fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)


В феврале 1941 года, казалось, удача повернулась лицом к британцам в Северной Африке. Итальянская 10-я Армия маршала РодольфоГрациани (RodolfoGraziani), насчитывавшая в своих рядах более 250 000 человек, была выбита из Киренаики, потеряв 12 000 человек убитыми и пропавшими без вести и 130 000 попавшими в плен. Итальянцы также потеряли около 400 танков и бронемашин, сотни самолетов и 850 артиллерийских орудий. Это сокрушительное поражение им нанесли войска Британского Содружества под командованием генерал-лейтенанта О’Коннора общей численностью около 36 000 человек, имевшие на вооружении всего 300 танков, 190 самолетов и 150 орудий. Британцы потеряли при этом не более 2 000 человек… Стремившийся спасти своего союзника от дальнейших унижений Гитлер перебросил в Африку две танковые дивизии под командованием генерал-лейтенанта Эрвина Роммеля. К апрелю 1941-го Роммель вернул под контроль Оси Киренаику, осадил Тобрук с его австралийским гарнизоном и отбросил британские войска за египетско-ливийскую границу.
Британцы были полны решимости переломить ход событий. Их многонациональная 8-я Армия получила приказ выбить войска Оси из Ливии, ликвидировать блокаду Тобрука и, в конечном итоге, очистить от немцев и итальянцев всю Северную Африку. Весной 8-я Армия предприняла ряд контратак. Первая из них – операция Brevity (15-17 мая), после первоначального успеха быстро застопорилась из-за недостатка сил для ее осуществления. Вторая попытка, операция Battleaxe, началась 15 июня и была остановлена решительной контратакой танков Африканского Корпуса Роммеля.

ОперацияCrusader
Пока британцы перегруппировывались и получали подкрепления после чувствительного удара Роммеля в середине июня, Черчилль отдал приказ новому главнокомандующему силами союзников на Ближнем Востоке генералу Клоду Окинлеку (ClaudeJ.E. Auchinleck) готовиться к новому вторжению в Ливию. Однако Окинлек намеревался укреплять свою мощь постепенно, доведя ее до максимально возможной ко времени следующего столкновения с противником. В результате этого, несмотря на постоянное давление со стороны Черчилля, генерал отказывался начинать наступление с июля по ноябрь, медленно наращивая силы и планируя следующую атаку.      

Четыре танковые части британцев перешли в наступление в ноябре 1941 года и натолкнулись на ожесточенное сопротивление итальянской бронетехники и противотанковой артиллерии
Летне-осенние подготовка и планирование были прелюдией к наступательной операции, получившей наименование Crusader. Окинлек, в рамках стратегии, нацеленной на возвращение Киренаики, намеревался непосредственно после перехода в наступление разгромить бронетанковые силы противника. В сентябре он дал задание командующему 8-й Армией генерал-лейтенанту Каннигхэму (AlanCunningham) проработать два широкомасштабных планы: один подразумевал продвижение от Джарабуба/Jarabub через Джало/Jalo с целью перерезать линии снабжения противника близ Бенгази; второй – мощный удар прямо в направлении Тобрука с одновременными отвлекающими атаками на юге. Окинлек подчеркивал, что независимо от выбора оси основного наступления, вторжение в Ливию произойдет в начале ноября.        

  Изучая возможности британцев в рамках директив главнокомандующего, Каннингхэм отверг первый вариант с его атакой в направлении Бенгази. Он предчувствовал, что такая атака вообще не вызовет никакой реакции со стороны противника, поскольку имеющиеся в его распоряжении в прифронтовой полосе запасы материалов дадут ему возможность действовать независимо от поставки грузов с оказавшейся под угрозой крупнейшей базы. Более того, расстояние до Бенгази было таковым, что элемент внезапности в атаке на этот город был бы однозначно потерян и привел бы к (1) рискованному растягиванию собственных линий снабжения британцев и (2) ограничил бы возможности авиационной поддержки наступающих. Каннингхэм был настроен атаковать в направлении Тобрука. Это позволило бы британским бронетанковым силам нанести концентрированный удар единым кулаком и избежать растягивания путей снабжения. Такая схема наступления гарантировала быструю реакцию сил Оси и скорое вступление их бронетанковых частей в решающее танковое сражение: немцы и итальянцы не могли допустить снятия блокады с Тобрука. Этот план был принят в первые дни октября.      

Противоборствующие стороны готовятся к сражению
Каннингхэм планировал пересечь египетско-ливийскую границу между пунктами Сиди Омар/SidiOmar и Форт Маддалена/FortMaddalena. Предполагалось, что основная масса британских бронетанковых сил начнет марш на северо-запад, стремясь завязать бой с бронетанковыми силами противника близ Тобрука, после чего блокада будет снята с одновременным наступлением сил гарнизона города. Тем временем другие части окружат дислоцированные у границы силы противника и затем очистят от него пространство между Бардией/Bardia и Тобруком. Все три бронетанковые бригады британцев входили в 30-й Корпус, которым командовал генерал-лейтенант Норри (CharlesW. Norrie). Корпус получил приказ разгромить танковые части противника и предотвратить их атаки на левый фланг 13-го Корпуса – главного пехотного соединения британцев под командованием генерал-лейтенанта Гудвина-Остина (AlfredGoodwin-Austin), которому предстояло проводить операции в приграничной полосе.  

