fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Владимир Сосюра с женой Марией, 1930-е годы.

Владимир Сосюра был женат трижды. Первый раз женился в 1922 году, во время учебы в Харькове. Совместная жизнь с Верой Берзиной не сложилась из-за антиукраинских взглядов бывшей комиссарши красноармейского эскадрона:

Ми з тобою зійшлися в маю,
ще не знав я, що значить ідея,
ти й тоді Україну мою: не любила, сміялася з неї.

Другая, настоящая любовь пришла к Владимиру в 1931-м. Отношения будут бурными, с истериками и изменами, но супруги смогут прощать друг друга. Чувства Сосюры не угаснут, даже когда он узнает, что жена восемь лет следила за ним по заданию советских спецслужб.

Владимир Сосюра родился 1898 году в Дебальцево. Во время революции 1917–1921 годов воевал за УНР, затем — за большевиков. Слава к поэту пришла в 1920-х годах, когда были опубликованы революционно-романтические стихи Сосюры. Несмотря на признание и лояльность к советской власти, обвинялся в «буржуазном национализме».

««З ЯКИХ ЗІРОК ЗЛЕТІЛА ТИ СЮДИ»
Мария Данилова родилась в Ленинграде. С поэтом, который был старше ее на 12 лет, выпускница балетной школы познакомилась после концерта ко дню рождения Шевченко в Сталино (теперь это Донецк).

Через несколько дней после знакомства Владимир Сосюра сделал девушке предложение. Долгое время она была его единственной любовью и музой, с ней он прожил свои последние годы. Конечно, классик посвящал жене стихи. Некоторые вы могли учить в школе:

Задуманий вітер над городом віє,
Ідуть перехожі невпинним прибоєм,
І я поміж ними йду, повний тобою,
горять ліхтарі, мов шепочуть:
«Маріє!..»

Учителя молчат, что оба не были примером супружеской верности и часто ссорились. Мурка — так Марию называли близкие — могла выбросить в окно печатную машинку, разорвать рукописи мужа, порезать галстуки. Друзья поэта считали женщину сплетницей, интриганкой, жадной до денег и славы. Ее винили в психическом расстройстве, из-за которого поэт в 1934 году на несколько месяцев попал в больницу.

Чтобы не пятнать лирический образ героини стихов Сосюры, факт работы Марии на НКВД в учебниках и статьях часто называют неподтвержденным. Можно встретить утверждения, что жену поэта репрессировали за отказ сотрудничать с органами. Но все точки над «і» расставляет следственное дело, которое хранится в архиве СБУ.

НКВД завербовал Марию осенью 1941 года, то ли в Москве, то ли в Уфе, куда после начала войны супругов эвакуировали из Украины. Впоследствии Сосюра будет называть себя «контрразведчицей». По словам женщины, ее готовили к работе в немецкой оккупации. Она якобы должна была присоединиться к подполью, выдать себя немцам, а после ареста стать двойным агентом.

Мы не знаем, правда ли это. Более вероятной кажется версия, что с самого начала основной задачей Марии Сосюры были доклады о настроениях мужа, подозреваемого чекистами в симпатиях к национализму. Под прицелом оказалось и окружение Сосюры.

В Москве новоиспеченный агент «Данина» предложила мужу перейти на сторону немцев. Как объясняла потом, она хотела узнать настроения Владимира и его приятеля, присутствующего во время разговора. Не сложно догадаться, что ждало бы поэта в случае согласия. Но он разозлился, по-честному или притворно, и ответил, что «фашистам нет места на Земле».

Вторая история, похожая на провокацию, случилась летом 1947 года. Сосюры тогда уже вернулись в Киев, в свою квартиру № 34 в доме Ролит на улице Ленина (ныне Богдана Хмельницкого).

Однажды туда приехал гость, которого Мария в доносе называла «молодым, красивым, смелым бандеровцем» по имени Микола Гербий. Мужчина передал «от бандеровской молодежи» приветствия и заверил, что о поэте позаботятся за границей, если он решит покинуть СССР. Гербий зашел и к соседям: к поэту Максиму Рыльскому из квартиры № 70 и романисту Петру Панчу из № 64. Николай приезжал из Львова в Киев и заходил в гости к Сосюрам все лето.

«И неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не я», — писала впоследствии Мария. Очевидно, она просто сдала парня чекистам. О его дальнейшей судьбе информации нет.

Кооператив «Работник литературы». Здесь жили известные писатели Советской Украины: на доме установлено 29 мемориальных табличек

Народный комиссариат внутренних дел. С 1946 года назывался Министерством государственной безопасности. Впоследствии — КГБ

Донос Марии Сосюры на Николая Гербия. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Одним из первых о секретной работе Мурки узнал муж. Неизвестно, как это произошло, но поэт остался с женой. О том, что он в курсе слежки, «Данина» начальникам не сообщила. Зато о сотрудничестве с госбезопасностью женщина рассказала своему любовнику Николаю Кравчуку, своему врачу Степану Савченко и малознакомому мужчине по имени Григорий Михайлович. Без особой надобности — просто в беседе. Как-то она звонила в МГБ из собственной квартиры, и это услышал посторонний человек. В окружении Сосюры пошли слухи о сотрудничестве Марии с властью.

