — сказал один молодой парень — «Нам оно подходит!» 

После того, как Готтфрид отбыл свою трудовую повинность, он вернулся в свой родной город. Прощаясь с товарищами, он вспомнил про свое железное кольцо. Он достал его из кармана, протянул молодому парню и сказал: «На память!» 

Когда год закончился, Готтфрид Грау вернулся на Западный вал, но уже не в качестве строителя укреплений, а надев серый мундир солдата. Приветствуя своих новых товарищей, он заметил, что у некоторых из них на пальцах были надеты железные кольца со спиралями. Такое же кольцо он когда-то сделал и подарил. Он спросил товарищей о происхождении этих колец. Они не смогли четко ответить ему на этот вопрос. Кто-то видел, что кто-то носил такое кольцо, и подумав, что оно имеет глубокий смысл, решил смастерить аналогичное. Так появилось множество колец «Западный вал», как солдаты их называли. 

Готтфрид Грау понял, что его умелые руки смогут сделать хорошую работу на этом поприще. Отныне он проводил все свое свободное время в комнате для чистки оружия, мастеря кольца «Западный вал». Другие солдаты помогали ему в этом. 

Сегодня, когда они надевают самодельные кольца на пальцы своих друзей, офицеров и других людей, они произносят: «На память!» 

И звучит это, как обещание хранить дружбу во все времена.» 

Из журнала "Wir von der Westfront" 1940 год.

 

На фото: 1943 год. СССР. Группа немецких пленных, захваченных советскими войсками на Харьковском направлении. 
Автор: Семен Фридлянд

4 мая 1943 года 

Из показаний перебежчика Пауля Келе – солдата 3 роты 88 пехотного полка 15 пехотной дивизии вермахта взятого в плен на Юго-Западном фронте Красной армии: 

«Меня призвали в немецкую армию 7 декабря 1942 года вместе с другими лотарингцами 1920—1924 гг. рождения. Мужчины 1914—1919 гг. рождения к тому времени уже прошли регистрацию и сейчас, наверное, уже призваны. До этого ЖИТЕЛИ Лотарингии в армию не призывались, за исключением добровольцев. 

Стремясь уклониться от призыва в немецкую армию, многие лотарингцы подавали прошение о разрешении выехать во Францию. В нашем округе было подано более двух тысяч подобных прошений. На все эти прошения немецкие власти ответили отказом. 

В Сааргемюнде во время призыва было арестовано около 40 человек за антигерманские выступления, за отказ подписать свой военный билет (это необходимо для оформления призыва в армию). 

Многие из жителей нашего города, которые должны были призываться в скором времени, бежали из Лотарингии во Францию и в Швейцарию. В немецкой газете сообщалось, что в Страсбурге трое лотарингцев были казнены за отказ служить в армии. 

Незадолго до нашего отъезда из Бармгольдер один из лотарингцев дезертировал и вернулся к себе домой, однако его тотчас арестовали и предали военному суду. 

Огромное большинство жителей Лотарингии, 85-90%, настроены против гитлеровского порядка. Лотарингцы ненавидят режим диктатуры и принуждения, установленный немцами. Во Франции мы жили хорошо. Теперь же у крестьян всё отбирают немцы, рабочих заставляют работать по 70 часов в неделю. Все продукты, кроме картофеля, выдаются только по карточкам, невозможно достать кофе, очень мало жиров, мяса. Все наше продовольствие идёт на снабжение немецкой армии. 

Виновниками всех этих бед лотарингцы считают Гитлера и желают поражения Германии. К Лавалю все относятся, как к предателю, известно, что он теперь сильно разбогател благодаря своей предательской деятельности. Много заработал Лаваль на посылке французских рабочих в Германию. 

Большой популярностью в Лотарингии пользуется де Голль, который сам является лотарингцем. Все, кто имеет радиоприёмники, слушают иностранные передачи из Лондона и Москвы, с особым интересом слушают радиостанцию «Сражавшаяся Франция» и специальные передачи для лотарингцев. 

Я слышал, как один немец говорил по этому поводу: «Если, находясь в Лотарингии, захочешь узнать, о чём говорят за границей, то для этого вовсе не нужно слушать иностранное радио, а достаточно поговорить с лотарингцем – они все напичканы иностранными радиосообщениями!» 

На улицах нашего города часто появлялись надписи «Да здравствует де Голль!», «Да здравствует Франция!», «Долой Гитлера!» 

В случае высадки англичан и американцев на французском побережье лотарингцы будут активно, вплоть до вооружённой борьбы, помогать союзникам. 

Один мой товарищ говорил мне, что ему известны места в окрестностях Сааргемюнд, где спрятаны винтовки, пулемёты, ручные гранаты, оставшиеся после отступления французской армии в 1940 году». (Далее в оригинале примечание: «В ПЕЧАТИ И ПО РАДИО НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ!»

 

Около полудня 11 мая 1940 года перед небольшим отрядом немецких десантников капитулировали последние бельгийские солдаты, оборонявшиеся в мощнейшем форте Эбен-Эмаль на северо-востоке Бельгии. Грандиозный форт, прикрывавший переправы через прорубленный в горах Альберт-канал, строился три года, с 1932-го по 1935-й, а был взят немцами всего за сутки. 

Захват Эбен-Эмаля начался уже ранним утром 10 мая, в первые часы немецкого удара по нейтральным до той поры государствам Бенилюкса. Удар через территорию Бельгии и Нидерландов был спланирован с целью обхода французской оборонительной линии Мажино на франко-германской границе. Однако в Бельгии была жива память о событиях Первой мировой войны, во время которой маленькая страна уже подвергалась немецкому вторжению и была полем сражений между армиями противостоящих коалиций. За межвоенные десятилетия бельгийцы успели «отгородиться» от Германии двумя мощными линиями обороны, идущими вдоль водных рубежей приграничного Альберт-канала и, западнее, реки Диль. 

Форт Эбен-Эмаль прикрывал мосты в восточной части Альберт-канала. Заблаговременно заминированные переправы, прикрытые к тому же мощной артиллерией, должны были оказаться непреодолимой преградой для войск, попытавшихся вторгнуться в Бельгию с северо-востока. Однако четыре небольших отряда немецких десантников, высадившихся на планерах у мостов (группы «Сталь», «Бетон» и «Железо») и непосредственно на территории форта (группа «Гранит»), 10–11 мая захватили неповреждёнными два из трёх мостов и сам форт. Решительные и хорошо спланированные действия позволили менее чем пятистам немцам одержать верх над гарнизоном из 1200 бельгийских солдат, из которых около 60 было убито, а более 1000 попало в плен.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.