fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (4 Голосов)

Трагическая судьба женщины, которой Александр Грин посвятил «Алые паруса»

Через два года после смерти Грина Александр Малышкин, встретив 39-летнюю Нину Грин в гостях у Паустовских, встал перед ней на колени и воскликнул: «Ассоль! Ну почему же ты седая?..»

В 1921 году в жизни писателя Александра Грина случились два судьбоносных события. Он поставил точку в той самой знаменитой повести «Алые паруса» и встретил большую любовь — Нину Миронову. Собственно, ей он и посвятил свою книгу. Она о честных, добрых людях и о поисках простого человеческого счастья. Говорят, сам Максим Горький плакал над повестью и перечитывал гостям сцену встречи Грэя и Ассоли…
8 последних лет жизни (1924-1932) Александр Грин прожил в Крыму, куда его хитростью заставила переехать жена Нина. Она притворилась больной, чтобы увезти мужа от пьяных Петроградских кутежей.

В 1924 году они приехали в Крым, где Нина могла бы «поправить здоровье». Купив в Феодосии квартиру по ул. Галерейная, 10 (теперь там музей Грина), они разорились на судебных тяжбах с издательством. Квартиру пришлось продать и переехать в 1930 году в более дешевый город Старый Крым. Здесь советская цензура, с мотивировкой «вы не сливаетесь с эпохой», еще сильнее ударила по семейному бюджету, запретив переиздания Грина. Они начали болеть и голодать. На все письма с просьбой о помощи, которые он отправлял в Союз писателей, получал отказ. Ему отказали также и в пенсии, как «идеологическому врагу».

«Хитрец, ах, какой хитрец, — шептались писатели за его спиной, когда Грин приезжал в Москву, — устроился, видите ли, в Крыму, в тепле и сытости, а мы…» Он же гордо молчал: не рассказывать же им, что, когда однажды купил Нине в подарок серебряную чашку с блюдцем и ложкой, она расплакалась — «на эти деньги месяц можно прожить».

У Грина, возможно, именно из-за плохого питания и потрясений развился рак желудка. В конце апреля 1931 года, будучи уже серьёзно больным, он в последний раз ходил (через горы) в Коктебель, в гости к Волошину. Этот маршрут до сих пор популярен среди туристов и известен как «тропа Грина». В конце 1931 года Грину стало совсем худо. Нина вызвала из Феодосии знакомого врача — но он не в силах был облегчить страдания писателя.
8 июля 1932 года, на 52-м году жизни, Александр Грин скончался. Нина выбрала для его могилы место на Старо-Крымском кладбище. Гроб его, простой, деревянный (в Крыму не было ни досок, ни гвоздей, и людей хоронили в простынях), Нина обила мелкими вьющимися розами, которые он любил больше всего. Писателей на похоронах не было…

Через два года после смерти Грина писатель Малышкин, встретив 39-летнюю Нину в гостях у Паустовских, встал перед ней на колени и воскликнул: «Ассоль! Ну почему же ты седая?».

Немецкая оккупация застала Нину Грин в Старом Крыму, где она жила со старухой-матерью и работала медсестрой в местной больнице. Когда она хотела бежать, было уже поздно. К ноябрю 1941 года женщины уже основательно голодали и начали серьезно болеть.
«В последних числах января 1942 года кто-то из местных жителей, работающих в управе, предложил мне место корректора в небольшой типографии, открытой городской управой <…> Голод, крайнее физическое истощение и упадок сил после тяжелой перенесенной болезни вынудили меня это предложение принять», — позже вспоминала Нина Грин.
В 1944 году умерла ее мать, и Нина поехала в Одессу к друзьям. Прямо с парохода ее и других пассажиров снял отряд немецких солдат. Через несколько дней женщину вывезли в Германию в лагерь под Бреслау.

В 1945 году, когда очевидным стал конец войны, лагерь сожгли, а пленных погнали на запад. По дороге, во время бомбежки, воспользовавшись паникой, Грин спряталась в груде мусора, а затем добралась до расположения советских войск. Встретили ее настороженно…
В октябре 1945 года Грин наконец вернулась в Старый Крым, но через месяц была арестована. Следователь заявил напрямую: «Государству важны не причины, заставившие совершить преступление, а важно само преступление». Главное обвинение – работа на немцев в Крыму и в Германии.

Нина Грин получила 10 лет лагерей за «коллаборационизм и измену Родине», с конфискацией имущества. После конфискации ее участок и постройки в Старом Крыму передали первому секретарю Старо-Крымского горкома партии Л.С. Иванову.

Нина отбыла почти весь свой срок и вышла на свободу в 1955 году по амнистии. После смерти Сталина в 1953 году запрет на многих писателей был снят — произведения Грина были возвращены в литературу. Они издавались миллионными тиражами. Получив стараниями друзей Грина гонорар за «Избранное» (1956), Нина приехала в Старый Крым, с трудом отыскала заброшенную могилу мужа и выяснила, что дом, где умер Грин, перешел к чиновнику и использовался как курятник. В этом доме Нина хотела открыть музей писателя, но чиновник ни за что с курятником расставаться не хотел.

