fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

 

 

 

 

 

 Про гуманность и перевязку поверх фуфайки. Блогер с фотоаппаратом видимо мимо, случайно проходил.

 

 

 

 

 

Эта история известна нам из допроса Карла Вайльбахера, немца, поселившегося в 20-х в Сан-Ремо, где он сначала открыл книжный магазин, а потом агентство недвижимости. В апреле 1940 года в это агентство обратилась фрау Ингеборг Шольц, которая искала в Сан-Ремо домик для свой семьи. Вместо покупки домика она в итоге сняла квартиру, а Вайльбахер стал ее любовником, тем более, что их обоих объединяла страсть к антиквариату, который фрау Шольц активно скупала.
Несколько месяцев спустя Вайльбахер познакомился с герром Шольцем, приехавшим навестить жену. Сперва отношения между ними не складывались, но вскоре выяснилось, что претензии Шольца относятся не к тому, что у Вайльбахера есть любовница, а к тому, что у него есть жена (Вайльбахер был женат на еврейке). Шольц посоветовал новому другу ради сохранения арийской чести немедленно развестись (в 1943 году Вайльбахер последовал этому совету).
Гюнтер Шольц был человеком многослойным. Официально он служил представителем химических фабрик Diwag,  легко перемещаться по Европе ему позволяло удостоверение кригсмарине, которое, в свою очередь, было прикрытием его работы в абвере. Столь же многогранны были и его интересы. Куда больше разведданных он интересовался антиквариатом, а куда больше антиквариата - казино. Последняя страсть и привела его в Сан-Ремо, так как он обнаружил, что казино обычно располагаются в городах с двусоставным названием: Монте-Карло, Баден-Баден, Лас-Вегас.
И вот как-то весной 1942 года Шольц зашел к своему новому другу и сказал: "Карл, а не рвануть ли нам в Монте-Карло?" Так как Карл к тому времени дал согласие работать на абвер и был оформлен местным представителем Diwag, с документами проблем не возникло. По пути они заехали в Марсель, где Шольц отправился в гости к знакомому антиквару, чтобы поменять одну картину на другую с небольшой доплатой.
Этого антиквара звали Захарий Петрович Бирчанский (он был, что имеет лишь косвенное отношение к повествованию, племянником художника Левитана). У Бирчанского в Париже был антикварный магазин, с приближением нацистов он счел за лучшее уехать на юг Франции, где жил в гостинице в окружении коробок с тем, что успел вывезти.
В Монте-Карло Вайльбахер познакомился с любовницей Шольца по имени Жо, а также снова встретил Бирчанского, переехавшего туда из Марселя. Впрочем, возможно, наоборот, они сами преследовали Бирчанского, поскольку старый антиквар открыл им свою тайну: он хочет приобрести виллу под Флоренцией и провести там остаток своих дней. Ради этого он готов продать главное сокровище, которое ему удалось увезти из Парижа: картину Тинторетто. Бирчанский изложил Вайльбахеру хитроумный план: деньги вносятся на указанный им счет во флорентийском банке, и лишь тогда антиквар достает картину из укрытия. Он готов уступить Тинторетто за 800000 лир (тогдашний курс лиры примерно 100 за 1 доллар).
Шольц сообщил Вайльбахеру, что картину можно продать почти в два раза дороже, за 1500000 лир, а разницу поделить. Окрыленный Вайльбахер вернулся в Италию и действительно нашел (или нет) в Риме какого-то немецкого профессора, скупающего предметы искусства (очевидно, по заказу из Берлина). Профессор якобы был готов отстегнуть полтора миллиона, но при условии доказательства подлинности, а затем планировал подарить картину дуче или королю.
Вайльбахер поспешил в Монте-Карло, но Бирчанский заупрямился и картину не отдавал. Пришлось вызвать Шольца в качестве гаранта сделки. Впрочем, не исключено, что Вайльбахер просто разведал, где старик прячет картину и украл ее. По крайней мере, в Италию он ввез ее без рамы и таможенной декларации.
Загадочным образом он не отправился в Рим к вышеупомянутому профессору-скупщику, а попытался пристроить ее в картинную галерею прямо в Сан-Ремо. На следующий день Вайльбахера арестовали. Призывы из темницы к Шольцу остались без ответа.
Летом 1943 года Шольц уехал в Испанию, забрав с собой жену и любовницу Жо. Из другого источника мы знаем, что действительно в 1943 году в Мадриде появился агент абвера Шольц, крайне нуждавшийся в деньгах и поэтому продававший англичанам развединформацию, представлявшую собой смесь правды и вымысла и  основанную на собственных представлениях о том, что союзники хотят услышать от немцев.
Когда Вайльбахер, наконец, вышел из тюрьмы, у него истекли и немецкий паспорт, и разрешение на пересечение французской границы. Поэтому выкупив Тинторетто из лап таможни за 22000 лир, он оставил его себе. Возможно, ему даже казалось, что он спас Бирчанскому жизнь. Ведь если бы тот осуществил свою мечту о покупке виллы под Флоренцией, его бы вместе с другими евреями депортировали бы осенью 1943.
Тинторетто путешествовал из одной банковской ячейки в другую, пока не был изъят американцами после ареста Вайльбахера в 1946. До этого Вайльбахер успел восстановиться на службе в абвере, получить новое разрешение на пересечение французской границы, преуспеть благодаря этому на поприще контрабанды и даже помочь местным партизанам, за что получил от них охранную грамоту, защищавшую его в течение полугода.
В августе 1945 года Александра Бирчанская, жена антиквара, гражданка Франции, подала официальное заявление о краже у нее Карлом Вайльбахером 13 декабря 1942 года картины Тинторетто, изображающей дожа Пьетро Лоредано.
Некоторая проблема с иллюстрацией этого рассказа заключается в том, что Тинторетто нарисовал более полудюжины портретов почтенного дожа П.Л., и каким именно владел старый антиквар, я не знаю. Я взял наугад картину из Kimbell Art Museum. (Игорь Петров)

