fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

advmaker.net

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

«Прага» борт 613 стала одной из первых фотоисторий, на которую я в свое время обратил внимание, и даже на своей старой страничке по 38(t) выкладывал. Вкратце история такова.

Весна 1940 г., немцы бьют французов, блицкриг в самом разгаре. 38(t) за бортовым номером 613 взял, да и застрял на узком мосту. И все бы ничего, но за ним встала в глухую пробку колонна всей 7 танковой дивизии. А так как 7ТД — «дивизия-призрак» под руководством лично будущего фельдмаршала Роммеля, то оный в свойственной ему манере примчался разбираться лично.

ПЦ тем временем только усугубился: при попытке то ли вытянуть пражанку, то ли съехать с откоса, «разулся» ещё и PzIV. Который потом с откоса таки столкнули вниз.

Ну а далее немедленно образовались "два редактора с корректором, кинохроника с прожектором», в смысле машина роты пропаганды.

Вот она в левом углу. Фотографий наснимали массу.

Долгое время думалось, что разобранный мост — это бельгийские штучки, а холмистая местность соответствует Арденнам и броску на Ла-Манш. И только несколько дней назад внезапно выяснилось, что это форсирование Соммы, а место действия привязывается с точностью до метра, да и история немного интереснее.


Исходный материал, благодаря которому это случилось — вот этот: за авторством Алексея Котова

Начало конца. Наступление группы армий «В». 5-12 июня 1940 года.

Роммель и пленный командир 51-й английской пехотной дивизии В. Форчун

Директивой № 19 ОКХ крайним сроком готовности к наступлению на Францию в рамках плана «Рот» была установлена дата 5 июня 1940 года. Однако к этой дате в готовности к наступлению находилась только 4-я армия группы армий «В», занимавшая правый фланг фронта по реке Сомма. 6-я и 9-я армии группы армий были готовы провести 5 июня 1940 разведку боем и требовали еще 2-3 дня на подготовку основных сил. Группа армий «А» могла начать свое наступление не ранее 10 мая 1940 года, поскольку переброска и восстановление дивизий танковой группы «Гудериана» затягивалось. Фон Бок решил действовать в одиночку, справедливо полагая, что французы будут куда более не готовы, нежели его войска. Целью наступления 4-й армии был город Руан, на первом этапе операции группа армий «В» должна была выйти на рубежи рек Сена – Эна, создав предпосылки для наступления на столицу Франции город Париж.

Наступление немецких войск через реку Сомма, 5 июня 1940 года

В 3-30 минут 5 мая 1940 года немецкое наступление началось с короткой артиллерийской подготовки, после чего через Сомму пошли штурмовые группы немецкой пехоты 2-го армейского корпуса.

Оборонявшая левый фланг построения французской армии британская 51-я пехотная дивизия формально была самым мощным соединением союзников, поскольку она аккумулировала в своем составе британские подразделения, проходившие подготовку во Франции, численность ее составляла более 20 тысяч человек, артиллерия дивизии насчитывала 112 стволов, вместо 72 положенных по штату. Личный состав дивизии по общему признанию отличался храбростью, что, однако не компенсировало низкой тактической выучки, особенно в рядах командиров ротного и батальонного звена, что предопределило дальнейший ход событий. Общая протяженность полосы обороны англичан составляла более сорока километров, что заставило их вытянуть в ниточку три пехотные бригады дивизии, в резерве командира дивизии генерал-майора Форчуна был всего один пехотный батальон. В зоне ответственности англичан находился Абвильский плацдарм немцев, который союзники безуспешно пытались ликвидировать вплоть до начала немецкого наступления. В штурме плацдарма принимала участие 31-я альпийская пехотная французская дивизия, и в день начала немецкого наступления она оказалась вклиненной в боевой порядок британцев – две пехотные бригады 51-й пд занимали оборону левее французов, одна пехотная бригада – правее. Французы же, оказались прямо напротив немецкого плацдарма.

После горького урока мая 1940 года командование союзников более всего опасалось танковых прорывов немцев, поэтому оборона войск строилась в «противотанковом» стиле, который, однако, оказался очень уязвим к пехотным атакам противника.

Оборона 51-й дивизии была построена в виде цепочки ротных опорных пунктов (РОП), расположенных во французских деревнях около реки, приспособленных для круговой обороны. Оборону усиливали противотанковые орудия и минометы. Проходы между РОП теоретически должны были обеспечиваться перекрестным огнем гарнизонов и заградительным огнем артиллерии дивизии, корректировку которого осуществляли группы наблюдения и корректировки огня, включенные в состав РОП.

Гладко было на бумаге, на практике же все пошло прахом с самого начала, поскольку немцы начали атаку силами пехоты. В полосе 154-й пехотной бригады, немецкая пехота применила тактику просачивания, обходя и окружая изолированные узлы обороны английских солдат. Между опорными пунктами имелись серьезные разрывы, непроходимые для танков, однако доступные для продвижения немецкой пехоты.

Из-за угрозы быть отрезанными от своих, часть молодых английских командиров запаниковала, оставив свои позиции без приказа, но в основном английские подразделения упорно оборонялись. Проблемы началась после того, как опорные пункты начали терять связь со штабами и с артиллерией – немцы находили и уничтожали линии телефонной связи, а радиостанций у англичан не было. В результате мощная английская артиллерия вела огонь «в белый свет», а немецкая пехота, между тем, оставив в своем тылу неподавленные узлы сопротивления, выходили на вторую линию обороны, атаковав штабы батальонов и позиции артиллеристов. Артиллерия, без пехотного прикрытия отступила, фактически оставив свою пехоту без шансов на спасение, поскольку она оказывалась беззащитной перед немецкой артиллерией. Окруженные опорные пункты, подверглись сосредоточенному артиллерийскому обстрелу, после чего немецкая пехота, пользуясь своим огневым превосходством, начинала атаку. Англичане дрались до истощения боеприпасов, после чего либо сдавались, либо гибли в рукопашных схватках. 7-й батальон 154-й бригады «Argyll and Sutherland Highlanders» был полностью окружен и после суточного боя, уничтожен немцами. К своим вышли буквально единичные английские солдаты. Последний из спасшихся бойцов, покинувший штаб батальона около 18 часов вечера, сообщил, что штаб был полностью окружен немцами, все офицеры были ранены или пали в бою, у бойцов закончились минометные мины и кончались патроны. 523 человека из состава батальона были убиты и ранены в бою, оставшиеся попали в плен.

