fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

4 апреля 1983 года в Боливии был арестован нацистский преступник Клаус Барбье, шеф бюро гитлеровской СД в Лионе с 1942 по 1944 год.

За жестокое обращение с узниками, оказывавшимися в застенках гестапо, пытки и убийство 4 тысяч евреев и борцов Сопротивления, Барбье прозвали «Лионским мясником». К тому времени во Франции смертную казнь уже отменили, и суд приговорил его к пожизненному заключению.

 

"Обшивка" Медного всадника во время блокады, Ленинград, 1942 год.

В годы Великой Отечественной войны среди ленинградцев была популярна легенда, что, пока памятники Петру и великим полководцам Суворову, Кутузову и Барклаю де Толли стоят на своих местах, враг не войдет в город. "Медного всадника" на всякий случай все же укрыли от немецких бомб и снарядов: обшили досками и обложили мешками с песком. Чертежи укрытий для Медного всадника.

 

в концлагере.

Первая железная дорога в России была построена на частные деньги. Царскосельскую дорогу в апреле 1836 года начала строить акционерная компания графа Алексея Бобринского по проекту австрийского инженера Франца фон Герстнера. Из Санкт-Петербурга в Царское Село и Павловск курсировали паровозы с вагонами из Англии и Бельгии. Компания работала как любой современный бизнес — с советом акционеров, собственным капиталом и свободным ценообразованием.

Журнал «Бич», № 2. Париж, 1920 год.

 

Сталин во время визита домой к матери (вместе с ним тов. Берия и Кипчидзе). Грузия, 1935 год.

Сталин во время визита домой к матери (вместе с ним тов. Берия и Кипчидзе). Грузия, 1935 год.

Спор Великобритании и Аргентины о принадлежности Фолклендских (или, как их называют в Аргентине, Мальвинских) островов продолжается с начала 19 века. Но в 1982 году аргентинская военная хунта, только пришедшая к власти, решила использовать его для укрепления своей популярности. Война, которая должна была пройти быстро и закончиться победой Аргентины, в итоге привела к совершенно неожиданным последствиям.

19 марта 1982 года на необитаемом острове Южная Георгия высадились аргентинские рабочие якобы для разбора старой китобойной станции. В свободное от работы время они подняли на острове аргентинский флаг. Английские солдаты попытались выдворить аргентинцев, но на помощь рабочим пришел аргентинский десант, который выдворил с островов гарнизон британских морских пехотинцев. После этого в Южную Атлантику немедленно было отправлено крупное британское военно-морское соединение.

Основные боевые действия в районе Фолклендов начались 1 мая 1982 года, когда британская стратегическая и корабельная авиация подвергла бомбардировке аргентинские позиции в районе Порт-Стэнли, а аргентинская авиация впервые попыталась атаковать флот противника.

В течение следующего месяца британской армии удалось довольно легко осадить Порт-Стэнли без надежды на деблокирование. Аргентинскому командованию не оставалось ничего, кроме капитуляции, что и произошло 14 июня.

Война закончилась победой Великобритании, которая контролирует острова по сей день. Для Аргентины поражение стало ударом по национальной гордости и было причиной падения военной хунты: уже 17 июня Леопольдо Галтьери под влиянием массовых демонстраций в Буэнос-Айресе ушёл в отставку.

 

«Лестница мертвецов» в австрийском концлагере Маутхаузен

Концентрационный лагерь Маутхаузен располагался в 20 километрах на восток от Линца — административного центра Верхней Австрии. Это был центр одного из крупнейших комплексов лагерей в Европе. В Австрии и Южной Германии создали еще около сотни таких лагерей, но в Маутхаузене условия были хуже всего. Маутхаузен был одним из двух трудовых лагерей «третьего класса»: туда отправляли «самых неисправимых политических врагов рейха», и многие из этих людей умирали от изнурительного труда. Сами нацисты называли это место мясорубкой.

Заключенные работали на гранитном карьере, на краю которого располагался лагерь. Это место было выбрано из-за близости Линца: Гитлер собирался полностью перестроить город по плану Альберта Шпеера, воспользовавшись трудом заключенных.

Несколько раз в день узников вынуждали носить по 186 ступеням каменные блоки весом до 50 килограммов. Часто заключенные не выдерживали и роняли груз — тогда он катился вниз, создавая жуткий эффект домино: люди на верхних ступенях падали на нижних, а те на следующих, и так до подножия лестницы. Камни придавливали человеческие тела, руки и ноги, и на лестнице каждый день кто-то умирал.

Эсэсовцы могли заставить измученных людей донести блоки до верха лестницы. Тех, кто пережил испытание, выстраивали в линию на краю скалы — надзиратели это называли «стеной парашютистов». Каждому пленнику предлагали выбор: либо его застрелят, либо он столкнет в пропасть стоящего перед ним. Многие в этот момент прыгали со скалы сами.

Теперь посещение «лестницы смерти» входит в экскурсию по матхаузенскому мемориалу. Лестницу переделали так, что туристам легко подниматься и спускаться. В концлагере лестница была наклонена, а ступени скользили.