 

 "Вагон метро". 1948 год
Художник - Щеглов Евгений Борисович (1927-1991). Интересно, что органы не заинтересовались художником.

 

Ещё недавно в Грузии жил один из самых известных подвижников XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе). Знаменитый старец, ныне прославленный в лике преподобных, оставил по себе много благодарной памяти. И среди слов, которые люди запомнили, есть обращение к ропотникам, тем, что вечно бурчат: «Священники плохие, власть плохая, все плохое». Маммо Габриэли, то есть отец Гавриил, так отвечал им: «Вы хотели бы, чтобы президентом у вас была царица Тамара, а на приходе у вас служил Николай Чудотворец. Но вы-то сами – кто?». А ещё мы бы хотели, чтобы врачом в поликлинике работал святой Пантелеимон, а на клиросе пел царь Давид или хотя бы Федор Шаляпин. А также (спасибо, Александр Сергеевич), чтобы «была я владычицей морскою, а Рыбка была бы у меня на посылках». Но, простите, вы в зеркало глядели? А в совесть заглядывали? Со здравым смыслом советовались, или хотя бы с отцом Гавриилом? Сами-то вы – кто?
Но вот помечталось мне, что действительно на приходе, где я прихожанином, служит святой Николай. Без сомнения, приход сразу набьётся людом как та сеть, которую Петр забросил одесную корабля, рыбой. За чудесами, за милостыней, за благодатной помощью набьётся. И без внешней рекламы. Ещё бы! У всех беда. Сын пьет, невестка гуляет, денег нет, муж работу потерял, у меня рак… Так что – все к Николаю! Он всем поможет. Но святитель Николай ведь не будет «угодником» в смысле одного только угождения нам. Он, главным образом, Богу угождать будет и от нас того же потребует. Потребует ежевоскресного хождения к Литургии. Чего доброго, заведет полноценное всенощное бдение. В смысле – на всю ночь, а на рассвете – Литургия. Заставит поститься по уставу, а не так, как мы привыкли – с карасиками. По средам не едим. По пятницам – тоже. Велит Псалтирь наизусть изучить. Памятуя о знаменитой пощечине Арию, можно предполагать, что иному вольнодумцу св.Николай и "портрет" испортит. И вообще все его неизбежно пламенное служение предстанет перед развращённым и ленивым нынешним христианским сообществом как вызов, мука, обличение и издевательство.
Да я ведь к Николаю только за чудом и только на пару минут! Мне за чудом. Сколько стоит? А так мне «в Париж, по делу, срочно!». Ты, Николай, дай-ка мне просимое, да побыстрее. Да в душу не лезь. Чужая душа, сам знаешь, потёмки. Ну, и я пошел. Прощай, Николай. До скорого свидания. До следующей нужды. А он тебе: «Стой, паршивец. А ну, глянь мне в глаза! Ты что это вздумал храм в торговую лавку превращать? Добра хочешь? Помощи хочешь? А потрудиться для Христа хочешь? Долги раздать, бедным помочь, ночью на молитву стать?» Ну и так далее. Знаете, что потом будет? Вскоре, через месяц-другой, в Патриархию полетят письма и телеграммы анонимных стукачей и официальных оскорбленных и униженных. Будут жаловаться на того, кому сегодня молятся, если бы он сегодня жил, а не в четвертом веке. Как пить дать. Будут говорить про Николая Чудотворца: «Грубый, изувер, службы длинные, строгий непомерно, дерется даже, ругается, никакой любви», и так далее. А если бы на приходе у нас был священником Михаил Архангел! Храм был бы пуст! Все в ужасе и с чувством полной греховности разбежались бы кто куда. Остался бы только пепел у исповедального аналоя. Пепел грешника, сгоревшего от стыда на исповеди после нескольких вопросов исповедующего Архангела.
Одним словом, когда вам захочется побурчать о том, что все плохие (только вы хороший), вы подумайте о том, что было бы, если бы реально главой государства был князь Владимир или Андрей Боголюбский, а на приходе у вас служил Иоанн Кронштадтский. Представьте все это в деталях. Ох, вы бы взвыли! Конкретно вы. А я бы посмеялся. Так что взгляните свежим взглядом на своих родных, таких знакомых и понятных батюшек. Простых и грешных, как все. И обрадуйтесь. И благодарите Бога, что святых к святым послали, а к вам – грешникам – грешников. И успокойтесь...

