fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.86 (7 Голосов)

...ничего не буду говорить... Просто перевод одного абзаца из доклада Айнзацгруппы С :
"... Айнзацгруппа С
Местоположение Киев
Силами Зондеркоманды 4а совместно с штабом группы и двумя группами полицейского полка Юг 29-го и 30-го сентября 1941 года в Киеве уничтожен 33 771 еврей. (А. Кислицын)

 

Усе сломалось шеф, усе нажитое непосильным трудом...

 

Троцкий засылает людей, связанных с Гестапо для целенаправленной вражеской деятельности, а потом троцкисты говорят, что Троцкий не был фашиком...
Записка Народного Комиссара НКВД Г.Г. Ягоды о действиях троцкистов на территории СССР. 25 марта 1936 г.
РГАСПИ Ф.17, Оп.171, Д.219 Л.248-250

 

Так, заведующий плановым отделом райисполкома, член партии А.К. Кириллов самовольно ушел из отряда и вступил в группу, в которой верховодил его брат – уголовник Кириллов. Группа выслеживала партизан и участвовала в организованных немцами облавах. Руководитель группы был впоследствии убит партизанами, а бывший совработник арестован.

В феврале 1942 года народные мстители убили бывшего председателя сельсовета И.О. Осипова, который также дезертировал из отряда и встал на путь предательства. Всего за дезертирство партизанским отрядом было расстреляно 3 человека, 14 исключено из рядов партии за дезертирство и предательство в течение 1942 года.
Как отмечало бюро райкома ВКП(б), члены ВКП(б) А.В. Иванов и Г.К. Муковнин «в первые дни» подписали незаконный приказ о выходе партизан в советский тыл и дезертировали из отряда, причем комиссар обвинялся в присвоении нескольких тысяч государственных денег. Решение о выходе в советский тыл было принято после совещания, собранного командиром и комиссаром. Партизаны свидетельствовали, что А.В. Иванов, находясь в тылу врага, «бездействовал, пьянствовал». Одному из партизан – участнику гражданской войны, у которого открылась старая рана, Иванов грозил расстрелом, так как он «своим болезненным состоянием мешал им».
В январе 1942 года А.В. Иванов, который благополучно пересек линию фронта и добрался до Пестовского района, был возвращен в отряд и по решению партизанского отряда – расстрелян.
Из протокола № 3 заседания бюро Залучского райкома ВКП(б). 20 мая 1942 г.
ГАНИНО. Ф. 180. Оп. 3. Д. 17. Л. 2, 14-15.

 

Обложка учебной тетради 1935 года. "Продажа по цене выше обозначенной карается по закону"

 

24 сентября 1939 года нарком внутренних дел УССР Серов написал докладную в адрес Берия под названием «Краткий обзор мероприятий командования армейской группы Комкора т.Голикова по занятию г.Львов»
В тексте есть интересный момент: Серов сообщает, что между польской и советской стороной подготовлен протокол сдачи города, в котором есть пункт, что польскому офицерскому составу будет предоставлена личная свобода и неприкосновенность. Серов возразил одному из авторов протокола комбригу Курочкину, что он против пункта о неприкосновенности, на что Курочкин ответил: этот документ он может порвать в любой момент.
Советские офицеры обманули польских. Если посмотреть списки офицерского состава принимавшего участие в обороне Львова, то у большинства местом смерти окажется Харьков в 1940 году. После сдачи они попали в Старобельский лагерь. Меньшинству удалось избежать плена и сбежать заграницу.
В 400-страничной книге Чарновски и Войдецки по истории Львова «Lwow. Dzieje miasta”, в главе «Последние дни польского Львова» приводится полный текст протокола, подписанного советскими и польскими офицерами при сдаче Львова:
ПРОТОКОЛ
Соглашения о передаче города Львова войскам Советского Союза.
22.09.1939, м. Винники.
Представители командования советских войск: комбриг Курочкин, комбриг Яковлев, полковник Дедов, полковник Фотченков, полковой комиссар Макаров.
Представители командования польских войск: командующий 6 корпусом генерал Владислав Лангер, полковник Главного штаба Бронислав Раковский.
Вследствие окружения польских польских войск в городе Львове частями Красной Армии, а с другой стороны немецкими частями, командующий Корпусом Польской Армии генерал Владислав Лангер не видит практического смысла в продолжении уничтожения войск и подвергании опасности гражданского населения города.
В связи с вышесказанным командующий Корпусом генерал Владислав Лангер вынужден принять решение и достичь соглашения с командующим войсками Красной Армии о сдаче г. Львова и его гарнизона на следующих условиях:
1) Польские войска передней линии вывешивают белые флаги перед линией фронта Красной Армии – Збоиска, Винники, Зубра.  
2) Оружие складывается в пунктах приема оружия.
3) Польские войска отходят по следующим участкам: Участок 1. – Збоиска, Замарстынов, Голоско Великое. Участок 2. – Дорога на Янов, Рясное. Участок 3. – Стрыйская дорога. Участок 4. – юго-западная часть города.
4) Гражданские власти города Львова представляются коменданту города и остаются на местах.
5) Склады средств снабжения, почта, телеграф, казармы, железнодорожная станция и государственные учреждения передаются представителям советских войск.
6) Военнопленные рядового и младшего офицерского состава выводятся подразделениями. Военнопленные среднего и высшего ранга вывозятся на автомобилях по шоссе Львов-Куровице.
7) Раненые военнопленные, которые не могут идти пешком, остаются на своих местах вместе с медицинским персоналом польских войск.
8. Офицерам польских войск гарантируется личная свобода и неприкосновенность движимого имущества. При переездах на территорию других стран возникающие вопросы будут решаться гражданскими властями дипломатическим путем.
9) Одновременно с разоружением гарнизона подлежат разоружению полиция и жандармерия.
Подписи и дата: 22 сентября 1939 года.