Сегодняшние посетители каменоломни в Маутхаузене видят не ту же картину, что ее узники: в то время лестница не была зацементирована. Это были просто ступени, вырезанные в глине, неодинаковые по размеру, скользкие и практически непригодные для подъема, а тем более для спуска. Заключенных заставляли двигаться очень быстро, поэтому многие падали и роняли свой груз.
Работа состояла из переноски по лестнице больших тяжелых блоков. После этого нужно было еще и долго идти до базы. Если камень, который нес заключенный, казался надсмотрщику слишком маленьким, его расстреливали. И таких походов нужно было сделать 8-10 в день, и ни секунды отдыха.

Кристиан Бернадек, боец французского сопротивления, попавший в Маутхаузен, и автор книги «186 шагов»

Сейчас Маутхаузен порос деревьями и кустарниками. На большей части его территории после войны построили жилые районы. Здесь находится музей и гостевой центр.

 

Безжалостная «Хая в кожаных штанах»: как жена Николая Щорса расправлялась с врагами революции.

Николая Щорса когда-то называли «украинским Чапаевым», в последнее время эта неоднозначная фигура отечественной истории вызывает множество споров, хотя рядом с ним находилась еще более одиозная персона – его жена Фрума Хайкина. Она служила в ЧК на приграничной станции Унеча, через которую из России эмигранты выезжали в Украину, а оттуда – за границу. О жестокости палача революции ходили легенды: Хайкина руководила массовыми расстрелами, пытками и ограблениями, уничтожила около 200 офицеров, пытавшихся бежать из России, а однажды сожгла заживо старого генерала, у которого нашли спрятанные деньги.

Фрума Ефимовна Хайкина родилась в 1897 г. в семье еврейского чиновника. О ее детстве и юности не сохранилось почти никаких сведений, известно только то, что в 1917 г. она примкнула к революционному движению. В городе Унеча она собрала китайцев и казахов, которые до войны работали на строительстве железной дороги, и создала из них боевой отряд при местной ЧК. Хайкина была также членом Унечского ревкома и фактически была первым лицом на этой станции.

Свою первостепенную задачу Фрума Хайкина видела в уничтожении врагов революции и наведении «порядка» на приграничной станции, а также, как гласила инструкция местной ЧК, в осуществлении «надзора за контрреволюционной агитацией, местной буржуазией, неблагонадежными контрреволюционными элементами, кулаками, спекулянтами и прочими врагами советской власти, принятии мер пресечения и предупреждения против врагов».

В Унече Хайкина чувствовала себя полноправной хозяйкой. Ее замечали издалека – она носила кожаную куртку и кожаные штаны, с маузером на боку, всегда в сопровождении своих китайцев. В городе ее прозвали «Хая в кожаных штанах». Женщина-палач наводила страх и на приезжих, и на местных жителей – она могла без суда и следствия расстреливать всех, кто вызывал у нее подозрения. Эмигранты везли с собой валюту и драгоценности, которые у них отбирали в Унече «в пользу трудового народа».

После революции из страны выезжали десятки тысяч людей. В числе тех, кто покидал Россию в 1918 г., оказались и писатели Надежда Тэффи и Аркадий Аверченко. Они имели дело с Фрумой Хайкиной, и Тэффи так описала свои впечатления от встречи с ней: «Здесь главное лицо – комиссарша X. Молодая девица, курсистка, не то телеграфистка – не знаю. Она здесь все. Сумасшедшая – как говорится, ненормальная собака. Зверь… Все ее слушаются. Она сама обыскивает, сама судит, сама расстреливает: сидит на крылечке, тут судит, тут и расстреливает».

Весной 1918 г. в Унечу прибыл командир партизанского большевистского отряда Николай Щорс. Фрума Хайкина помогла ему подавить мятеж в Богунском полку, формированием которого он занимался. А осенью она стала его женой. Вместе они выбили из соседних с Унечей районов отряды немцев и гайдамаков и расстреляли всех, кто с ними сотрудничал. Хайкина и тут проявляла жестокость палача – провинившихся убивали вместе со всей семьей.

По свидетельству железнодорожника Васеко, эта женщина-палач «своими суровыми мерами навела страх не только на спекулянтов и эмигрантов, но и на красногвардейцев Богунского полка. Многих из солдат она расстреляла, каковые восстали и желали убить её и китайцев. Но она, бросив бомбу в отряд, бежала». Писатель Амфитеатров-Кадышев вспоминал: «Свирепость Хайкиной при допросах лиц подозрительных достигала неимоверных размеров: она, например, делала бритвой надрезы на теле допрашиваемых и поливала царапины одеколоном».

А в августе 1919 г. во время боя с петлюровцами Щорс был убит. После этого Хайкина уехала в Самару. Она изменила свою фамилию и стала Ростовой-Щорс, получила техническое образование, работала на стройках объектов ГОЭРЛО. Большинство биографов пишут, что с тех пор основной ее профессией была «вдова народного героя Щорса». Ее пригласили в качестве консультанта на съемки фильма Довженко о ее муже, она участвовала в подготовке сборника воспоминаний о Щорсе, выступала на различных официальных мероприятиях, связанных с ним, рассказывала молодежи о подвигах своего героического супруга. Как «вдове героя гражданской войны» ей дали квартиру в «доме правительства» на набережной.

Когда в 1977 г. Фрума Хайкина-Щорс-Ростова скончалась, ее настоящей фамилии, так же, как и о чекистском прошлом, уже никто не помнил. Только спустя 20 лет после ее смерти историки открыли немало ранее не известных фактов о палаче по прозвищу «Хая в кожаных штанах».

вв


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.