fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Галина Я́ковлевна Джугашвили (1938 - 2007) — российский филолог, литератор и мемуарист. Внучка И. В. Сталина. Галина Джугашвили родилась в Москве в семье старшего сына И. В. Сталина — Якова Джугашвили и балерины Юлии Мельцер. Последний раз она видела отца, когда ей было 3 года, перед его уходом на фронт. После того, как пришло известие о том, что Яков Джугашвили попал в плен, мать Галины была арестована и провела в тюрьмах полтора года. В дальнейшем Галина Джугашвили в своих интервью отрицала принятую историками версию судьбы своего отца. 

Галина Джугашвили окончила филологический факультет МГУ, кандидат филологических наук. Работала младшим научным сотрудником в Институте мировой литературы. В 1970 году вышла замуж за Хусейна бен Саада — гражданина Алжира, работавшего экспертом ООН по чрезвычайным ситуациям. Как филолог Галина Джугашвили занималась изучением литературы Алжира, написанной как на французском, так и на арабском языках. Ею была опубликована монография «Алжирский франкоязычный роман» (1976), составлены и откомментированы сборники «Поэзия Магриба» (1978, совместно с Н. Луцкой) и «Из алжирской поэзии XX века» (1984). В 1990-е гг. Джугашвили дебютировала как прозаик и мемуарист, выпустив две книги художественной прозы (в соавторстве с Галой Краевой) и несколько раз переизданные воспоминания о своей семье. Была принята в члены Союза писателей России

Галина Джугашвили-Сталина: Моего отца в плену изображал агент-двойник из абвера. Дочь Якова Джугашвили прокомментировала архивные материалы на эту тему 

- Галина Яковлевна, вы были единственным ребенком в семье? 
- Да. 
- Хорошо помните своего отца? 
- Конечно, помню. Он дарил мне книжки, колокольчики, катал на машине... 
- А как уходил на фронт, помните? 
- Нет. Мне об этом няня рассказывала. Она говорила, что на улице висели большие портреты деда. И я почему-то к этим портретам кидалась и кричала, что это папа. 
- Есть версия, что якобы Яков Джугашвили пошел на фронт по настоянию отца, Иосифа Сталина... 
- Нет, это полная ерунда. Мой отец был профессиональным военным, окончил артиллерийскую академию, и, когда началась война, у него и в мыслях не было поступать как-то иначе. 
- В качестве «вещественного доказательства» того, что Яков Джугашвили не погиб в бою в середине июля 1941-го, а попал в плен, немцы использовали записку, которую он якобы написал отцу... 
- Да, и именно эта записка содержалась в листовках, которые немцы с самолетов разбрасывали над позициями советских войск. Но еще раз могу повторить: это - фальшивка, что подтверждено документально. Есть справка Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России (см. ксерокопию. - А.Г.) , в которой говорится: «Письмо от имени Я. И. Джугашвили от 19 июля 1941 года, начинающееся словами «Дорогой отец!..» и заканчивающееся словами «...Привет всем. Яша», исполнено не Джугашвили Яковом Иосифовичем, а иным лицом». То же касается и еще одной «собственноручной записи» - от 20 сентября 1942 года, - которую Яков Джугашвили якобы оставил в дневнике югославского генерала Стефановича в концлагере. 

- Как это доказали? Сличали почерки - настоящий и поддельный? 
- Да. Я передавала на экспертизу папины тетради с конспектами и еще его письмо, которое он прислал маме с фронта. Оно было единственным, больше писем от папы не приходило. 
- Ну а что касается снимков «Яков Джугашвили в плену», которые также размещались на фашистских листовках... 
- На этот счет тоже есть заключение экспертов - все «снимки» изготовлены путем фотомонтажа, с применением обильной ретуши и приема «зеркального отражения». Кстати, нет ни одной киносъемки сына Сталина в плену. Если бы мой отец действительно сдался немцам, такие материалы наверняка бы сохранились. 