Из 8-го батальона «Argyll and Sutherland Highlanders», подвергшегося такой же атаке противника к своим вышло чуть более 200 человек. Для восстановления положения на левом фланге дивизии, генерал Форчун готовил контратаку силами резервного 4-го батальона Black Watch, однако после того, как выяснилось, что немецкая пехота уже вышла на рубеж реки Bresle в 11 км. за линией фронта, немедленно перебросил свой резерв туда, для организации обороны на этом рубеже. Левый фланг британской дивизии был прорван, и это обеспечило успех наступления 12-й и 57-й пехотных дивизий в полосе 152-й и 153-й бригад и 31-й пехотной дивизии. Там позиции англичан и французов были размещены более плотно, могли прикрывать друг друга огнем, поэтому немецкое наступление развивалось не так успешно. Узлы обороны 152-й бригады немцы атаковали по очереди, подвергая обстрелу артиллерией и атакам пикирующих бомбардировщиков, но англичане удерживали свои позиции. Прорыв на фланге поставил оборонявшиеся войска союзников под угрозу окружения. К полудню 5 июня генерал Форчун запросил у командования 10-й армии разрешение на отход всей своей дивизии на рубеж Bresle, и после получения разрешения, части 51-й английской дивизии и 31-й альпийской французской дивизии начали планомерный отход. Успех достался немцам довольно дорогой ценой – 2-й армейский корпус потерял более 600 человек убитыми и ранеными в первый день наступления.

Уставшая немецкая пехота

Восточнее 2-го армейского корпуса наступал 15 армейский моторизованный корпус Гота. Немцам не хватило танковых и моторизованных соединений на укомплектование третьей танковой группы, поэтому под началом Гота было всего две, проверенные броском через Арденны, танковые дивизии, 5-я и 7-я. Немцам предстояло форсировать Сомму, после чего развивать наступление на юг в направлении Руана. На этом направлении командование союзников не ожидало мощного удара, поэтому немецким танкам противостояли относительно слабые силы.

Танки 5-й танковой дивизии

5-я танковая дивизия попыталась форсировать реку в районе городка Pont-Remy, где держала оборону 2-я DLC, потрепанная в ходе боев за Абвиль. Тем не менее, французские кавалеристы смогли оказать немцам достойное сопротивление. Немецкие танки попытались обеспечить работу своих саперов по наведению переправы, выйдя на берег реки, но они были встречены огнем французских противотанковых орудий, которые за несколько минут подбили 15 машин. После этого немцы прервали попытки форсирования, и обрушили на город море артиллерийского огня, попытавшись сровнять противника с землей. Несмотря на жестокий огонь, французы упорно держались за берег реки, и первые подразделения 5-й танковой дивизии смогли форсировать реку на лодках только в районе 18 часов вечера. В семи километрах восточнее Pont-Remy, Сомму форсировала 7-я танковая дивизия Роммеля, которой должны были противостоять полки 5-й пехотной колониальной дивизии французов. Личный состав полков дивизии состоял из сенегальцев (рядовой состав) и «белых» офицеров и унтер-офицеров. В реалиях 1940 года колониальные дивизии оказывались сколоченными соединениями, личный состав которых проявлял удивительную стойкость в бою. Но серьезной проблемой этих дивизий было то, что по комплектованию тяжелым вооружением они являлись третьеочередными соединениями, испытывая нехватку артиллерии, в особенности противотанковой.

7-я танковая дивизия форсирует Сомму. На заднем плане — захваченный железнодорожный мост.

В полосе дивизии Роммеля сохранился небольшой железнодорожный мост через Сомму, который французы не взорвали, именно через него немцы осуществили прорыв через реку. Выезд с моста, с французской стороны был перекрыт бетонными блоками, оборону моста осуществляла 6-я рота 44-го смешанного колониального пехотного полка 5-й колониальной дивизии. У роты не было противотанковых орудий и минометов, что предопределило исход боя. Немецкие танки выдвинулись к реке и открыли уничтожающий огонь по французской пехоте. Тем не менее, упорные французы в течении двух часов не давали немецкой пехоте перейти реку. Только после того, как рота была уничтожена, немецкие саперы подорвали блоки, и техника Роммеля пошла через реку на французский берег. 
Как обычно, действия Роммеля несли на себе известную долю риска, любая проблема на узком мосту ставила под угрозу успех форсирования. В девять часов утра один из танков, порвав гусеницу, создал затор, и переправа техники дивизии застопорилась на полчаса.

Колонна 7-й танковой дивизии в балке

От моста основные силы 7-й танковой дивизии двигались вдоль железной дороги, которая шла по узкой извилистой балке. Стенки балки не позволяли развернуть технику в боевой порядок, и плотная моторизованная колонна была крайне уязвима для огня артиллерии или для ударов с воздуха. Роммель счел это приемлемым риском, прикрытие с воздуха обеспечивали немецкие истребители. Пехота 7-й танковой дивизии, перейдя реку, растекалась в восточном и западном направлении, атаковав укрепленные деревни Hangest и Condé-Folie. Главной ее целью была деревня Hangest напротив которой саперы должны были возвести основной мост для переброски тылов дивизии. Против 5-й роты 44-го французского полка, оборонявшей деревню был брошен танковый батальон, мотоциклетный батальон и рота тяжелых самоходных пехотных орудий.