В ходе прелюдии к решающему танковому сражению британские танковые бригады – 4-я, 7-я и 22-я, входившие в 7-ю Танковую Дивизию под командованием генерал-майора Готта (W.H.E. Gott), в первый день наступления должны были выдвинуться к пункту ГабрСалех/GabrSaleh, находившемуся в 30 милях к западу от Сиди Омар. Далее они должны были наступать на север в направлении Тобрука или Бардии в зависимости от реакции противника.  
Британцам было известно, что танковые части войск Оси, в том числе, 15-я Танковая Дивизия, сконцентрированы близ пункта Гамбут/Gambut. Непосредственно к западу от пункта Сиди Азеиз/SidiAzeiz находилась 21-я Танковая Дивизия, в районе перекрестка дорог Бир эль Губи – итальянская танковая дивизия Ariete. Близ оборонительных линий Тобрука располагались осаждавшие его три итальянские и одна немецкая пехотные дивизии. Предполагалось, что прорыв частей тобрукского гарнизона будет предпринят только после разгрома немецко-итальянских танковых частей, - в противном случае гарнизон не должен был вмешиваться в происходящие события. После разгрома бронетехники Оси гарнизон Тобрука должен был захватить расположенные на скалистых грядах пункты Эль Дуда/ElDuda, а 30-й Корпус – Сиди Резег/SidiRezegh. Между этими пунктами, южнее Тобрука, проходил основной транспортный путь сил Оси.  
Пока британцы заканчивали подготовку к наступлению, командование немецко-итальянскими войсками согласилось в том, что захват Тобрука остается важнейшей предпосылкой к любому дальнейшему продвижению в Египет и, далее, к важнейшей артерии союзников – Суэцкому каналу. Поскольку его собственная ситуация со снабжением несколько улучшилась к октябрю 1941 года, Роммель запланировал штурм Тобрука на третью неделю ноября 1941 года. Командующий силами Оси в Северной Африке маршал Бастико (EttoreBastico) и сам Роммель видели, что британцы наращивают свою мощь другую сторону ливийско-египетской границы, но отвергли всякую возможность предстоящего наступления противника. Впрочем, Роммель был уверен в том, что в случае атаки британцев его мобильные части смогут успешно справиться с этой угрозой еще до того, как начнется его собственное наступление или даже тогда, когда начнется наступление на Тобрук…

В начале ноября Роммель пришел к выводу о том, что британцы предпримут атаку, отвлекающую его внимание от Тобрука, и что это будет ограниченный по масштабам маневр, нацеленный на то, чтобы замедлить реализацию его планов по захвату города. В результате Роммель, не осознавая в полной степени масштаб приготовлений британцев, принял решение не торопиться с реакцией на первоначальные передвижения противника независимо от того, что это могло из себя представлять. Тем временем развитие наступления британцев, в значительное степени, от реакции противника. Эта любопытное сочетание ожиданий противоборствующих сторон быстро приведет к тому, что все британские и немецко-итальянские планы потеряют всякую значимость уже в первые дни операции Crusader.

Британцы на марше
16-17 ноября 1941 года силы Каннингхэма – 100 000 человек, 600 танков и 5 000 прочих машин осуществили марш протяженностью в 130 миль от железнодорожной станции МерсаМатрух/MersaMatruh к египетско-ливийской границе. Марш проходил под проливным дождем, превратившим пустыню в море жидкой грязи. Далее 30-й Корпус Норри 18 ноября продвинулся, как и планировалось, еще на 60 миль в район пункта ГабрСалех, в то время как 13-й Корпус обошел укрепленные посты Оси, расположенные вдоль границы.    
В сумерках несколько бронетанковых частей 8-й Армии заняли следующие позиции: 7-я Группа Поддержки/7thSupportGroup – смешанная мобильная пехотно-артиллерийская группа бригадного состава – создала передовой заслон 7-й Танковой Дивизии к югу и востоку от пункта ГабрСалех; 7-я Танковая Бригада расположилась  в 10 милях северо-западу от ГабрСалеха; 22-я Танковая Бригада – в 10 милях к югу от ГабрСалеха; 4-я Танковая Бригада – в 10 милях к востоку от ГабрСалеха рядом с пунктом Триг эль Абд/TrighelAbd. Пехотный заслон за 30-м Корпусом, протянувшийся от позиций южнее 22-й Танковой Бригады к побережью, сразу к востоку от Соллума/Sollum, сформировали1-я Южно-Африканская, Новозеландская и 4-я Индийская дивизии. Пехотные дивизии получили приказ отрезать вражеские дивизии, находившиеся у египетской границы, а затем наступать на запад.    


Два британских танка Крусейдер/Crusader занимают позиции. Операция Crusader, ноябрь 1941 года
Марш к ГабрСалеху 18 ноября прошел без особых происшествий. В 8-10 утра танковые колонны остановились для заправки. Одновременно с этим бронеавтомобили, находившиеся в авангарде 7-й и 4-й танковых бригад, продолжили движение на запад в поисках противника. Многие рекогносцировочные отряды доложили о присутствии немецких авангардов из 3-го Разведывательного Батальона 21-й Танковой Дивизии непосредственно перед пунктом Триг эль Абд. Между бронемашинами противоборствующих сторон произошло несколько спорадических стычек с небольшими потерями для каждой из них. Тревожным сигналом для британцев оказалось значительное количество поломок у танков – 7-я Бригада потеряла 22 машины из 141 первоначального состава, 22-я – 20 из 156.   
Изначально бодрое настроение у британцев 18 ноября сменилось чувством неопределенности относительно того, что же делать дальше. Каннингхэм и Норри были в замешательстве. Вся 8-я Армия была на марше в тылы Роммеля целый день без заметной реакции с его стороны. Сопротивление противника не усиливалось, не было локальных контратак, не было свидетельств тому, что немцы готовятся к крупному контрудару. Бездействие противника подвигло Окинлека к выпуску не отличавшегося четкостью и ясностью приказа о характере действий на следующий день. Приказ призывал закрепляться на ранее намеченных боевых позициях и высылке сильных рекогносцировочных патрулей в направлении Бир эль Губи и дороги ТригКапуццо/TrighCapuzzo. Эти невнятные директивы отразили растущее беспокойство в штабе 8-й Армии. Перед командованием встал вопрос: ГДЕ ЖЕ РОММЕЛЬ?    

