fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (3 Голосов)

СайрилКоуп (CyrilCope) - моряк-торпедист на эсминце Hardy

9 апреля 1940 года 10 германских военных кораблей и 3 000-ная боевая группа альпийских стрелков уже находились в Нарвике, когда командир британского эсминца принял решение атаковать 6 вражеских эсминцев и подводную лодку в Вестфьорде/Vestfjord…
До того, как мы тронулись вверх по фьорду, нам выдали по кружке чистого рома. Мы собрались в столовой и мой приятель Тони Харт (TonyHart) и я опрокинули по полной. Как раз вовремя. Вахтенный офицер сказал коку, чтобы он остановил раздачу рома. Атаку отложили до полуночи. После этого мы вышли в море, земля ушла за горизонт…
Мы вошли в Вест фьорд около полуночи. Было очень холодно, шел сильный снег. Мы стояли на наших боевых постах и не могли сдвинуться с места, чтобы разогреться, говорили только шепотом, и единственным светом, который мы видели, был голубой свет фонаря на бизань-мачте, по которому мог ориентироваться идущий за нами корабль. Теперь мы могли положиться только на нашего штурмана, который мог вывести наш эсминец и четыре других по фьорду к гавани Нарвика, что было бы достаточно нелегким делом при свете дня, а ночью вообще казалось невозможным.


Эсминец Hardy
https://www.submerged.co.uk/cyril-cope-survivor-from-h-m-s-hardy/

Однако несмотря на несколько опасных ситуаций близ клифов по левому борту, мы подошли ко входу в гавань Нарвика в 03.45. Немецкая подводная лодка U-51 находилась под водой близ входа во фьорд по правому борту от нас, и ранее сообщила о нашем продвижении в сторону моря, поэтому в Нарвике никто не ожидал нападения, которое вот-вот должно было произойти.
Еще шел снег, но уже оставалось недолго до рассвета. Немецкие моряки, за исключением вахтенных, спали. Наш командир отрядил два эсминца для того, чтобы проверить, что происходит в соседнем фьорде – другие два остались за пределами гавани, просто для прикрытия, когда мы вошли нее. По левому борту от нас находился крупный британский рудовоз, захваченный противником. На его верхней палубе было двое немецких моряков-часовых, но когда на них навели оружие, они запрыгнули в люк, не поднимая тревоги…


Мы шли вдоль этого судна на расстоянии в несколько футов от него. Двигатели были на малых оборотах, и по правому борту от нас, неподалеку, я разглядел несколько судов, в основном, транспортных, и, кроме того, пять эсминцев. С мостика поступила команда атаковать торпедами. Мои аппараты уже были нацелены, и их четыре торпеды стали первыми выстрелами, сделанными в первом сражении у Нарвика. Первая торпеда поразила и потопила [эсминец] WilhelmHeidkamp. Коммодор Бонт (Bonte) и большинство членов экипажа погибли или получили ранения.
Вторая торпеда поразила [эсминец] AntonSchmitt неподалеку от артиллерийского погреба, и, когда этот корабль взлетел на воздух, взрыв серьезно повредил [эсминец] HermannKunne. Наша третья торпеда также угодила в AntonSchmitt, четвертая – в крупный транспорт.


Командир отдал команду полный вперед, и мы стали разворачиваться вправо в направлении входа в гавань. Когда мы проходили через него, он отдал приказ другим эсминцам войти в гавань и атаковать только торпедами. Так они и сделали, после чего четыре корабля проследовали за нами вдоль фьорда, но ушли мы недалеко, потому что в своих наушниках я услышал, как командир сказал: «Мы проделали хорошую работу, но должны вернуться и сделать еще кое-что.» мы развернулись в сторону гавани, двигаясь очень быстро. Мы открыли огонь из всех наших орудий, нанося тяжелые повреждения вражеским эсминцам, транспортам и рудовозам, захваченным немцами. Мы не останавливаясь вышли из гавани и на скорости стали уходить по фьорду туда, где, как мы считали, будет открытое море, но этого не случилось. Я снова услышал голос командира, он сказал, что, хотя мы нанесли [противнику] большой ущерб, нужно возвращаться. На этот раз нам предстояло остаться там. Все люди, отобранные для высадки на берег, получили приказ быть наготове…
Мы не смогли войти в гавань: горела нефть, разлившаяся по воде. Корабли горели, некоторые тонули, так что мы повели огонь через вход в гавань. [Эсминец] Hostile выпустил четыре из своих восьми торпед, после чего мы развернулись в сторону фьорда. Здесь мы увидели три вражеских эсминца, направлявшихся в нашу сторону со стороны фьорда Херьянc/Herjangs.  