Бой в Hangest-е

Оборонявшиеся в деревнях сенегальские тиральеры, оказали ожесточенное сопротивление противнику. В Hangest-е немцы были вынуждены применить 150-мм самоходные орудия на прямой наводке, чтобы сломить сопротивление французов, в Condé-Folie после нескольких мощных налетов пикирующих бомбардировщиков на улицы вошли саперы, вооруженные огнеметами. Несмотря на огромное превосходство противника в огневой мощи, сенегальцы дрались до конца. Пять рот, оборонявшиеся на первой линии обороны потеряли до 80% личного состава убитыми и ранеными, но и немцы, только убитыми, потеряли 118 человек. Сам Роммель едва не погиб в этом бою, его БТР попал под пулеметный обстрел и был обездвижен. Немцы, разъяренные упорным сопротивлением «недочеловеков» не брали пленных. Впоследствии, немцы учинили расстрел группы африканских солдат, укрывавшихся в лесу у Hangest-а, убив вместе с ними тех французских офицеров, которые вступались за жизнь своих людей.

Немцы выбивают сенегальцев из домов

Танки 7-й танковой дивизии, двигаясь по балке, вышли к Le Quesnoy, где находился штаб 53-го полка французов и разгромили его, фактически оформив прорыв первой линии обороны французов.

Левее корпуса Гота Сомму форсировал 38-й армейский корпус под командованием Манштейна. На фронте протяженностью 20 километров французские позиции атаковали 46-я и 27-я пехотные дивизии. В этом месте берега реки Соммы представляли из себя заболоченную пойму, поросшую лесом и кустарниками. Местность была очень удобной для обороны, поэтому французы имели там довольно небольшие силы – в секторе оборонялись несколько рот 22-го полка 5-й колониальной дивизии и 60-й пехотный полк 13-й активной пехотной дивизии. В первой линии обороны французы имели не более 6 пехотных рот, занимавших укрепленные деревни, расположенные на берегу реки. Как и в полосе 51-й английской дивизии между опорными пунктами французов имелись значительные промежутки, которые могли быть использованы немецкой пехотой для обхода узлов обороны противника.

Тренировка форсирования реки
Стремясь по максимуму использовать момент внезапности, Манштейн принял решение атаковать противника без проведения артиллерийской подготовки. Пехота с резиновыми лодками и с штурмовыми мостиками под прикрытием темноты сосредоточилась на северном берегу и скрытно начала форсирование реки. На всем протяжении фронта форсирование прошло успешно, французские опорные пункты оказались изолированы, после чего немцы навели через реку понтонный мост и начали переправлять войска. Манштейн отмечал, что, несмотря на то, что у французов имелось довольно много артиллерии, ее огонь плохо управлялся.

«Примечательной была сравнительно слабая активность артиллерии противника, что отнюдь не соответствовало числу засеченных нами батарей. Очевидно, французская артиллерия еще сильно жила опытом позиционной войны. Ее огонь был недостаточно маневренным, и она не могла или была почти не в состоянии в соответствии с требованиями маневренной войны быстро сосредоточить сильный огонь. Она не использовала в такой степени, как мы, действий выдвинутых вперед наблюдателей и не имела подразделений, которые можно было бы сравнить с нашими дивизионами АИР.»
3-й батальон 60-го полка французов, пытавшийся перейти в контратаку был рассеян сосредоточенным артиллерийским огнем, после чего немцы начали расправляться с окруженными опорными пунктами. Однако, несмотря на успех форсирования, оборона противника еще не была прорвана, потому что перед дивизиями корпуса Манштейна все еще находились два оставшихся полка 13-й пехотной дивизии.

Основной удар группы армий «В» должна была нанести танковая группа фон Клейста. Оба корпуса этой группы перед началом наступления были выведены на имевшиеся плацдармы через Сомму. В районе Амьена наступление на французскую оборону должен был вести 14-й моторизованный корпус фон Виттерсхайма, а именно 9-я и 10-я танковые дивизии, действия которых поддерживала 9-я пехотная дивизия.

Генерал Eugène Mordant

Против этого ударного кулака оборонялась 16-я пехотная дивизия французов, под командованием генерала Eugène Mordant-а. Это было мощное соединение класса «А», состоявшее из резервистов младших призывных возрастов. Дивизия, располагавшаяся на танкоопасном направлении, имела 45 противотанковых орудий (25-мм и 47-мм) и мощную артиллерийскую группу из 118 орудий, включавшую 48 155-мм корпусных гаубиц. Оборона дивизии, как и везде, представляла из себя сеть опорных пунктов, однако все они имели устойчивую связь с артиллерией, включали в свой состав большое количество противотанковых орудий и 75-мм полевых пушек, поставленных на прямую наводку. Все подходы к опорным пунктам были усеяны противотанковыми минами. Глубина обороны дивизии достигала 10 километров, все населенные пункты в глубине были заранее приспособлены для круговой обороны. В резерве командира дивизии была 19-я разведывательная группа и рота танков R-35 из 12-го танкового батальона.

Ключевым пунктом обороны французов была деревня St Fuscien, обороняемая 3-м батальоном 89-го пехотного полка. Командир 10-й танковой дивизии немцев генерал фон Шааль решил, что его войска смогут сокрушить французов мощным ударом. В 5-30 минут, после мощной артподготовки и удара пикирующих бомбардировщиков в атаку при поддержке танков пошли 6 батальонов 10-й стрелковой бригады танковой дивизии. Однако, несмотря на мощный обстрел, французы сохранили устойчивую связь с артиллерией, и на немецкую пехоту обрушился град снарядов, сорвавший атаку.

Танк 10-й танковой дивизии, подорван на мине, добит артиллерией

Немецкие танки на подходе к деревне нарвались на мины и не смогли содействовать своей пехоте. Тогда командир 10-й танковой приказал танкам прорываться вглубь французской обороны – он рассчитывал, что они выйдут на позиции артиллерии французов и вынудят ее прекратить обстрел. В составе танковых батальонов дивизии было 190 машин, танковые батальоны начали обходить французские укрепленные пункты, оказавшись в зоне огня противотанковых орудий, размещенных там. 47-мм противотанковые пушки уничтожили восемь и подбили несколько десятков немецких танков, ведя огонь с дистанции 500 метров по бортам немецких танков.

