fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.10 (5 Голосов)

"Переход кораблей Краснознаменного Балтийского флота из Таллина в Кронштадт, август 1941-го". Картина А.А. Блинкова, 1946 г.

©Блинков А.А./Attribution 4.0/wikimedia commons
28 августа исполняется 80 лет со дня начала Таллинского перехода – операции, не имеющей аналогов во всемирной военно-морской истории. Это событие также справедливо считается одной из крупнейших операций советского флота в годы Великой Отечественной войны. Ведь речь идет не о простой проводке конвоя, а о прорыве целого флота – армады боевых кораблей и транспортных судов. Историки до сих пор по-разному оценивают результат операции – одни считают ее провалом и трагедией, другие подчеркивают, что в сложившихся обстоятельствах она оказалась вполне успешной и укрепила обороноспособность Ленинграда.

Переход или прорыв?
В августе 1941-го в Прибалтике сложилась странная ситуация: обе стороны конфликта не справлялись со своими задачами. С одной стороны, Красная Армия не сумела остановить вторжение вермахта – под напором немцев ее части отходили к Ленинграду. С другой – германская группа армий «Север» не смогла окружить и уничтожить советскую группировку в Прибалтике. Кроме того, в глубоком тылу немцев оказались немалые силы Красной Армии, защищавшие Таллин, – оборону там держали 10-й стрелковый корпус и части Краснознаменного Балтийского флота (КБФ).

В конце июля Гитлер потребовал от группы армий «Север» скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив, чтобы парализовать советский флот. От этого зависел подвоз из Швеции руды, в которой нуждалась военная промышленность Германии. Но пока КБФ базировался в Таллине и удерживал острова на входе в Финский залив, немецкое судоходство на Балтике оставалось под угрозой.

7 августа войска вермахта, усиленные свежими дивизиями, вышли к Финскому заливу, отрезав Таллин от «большой земли». Штурм эстонской столицы начался 20 августа. Вскоре стало ясно, что город удержать не удастся. Утром 26 августа Государственный комитет обороны, в лице И.В. Сталина и В.М. Молотова, разрешил эвакуацию войск из Таллина.

По мнению исследователя контр-адмирала Р. Зубкова, в рамках этой операции предстояло вывести из глубокого тыла противника в Кронштадт, Ораниенбаум и Ленинград 225 кораблей и судов КБФ и государственных морских пароходств, а также 28,6 тыс. военнослужащих армии и флота и 13,4 тыс. гражданских лиц и вольнонаемных флотских служащих.

Командование КБФ планировало двухдневный переход боевого ядра флота и конвоев с эвакуируемыми войсками и частью жителей Таллина. Но операция растянулась на полторы недели – с 28 августа по 7 сентября. Хотя ее и принято именовать Таллинским переходом, ей больше подходит другое название – Таллинский прорыв. Ведь отрядам боевых кораблей и конвоям с транспортами пришлось преодолевать вражескую морскую блокаду, осуществлявшуюся минными заграждениями, береговой артиллерией и авиацией.

Сквозь мины и бомбы
В переходе участвовали три отряда боевых кораблей, включавшие крейсер «Киров», лидеры, эсминцы и подлодки, а также четыре конвоя с транспортами и вспомогательными судами, сопровождаемые сторожевыми кораблями и катерами, тральщиками разных типов и торпедными катерами. Этой армаде из более чем двух сотен единиц одним рейсом предстояло перевезти в Ленинград более 40 тыс. человек, пройдя около 200 миль.

Советский крейсер "Киров", участник Таллинского прорыва

wikimedia commons
Уже на первом участке пути флоту предстояло преодолеть обширную вражескую минную позицию у мыса Юминда. Командование КБФ понимало, к чему приведет прорыв без предварительного разведывательного траления. На момент выхода советской армады из Таллина ее сопровождало более полусотни тральщиков. Этого явно было недостаточно. Но куда хуже было то, что большая часть из них не предназначалась для сопровождения конвоев и боевых кораблей в море. Эту работу обычно выполняли базовые тральщики (БТЩ), но таковых имелось лишь десять.