Изменения в планах
Роммель находился на своем передовом командном пункте в Гамбуте. Он не имел ни малейшего намерения реагировать сколь-нибудь серьезно на то, что определенно считал отвлекающим маневром, нацеленным на то, что напугать итальянцев, находившихся в Бирэль Губи и БирХакейме/BirHacheim, и отвлечь его внимание от усилий по достижению главной цели – взятия Тобрука, атака на который намечалась через 60 часов. Роммель был настолько уверен в своем понимании ситуации, что отказал генерал-лейтенанту Крювелю (LudwigCrüwell), командующему Африканским Корпусом, в его просьбе отправить танковый полк на рекогносцировку для выяснения обстоятельств присутствия британской бронетехники близ ГабрСалеха, как о том сообщала разведка.      


Командный пункт одной из частей Королевской Конной Артиллерии/RoyalHorseArtillery, операция Crusader. Командир (слева) наблюдает за падением снарядов, выпущенных по наступающим итальянской пехоте и танкам, второй офицер по громкоговорителю отдает приказы расчетам

Пока Роммель бездействовал, один из британских командиров набрался смелости приступить к активным действиям. Генерал Готт, командир 7-й Танковой Дивизии, не намеревался упускать инициативу. Он отдал приказ 22-й Бригаде прощупать направление, ведущее к Бирэль Губи, где, как было известно, находилась дивизия Ariete. Одновременно с этим 7-я и 4-я бригады получили приказ продвигаться на север и изготовиться к бою с немецкими танками, как только они появятся вблизи. Разведывательные бронемашины 11-го Гусарского Полка должны были оставаться в авангарде продвигающихся танковых колонн. Двумя часами позднее из штаба 30-го Корпуса пришли новые приказы, согласно которым 7-я танковая Дивизия должна была занять Бир эль Губи силами 22-й Бригады. 7-й Бригаде предстояло занять Сиди Резег, находившийся на прямой линии, ведущей на северо-запад к Тобруку. 7-я Группа Поддержки, продвигающаяся между двумя танковыми частями, должна была подключиться к боевым действиям либо одной, либо другой танковой бригады по мере необходимости.
Новые директивы, хотя и придали импульс действиям британцев, полностью изменили первоначальную концепцию операции Crusader. Было принято решение прорываться к Тобруку без предшествующего этому уничтожения танковых сил противника, что было ключевым элементом исходного плана. Кроме того, 4-я Танковая Бригада теперь не должна была оказывать поддержку в наступлении как на запад, так и на север, а должна была оставаться на месте к востоку от ГабрСалеха, чтобы прикрыть левый фланг 13-го Корпуса. Расчет на концентрированный танковый удар был оставлен в прошлом, и вместо него бронетехника британцев оказалась разбросанной по нескольким направлениям.              

Марш на Бир эль Губи
Рано утром 19 ноября 22-я Бригада приблизилась к Бир эль Губи. Из данных разведки британцам было известно, что на этом участке находится вся дивизия Ariete: в районе пункта Таиеб эль Эсем/TaiebelEsem между НабрСалехом и Биар эль Губи рекогносцировочные патрули 22-й Бригады столкнулись в бою с бронемашинами из итальянского 20-го Корпуса (Corpod’ArmatadiManovra), в который входили все танковые и механизированные части итальянцев в Ливии. После этого боя итальянские бронемашины отступили на север.
Британские танкисты, продвигавшиеся к Бирэль Губи, не были обстрелянными бойцами и не имели адекватной боевой подготовки. 22-я Бригада, сформированная в 1939 году, прибыла в Египет 4 октября 1941 года, и на ее акклиматизацию к условиям пустыни ушло несколько недель. Часть была оснащена новыми танками Крусейдер/CrusaderA15, которые при своей высокой маневренности отличались невысокой технической надежностью. 7-я Бригада была оснащена более старыми танками CruiserMKIV (A13), тогда как 4-я Бригада – легкими американскими танками M5 Stuart, получившими у британских танкистов прозвище Honey/Милашка. На боевую подготовку у танкистов было очень мало времени, что не остановило командование 7-й Дивизии, бросивших их в бой против итальянских танкистов…   

Ошибка генерала Готта
Утром 19-го Готт приказал командиру 22-й Бригады Кокбёрна (J. ScottCockburn) атаковать итальянцев в Бир эль Губи. Командир дивизии понимал, что оставлять у себя на левом фланге находившуюся в полном боевом порядке дивизию Ariete будет неразумно. Выбив эту дивизию с оборонительных позиций, британцы получали возможность разместить на этом участке 1-ю Южно-Африканскую Дивизию и обезопасить пустынный фланг всей наступающей группировки. Кроме того, необстрелянные британские танкисты получали возможность приобрести опыт в бою против не самого сильного противника, готовясь к куда более ожесточенным сражениям против немцев… При необходимости в этой атаке южноафриканская пехота была готова поддержать атакующих танкистов. Возможно, Готт предполагал, принимая во внимание свой прошлый боевой опыт, что, как это случалось раньше, обособленные от немцев итальянцы просто побегут и не станут сражаться. Так или иначе, левый фланг 7-й Дивизии было необходимо обезопасить и вынудить немцев перебросить на этот участок часть своих танков для поддержки своих союзников на большом удалении от Тобрука.
Предположения Готта не были лишены оснований, но он упустил из виду то, что итальянцы, независимо от того, как проявят себя их танкисты, будут вести бой на оборонительных позициях при поддержке артиллерии, – того рода своих войск, который на протяжении последнего года боев неоднократно демонстрировал боевое мастерство и решительность. Он также не сумел предвидеть то, что бой между британцами и итальянцами, располагавшими примерно равным числом танков, станет значительно более равным, чем можно было себе представить. Танки Крусейдер (CruiserMarkVI), которыми была вооружена 22-я Бригада, имели экипаж из четырех человек, весили 19 тонн, имели хорошую скорость (27 миль/час) и максимальную толщину брони 49 мм. Однако их слабая двухфунтовая пушка (40 мм) имела небольшую дальность стрельбы, и, за исключением небольшой части машин, танки бригады могли вести огонь только бронебойными снарядами. Положение усугублялось еще и технической ненадежностью этих машин. Их серийное производство было запущено до проведения соответствующего тестирования, и, в итоге, в ходе боевых действий в пустыне больше машин этого типа было потеряно из-за поломок, чем из-за действий противника.    