 

Она все-таки доехала!
Несколько лет назад в бразильском городе Сан-Паулу появилось граффити с героиней фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!»  – донны Розы, которую в фильме блестяще сыграл Александр Калягин. Мурал нарисовали художники из объединения HoodGraff.
«Бабс Баберлей на родине. Сан-Паулу, Бразилия, 2019. Жаль, что там никто не поймет иронии», – написали авторы.
При этом зрители отлично помнят фразу Калягина, ставшую крылатой: «Я – донна Роза из Бразилии, где в лесах живет много диких обезьян».

 

Не знаю насколько правда, картинка так скорее спальный мешок напоминает. Долгое время ни у кого толком не было нормального плана на случай смерти одного из участников экспедиции прямо на борту космической станции. Вряд ли космонавтам понравилось бы разбираться с трупом на МКС. В итоге NASA совместно с похоронным бюро Promessa разработало концепцию «Body Back».
По задумке исследователей тело усопшего укладывается в чехол, напоминающий спальный мешок, и прикрепляется снаружи космического корабля. По плану американцев тело в спальнике должно будет сгореть дотла в атмосфере Земли, когда челнок будет входить в ее верхние слои.

 

Кинозал. Наш анонс
В Голливуде готовится к выходу блокбастер «Архипелаг ГУЛАГ» по «Опыту художественного исследования: Архипелаг ГУЛАГ 1918–1956» А.И. Солженицына.

 

Открылась Страшная правда™
Я знал! Я всегда знал,  что они такие!

Из нашей коллекции ужасов
Плакат Главполитпросвета «Что ждёт непривитых!». Художник М. М. Черемных. 1921 год

- Почему вы продолжаете называть белый цвет белым?
‎- А как надо называть белый цвет?
‎- Зелёным, конечно.
‎- Как это? Почему?
‎- Вы разве не знаете? Еще вчера Всемирная Организация ‎Цветообозначения порекомендовала называть белый цвет зелёным.
‎- А зеленый тогда как теперь называть?
‎- Идут консультации. Надо подождать.
‎- Но ведь это идиотизм.
‎- Нет. В ВОЦ сидят специалисты. Они лучше знают как называть цвета.
‎- Но ведь белый цвет не перестанет быть белым, если кто-то решит его ‎называть по другому.
‎- Конечно, перестанет. Поначалу будет не удобно, но потом все ‎привыкнут.
‎- Да зачем это надо?
‎- Там лучше знают. Они специалисты.
‎- И что? Теперь вместо фразы «во всём белом свете» надо будет говорить ‌‎«во всём зеленом свете»? «Черным по зеленому написано»? Да как вы ‎себе это представляете?
‎- Думаю, это решается очень просто. Эти фразы запретят и за их ‎использование будут штрафовать.
‎- Штрафовать?
‎- Конечно. Как вас упёртых еще образумить то? Ведь, если неправильно ‎называть цвета, представляете какой бардак начнётся?
‎- А может быть просто оставить всё как было?
‎- Да вы что? Да вы кто? Вы специалист цветолог? Что вы в этом ‎понимаете?
‎- А что, для того чтобы называть вещи своими именами надо быть ‎специалистом?
‎- Конечно.
‎- Ошибаетесь. Вот вы, например, идиот... и чтобы это понять мне не ‎нужно мнение специалиста.
‎- Да вы... да вы... вы антицветист.
‎- Опа...‎
(С) Михаил Требин


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.