(К. Богуславский)

Докладная записка начальника каравана Колубаева коменданту Томской Пересыльной комендатуры СИБЛАГа ОГПУ Кузнецову о событиях на острове (не позднее мая 1933 г.)

Назинская трагедия известна благодаря знаменитому письму инструктора-пропагандиста Нарымского окружкома партии Василия Величко. Но помимо него существует еще несколько очень ценных альтернативных источников, позволяющих взглянуть на катастрофу со стороны сотрудников СИБЛАГа ОГПУ. Таким куда менее известным документальным свидетельством является докладная записка начальника пересыльной партии депортированных Колубаева (собственно, привезших людей на остров) своему непосредственному начальнику Кузнецову в Томск.
Сообщение Колубаева примечательно тем, что работник СИБЛАГа не смог сдержать эмоций в своем докладе после увиденного : "Вообще остров представлял из себя что-то УЖАСНОЕ, ЖУТКОЕ." (выделено самим Колубаевым- прим.мое).
Учитывая что в СИБЛАГе, как правило, работали люди далекие от всяких сантиментов, часто с опытом гражданской войны и вообще не слишком обремененные буржуазной лжеморалью, можно понять, что увиденное до глубины души поразило начальника пересыльной партии.

Начало документа.

Довожу до вашего сведения, что я, Колубаев, по в[ашему]/распоряжению принял партию рецидивистов в количестве 4917 человек для отправки в Александро-Ваховскую Комендатуру и 14/V-33 г. выехал в путь. В пути следования у меня было два убитых рецедивистова, в именно 1-й выскочил из лодки, схватил доску и с доской в воду и 2-й выведен в числе больных на баржу и положен спустя несколько минут - тоже вскочил и бросился в воду, чем и вызваны были выстрелы и последние убиты. Вынуть из воды тела не было никакой возможности. За 6 суток дороги умерло 27 человек, на всех умерших и убитых составлены акты и заверены сельсоветами, где сдавались трупы.
По приезде на место назначения я увидел, что Комендатура, которой я должен сдать людей, совершенно не была к приему подготовлена и по предложению Коменданта Цепкова партия была принята на остров "Назено" (так в документе- прим.мое), на котором только что растаял снег и даже земля была сырая и в некоторых местах была вода. Остров весь занесен лесом. Строений никаких не было и оборудования для варки пищи и печения хлеба на острове также не было.
18 мая с.г. я партию в количестве 4917 человек, из коих было 4556 мужчин и 332 женщин и на 29 ч. акты заверены с/советом. Всю партию сдал по акту на остров "Назено". Во время сдачи погода была очень хорошая, теплая и ясная.
На острове была поставлена одна палатка около берега и на 2-е суток выгружен продукт, поставлен караул на 2-е смены,15 чел., а остальные продукты и конвой были перевезены на другой берег в деревню "Назено".
19 и 20 мая с.г. погода подула холодная, пошел снег, мороз, люди были на острове большая часть раздетые и разутые. Снабжались эти дни одной мукой и то не по спискам, а прямо кучками раздавались на 71 чел. и один мешок 71 кг. выдавался по одному килограмму на каждого. И у людей никакой посуды не было, брали муку кто в шапку, кто в карман и кто во что мог. Муку ели прямо или тестом и по выдаче муки по подсчету выдано на все количество, люди фактически не снабжались[,] около половины оставались совершенно голодные и произвести правильную выдачу при таком ведении дела не было никакой возможности.
20 мая в 2 часа дня я с Комендантом Цепковым и Уполномоченым Колпашевского округа поехали на остров Назино, где были расположен рецедив.
Что было, я и Уполномоченный видели, что на острове был шум, драка, и женщины были с мужчинами вместе, на острове лежали тела умерших около 100 человек или больше и некоторые были без чувств, ползли, кричали "Дайте хлеба".
Увидя меня и Уполномоченного обращались к нам - кричали: "Начальники, нас не кормят двое суток, мы мерзнем и умираем с голода". Люди пошли на преступление, начали есть мертвых людей. Мне и Уполномоченному сказали, что вот здесь в котелках, варят человеческое мясо. Вообще остров представлял из себя что-то УЖАСНОЕ, ЖУТКОЕ.
После чего мы приехали в деревню Назено, где собрали особое совещание, где решили немедленно провести следующие мероприятия:
1. Поставить на острове палатки и людей поместить на таковых.
2. Приступить немедленно к устройству примитивных печей.
3. Мобилизовать все печи у жителей в деревне Назено (10 или 12 домов всего), после проведенного совещания я 21/V - с.г. в 3 часа утра выехал обратно в г. Томск, т.е. к месту своей службы.
О чем и ставлю Вас в известность.
П[ом.]/Коменданта - Колубаев
Источник: Государственный архив Новосибирской области. Ф. П-7. Оп. 1. Д. 628. Л. 64. Машинописная копия.
Впервые опубликовано:
Назинская трагедия. Серия: Из истории земли Томской. Документальное научное издание. Томск: Изд-во «Водолей», 2002. 220 с. (11,7 п.л.). Составитель д.и.н. С.А.Красильников.

(М. Наконечный)

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.