- В предыдущей нашей публикации вы вспомнили и о «протоколах допроса» Якова Джугашвили. Как они к вам попали? 
- Я видела только копии. Мне их показал журналист по фамилии Апт, который жил где-то в Сухуми, а к нему они попали из Германии. 

Все протоколы были без подписи того, кого допрашивали. 

- Может возникнуть вопрос: если допрашивали агента абвера, выдававшего себя за Якова Джугашвили, почему он или кто-то другой не поставили поддельную подпись? Ведь записку-то смогли подделать... 
- Ну понимаете, для этого же требовалось время. Ведь так сразу не подделаешь, чтобы убедительно было. 
- А что еще вас натолкнуло на мысль, что «протоколы» - фальшивка? 

- Они не только противоречили один другому. Создавалось впечатление, что тот человек, который выдавал себя за «сына Сталина», даже толком не знал его биографию. Местом своего рождения он называл город Баку. Но я дома до сих пор храню паспорт отца (см. ксерокопию. - А. Г.), в котором написано, что он родился в селе Бадзи, это Грузия. Видимо, немцы стряпали «легенду» второпях... 
- Когда проводили все эти исследования? 
- Еще в 2002 году. После того как вновь возникли версии о том, что мой отец все-таки был в плену, я предложила провести повторную экспертизу - и записок, и фотографий, но это почему-то не стали делать. Я так полагаю, что результаты предыдущих экспертиз никаких сомнений не вызывают. 

- Я где-то читал, что семью Якова Джугашвили, после того как он якобы попал в плен, высылали из Москвы. 
- Нет, такого не было. 
- В своей книге вы пишете, что именно ваша мать, Юлия Исаковна, впервые вам сказала, что отец попал в плен и погиб в концлагере. У нее откуда была такая информация? 
- Ей сказали об этом официальные, достойные уважения лица. 
- А кто именно? 
- Я этого не знаю. 
- В книге вы утверждаете, что вошедшая в учебники истории фраза Сталина «Я солдата на фельдмаршала не меняю!» - выдумка сценариста фильма «Освобождение». 
- Да. И я абсолютно уверена, что Гитлер никогда не предлагал Иосифу Виссарионовичу поменять фельдмаршала Паулюса на Якова Джугашвили. И не мог это сделать. 
- А вам известно, как Сталин отреагировал на «записку сына из плена», которую ему доставили по дипломатическим каналам? 
- Официально он никак на это не реагировал. 
- А неофициально? Чисто по-человечески... 
- Мне трудно об этом судить, потому что мне тогда было слишком мало лет. 
- Но, может, в семье - и тогда, и позже - какие-то были разговоры? 
- Нет. Эту тему как-то обходили. И Светлана Аллилуева (дочь Иосифа Сталина. - А. Г.) никогда ничего не говорила мне об этом. Но, я полагаю, Иосиф Виссарионович все-таки переживал, и порядком. Не мог не переживать. Он же не из камня был. Хотя внешне, может быть, так и выглядело. 

- На немецких листовках был «снимок»: с немцами за столом сидит папа, а на нем - старая куртка, которую он обычно надевал на рыбалку, на охоту. Это был явный монтаж с использованием фотографии из семейного альбома. Как она могла попасть к немцам, непонятно. Решили, что мама, очевидно, передала. И еще был момент. Военный адрес отца из гражданских лиц был известен только маме. А немцы в июле 1941-го очень быстро окружили полк, где был папа, будто знали, что там - сын Сталина. Вспомнили и о том, что мама в 30-е годы была на лечении в Германии, и там у нее, естественно, были какие-то контакты с местными жителями. Вот все это «объединили в одно», и на маму пало подозрение, что она предала Якова Джугашвили. 
- Она долго была в тюрьме? 
- Полтора года. Ее освободили в 1942-м. 
- Сталин вмешался? 
- Не знаю. Но все обвинения оказались совершенно бездоказательными. 
- А кто-то еще из ваших родственников пострадал после того, как Яков Джугашвили якобы попал в плен? 
- Нет. 
- Ваша мать верила в то, что ее муж мог сдаться немцам? 
- Эти подробности ее не интересовали. Она до последнего просто верила, что папа каким-то образом остался жив... Мама умерла в 1967 году. 
- А Сталин верил, что его сын - в плену? 
- В душу к нему заглянуть было сложно - человек он был очень скрытный. Что он обо всем этом думал, я понятия не имею. 
- Но в одном я убеждена: если бы Иосиф Виссарионович верил в то, что его сын сдался немцам, он не окружал бы нас такой заботой. 
- Что вы имеете в виду? 
- Я вспоминаю один эпизод - это было уже после войны, мне тогда было лет 12. Дед приехал на дачу, где жили Светлана Аллилуева с сыном и я... 
- Он часто к вам приезжал? 
- Нет, очень редко. Тогда он уже жил изолированно от всех родственников. Если бы ему было неприятно вспоминать о Якове, он не говорил бы мне, когда меня видел, что я похожа на отца. Все время повторял одно и то же: «Похожа, похожа...» Я сначала не поняла, о чем это он. А потом Светлана мне все объяснила. И ее, и меня он любил приласкать, поцеловать... 