Крусейдер, пушка которого была способна стрелять только бронебойными снарядами. МемориалRAAC, ArmyTankMuseum, Puckapunyal, Victoria, Australia

Итальянский танк M 13/40
Итальянские танкисты готовились к бою против британцев, располагая основным танком собственного производства – машиной M 13/40. Роммель даже как-то высказался в том смысле, что его подташнивает, стоит только подумать об этой машине, настолько она была, по его мнению, устаревшей. К началу операции CrusaderРоммель располагал 414 танками, из которых 260 были немецкими, включая 15 Pz. I, 40 Pz. II, 150 Pz. III, 55 Pz. IV и 154 итальянскими M13/40. Если отбросить устаревшие Pz. Iи Pz. II и половину танков Pz. III, которые все еще были вооружены слабыми 37-мм пушками, Роммелю оставалось полагаться на столь презираемые им M13, поскольку они представляли собой хребет его танковой армии.     


 Март 1941. Итальянские танкисты рядом со своими танками M13/40
Эти танки имели экипаж из четырех человек, защищенный стальными листами толщиной не более 40 мм. Маломощные двигатели итальянских танков отличались ненадежностью в работе и в пустыне давали возможность развивать скорость не более 8 миль/час. Они были вооружены 47-мм пушкой, способной вести огонь бронебойными и фугасными снарядами, и не располагали радиосвязью.   

22-я Бригада – силы и намерения
Готт не предполагал, что неадекватность британской системы связи поставит его планы под удар. Хотя большинство командиров знало о том, что атака на Бир эль Губи назначена на этот день, южноафриканцы под командованием генерал Бринка (Brink) получили соответствующий приказ только утром 19-го и поняли его так, что они будут должны двинуться вперед и занять этот пункт только после того, как он будет взят британскими танкистами. В результате танкисты лишились жизненно необходимой поддержки пехоты и артиллерии…  

 Бригада заняла позиции в нескольких милях к юго-востоку от Бир эль Губи в 9 утра: основные силы оставались на месте до полудня. Затем танкисты начали продвижение вперед вслед за заслоном бронемашин 11-го Гусарского Полка силами танков 2-го Королевского Глостерширского Гусарского Полка/2ndRoyalGlouscestershireHussars на правом фланге; 4-го Полка Снайперов Лондонского Графства/4thCountyofLondonYeomanry (CLY) Sharpshooters на левом фланге и образующими вторую линию за 4-м Полком танками 3-го Полка Снайперов Лондонского Графства.
Каждый полк, включавший в себя четыре эскадрона с четырьмя отделениями по три танка в каждом, продвигался строем в форме стрелы со штабным эскадроном каждого полка в основании. Бригадный штаб, состоявший из восьми танков, занял позицию в центре тыловой линии, откуда он мог наводить артиллерийский огонь восьми 25-фунтовок Батареи С 4-го Полка Королевской Конной Артиллерии/4thRoyalHorseArtillery и взвода противотанковых 2-хфунтовок 102-го Полка Нортумберлендских Гусар (NorthumberlandHussars) Королевской Конной Артиллерии.         

Генерал Гамбара готовится встретить противника
В бой с британцами готовилась вступить в бой 132-я Дивизия, носившая название Ariete. Она была сформирована в 1939 году и в январе 1941 года переброшена в Северную Африку, где несколько ее подразделений принимали участие в боях с апреля по октябрь 1941-го. В районе Бир эль Губи дивизии, которой командовал генерал Балотта (MarioBalotta), предстояло впервые вступить в бой в полном составе.  
Хотя Роммель передал генералу Гамбаре (GastoneGambara), командиру 20-го Корпуса итальянцев, радиограмму с призывом не беспокоиться о возможной атаке противника в ближайшем будущем, Гамбара предпочел прислушаться к своим собственным источникам разведывательной информации и предупредил Балотту о том, что атака британцев на его позиции предположительно начнется 19-го. В результате дивизия Ariete была приведена в полную боевую готовность. Она была оснащена 146 танками M13/40, 16 105-мм и 32 75-мм полевыми пушками, 18 47-мм противотанковыми пушками и 8 20-мм зенитками. Личный состав дивизии всю осень готовился к применению в боевых условиях этого оружия, взаимодействию танков, артиллерии и пехоты вместе с немецкими союзниками и приобрел уверенность в своих силах и своей способности сражаться, в особенности, находясь на подготовленных позициях. В состав дивизии входили 132-й Полк Средних Танков (три батальона), 8-й Берсальерский Полк Легкой Пехоты (три батальона), три роты 47-мм противотанковых пушек и 132-й Полк Моторизованной Артиллерии (три дивизиона). Одновременно с интенсивной боевой подготовкой личный состав Ariete в первой половине ноября 1941 года усиленно строил укрепления на подходах к Бир эль Губи. Генерал Балотта построил три оборонительных пункта, получивших название lozаnge/ромбы из-за своей формы. Они состояли из системы окопов, стрелковых ячеек и соединительных ходов. Каждый из ромбов занимал один батальон берсальеров и поддерживался дивизионной артиллерией и одной батареей 105-мм пушек из числа приданных дивизии 20-м Корпусом. Кроме того, 7 102-мм морских орудий, способных вести огонь бронебойными снарядами и установленных на грузовики, представляли из себя мощное противотанковое средство. Когда началось сражение, танки 132-го Танкового Полка заняли позиции за передовой линией обороны.      