Зная это, штаб КБФ трезво оценивал шансы на успех. Проведенные им перед Таллинским прорывом расчеты показали, что потери кораблей от подрыва на минах у мыса Юминда могут достигнуть 30%. Справедливость этих выводов показали дальнейшие события.

Операция началась 28 августа. К полудню погрузка людей на транспорты была закончена, и они вышли в море вслед за группами боевых кораблей. К вечеру советская армада подошла к минной позиции у Юминда и попробовала ее прорвать. Попытка оказалась неудачной: на минах начали погибать как боевые корабли, так и транспорты. Кроме того, повреждения получил ряд других судов. Так как движение ночью было опасно, флот встал на якорь прямо на минном поле.

Советский эсминец "Яков Свердлов" (бывший "Новик") стал одним из первых кораблей КБФ, погибших при прорыве Юминдского минного барьера

wikimedia commons
Утром попытка прорыва возобновилась. Хотя это и привело к новым потерям, балтийцам удалось вывести корабли на «чистую воду». Как отмечает Р. Зубков, на первом этапе операции, до постановки на якоря, боевые группы и конвои потеряли 39 кораблей и судов. 25 из них подорвались на минах, четыре были уничтожены авиацией, девять потеряны по другим причинам. Всего же на минах у Юминда погибли 31 корабль и судно, включая эсминцы «Яков Свердлов», «Калинин», «Володарский», «Скорый», «Артем», подлодки «Щ-301» и «С-5» – половина всех потерь за время Таллинского прорыва, или 13,7% от общего числа его участников.

Советская подлодка "Щ-301", участвовавшая в Таллинском прорыве и погибшая на минах 28 августа 1941-го

sovboat.ru
Проход сквозь минные поля был лишь первым этапом прорыва к Ленинграду. На втором этапе флотилии пришлось отражать атаки вражеских ВВС. Советская авиация не смогла прикрыть переход флота на самых опасных отрезках пути, что привело к трагедии. Самолеты люфтваффе совершили в тот день почти полторы сотни вылетов для удара по советским кораблям и судам.

Обстановка осложнялась тем, что главные силы боевых кораблей вместе с «Кировым» ушли в Кронштадт. Поэтому конвоям и их сопровождению приходилось отражать налеты самостоятельно, несмотря на недостаток средств ПВО. В результате нападений вражеских ВВС были потеряны пять транспортов. Кроме того, повреждения получили еще ряд кораблей и судов, часть из которых выбросилась на берег, затонула или была затоплена по приказу командования.

В общей сложности во время первого и второго этапов Таллинского прорыва от ударов авиации пострадали 19 транспортов и вспомогательных судов, что составило 30,65% от общего числа потерянных единиц, или 8,4% от общего числа участвовавших в том походе. Но при этом люфтваффе не удалось потопить ни одного боевого корабля.

30 августа избитые конвои дошли до Кронштадта. Однако на этом завершилась лишь активная фаза прорыва, но не сама операция. Еще неделю КБФ продолжал спасать людей с потопленных или выбросившихся на берег судов. Всего же к 7 сентября КБФ провел до двадцати конвоев, доставив в Кронштадт и Ораниенбаум 11055 участников Таллинского прорыва, вывезенных с островов Финского залива.

«Цусима» или успешная операция?
Оценивая эту операцию, некоторые исследователи считают ее результат поражением, сравнимым с такими морскими катастрофами, как Цусимское сражение и разгром конвоя PQ-17. Чтобы понять, так ли это, обратимся к цифрам.