Головной танковый батальон 7-го танкового полка немцев, обойдя St Fuscien, устремился к позициям французской артиллерии, но на пути немецких танков лежал поселок Sains-en-Amiénois, в котором была размещена 5-я батарея полевой артиллерии 77-го артиллерийского полка. В скоротечной дуэли все 4 75-мм полевых пушки были уничтожены, погибло 28 из 32 артиллеристов, но и немцы потеряли 12 танков.

Останки Pz-4

Продвигаясь дальше, немецкие танки попали под сосредоточенный огонь тяжелой французской артиллерии, и понесли большие потери. Пехота немцев все еще пыталась взять штурмом St Fuscien, но французы держались стойко. Командир 10-й танковой дивизии приказал прорвавшимся танкам отойти и атаковать деревню с тыла. Положение обороняющихся стало критическим, однако ситуацию спасла контратака резерва командира дивизии. Хотя французские танки R-35 не имели решительного преимущества перед немецкими машинами, немецкие танкисты растратили боеприпасы в ходе боя, и атака французских танков деблокировала остатки батальона, которые смогли отойти на следующую линию обороны. Несмотря на мощный немецкий удар, поддержанный атаками с воздуха и артиллерийским огнем, французы удержали свои линии, не позволив немцам прорвать их. К концу дня 10-я танковая дивизия имела всего 90 боеготовых танков из 190 машин имевшихся в распоряжении перед началом наступления. Результат дня был весьма обескураживающим для командования 10-й танковой дивизии, в сравнении с началом наступления 10 мая 1940 года.

Второй плацдарм, используемый танковой группой Клейста, в ходе наступления на Сомме располагался в районе города Péronne. Он был весьма небольшим, поэтому командир 16-го моторизованного армейского корпуса Гепнер смог разместить на нем только одну 3-ю танковую дивизию, усиленную одним пехотным полком 33-й пехотной дивизии. Участок фронта между плацдармами немцев остался не атакованным.

Немецкий танк у Péronne

Против Péronn-ского плацдарма располагались позиции 19-й пехотной дивизии генерала Fernand-а Lenclud-а. Он разместил три полка своей дивизии в линию, не имея серьезных тактических резервов. Примечательно, что правофланговый полк французской дивизии, 22-й RMVE был одним из трех полков Иностранного легиона, сформированных после начала войны. Личный состав этого полка состоял из испанских республиканцев и еврейских беженцев из Германии и Польши – они имели с немцами личные счеты, а многие и солидный боевой опыт. В центре построения французов находился 117-й пехотный полк, на левом фланге – 41-й пехотный полк. Справа от 19-й пехотной дивизии оборонялась 29-я альпийская пехотная дивизия, чья линия обороны из-за условий местности располагалась с севера на юг.

Гепнер решил прорывать оборону французов на узком участке – в полосе 117-го пехотного полка, три батальона которого занимали укрепленные коммуны Belloy-en-Santerre, Berny и Estrées-Deniécourt. Немецкая атака началась в 5-30 5 июня 1940 года. Артподготовку наступления вели 384 орудия, обрушившие на французов море огня, затем в наступление пошла пехота с танками. Наступление немцев развивалось по сценарию боев у Амьена – 3-я танковая бригада прорвалась через французские позиции и устремилась в тыл, в то время, как немецкая пехота вступила в жестоких бой с французскими бойцами, удерживающими свои позиции.

Памятник французским солдатам, павшим в боях за Родину
Немецкие танки во французском тылу вышли на артиллерийские позиции 19-й дивизии, но были встречены огнем 75-мм пушек, поставленных на прямую наводку, в огневых дуэлях 6-й танковый полк потерял 31 танк. Немецкая пехота была занята прогрызанием французской обороны, но только к 17 часам был взят последний опорный пункт французов в полосе 117-го полка. Развить успех немцам не удалось – 41-й и 22-й полки нанесли удары во фланги немецкой пехоты, причем, в результате атаки, только пленными было захвачено 216 немецких солдат. Однако французская дивизия понесла огромные потери, один из трех полков ее был фактически уничтожен и командующий дивизией понимал, что на следующий день немцы прорвут его построение.

На остальном фронте группы армий «В» дивизии 6-й и 9-й армий занимавшие позиции на канале Oise-Aine, соединявшим Сомму и течение Эны, проводили частные операции, разведку боем, уточняя систему огня французов и организуя плацдармы для решающего наступления. Несмотря на ограниченный характер действий, в первый день операции эти две армии понесли серьезные потери – 2953 человека, включая 638 погибших и пропавших без вести. Французы воевали всерьез.

Réne Pomier Layrargues
5 июня 1940 года в воздухе разгорелись серьезные бои. Несмотря на серьезное превосходство немцев, французская ударная авиация пыталась влиять на ход сражения, нанося удары по немецкому плацдарму в Péronn-е. В результате воздушных боев союзники потеряли 36 самолетов, немцы – 38 машин, причем в ходе воздушного боя молодой французский пилот Réne Pomier Layrargues сбил лучшего немецкого аса В. Мельдерса, который был захвачен в плен. Сам французский пилот погиб в этот же день.

В целом, можно отметить, что немецкие войска 5 июня 1940 не смогли добиться решительного прорыва французской линии обороны, однако было ясно, что без поддержки резервами это разно или поздно произойдет, а вот свободных резервов у французского командования было очень немного.