Итальянские грузовики с установленными на них орудиями

Первые стычки и первые неудачи британцев
В 7 утра рота из 16 итальянских танков и батарея 75-мм пушек были выдвинуты на юг от Бир эль Губи в качестве наблюдательного заслона. В 8 утра снаряды 25-фунтовок, поддерживающих 22-ю Бригаду, начали падать в расположении итальянцев, но попаданий в танки при этом отмечено не было. Приблизившись к позициям итальянцев, танки 2-го Полка глостерширцев пошли в атаку. Несколько атак британцев было отбито, несколько раз итальянцы переходили в контратаки, после чего на поле боя наступило затишье, окончившееся около 11 утра…  
После получения сообщений о том, что с северо-востока к Бир эль Губи приближаются дополнительные танковые силы, отдельный отряд итальянских танков быстро переместился на это направление и вступил в ожесточенную перестрелку с 40 Крусейдерами, в которой было уничтожено 8 британских машин. Итальянцы потеряли 3 танка, еще 8 машин были повреждены. Уступая противнику в численности, итальянцы отступили за линию обороны Бир эль Губи.   
Британские экипажи, впервые вступившие в бой, испытали сильный подъем боевого духа и были полны желания покончить с противником, который, как им показалось, был побит и деморализован. Около полудня бой возобновился, когда к танкистам 2-го Полка глостерширцев ни их левом фланге присоединились танки 4-го Полка лондонцев. Несмотря на поступившие от офицера 11-го Гусарского Полка предупреждения о том, что противник, силы которого точно неизвестны, занимает хорошо укрепленные позиции и что танкистам для их захвата нужна поддержка пехоты, командир бригады приказал идти в атаку на расположенный в пяти милях к востоку от Бир эль Губи пункт обороны итальянцев, который он определил, как мобильный.   
Далее последовало то, что один из наблюдателей охарактеризовал как «атаку, в наибольшей степени близкую к кавалерийской в ходе всей войны.» Танки глостерширцев и лондонцев натолкнулись на хорошо укрепленные ромбы с большим количеством обороняющихся. После сражения командование бригады обвиняли в повторении бесшабашных лобовых атак вместо того, чтобы продвигаться вперед рывками, ведя огонь с понижений в рельефе, скрывающих корпуса танков. Едва ли эти обвинения можно считать справедливыми, поскольку отсутствие должной артиллерийской поддержки и решимость итальянцев, помноженная на отвагу, не ставили британцам другого выбора как продвигаться вперед на максимально возможной скорости…   

Подбитый и брошенный Крусейдер в окрестностях Бир эль Губи

Атака на правый фланг итальянцев
Основной удар британцев пришелся на правый фланг итальянцев, что вызвало грандиозный встречный шквал артиллерийского огня, вызвавший замешательство в рядах малоопытных танкистов. Британцы сместили фокус атаки в направлении центра обороны итальянцев, но здесь их ждал губительный пушечный огонь хорошо окопавшейся пехоты. Расстояние между атакующими и обороняющимися было настолько близким – 200 ярдов и меньше того, что даже устаревшие 47-мм противотанковые и 75-мм пушки нанесли большие потери британским танкистам. За этим последовала контратака 9-го Батальона 132-го Танкового Полка итальянцев, и британцы были вынуждены отступить на несколько сотен ярдов, чтобы обдумать свои дальнейшие действия…      
После короткого радиосовещания между штабом бригады и командирами потрепанных глостерширцев и лондонцев танкисты приступили к перемещению фокуса атаки на правый фланг, в передней части строя танков начали продвижение глостерширцы. И снова бригада продемонстрировала отсутствие боевого опыта: танки покатились к стартовому рубежу для атаки параллельно позициям противника, снова попали под обстрел и снова понесли потери, не имея возможности вести ответный огонь.  

Успех, не получивший развития
Несмотря на неважное маневрирование перед началом новой атаки, британцы добились в ее ходе небольшого успеха примерно в 13.30. Танкисты нанесли удар по позициям итальянской пехоты 7-го Батальона Берсальеров непосредственно пред тем, как у итальянцев появилась возможность перебросить в этот сектор необходимое количество пехоты и корректировщиков артиллерийского огня. В результате, как вспоминал позднее висконтКрэнли(ViscountCranley*), командир эскадрона глостерширцев, удар британцев по укреплениям итальянцев настолько ошеломил обороняющихся, что около 300 из них сдались танкистам, однако их пребывание в плену продолжалось недолго. Увидев, что рядом нет пехоты, чтобы охранять их или отвести в направлении британских позиций, итальянские солдаты снова взялись за оружие, чтобы вступить в бой. Одновременно с этим упорство берсальеров в обороне дал итальянским танкистам возможность выдвинуться к участку прорыва …


Солдаты дивизии Ariete. Снимок сделан в разгар боев ноября 1941 года. Солдаты выглядят уверенными в себе, пока их командир обсуждает по телефону ситуацию со старшим офицером…
Вслед за этим кратковременным успехом британские танки были остановлены огнем 47-мм и 75-мм пушек с хорошо укрепленных позиций. В последовавшей за этим атаке эскадронов 4-го Полка лондонцев и 3-го Полка лондонцев подполковника Яго (R.KJago) британцы попытались обойти противника с флангов, но немедленно наткнулись на минные поля и сильный огонь артиллерии противника. Отсутствие боевого опыта завело часть танкистов в ловушку около 15.00, когда они атаковали то, что показалось им участком парковки итальянских грузовиков. На самом деле, это была хорошо замаскированная противотанковая позиция – среди грузовиков находились машины, на которых находились морские 102-мм орудия (по некоторым сведениям, также 75-мм гаубицы). Уже через несколько минут 6 Крусейдеров были объяты пламенем после прямых попаданий крупнокалиберных снарядов…    