28 августа 1941-го из Таллина вышли 151 боевой корабль, 20 транспортов и 54 вспомогательных судна. С 29 августа по 7 сентября в Кронштадт, Ленинград и Ораниенбаум прибыли 163 единицы (72,4% вышедших из Таллина) – 132 боевых корабля и катера (87,4%), два транспорта (10%) и 29 вспомогательных судов (53,7%).

За время прорыва погибли 62 корабля и судна, вышедших из Таллина (27,6%): 19 боевых кораблей (12,6%), 18 транспортов (90%) и 25 вспомогательных судов (46,3%). Иначе говоря, никакой «Цусимы» в Финском заливе не было, так как 2-я Тихоокеанская эскадра была уничтожена полностью, а КБФ этого избежал. Куда сложнее оказалась ситуация с конвоями, потерявшими чуть более половины своего состава. Но потери приводимого для сравнения PQ-17 существенно выше. Кроме того, сопоставлять проводку одного конвоя с прорывом целого флота через минные поля некорректно.

Итак, предсказания командования КБФ сбылись: в результате перехода из Таллина в Кронштадт флот действительно потерял треть кораблей и судов. А что же люди? Увы, здесь статистика выглядит печальнее.

По данным Р. Зубкова, 28 августа на конвоях и группах боевых кораблей, с учетом их экипажей, Таллин покинули 41992 человека. Из них по назначению прибыли 26881 человек, что составило 64% от общей массы эвакуируемых. Безусловно, люди – не корабли, и 15111 погибших делают Таллинский прорыв одной из трагичных операций в морской истории.

И все же, несмотря на ошибки командования, недостаток тральщиков и слабую ПВО конвоев, КБФ поставленную задачу выполнил. Хотя за время прорыва в Кронштадт противник сильно потрепал его, но так и не сумел разгромить, как того требовал Гитлер.

Кроме того, из доставленных людей уже 30 августа 1941-го началось формирование стрелкового корпуса и морской бригады. Благодаря этому ряды защитников Ленинграда пополнились 11 тысячами бойцов и командиров, уже имеющими боевой опыт. Эти войска и корабли сыграли важную роль в последующих операциях Великой Отечественной войны.

Автор Владимир Нагирняк

Источник


Комментарии   

+1 # seaman47 2021-09-01 10:04
Цитата:
28 августа исполняется 80 лет со дня начала Таллинского перехода – операции, не имеющей аналогов во всемирной военно-морской истории. Это событие также справедливо считается одной из крупнейших операций советского флота в годы Великой Отечественной войны.
ВМФ США, Великобритании, Германии тихо стоят в сторонке сгорая от стыда перед величием советской операции.

То что это была "одна из крупнейших операций советского флота" - никаких сомнений.
Какой флот, такие и операции.
+1 # teiwaz 2021-09-01 19:32
Это да. Судя по росписи потерь - боевые корабли, побросав транспортники и пассажирские на растерзание немцам, героически драпали на всех парах в Кронштадт.

Вообще не понятно, как можно было на таком коротком маршруте устроить такую задницу. Краскомы, мастерства не пропьёшь.
+2 # Quatro 2021-09-09 05:34
Насчет красной авиации, которая "не смогла прикрыть" мягко так сказано. Хоть "кирова" уберегли, а то и мемуаров Трибуц бы не понаписал. Уберегли, чтобы всю практически войну до конца 44 года года в ковшике просидеть, теряя матчасть подлодок и кораблей.
+2 # seaman47 2021-09-09 06:07
А отсидевшись в ковшике, героически потопить Густлав.
Еще одна операция, "не имеющая аналогов во всемирной военно-морской истории"
____
А после войны писать книжонки, как трусоватые янки с англичанами водили свои конвои через Атлантику.
+1 # Quatro 2021-09-11 07:25
Не, еще была "атака века" Лунина на Тирпиц, которую немцы, правда, не заметили. Единственный более менее крупный корабль, потопленный доблестным красным флотом, и даже его авиацией - крейсер ПВО "Ниобе". Транспорты с беженцами я в расчет не беру.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.