Утром 6 июня немецкое наступление продолжилось. На левом фланге французов 51-я английская пехотная и 31-я альпийская пехотные дивизии используя промежуточные позиции, планомерно отходили на рубеж реки Bresle. Натиск немцев на них был значительно слабее, чем накануне, поскольку немецкая артиллерия меняла позиции и переправлялась через Сомму. Поддержку союзникам оказала английская авиации – немецкие переправы были атакованы 12-ю «бленхеймами», прилетевшими с островов. Около города Eu, передовой отряд немецкой пехоты из 11-й моторизованной бригады, обогнав отступающих англичан, смог форсировать реку Bresle, однако атака сводного танкового полка 51-й пехотной дивизии привела к разгрому этого отряда, 43 немца попали в английский плен. В целом отход 9-го корпуса проходил организовано и спокойно, на рубеж реки Bresle выходила 40-я пехотная дивизия французов.

Главная опасность угрожала на стыке 9-го и 10-го корпусов, там, где развивалось наступление моторизованного корпуса Гота. 5-я пехотная колониальная дивизия, в ходе ожесточенных боев 5 июня 1940 года, задержала немецкие танки, но была, фактически, разбита. 53-й и 44-й смешанные пехотные полки перестали существовать как единое целое, немцам была открыта дорога на Руан. Последним препятствием перед танками Роммеля оставался город Airaines, в котором занимал оборону 1-й батальон 53-го полка. Французы собирались держаться там до конца, предложение капитулировать было ими отвергнуто. 5-я танковая дивизия и часть сил 7-й танковой были вынуждены штурмовать город, а основные силы Роммеля обошли узел сопротивления и продолжили наступление на юг. Французский батальон удерживал Airaines в течении трех дней, перекрывая немцам возможность полноценно снабжать части Роммеля, обошедшие город. После исчерпания возможностей к сопротивлению, остатки батальона пошли на прорыв. Прикрывающие отход товарищей французские солдаты были расстреляны немцами после захвата Airaines-а.

Расстреляный в Airaines Charles N’Tchorére

Французское командование знало замысел противника, поскольку днем 5 июня на трупе немецкого офицера из 7-й танковой дивизии был захвачен оперативный приказ, определяющий целью наступления Руан. На пути танков Роммеля командование формировала завесу из остатков 2-й и 3-й легких кавалерийских и 2-й бронетанковой дивизий, которые после боев за Абвиль представляли из себя бледные тени полноценных соединений. 4-ю DCr у армии забрали – она должна была прикрыть Париж. Командующий 10-й армией генерал Altmayer готовил Готу «сюрприз», концентрируя к западу от грядущего прорыва 1-ю английскую танковую дивизию генерала Эванса. Хотя в ней и оставалось всего 92 легких танка, ее удар во фланг и тыл немцам, наступающим на Руан, мог привести к срезке немецкого клина. К сожалению, этот план остался нереализованным, из-за вмешательства Вейгана, о котором будет рассказано далее.

Прорыв танков Гота вынудил отступать 13-ю пехотную дивизию французов, которую преследовали дивизии Манштейна, переправляющиеся через Сомму.

После тяжелых потерь в танках понесенных днем 5 июня 1940 года, танковый корпус фон Виттерсхайма не пытался прорвать оборону 16-й пехотной дивизии лихим наскоком. Немцы методично перемалывали узлы обороны французов мощным огнем артиллерии и налетами авиации, что, разумеется, приводило к медленному продвижению немцев, но такая тактика приводила к огромным потерям у французов. К вечеру 6 июня 16-я пехотная дивизия была оттеснена на 12 километров к югу, оборона французов удерживалась на честном слове. В ночь на 7 июня 1940 года остатки 16-й пехотной дивизии были выведены с линии фронта и сменены 24-й пехотной дивизией.

Наступление 3-й танковой дивизии

Танковый корпус Гепнера также оказался втянут в тяжелые бои с французской пехотой. Утром 6 июня 1940 года наступление 3-й танковой дивизии продолжилось. Пехота 3-й стрелковой бригады немцев вела тяжелейший бой против 22-го полка иностранного легиона – легионеры (испанцы и евреи) дрались отчаянно и до конца – более 70% личного состава полка погибло, остальные попали в плен ранеными. Остатки 117-го пехотного полка французов укрепились в деревне Chaulnes, их атаковали танки 3-й танковой бригады. Французы удерживали деревню в течение шести часов, немцы, в отсутствие серьезной пехотной поддержки использовали пленных в качестве живого щита, заставляя их идти перед машинами. Немецкие танки врывались в деревню, вели огонь буквально в окна домов, но французы упрямо не отступали. Только после того, как Chaulnes подверглась нескольким налетам пикирующих бомбардировщиков, сносившим дома вместе с защитниками, немцы смогли продвинуться дальше. Танки 3-й танковой дивизии прошли 14 километров в южном направлении, достигнув города Roye. 
Там они были встречены ударом подвижного резерва 7-й армии французов – восстановленной 1-й DCr. Дивизия еще ранним утром получила приказ выдвинуться в район немецкого наступления, однако ей требовалось пройти не менее 50 километров и до боя французские танки добрались лишь к вечеру. Тем не менее, вечером 6 июня 1940 года, французские танки контратаковали дивизии Гепнера, остановив их продвижение на юг и восток.

По мере продвижения вперед 3-й танковой дивизии, Гепнер смог ввести на плацдарм части 4-й танковой дивизии, которая во второй половине дня начала наступление в восточном направлении, атакуя с тыла 29-ю альпийскую пехотную дивизию французов. История повторилась в очередной раз – французская пехота пропустила немецкие танки и ввязалась в бой с немецкой пехотой. Бои были жестокими – 94-я немецкая пехотная дивизия, атаковавшая французов с фронта, за три дня потеряла убитыми и раненными более 800 человек.

