fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Материал о женщине, которая в силу своей наследственности, за всю свою недолгую жизнь на свободе, успела заразить целую кучу людей, навести смертельный страх на горожан и антипрививочников, прославиться в прессе, затем попасть под принудительный карантин, пробыть несколько лет в заточении, и потом опять оказаться на свободе и снова заразить кучу людей.

Эту женщину звали Мэри Мэллон, родилась она в Ирландии 23 сентября 1869 года, а подростком эмигрировала в США, где работала кухаркой в богатых нью-йоркских домах. Прославилась Мэри своим строптивым характером и ярым отрицанием своей болезни, чем свела в могилу, по меньшей мере 3 человек, заразив при этом, по самым скудным подсчетам, более пятидесяти.

Дело в том, что она была первым человеком в США, признанным латентным носителем брюшного тифа. В конце 19 - начале 20 века, брюшной тиф был очень распространённой болезнью, ежегодно им заболевали до 35 000 американцев. Болезнь вызывает бактерия Salmonella typhi, которая в те времена постоянно попадала в пищу и воду. Каждый десятый заболевший этой болезнью умирал.

В 1906 году Мэри работала кухаркой у нью-йоркского банкира по имени Чарльз Уоррен. А он в свою очередь снимал дом у другого человека - Джорджа Томпсона, так вот, в семье домовладельца шесть человек заболе брюшным тифом. Когда Томпсон узнал, что половина семейства Уоррена заболела, он нанял санитарного врача Джорджа Сопера, чтобы тот нашел источник заразы. Сопер был хорошим сыщиком, он провел исследования и обнаружил еще несколько вспышек брюшного тифа, похожих на ту, что случилась в семье Уоррена. Оказалось, что за предыдущие 7 лет в разных районах Нью-Йорка и не только, было 19 похожих вспышек брюшного тифа и во всех случаях непонятно было откуда взялось заболевание. У всех этих вспышек была одна общая особенность: кухаркой в доме работала Мэри Мэллон.

Когда Сопер выявил эту закономерность уже было известно, что тифозная бактерия заражает пищу. Но если бактерию распространяли кухарки и повара, они всегда тоже заболевали. А у Мэри не было никакого даже намёка на заболевание. Так Мэри Мэллон и оказалась первым выявленным в Северной Америке здоровым носителем Salmonella typhi. Но знаменитой она стала далеко не из-за этого, нет, из-за этого конечно тоже, но в основном из-за своего строптивого характера и ярого нежелания признавать, что она является латентным переносчиком этого заболевания.

“Первый раз я побеседовал с Мэри в кухне, - утверждал Сопер, – Я вел себя предельно дипломатично, но вынужден был сказать, что подозреваю, что она преднамеренно заражает людей тифом, и хотел бы получить пробы ее мочи, кала и крови. Ответ Мэри был скорым и недвусмысленным. Она схватила вилку для мяса и двинулась на меня”.

После всего этого Соперу пришлось уступить, он поручил взять анализы Джозефине Бейкер, сотруднице отдела здравоохранения Нью-Йорка. Её это задание тоже заставило попотеть.

“Она набросилась на нас с руганью и побоями, – вспоминала Бейкер, – причем проявила исключительное мастерство и в том, и в другом. Мне ничего не оставалось – пришлось забрать ее с собой. Полицейский силой погрузил ее в карету скорой помощи, а я буквально сидела на ней всю дорогу до больницы – это было словно очутиться в одной клетке с разъяренной львицей”.

Позже у неё взяли пробы кала на бактерию и выяснилось, что её желчный пузырь изобилует довольно большим количеством этих бактерий. Ей предложили удалить этот орган, на что Мэри категорически отказалась, добавив, что не чувствует себя больной и никогда в своей жизни не болела. Также она призналась, что работая кухаркой, не охотно соблюдала гигиену заявив, что не понимает какой толк в мытье рук. Бейкер немедленно отправила Мэри Мэллон на остров Норт-Бразер в проливе Ист-Ривер, где та должна была жить одна в маленьком домике и сама готовить себе еду. Мэллон не понимала, за что ее изолировали.

“Я в жизни не болела тифом, – говорила она, – и всегда была здоровой. За что меня изгнали, будто прокаженную, и обрекли на одиночное заключение в компании одной лишь собаки?”

Спустя три года активных обсуждений, и приходящей к Мэри популярности, органы здравоохранения решили сжалиться над ней и отпустили. Взяв с неё обещание тщательно следить за соблюдением гигиены, предпринимать все меры по предотвращению заражения окружающих и никогда больше в жизни не работать поваром. Все обещания были даны Мэри под присягой 19 февраля 1910 года.

Казалось бы, всё наладилось: Мэри получила работу прачки, которая оплачивалась замечу, значительно скромнее чем работа кухарки в богатых домах. А устроиться на другую, более оплачиваемую работу ирландской эмигрантке без образования было очень сложно. И Мэри не сдержалась, она сменила имя на Мэри Браун и вновь стала работать кухаркой, занявшись любимым делом.

В 1915 году в одном из родильных домов Нью-Йорка произошла вспышка брюшного тифа. Заболели двадцать пять врачей, медсестер и сотрудников больницы; двое умерли. Провели расследование, оно показало, что источник заразы некая Мэри Браун, которую наняли на работу кухарки три месяца назад. Вскоре органы здравоохранения обнаружили, что Мэри Браун это никто иной как Тифозная Мэри.

“Если у нее и было право считаться невинной жертвой скрытой инфекции, теперь она его утратила, – сказал Джордж Сопер. – Теперь эта женщина не может претендовать на невиновность. Стало известно, что она по своей воле, преднамеренно подвергала человеческие жизни отчаянной опасности. Она злоупотребила данной ей привилегией, она нарушила слово. Эта особа – опасная преступница, и обращаться с ней следует соответственно”.

Двадцать шестого марта 1915 года её снова сослали на остров Норт-Бразер, где она и оставалась до самой смерти, прожив там 27 лет из своих 69 в карантине, как латентный носитель бактерии Salmonella typhi.

Эта история навсегда увековечила имя строптивой кухарки, как одной из самых опасных людей, которые способны из-за своего упорного отрицания болезни заразить и убить десятки людей. Также этот прецедент повлиял на давние споры в вопросе "насколько далеко может зайти общество, когда оно ограничивает права и свободы отдельных личностей, в интересах общественного благополучия. И на какое-то время это было действительно так, в некоторых штатах за намеренный отказ от вакцинации, в частности от оспы, была введена уоголовная ответственность.

Но тем не менее имя Тифозная Мэри глубоко укоренилось в западной культуре и по сей день оставаясь на слуху. В США и Великобритании словосочетанием Тифозная Мэри часто обозначают человека носителя опасных заболеваний, которые представляют опасность для населения из-за отказа принять соответствующие меры предосторожности.

 соц. сети.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.