Последние попытки прорвать оборону итальянцев
Весь день британские танкисты направляли своему командованию просьбы об артиллерийской поддержке, необходимой для подавления противотанковых батарей противника. Эти призывы оставались без ответа, поскольку к полудню большая часть полковых и бригадных линий радиосвязи вышли из строя. Когда же время от времени британская артиллерия открывала огонь, его результаты были мизерными, поскольку бригаду поддерживало слишком небольшое число 25-фунтовок.
В 15.30 командование отдало приказ танкистам 3-го Полка лондонцев атаковать противника северо-западнее Бир эль Губи, чтобы облегчить ситуацию для глостерширцев и 4-го Полка лондонцев, сражавшихся в центре оборонительной линии противника и в ее северо-восточном секторе. Когда британцы готовились начать атаку, на них обрушилась атака 7-го, 8-го и 9-го батальонов 132-го Танкового Полка итальянцев, намеревавшихся предотвратить новый удар британцев. Каждая из сторон бросила в бой на этом участке около 100 танков. Пока британцы продвигались к северу от Бир эль Губи на большой скорости, итальянцы предприняли попытку обойти их с фланга. Батареи итальянцев повернули свои пушки, чтобы вести огонь по двигающимся мимо них танкам противника. Через час бой прекратился: британцы потерпели поражение и отступали на юго-восток. Обходной маневр 3-го Полка лондонцев провалился, и глостерширцы вместе с 4-м Полком лондонцев получили приказ оставить поле боя…    

Схема расположения оборонительных ромбов итальянцев и боя 19 ноября 1941 года

Журнал Боевых Действий 3-го Полка лондонцев
ЖБД лондонцев от 19 ноября свидетельствует о том, что их атаки не были чисто лобовыми. Они сохраняли маневренность и искали новые возможности для достижения поставленной цели:
В 08.30 лейтенант Пил (S.W. PEEL) прибыл из [штаба] бригады с приказом продвигаться вперед к стартовой боевой позиции, и в 09.08 полк получил приказ выдвигаться к пункту BIRDUEDAR 432362, где занял боевые позиции и оставался там до 13.40. Затем полк получил приказ вступить в контакт со 2-м Полком глостерширцев [2 R.G.H.] и наступать справа от этого полка, который завязал ожесточенный бой в районе пункта Pt. 181 423369. Полк двинулся вперед с Эскадроном А впереди, С на правом фланге и В на левом, но, не обнаружив признаков нахождения 2 R.G.H. в пункте Pt. 181, продолжил движение в направлении BIRELGUBI.        

В 15.00 передовой отряд Эскадрона А ([командир] 2-й лейтенант Линдзи - A.R. LINDSAY) доложил о присутствии пяти танков М.13 в пункте 421372, и подполковник Яго (R.K. JAGO) отдал приказ майору Виллису (G.G.L. WILLIS), командиру Эскадрона А, атаковать. Два танка под командованием вторых лейтенантов Хендерсона (A.W. Henderson) и Харгривса (P. Hargreaves) были отправлены на левый фланг, чобы отвлечь на себя огонь [противника], а м-р Линдзи получил от майора Виллиса приказ атаковать с правого фланга. Майор Виллис поддержал [атакующих] огнем силами своего штабного Эскадрона с расстояния около 1 000 ярдов. Бой оказался полностью успешным: все пять танков были подбиты огнем м-ра Линдзи и подожжены. Было взято 25 пленных танкистов, которые были отправлены в тыл в сопровождении разведывательной машины      вместе с еще 22 пленными пехотинцами.

В этом бою Эскадрон С получил приказ занять позиции справа от эскадронов А и В, в котором было пять танков под командованием майора Годсона (GODSON), капитана Вона (VAUGHAN), лейтенанта Холкрофта (J.C. HOLCROFT), сержанта Грегори (GREGORY) и сержанта Медлара (MEDLAR), и оставаться на них [с корпусами в понижении рельефа] в 1 500 ярдах позади Эскадрона А, чтобы следить за левым флангом полка и стараться выявить местонахождение 2 R.G.H.   
С 15.00 радиосвязь с Эскадроном В была потеряна. Этот эскадрон выдвинулся со своей позиции [в понижении рельефа] для рекогносцировки и попал под сильный огонь противотанковой артиллерии с форта BIRELGUBI. Немедленно вслед за этим танк майора Годсона был подбит и потерял гусеницу. Танк какое-то время продолжал вести огонь и затем получил попадание в башню, после чего замолчал: майор Годсон и его наводчик (?-ВК) получили ранения. Сразу после этого танк м-ра Холкрофта, который продвинулся вперед дальше других, получил попадание в башню с близкого расстояния. Все члены экипажа [Холкрофт, Мэммен (MAMMEN) и Диксон (DIXON)] были убиты, за исключением водителя, который вывел танк из боя. Сержант Хэнсфорд (HANSFORD) и капрал Реддиш (REDDISH) под огнем обработали раны майора Годсона и вытащили его из его машины. Его эвакуировал с поля боя танк из 2 R.G.H. Тем временем танки капитана Вона и сержанта Медлара были подбиты огнем противотанковой артиллерии.
В 16.50 Полк получил приказ обойти GUBI с фланга и, в соответствии с этим, двинулся в направлении пункта Pt. 181 423369. Эскадрон В не выходил на связь и не вышел к месту встречи. Полк продвинулся к пункту 42037 и развернулся фронтом к на запад. Видимость стала ухудшаться, и в 17.50 был получен приказ выйти из боя со сбором в пункте 424375.