Наступление 6-й и 9-й армий

6 июня плотная масса пехоты 6-й и 9-й армий начала массированное наступление через канал Oise–Aisne. 8 немецких пехотных дивизий, с мощнейшей артиллерийской поддержкой, атаковали 3 французские пехотные дивизии. Упорство обороняющихся и настырность наступающих вылились в крайне кровопролитные бои, где французская и немецкая пехота отчаянно дрались за каждый дом и окоп. Потери были чудовищные – так 9-й зуавский пехотный полк 87-й африканской пехотной дивизии за сутки потерял 1 163 человека убитыми и раненными – фактически половину личного состава. Два полка 7-й пехотной дивизии французов, располагавшейся в центре полосы немецкого наступления, были разбиты и рассеяны в ходе сражения и 250-я и 25-я пехотные дивизии немцев прорвались к реке Эне, захватив плацдармы на ее южном берегу. Французские дивизии, отступившие на южный берег реки, оказались на пустом месте – население Soissons было заблаговременно эвакуировано вглубь страны и не привлекалось к строительству полевых укреплений.

Немецкая тяжелая артиллерия.

Французские ВВС днем 6 июня 1940 года наносили удары по танкам корпуса Гепнера, поскольку их наступление угрожало прорывом к Парижу. Бомбардировщики сделали 60 боевых вылетов, при этом было сбито 17 самолетов. Командование ВВС ввиду господства в воздухе немецкой авиации рекомендовало летчикам атаковать немцев с минимальных высот, что приводило к серьезным потерям от действий малокалиберной зенитной артиллерии немцев. Наибольшего успеха добились, однако, не бомбардировщики, а штурмовики – 8 Breguet 691 совершили налет на немецкие танки 3-й танковой дивизии в момент заправки их топливом. Штурмовики уничтожили топливные цистерны вместе с содержимым, что привело к остановке продвижения немцев. В воздушных боях 6 июня 1940 года, союзниками было потеряно 14 истребителей, немцы потеряли 20 машин.

К утру 7 июня 1940 года 51-я британская и 31-я альпийская, 40-я французская пехотные дивизии 9-го корпуса надежно удерживали 45 километровый фронт по реке Bresla против дивизий 2-го армейского корпуса немцев. Однако в стратегическом плане их положение было крайне угрожающим, поскольку две танковые дивизии корпуса Гота вырывались на оперативный простор. 5-я колониальная пехотная дивизия была окончательно разгромлена и в построении французов зияла огромная дыра. Единственным фактором влиявшим на темпы продвижения немцев оставался батальон сенегальцев, цеплявшийся за Airaines и все еще не пропускавший колонны снабжения Гота. Остатки 2-й и 5-й кавалерийских дивизий отброшенные наступлением немецких танков формировали завесу на фланге 9-го корпуса, но и командующий 9-м корпусом генерал Ihler и генерал Altmayer прекрасно понимали, что они не способны будут удержать немецкие танки, если те, вдруг повернут на запад. Однако, из захваченного немецкого приказа следовало, что немцы будут наступать на Руан, поэтому Altmayer замыслил нанести удар во фланг наступающим немецким танкам силами 1-й бронетанковой дивизии англичан.

Английский танк, сломавшийся на марше

Наступление было сорвано прибытием в штаб 10-й армии главнокомандующего французской армией генерала Вейгана. С его точки зрения ситуация выглядела несколько иначе, чем с колокольни командующего 10-й армией. Вейган понимал, что соединения 9-го корпуса уже фактически выключены из сражения за Францию, и в рамках большой стратегии его куда больше волновало удержание рубежа по реке Сена, куда сейчас рвались немецкие танки. Перед ними фактически не было никаких войск за исключением «тыловой» Beauman-ской английской дивизии. Вейган не был уверен в том, что контрудар английской танковой дивизии остановит продвижение немцев настолько, что войска 9-го корпуса успеют за это время отойти к Руану. Поэтому он приказал генералу Эвансу совершить марш в южном направлении, обогнать наступающих немцев и выстроить перед ними оборону по рубежу реки Andelle. Когда английский генерал попытался объяснить Вейгану, что его соединение, имеющее только легкие танки, и фактически не имеющее пехоты и артиллерии, не приспособлено для оборонительных задач, Вейган сказал ему следующее: «Если вы не способны остановить немцев своими танками, вам придется останавливать их голыми руками, или кусая их зубами, словно собака, если это потребуется». Контрудар был отменен, и дивизия направилась на юг, пытаясь обогнать немцев. Разумеется, в ходе форсированного марша англичане теряли свои машины из-за технических проблем, что серьезно подрывало потенциал дивизии. 9-й корпус был выведен из под начала 10-й армии и напрямую подчинен штабу 1-й группы армий.

Прорыв немцев к Руану

Оставшиеся 5 дивизий 10-й армии французов не были способны оказать никакого влияния на наступление Гота, поскольку сами с трудом удерживали фронт под давлением корпусов Манштейна и фон Виттерсхайма. Все что они могли – это отступать к Сене, не давая немцам прорвать свою линию. Единственным средством воздействия на немцев оставалась авиация французов и в атаку на колонны Гота были брошены даже истребители, которым было приказано штурмовать немецкие колонны. Однако самоубийственные атаки французских летчиков никак не могли задержать противника, и вечером 7 июня колонны англичан, двигавшиеся к Andelle обнаружили, что немцы уже опередили их. В результате столкновения передовые отряды англичан были разгромлены, и генерал Эванс принял решение вывести свои войска за рубеж реки Сена.

Судьба рубежа по реке Сена теперь зависела от сборной солянки тыловых подразделений англичан, из дивизии Beauman. Судьба же 9-го корпуса зависела от английского флота, которому требовалось совершить «второй Дюнкерк».

Днем 7 июня 7-я французская армия смогла совершить невероятное: упорное сопротивление французов и тяжелые потери, которые были нанесены корпусу Гепнера, вынудили немецкое командование отказаться от задуманного прорыва с Перронского плацдарма. 3-я и 4-я танковые дивизии были выведены из боя, теперь они должны были быть использованы для развития успеха наступления Гудериана. Однако прорывы немцев на флангах армии вынуждали соединения 7-й армии французов отступать на реку Эна.

