fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 Голос)

Древний мир обогатил знания человечества и подарил имена таких великих правителей и полководцев, как Александр Македонский, Гай Юлий Цезарь, Пирр, Сципион Африканский и т.д. Именно они положили начало военному искусству и определили дальнейшее развитие как военного дела, так и заложили основы государственных и общественных взаимоотношений.
В рассматриваемую эпоху совершенно особое место занимает Ганнибал Барка – великий полководец, заклятый враг Рима, последний значимый лидер Карфагена перед его падением. Военный историк Теодор Айро Додж даже назвал Ганнибала «отцом стратегии», так как его враги, римляне, заимствовали у него некоторые элементы военной тактики. Подобная оценка создала ему высокую репутацию в современном мире, он считается великим стратегом, наряду с Наполеоном Бонапартом.
Вместе с тем, ряд положений, относящихся к деятельности Ганнибала, требует своего дополнительного научного осмысления. Таковая может быть достигнута путём более тщательного анализа источников, знакомства с трудами историков Рима и средних веков, а также компилятивным анализом работ публицистического и монографического характера авторов более позднего периода. Положение, которое долгое время находилось вне рамок исследовательского интереса – взаимоотношения Ганнибала и политических структур Карфагена во время II Пунической войны, степень его самостоятельности в принятии ключевых решений военного и политического характера, отношение к нему со стороны сената Карфагена.
Изучение этого вопроса позволяет, во-первых внести новые, более объективные положения в структуру исторического знания о Древнем мире, во-вторых – это возможность на конкретном примере рассмотреть модели взаимодействия различных центров принятия внешнеполитических и военных решений в экстремальное время.
Характеризуя противников, которые столкнулись за гегемонию в районе Средиземного моря, отметим, что Карфаген являлся важнейшей финикийской колонией в Африке, а затем и центром всего западнофиникийского мира. Наиболее вероятной датой основания Карфагена надо считать 823 г. В 70-е годы V в. до н. э. сложилось основное ядро Карфагенской державы. Под властью Карфагена оказались почти все финикийские города Западного Средиземноморья. Кроме того, Карфаген установил свою власть над значительными районами Сардинии и Южной Испании. В первой половине V в. до н. э. власть этого города распространилась на всю западную часть Северной Африки вплоть до Геракловых Столпов. Дальнейшее усиление государства требовало от властей Карфагена вести активную внешнюю политику. Их взор пал на средиземноморский регион, претензии на которой предъявлял также и Рим. Вооружённая борьба между государствами становилась неизбежной.
В свою очередь Рим к началу Пунических войн сумел не только решить иные вопросы внешнеполитического характера, сконцентрировав все усилия на борьбе за Средиземное море, но и заимел мощнейшую сухопутную армию, многократно проверенную в боях. Небезосновательные амбиции молодого набирающего мощь Рима грозили Карфагену, лидирующему в западном средиземноморье. Война между двумя государствами за право обладания и контроля средиземноморьем была неизбежн.
В период между Первой и Второй Пуническими войнами на авансцену в Карфагене выходит Ганнибал Барка. О его деятельности и личности можно многое почерпнуть в произведении Тита Ливия – одного из наиболее известных римских историков, автора частично сохранившейся римской истории («История от основания города»). Характеристика Ганнибала у Тита Ливия носит чисто положительный оттенок. Это можно объяснить как реальным признанием заслуг Ганнибала, так и желание показать, какого сильного противника удалось победить Риму. Для этого требовалось придать Ганнибалу исключительно позитивные черты характера и выдающиеся заслуги в области военного дела и государственного управления. А так описывал Ганнибала древнегреческий историк I в. до н.э. Диодор Сицилийский: «Ганнибал был прирождённый боец, и с отрочества рос в условиях военных действий и много лет провёл в поле как сотоварищ великих вождей, он был опытен в войне и в единоборстве.
Ганнибал стал командующшим карфагенским войском в 221 г. до н.э. Согласно преданиям, когда стало известно о том, кто займет место погибшего Гасдрубала, воины подняли на руки молодого Ганнибала, принесли его на главную площадь лагеря и под единодушные крики одобрения провозгласили верховным главнокомандующим. Сенат Карфагена принял сторону «просителей». С санкции сената Ганнибал был отправлен в Испанию и сразу же стал любимцем всего войска. Тогда же стало очевидно, что Ганнибал готовится к противостоянию с Римом.