- В своей книге вы развенчиваете рассказы некоего Ужинского, который утверждал, что он вместе с вашим отцом был в плену. Все-таки непонятна его роль... 
- Я вспомнила о нем только лишь затем, чтобы еще раз подтвердить свой вывод: роль Якова Джугашвили исполнял агент-двойник из абвера. Меня насторожили рассказы Ужинского. В них масса подробностей, кроме тех, что касались отца. Он помнил даже форму гвоздей, с помощью которых были сколочены нары. Но как только речь заходила о моем отце, ничего не мог толком сказать. 
- Ну а вот эпизод о том, как Якова весной 1942 года привезли в концлагерь Хаммельбург... Ужинский вспоминает, что, когда сыну Сталина лагерный охранник краской стал наносить метки «SU» («Советский Союз») - на груди, на спине, на брюках, на рукавах, на плечах и даже на пилотке, - он громко крикнул: «Пусть малюет! Надпись «Советский Союз» делает мне честь! Я горжусь этим!» 
- Ну, это был не отец! Бравада, театральное выступление - это настолько не совпадало с характером отца, было совершенно не в его стиле... У него была гордость за страну, но он носил это в себе. 
Нет, Ужинский не врал. Он действительно имел дело с каким-то человеком, который выдавал себя за моего отца. И был центральной фигурой в широкомасштабной провокации, затеянной немцами. 
- Как вы считаете, какие цели они преследовали? 
- Понятно какие. Прежде всего они, конечно, пытались нанести удар по деду. Разумеется, это был и четко отработанный трюк геббельсовской пропаганды. В немецких листовках прямо так и было написано: «Сын Сталина, Яков Джугашвили, старший лейтенант, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии, сдался в плен немцам. Если уж такой видный офицер и красный командир сдался в плен, то это доказывает с очевидностью, что всякое сопротивление германской армии совершенно бесцельно. Поэтому кончайте все войну, пользуйтесь нашими пропусками и переходите к нам». Пропуска были напечатаны прямо на листовках. 

- Галина Яковлевна, сколько времени вы уже отстаиваете «правду гибели Якова Джугашвили»? 
- Лет пять, наверное. А сомнения по поводу «сдачи в плен сына Сталина» у меня всегда были. И очень серьезные. 
Почему они еще у меня возникли? Другу нашей семьи генералу АртемуСергееву удалось как-то пообщаться чуть ли не с единственным уцелевшим солдатом из отряда отца. Этот солдат был контужен, а когда очнулся, сумел чудом выбраться из окружения. И он Артему рассказал про папу последнее, что помнил: «На старшем лейтенанте было много крови». 

Мой отец погиб не в фашистском плену, а в неравном бою в середине июля 1941-го. 
- А вообще много сейчас осталось у Сталина родственников? 
- Да, немало. 
- Как они относятся к Якову Джугашвили? 
- Очень хорошо. 
- А вот к этим дискуссиям: был сын Сталина в плену - не был... 
- Никак. Им в общем-то все равно... А для меня правда об отце важнее всего.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.