В 1948 году жена поэта совершает роковую ошибку. В письме к председателю Союза писателей УССР Александру Корнейчуку она признается, что является агентом, и раскрывает некоторые подробности работы (в частности, историю с гостем-националистом). Мария пишет, что неоднократно сталкивалась со знакомыми в гостинице «Театральная», и это повлекло слухи о ее сексуальной распущенности. Но там она встречалась не с любовниками, а с куратором на явке в комнате № 26. Сосюра просит Корнейчука развеять негативные слухи, не раскрывая тайну:

«У нас есть свой закон — пуля … Вы можете меня выдать, и я получу расстрел… Я давала клятву. Я Вам доверила свою жизнь. Если я раскроюсь — меня уничтожат националисты. Если Вы меня раскроете — меня убьет Советская власть!»

Место, где происходят конспиративные встречи. К примеру, агентов с кураторами

Министерство государственной безопасности — название НКВД с 1946 года

Письмо Марии Сосюры к главе Союза писателей УССР Александру Корнейчуку. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины
Корнийчук не послушался и донес на Марию в МГБ. Писателя можно понять — таким образом госбезопасность могла проверять его лояльность.

Письмо не было провокацией, и в ноябре 1949 года агента арестовали. Обыск в квартире не проводили, поскольку не хотели разглашать арест и вызвать у поэта очередной нервный срыв. Куда пропала жена, Сосюра долгое время не знал.

Дело Марии Сосюры. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Дело Марии Сосюры. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

В 1948 году, на свое 50-летие, Владимир Сосюра получает самую высокую советскую премию — Сталинскую с денежным вознаграждением в 100 000 рублей. По воспоминаниям сына, на эти деньги поэт купил автомобиль «Москвич-401», заказал в Закарпатье мебель, еще 12 000 отослал своей матери.

До февраля 1950 года шли допросы. Кроме разглашения государственной тайны, Марии шили антисоветскую агитацию. Первое «Данина» не отрицала — несколько раз подробно описала, когда, кому и о чем рассказала — но все обвинения в «антисоветчине» отвергала. Следователь Козлов требовал признания. В конце концов, из женщины вытянули показания, якобы она написала 10 писем руководителям УССР с клеветой на советскую жизнь и украинских писателей.

Одно из писем хранится в деле как вещественное доказательство. В 1945 году Мария пожаловалась тогдашнему руководителю Компартии Украины «дорогому и уважаемому Никите Сергеевичу» Хрущеву на то, что государство незаслуженно обходит вниманием ее мужа и не отметило 25-летие творческой деятельности. Других украинских поэтов называет людьми вульгарными и эгоистичными, завистниками и карьеристами:

Письмо Марии Сосюры к руководителю Компартии Украины и будущему лидеру СССР Никите Хрущеву, 1945 год. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины
За «разглашение сведений, не подлежащих оглашению, изготовление и распространение писем антисоветского содержания» в августе 1950 года Особый совет Госбезопасности СССР присудил Мурке 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Расписаться под приговором она отказалась, потому что виновной в «антисоветчине» себя не признала:

«ПОД КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ СТАТЬЕЙ НЕ ПОДПИШУСЬ ДАЖЕ КРОВЬЮ».

Внесудебный орган, который во времена Сталина мог выносить приговоры вместо суда

Приговор Особого совета при Министре Госбезопасности СССР по делу Марии Сосюры. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Следующие 4 года Мария провела в лагерях Урала, Сибири, Казахстана. Владимир какое-то время просил государственные инстанции отпустить жену, а потом заочно развелся и женился на 26-летней машинистке.

В 1953 году умер Сталин, и у политических заключенных появилась надежда на освобождение. Среди кандидатов на помилование была и Мария Сосюра. Она пишет Никите Хрущеву, который занял место Сталина в Москве, подчеркивая их знакомство. Просит не помиловать, а повторно допросить. Стремится доказать, что те старые письма не имели антисоветского характера.

Письмо Марии Сосюры к секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, 1954 год. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Марию услышали. В сентябре 1954 года комиссия по пересмотру уголовных дел смягчила наказание до 3 лет лагерей. Поскольку Сосюра отсидела больше, вскоре измученная 44-летняя «зечка» вернулась в Киев. Когда узнала, что у бывшего мужа есть новая семья, поселилась у сестры Серафимы.

Сестра позвонила Владимиру Сосюре и рассказала о возвращении Марии. Он сразу же ее забрал. Сын, также Владимир, в интервью вспоминал, что отец нес маму домой на руках.

Поэт расстался с третьей женой и вновь женился на второй. Вместе они прожили еще 10 лет, пока их разлучила смерть Владимира.

Владимир Сосюра с женой Марией, 1960-е годы. Источник: ЦГКФФА Украины им Г. С. Пшеничного

После смерти мужа жизнь вдовы классика будет безоблачной и вполне комфортной. В 1992 году Марию Сосюру полностью реабилитировали. Президиум Киевского городского суда согласился с тезисом прокуратуры о том, что наказывать за разглашение государственной тайны можно только госслужащих. Дело против внештатного агента закрыли из-за отсутствия состава преступления. С чистой совестью она прожила еще три года.

Союз писателей будет долго вспоминать жену поэта. «С одной стороны, экстравагантная. С другой, до бешенства вульгарная. С третьей, эмансипе: курила и матючки в разговор вставляла. При этом очень умная», — рассказывал прозаик Михаил Слабошпицкий.

© was.media


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.