Как ни парадоксально, помешать Ганнибалу в его мероприятиях могли не внешние, а внутренние силы в лице сената Карфагена. Дело в том, что вся власть в Карфагене была сосредоточена в руках аристократии. Существовало две враждующие партии: аграрная и торгово-промышленная. Первые выступали за расширение владений в Африке и были против экспансии в других регионах, за что выступала остальная часть аристократов, опираясь на городское население. Высшим органом власти был совет старейшин, который возглавляли сначала 10, а позднее 30 человек. Главами исполнительной власти являлись два суффета. Как и римские консулы, они избирались ежегодно и выполняли роль главнокомандующих армией и флотом. В Карфагене был сенат из 300 пожизненно избираемых сенаторов, но реальная власть была сосредоточена в руках комитета из 30 человек. Также важную роль играло народное собрание, но на деле к нему обращались только в случае конфликта между сенатом и суффетами. Совет судей осуществлял разбирательства над должностными лицами после истечения срока их полномочий и занимался контролем и судом.
Впервые о неоднородности сената Карфагена говорил еще Тит Ливий. В III в. до н.э. в структуре главного органа власти и управления Карфагена отчётливо выявились две противоборствующие группировки. Условно их можно назвать «партией мира», состоявшей из совета старейшин и совета ста и «партии войны», представленной баркидами. Это представители аристократического рода, занимавшие в сенате города высшие государственные и военные посты. Длительное время политический Олимп в Карфагене принадлежал «партии мира». Однако, после подавления восстания в Либии наёмников (240 – 238 гг. до н.э.) «баркиды» решились искать путей к спасению отечества так, чтобы – по крайней мере некоторое время – ее целей не разгадали ни римляне, ни карфагенское правительство, готовое скорее поддаться Риму, чем уступить власть своим противникам. По свидетельствам немецкого историка Т. Моммзена, написавшего фундаментальную «Историю Рима», политическая ситуация в Карфагене в рассматриваемый период сложилась таким образом, что партия баркидов заключала важнейшие государственные договоры, и ратификация этих договоров высшими властями была простой формальностью. Первое по-настоящему серьезное самостоятельное мероприятие, предпринятое Ганнибалом – повод к войне с Римом, хотя сенат Карфагена выступал против военной кампании. Но Ганнибала поддерживала «партия баркидов», давшая санкцию на решение Ганнибала о начале войны. Однако существует и альтернативное мнение, высказанное уже цитируемым нами Полибием. По его словам, начало противостояния Рима и Карфагена вообще следует рассматривать в отрыве от деятельности политических структур государств. По его мнению, инициирование II Пунической войны – есть личное дело самого Ганнибала, которое к тому же не находило никакой поддержки и сочувствия в среде карфагенян.
Власть в Карфагене опять попала в руки олигархической партии, которая всячески старалась поддерживать хорошие отношения с Римом. Очевидно, таким образом, что не видя в Ганнибале своего союзника, сторонники «партии мира» приложили все силы для того, чтобы помешать ему обладать определенной самостоятельностью во время II Пунической войны. Партия войны, в свою очередь, обладавшая весомым авторитетом в начале войны, ближе к её концу потеряла большую часть авторитета и политического влияния и не смогла оказать Ганнибалу деятельной помощи.
Таким образом, на основе проведённого исследования, следует сделать ряд основных выводов:
• Ганнибал Барка, несомненно, был авторитетной фигурой в Карфагене и ему долгое время принадлежала вся полнота власти, а также возможность самостоятельного решения ряда вопросов военного характера;
• Ганнибал пренебрегал мнением части сената Карфагена о нежелательности ведения войны с Римом и придерживался скорее агрессивной риторики и необходимости силового решения вопросов с Римом;
• Опорой Ганнибала в сенате Карфаген была партия «баркидов» («партия войны»), которая долгое время успешно продвигала интересы Ганнибала и у которой он пользовался безоговорочным авторитетом;
• Военные неудачи карфагенской армии привели к поражению партии «баркидов» во внутриполитической борьбе с олигархической группировкой и косвенно послужило причиной падения авторитета самого Ганнибала. Это, в частности, проявилось в нежелании властей государства оказывать деятельную помощь Ганнибалу в разгар II Пунической войны и в конечном итоге привело Карфаген к заключению мирного соглашения с Римом на невыгодных для себя условиях.

соц. сети.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.