СтраницыкнигиBefore I Forget - Some Recollections of a Sharpshooter 1939 – 46
Автор - танкист одного из экипажей 2-го Отделения Эскадрона С 4-го Полка лондонцев Рой Костон (RoyCawston). В нее он включил страницы дневника графа Джона Де Бендерна (CountJohndeBendern)**, лейтенанта, командир отделения:
13.00. 2-е Отделение (до этого в резерве) получило приказ выдвинуться на правый фланг. Продвинулись примерно на 300 ярдов впереди эскадрона и атаковали укрепления, стреляя по грузовикам и противотанковым позициям. Последними знаменитыми словами лорда Крэнли, переданными по радио, стали следующие: «Дайте им как следует, это всего лишь долбаные итальяшки/eyeties (eyetie – произносится как айтай – ВК)!» Теперь впереди нас рвутся снаряды.
13.10. Лагерь впереди нас теперь смотрится как вражеский оборонительный пункт, ощетинившийся противотанковыми пушками и другими орудиями на хорошо вкопанных позициях с грузовиками в качестве маскировки. Зловещий треск слева – это снарядом сбита наша гусеница. Мы начали описывать большую дугу влево. Тяжелый удар по нам справа, и что-то упало мне на колени. Подумал было, что это снаряд, но это был огнетушитель. Теперь мы всего в 50 ярдах от [вражеских] артиллерийских и пулеметных позиций – пулеметные очереди колотя по танку всюду и везде.   

Зацепило пулемет Брен/Bren, установленный на башне. Магазин свалился внутрь башни, едва не угодив в Графа (Count) и Роя (RoyCooper). К этому моменту мы сделали еще один полукруг, уходя от противника. Снаряды ударяют нам в корму, но, по-видимому, без особого эффекта. Командирский перископ разбит, и осколки стекла осыпают Графа, которого, кроме того, сильно ударило по голове основанием перископа.
Два попадания, одно за другим слева от левого уха Билла. Сделав еще один полукруг, вижу, что два других танка подбиты. Разглядел противотанковую пушку в окопе прямо напротив нас, они целятся в нас в упор – заорал на Билла, и он вывели из из боя 2-хфунтовым снарядом. Беса/Besa стреляет непрерывно – наводит его Билл, огонь ведет Рой. Не самый лучший вариант!    
Сделали еще два-три круга, стреляя по противнику из 2-хфунтовки. Они все еще стреляют по нам, снаряду глухо бьют по танку, но без видимого эффекта. Я сообразил, что мы мало чего добьемся, если останемся здесь, так как остатки эскадрона ушли – остались мы и подбитые.  Мы попытались начать отход, останавливаясь и потом давая задний ход, старались укрыться, выстреливая дымовые снаряды, но обнаружили, что оказались даже ближе к противнику, чем раньше.

Правая гусеница оказалась над окопом, мотор взревел, я подумал, что эта гусеница тоже порвана, и снял ее с передачи. Граф к этому времени стал ощущать последствия удара по голове основанием перископа. Он вел себя так, словно сознание его затуманено, и постоянно высовывал голову из башни.  Каждый раз, когда он делал это, очередной залп ударял по нашей корме, которая теперь, слава богу, была между нами и противником. Один из снарядов угодил в люк башни, осколок металла попал Графу в кисть руки и рассек вену. Хлынула кровь, и Рой наложил на рану повязку из незамаранной тряпки для чистки пушки.      
Мы понимали, что наш единственный шанс выбраться отсюда живыми, - это затаиться до темноты и потом убраться к своим. Мы выключили мотор и стали дожидаться темноты. Рой старался угомонить Графа с помощью журнала с кроссвордами и других отвлекающих мероприятий. По кругу пошла бутылка с ромом, и Граф сказал, что мы можем покурить (я сам к тому времени уже выкурил с десяток!).
Неожиданно я заметил на горизонте разведывательную бронемашину, двигающуюся в нашем направлении. В ней находился новый штабной офицер, который под градом пулеметных очередей подъехал к танку, чтобы вызволить нас. Однако дело было безнадежным. Граф сказал ему убираться как можно быстрее. Чудом было то, что он уехал в целости и сохранности…  

Здесь следует объяснить, что корма танка была повернута в сторону врага, и башня со ее наиболее толстой броней в лобовой части, была повернута в его сторону. Лесли (LeslieEphgrave) мог посматривать в сторону наших тылов, так он увидел ту самую разведывательную машину. Этот эпизод навлек на себя новый шквал вражеского огня, и еще несколько снарядов попало в моторный отсек, что окончательно вывело машину из строя.
Рой связался по радио с капитаном Кэмероном (Cameron***) и охарактеризовал ситуацию. Он сказал нам выбираться оттуда, если есть возможность, но, если не сразу, то не шуметь! Мы и так собирались сделать это! Случайные выстрелы время от времени щелкали по машине. Мы занялись тем, что стали набивать наши вещевые мешки пайками и флягами с водой, и собирались сваливать оттуда, как только стемнеет, что ожидалось в 18.00. Сидели, ждали и молили бога о том, чтобы ничто не пробило нашу броню…

17.00. Шум боя, в значительной степени, утих, и мы начали обдумывать то, как начать выбираться оттуда, когда к нам приблизились четверо итальянцев, подавая сигналы о том, что мы должны выйти наружу. Мы быстро посовещались, и Граф сказал нам, что пора сдаваться, - это было единственное, что мы могли сделать. Сам он помахал планшетом, высунув руку из башни. Мы выбрались, и у нас сразу же отобрали наши револьверы.  
Когда мы выбрались из машины, первый, заданный нам вопрос, был таким: «Вы не австралийцы?» В интонации задавшего вопрос прозвучало что-то, заставившее нас ответить: Нет.» Мы прекрасно знали, что итальянцам досталось от парней-Оззи десять месяцев назад во время наступления Уэйвелла (Wavell) и что, по все видимости, имеются кое-какие счеты, которые [итальянцы] хотели бы свести! Нас отвели в лагерь к итальянцам и затолкали в какой-то домик, где уже сидели несколько глостерширцев.   
Вскоре после этого привели Люка Дэвиса (LukeDavis) и ДжеффаРавенера (GeoffRavenor), потом, с перевязочного пункта, Томми Орма (TommyOrme) и 2-го лейтенанта «Слима» Сомервелла – оба были ранены. Затем прибыли Тед Эванс (TedEvans) и Дикки Гулливер (DickieGulliver), поддерживая Джеффа Кларка (GeoffClarke), раненого в ногу. От них мы узнали, что Дон Карди (DonCardy) убит. Мы провели там около получаса (только начало темнеть), после чего нас затолкали в грузовик, который поехал в пустыню. Начиналось наше путешествие в лагерь военнопленных в Италии…

В лагере для военнопленных. Май 1942 года. Слева – Лесли Эфгрейв, справа – Рой Костон (1920-2013)
Де Бендерн в декабре 1943-го бежал в Швейцарию, вернулся в Англию и оставшуюся часть войны служил инструктором в Сандхерстском военном училище.  