Друзья-писатели Грина написали открытое письмо в защиту домика Грина. Через год мощный удар по «курятнику» нанес фельетон Леонида Ленча «Курица и бессмертие». Иванов был в ярости. Его стараниями по Старому Крыму поползли слухи, будто Нина Грин переливала кровь убитых младенцев раненым немцам. На улицах вдогонку писательской вдове шипели «Фашистка!». У Нины от таких переживаний случился инсульт.
В 1960-м году к 80-летию Александра Грина Нина таки получила ордер и ключи от его домика и в день рождения писателя открыла его для посетителей. В нем она провела последние десять лет своей жизни. В июле 1970 года был открыт Музей Грина в Феодосии, но лишь год спустя дом Грина в Старом Крыму тоже получил статус музея, поскольку его открытие крымским обкомом КПСС упиралось в давний конфликт с Ниной: «Мы за Грина, но против его вдовы. Музей будет только тогда, когда она умрет».
Нина Николаевна Грин скончалась в Киеве 27 сентября 1970 года, ее так и не реабилитировали. Похоронить себя она завещала рядом с мужем, но ей даже этого не разрешили. Запретил ЦК компартии Украины. Похоронили ее на том же кладбище, но издевательски — в другом конце. Однако Грин ведь не зря учил верить в чудеса. В ночь на 23 октября 1970 года, в день рождения Нины, пять поклонников Грина раскопают ее могилу и перенесут гроб с ее телом к мужу — в ограду его могилы. Любящие люди должны быть вместе…

В 1997 году Нину Грин реабилитировали.
Источник: Культурология


Комментарии   

# Рой Костин 2021-12-19 10:21
Да, как из "Тихого Дона" Григорий Мелихов сказал своему председателю сельсовета: " ...А поганая, твоя власть!.."
И такое отношение к жене Грина было не только при Сталине, но тянулось еще и при Хрущеве-Брежнев е.
+1 # fufsusfuf 2021-12-20 12:08
Цитирую Рой Костин:
Да, как из "Тихого Дона" Григорий Мелихов сказал своему председателю сельсовета: " ...А поганая, твоя власть!.."
И такое отношение к жене Грина было не только при Сталине, но тянулось еще и при Хрущеве-Брежневе.

На немцем ДОБРОВОЛЬНО пошла работать ?
Добровольно .
Значит всё правильно , остальное лирика .
P.S. В начале 90х имел беседу с одной весьма бойкой , несмотря на возраст бабуськой , отмотавшей 10 лет лагерей , на мой вопрос " за что ? " прямо ответила - за то , что с немцами е*****ь , на вопрос по любви или по принуждению также прямо ответила - по любви к жратве .
Кстати , под раздачу она попала только из - за того , что была комсомолкой , её беспартийные товарки лагерного срока благополучно избежали .
+2 # Рой Костин 2021-12-20 12:46
На любой оккупированной территории, люди всегда работают с оккупационными властями чтобы не умереть с голода. И в оккупированной Германии, по этой же причине, жители добровольно работали с оккупационными властями - как на Востоке, так и на Западе.
+1 # fufsusfuf 2021-12-20 20:44
Цитирую Рой Костин:
На любой оккупированной территории, люди всегда работают с оккупационными властями чтобы не умереть с голода. И в оккупированной Германии, по этой же причине, жители добровольно работали с оккупационными властями - как на Востоке, так и на Западе.

Ну не знаю как в других местах , а по рассказам бабушки у них было так - на 3й день окупации станичников согнали к комендатуре ( бывшему правлению колхоза ) и новая власть объявила , что бы все колхозники завтра выходили на работу , кто не выйдет без уважительной причины - на первый раз порка и в холодную , на второй раз расстреляют , в общем для колхозников мало что с приходом новой власти изменилось , ну и когда наши вернулись , в лагеря за сотрудничество с немцами их не погнали ( хотя ПО ФАКТУ они работали на немцев ) , даже староста отделался
парой месяцев сидения под следствием ( ибо его немцы назначили , а не сам вызвался ) , ну а с теми , кто добровольно к новой власти на поклон пошел , был совершенно другой разговор .
+2 # Рой Костин 2021-12-21 11:15
Мои предки по матери, всю войну прожили в Пскове. И работали во время немецкой оккупации где придется в самом городе. Бабушка - в одной из городской прачечной, затем в трамвайном депо на вахте и в конце оккупации в городской библиотеке. После ухода немцев работала на стройке, а затем диспетчером на Машиностроитель ном заводе "Металлист". А дедушка имел инвалидность и преподавал физику в школе и во время оккупации, и после войны. Другие родственники и знакомые - кто как мог, так и устраивались. Некоторые торговали на рынке, другие организовывали свои артели, а многие уходили в сельскую местность. К счастью, их за это не "репрессировали ". Хотя отметки делали, что проживали на "оккупированной территории".

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.