Продвижение 6-й и 9-й армий немцев к реке Эна начало принимать угрожающие масштабы. Побитые в боях французские дивизии, после отхода за реку, продолжали испытывать мощный натиск немецкой пехоты, при этом 290-я пехотная дивизия немцев захватила город Soissons, образовав большой плацдарм на южном берегу реки. В боях за город тяжелое ранение получил командир 290-й пд генерал-лейтенант Max Dennerlein, но захваченный его соединением плацдарм делал перспективы французов удержать линию обороны по реке крайне туманными.

8 и 9 июня 1940 года ключевые события происходили вокруг города Руан и нижней Сены. 5-я и 7-я танковые дивизии немцев должны были захватить город и создать плацдарм на южном берегу реки. Войска союзников, находившиеся на их пути, должны были попытаться задержать немцев, чтобы дать возможность французским саперам уничтожить мосты через реку. Вейган назначил 65-летнего коменданта Руанского округа генерала Дюффура на должность командующего Secteur Défensif de la Basse Seine (оборонительного района на нижней Сене). В реальности у него имелся всего один территориальный резервный пехотный полк, тыловые подразделения, два вновь сформированных полка легких дивизий и шесть танков Рено –ФТ 17. В тылу французских войск шла гонка со временем – по железной дороге к нижней Сене спешили новые полки легких пехотных дивизий, которые должны были сформировать фронт обороны. Пытаясь помешать им, немцы наносили жестокие удары с воздуха по железным дорогам: налетом авиации фактически был уничтожен город Évreux , в 50 километрах южнее Руана – погибло 560 гражданских лиц, железная дорога была уничтожена. Еще одна атака с воздуха уничтожила станцию Gisors, где в момент налета находился эшелон с 260 немецкими военнопленными, 8 немцев было убито, 36 ранено, остальные разбежались.

Évreux

Методичные налеты сделали свое дело – французские войска опаздывали к реке. Положение спасло прибытие к Руану четырех новых подразделений, так называемых groupes francs motorisés de cavalerie (GFC). Эти мобильные отряды формировались на базе эвакуированных из Дюнкерка разведгрупп французских дивизий. Каждая из этих групп состояла всего из 180-250 человек, и включала в себя танковый взвод, взвод бронемашин, моторизованную артиллерийскую батарею и взвод мотоциклистов. Возглавили эти группы молодые и отчаянные офицеры, желавшие взять реванш у немцев за свое вынужденное бегство из Бельгии. Группы не зависели от железных дорог, получив новую технику (включая танки AMC 35 ) они сразу же устремились к Руану. Однако им все равно требовалось время, чтобы достичь своей цели. Это время для них должны были выиграть английские части.
Английские батальоны дивизии Beauman занимали позиции на дорогах, ведущих к Руану. Эти части были типичными тыловыми подразделениями, практически не имевшими тяжелого вооружения. Обладая низкой мобильностью, они не могли поддерживать друг друга, все, что они делали – это держали свою дорогу.

Британцы готовят оборону

Прямиком на Руан шла 5-я танковая дивизия, на ее пути оказался учебный пехотный батальон под командованием майора Syme-са. Это подразделение заняло позицию у города Isneauville в 6 километрах к северу от Руана. У англичан было 2 противотанковые пушки, четыре пулемета и некоторое количество противотанковых мин. Утром 8 июня 1940 года головной батальон 5-й танковой дивизии приблизился к городу. В голове колонны двигался трофейный французский танк, поэтому англичане пропустили немцев через свои позиции, но заметив кресты на бортах следующих машин, атаковали их. Новобранцы проявили высокое мужество, забрасывая танки бутылками с бензином, к бою присоединились противотанковые пушки, расстреливая немецкие танки в упор. Наступление немцев было остановлено, попытка обойти батальон провалилась, поскольку англичане заминировали подходы к городу. Немцы были вынуждены разворачиваться в боевой порядок и дожидаться прибытия пехоты и артиллерии. Батальон англичан отбил вторую атаку противника, а затем майор Symе, под огнем немцев сумел отвести свои подразделения на вторую линию обороны, где отбил третью атаку немцев. 5-я танковая дивизия потеряла 15 танков в ходе боя с английскими новобранцами. Ночью англичане отошли в Руан, на окраинах которого заняла оборону 5-я GFC капитана Ricaud-а. Утром завязался жестокий бой – 5-я танковая дивизия рвалась к мостам, французские саперы спешно готовили их подрыв, а бойцы капитана Ricaud-а держали удар. Группа потеряла половину личного состава убитыми и ранеными, но мосты оказались взорваны. По немцам открыли огонь две 220-мм мортиры, откопанные французами в старом арсенале, снаряды мортир вызвали пожар в городе, из-за которого немцы были вынуждены покинуть Руан. Пожар бушевал три дня, уничтожив значительную часть города.

Роммель

Роммель во Франции

Дивизия Роммеля наступала западнее 5-й танковой дивизии. В ночь с 8 на 9 июня Роммель приказал мотоциклетному батальону, усиленному 6 танками захватить мосты через Сену в городе Elbeuf. Французские саперы взорвали мосты прямо под носом у немцев. Группа повернула на восток, попытавшись захватить мосты в городах Pont de-l’Arche и Le Manoir. Навстречу им вышла 4-я GFC капитана Huet-a, которая в жестоком бою сумела задержать продвижение немцев и позволила саперам уничтожить последние мосты через Сену. Остатки личного состава группы вплавь переправились на южный берег реки. 
Немцы не смогли создать плацдармы на Сене, однако пути отступления во Францию для 9-го корпуса союзников были отрезаны. Теперь их могли эвакуировать только морем.

Командир 51-й дивизии генерал Форчун сформировал из подвижных частей своей дивизии оперативную группу «Arkforce» в составе 7 моторизованных пехотных батальонов, трех артиллерийских полков и инженерных рот. Эта группа была отправлена в Гавр, с целью обеспечить защиту порта от возможной атаки немцев. Остальные части 9 го корпуса должны были отходить к Гавру пешим порядком. Королевский флот должен был эвакуировать войска из Гаврского порта.