Поражение и его последcтвия для операции Crusader
После окончания боестолкновений в районе Бир эль Губи пространство перед оборонительными позициями итальянцев осталось усеянным сгоревшими и подбитыми машинами. Первое танковое сражение операции Crusader завершилось победой итальянцев. Хотя в своих первоначальных рапортах британцы пытались объяснить свою неудачу тем, что в некоторых машинах М13 находились немецкие экипажи и что в боях участвовали танки Pz. IV и немецкая пехота, эти утверждения не имели под собой никакой основы.   
Британцы признали безвозвратную потерю 25 Крусейдеров и наличие повреждений еще у 10 машин, в сообщениях итальянцев приводятся другие цифры – около 50 уничтоженных британских танков. В частности, в своих воспоминаниях итальянский лейтенант ЭнрикоСерра (EnricoSerra) писал, что насчитал на поле боя 55 обездвиженных вражеских танков. Иногда эта цифра фигурирует и в работах британских авторов, однако она включает в себя и вышедшие из строя из-за неисправностей машины еще на марше к Бир эль Губи. Определенно и то, что британцам удалось эвакуировать с поля боя некоторое количество поврежденных или потерявших ход из-за поломок машин, отремонтировать и вернуть в строй… Около 100 британцев были убиты и ранены, в плен к итальянцам попало 37 британцев.  
22-я Бригада отрапортовала об уничтожении 45 итальянских танков и захвате 205 пленных. Рапорта дивизии Ariete включают в себя несколько другую картину: итальянцы списали всего 34 танка, еще 15 поврежденных машин были отремонтированы и возвращены в строй, так что британские рапорта о нанесенных противнику потерях не так далеки от действительности. Итальянцы также признали потерю 4 75-мм и 12 47-мм пушек, 15 человек убитыми и 80 ранеными. 82 человека пропали без вести, хотя встречаются и такие цифры: 12 офицеров и 193 прочих чинов убито, ранено и пропало без вести.


Попавшие в плен британцы сразу после завершения боя в районе Бир эль Губи
Бой у Бир эль Губи оказал значительное влияние на ход всей операции Crusader. Дивизия Ariete еще несколько дней оставалась на своих позициях, по-прежнему прикрывая фланг всей линии войск Оси и отвлекая на себя внимание британских танковых и пехотных частей. Британцы так и не получили возможность обрушить все силы 7-й Танковой Дивизии на немцев, закрывавших путь к Тобруку в пункте Сиди Резег. Оттянув на себя бронетехнику британцев, вынудив противника разбросать свои силы, Ariete создала условия для побед немецких панцеров над изолированными британскими танковыми частями: 4-й Бригадой 20 ноября, 7-й Бригадой и 7-й Группой Поддержки 22 ноября, для разгрома 5-й Южно-Африканской Пехотной Бригады к югу от пункта Белхамед/Bellhamed 23-24 ноября. В последнем Ariete примет участие…

Окончившийся потерей почти всех танков бросок Роммеля к египетской границе 24-25 ноября нанес британцам ощутимые потери, но они сумели перегруппироваться и нанести поражение войскам Оси, которые были вынуждены оставить Киренаику в последние дни декабря 1941 года. Дивизия Ariete станет одной из последних частей Оси, оставляющих Ливию. 22-я Бригада примет участие в последнем танковом бою этой операции…
Бой у Бир эль Губи был охарактеризован генералом Норри как «сражение, в котором с чрезмерным энтузиазмом были атакованы [хорошо] подготовленные позиции, … которые не сумели разглядеть и разведать до того, как началась сама атака.» Судя по всему, ощутимое поражение британцев было связано со слабой тактической подготовкой танкистов, разрозненностью их действий, повторявшимся раз за разом практически полным отсутствием взаимодействия с пехотой и артиллерией. Эти пробелы в боевой выучке и тактике еще не раз станут причиной успешных действий танкистов Африканского Корпуса против британцев. Напротив, дивизия Ariete, пройдя боевую подготовку совместно с немецкими товарищами по оружию, 19 ноября 1941 года продемонстрировала превосходный уровень взаимодействия танков, артиллерии и пехоты. Эта дивизия еще не раз проявит незаурядные боевой дух и мастерство.   

Примечания

*    ВисконтКрэнли (Уильям Онслоу (WilliamArthurBampfyldeOnslow - 11 июня 1913 – 3 июня 1971). В 1944 году воевал в Нормандии, командовал полком, попал в плен, в котором пробыл до конца войны. Написал книгу воспоминаний Men and Sand.  
**    Джон де Бендерн (наст. имя JohnGerarddeForest - 31 марта 1907 – 10 апреля 1997). В довоенное время – известный спортсмен, выигравший любительский чемпионат Великобритании по гольфу в 1932 году.
***    Сэнди Кэмерон (SandyCameron) – офицер с наибольшим числом наград в 4-м Полку лондонцев. Прошел Африканскую кампанию, воевал в Италии. После высадки в Нормандии командовал 3-м Полком. Двоюродный дед премьер-министра Великобритании ( 2010-2016) Дэвида Кэмерона

Перевод и компиляция – Владимир Крупник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.