8 июня 1940 года адмирал Джеймс получил приказ на проведение операции «Цикл» — эвакуации союзных войск из сектора Гавра. К этому времени он уже собрал около 200 самых различных судов и кораблей и разделил их на несколько флотилий, которые возглавили офицеры его штаба. Основной силой эскадры были десять эсминцев, включая два канадских корабля. 
10 июня эскадра прибыла в Гавр, но не обнаружила там английских войск. Во избежание потерь от налетов немецкой авиации Джеймс приказал флоту выйти в открытое море и ожидать приказов с берега.

Если бы немцы позволили союзникам отойти к Гавру, группировка войск 9-го корпуса была бы спасена. Но на беду союзников у немцев был Роммель, который быстро сориентировался в обстановке и, в ночь с 9 на 10 июня, приказал своей дивизии повернуть на запад, отрезая основные силы войск союзников от Гавра. Группа «Arkforce» буквально на несколько часов разминулась с танками Роммеля, что позволило ей спастись. Утром 11 июня 1940 года дорога в Гавр для основных сил англичан и французов была отрезана немцами. Узнав о прорыве немцев, генерал Форчун запросил эвакуацию из порта Сен-Валери, куда его войска могли, теоретически, успеть раньше немцев. 
В 10:00 11 июня Форчун отдал командирам предварительный приказ об эвакуации:

«Флот, вероятно, приложит все усилия, чтобы эвакуировать нас на шлюпках этой ночью или в течение двух следующих ночей. Я хочу, чтобы все до последнего солдата понимали, что это будет возможно только при полном взаимодействии. Люди должны быть готовы пройти 5 или 6 миль. Необходимо обеспечить строжайшую дисциплину».

Если бы войска 51-й пехотной дивизии днем 11 июня совершили бросок к порту, возможно, они смогли бы спастись, однако Форчун предпочел дать им передышку.

А вот Роммель не зевал, и уже днем 11 июня 1940 года части 7-й танковой дивизии немцев, опередив англичан, прорвались к высотам вокруг Сен-Валери, сделав эвакуацию фактически невозможной. Прибывшие в порт английские корабли обнаружили лишь разрозненные группы солдат союзников, приняв под жестоким обстрелом на борт тех кто оказался в порту. Эсминцы «Бульдог» и «Боадицея», принявшие на борт около 100 английских и французских солдат, получили тяжёлые повреждения от бомб и снарядов. В 01:00 12 июня 1940 года эсминец «Саладин» дал оповещение по флоту, что Сен-Валери захвачен противником, эвакуация оттуда невозможна. Тем не менее англичане вывезли из Гавра 11 000 человек, включая подразделения «Arkforce», еще три тысячи человек смогли погрузиться на борт кораблей и судов в городе Veules-les-Roses, в 6 милях от Сен-Валери.

12 июня 1940 года часть сил 51-й пехотной дивизии, во главе со своим командиром, общим числом около 6 000 человек были вынуждены капитулировать. Вместе с ними сдались остатки французских соединений, входивших в состав 9-го корпуса, около 20 000 человек.

Автор: Котов Алексей Иванович


Самое главное в нем — вот эта великолепная фотография.

7-я танковая дивизия форсирует Сомму. На заднем плане — захваченный железнодорожный мост.
На этой карточке уже активная движуха и по мосту, и под мостом, но главное — видна злосчастная «четвёрка»! Кроме того, в кадре масса привязок. В верхнем левом углу ж-д мост, внизу шоссе и двухполосная ж/д магистраль. После такого место должно было привязываться идеально. Ан нет. Прямой просмотр района через гуглоспутник ничего не дал, пришлось просить автора заметки отсканировать из переводимой книги еще и карту. И тут все стало на свои места.

Вот она, карта

Получается, что насыпь и мост — это недостроенная французская железнодорожная смычка. Именно по ней ломанулись, форсировав мост через Сомму, немецкие танки, и именно поэтому «Прага» застряла: перед нами не автомобильный, а железнодорожный мост через местное шоссе. Мост железный, ферменного типа, и естественно без особенного настила. В пользу этого говорят еще и рельсы-шпалы, валяющиеся на фотографиях. «Пражанкам», кстати, с такими мостами, похоже, хронически не везло, другим популярным объектом стала «счастливая подкова» штаба 20ТД, застрявшая на ЖД мосту через Уллу. 
Роммель, кстати, умничка. Место форсирования Соммы - два рядом стоящих железнодорожных моста. Не один, а два.

Помимо конкретного населенного пункта Анжест-сюр-Сомма, ключевым для привязки является канал-ответвление от реки. Уж он-то за 70 лет никуда бы не делся.

https://www.google.com/maps/@50.0031371,2.0476814,841m/data=!3m1!1e3

Оба моста в состоянии руин, лежат в русле реки. Верхний — по пешеходной тропке, нижний — под линией ЛЭП. Вместо насыпи образовался затопленный карьер. Мост через автостраду снесли за ненадобностью. Французы меняют ландшафт не хуже советского прапорщика, в общем.

Наложение старой карты и современного снимка:

Вдоль шоссе доступны гугло-панорамы, можно виртуально прокатиться «по месту». Ржавые мосты, заросшие обочины и всякий тлен. Удивительно, какое там все унылое и порушенное, я думал такая заброшка только в наших широтах возможна. Фото из книги:

Вот так вот сухие строчки «Как обычно, действия Роммеля несли на себе известную долю риска, любая проблема на узком мосту ставила под угрозу успех форсирования. В девять часов утра один из танков, порвав гусеницу, создал затор, и переправа техники дивизии застопорилась на полчаса.» после просмотра фотографий становятся почти живой историей. В которой уже не получасовое опоздание, а целая производственная драма в трех действиях.

автор: Алексей Калинин

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.