Бухта Нарвика после атаки британских эсминцев. John Alan Hamilton (1919-1993)
https://artuk.org/discover/artworks/narvik-harbour-after-the-destroyer-attack-10-april-1940-7661

Командир приказал увеличить скорость до 30 узлов, что могло дать нам возможность оторваться от этих кораблей и выйти в море. Сквозь густой туман и снег было замечено, что два крупных корабля прошли впереди нас перпендикулярно нашему курсу. Командир и другие, находившиеся на мостике, подумали, что это могли быть двое из наших легких крейсеров, идущих к нам на помощь, поэтому он послал им сигнал. Они не ответили и открыли стрельбу по нам залпами. Hardy, находившийся впереди остальных, получил наибольшие повреждения. Мы развернулись влево, и в этот момент фьорд расширился и стал напоминать что-то, похожее на озеро, что дало нам больше пространства для маневра. И тут полный залп накрыл наш мостик, убив и ранив всех, кто был там. Был убит старший рулевой, стоявший за штурвалом. Корабль моментально потерял управление. Тело рулевого навалилось на штурвал, удерживая корабль на развороте влево, так что мы сделали полную циркуляцию, и остальные при этом последовали за нами, частично прикрытые дымом от наших труб.
Лейтенант Стэннинг (Stanning), раненый в ногу, взялся за штурвал, и в этот момент вражеский залп поразил корабль ниже рулевой рубки. Один снаряд прошел через столовую в помещение пульта управления огнем. По пути он ранил моего приятеля Билла Пимблетта(BillPimblett), стоявшего у двери этого помещения. Ну а после этим снарядом оторвало ноги у двух операторов-дальномерщиков, сидевших на высоких табуретах…


Снаряды также попали в наши два носовых орудия, убив и ранив нескольких ребят из расчетов, но орудие, на которое пришелся основной удар, было между двумя трубами. Его полностью разрушило, погиб весь расчет. Один снаряд перебил паропровод в котельном отделении и отрезал пар от двигателей. Корабль потерял скорость, лейтенант Стэннинг отдал приказ поворачивать к берегу.
Корабль сдрейфовал к берегу и сел на грунт. Немцы продолжали вести огонь. Я знал, что в носовую часть корабля продолжают попадать снаряды, но под обстрел не попала часть корабля между трубой и кормой. Мой приятель Билл сказал, что собирается пройти в носовую часть, чтобы раздобыть чаю: «Я принесу тебе кружку». Я сказал ему: «так как в носовую часть много чего летит, будь осторожен. Ползи на брюхе по палубе, пока не доберешься до буфета.» он так и сделал, но, когда он встал прямо перед буфетом, в него попал снаряд, который прошел через него со спины и вышел через живот. Я узнал об этом от одного из выживших в тот день дальномерщиков уже на берегу.


Я не слышал у себя в наушниках никаких указаний с мостика (там просто никого не осталось в живых, чтобы откликнуться), поэтому я решил перебраться на свой следующий боевой пост в машинном отделении.  Я простоял рядом с инженер-коммандером и с уоррент-инженером всего пять минут, после чего двигатель замолчал. Мы все посмотрели друг на друга. Коммандер сказал: «Это все. Вот и до нас дошло.» Теперь корабль просто несло к берегу. Потом я наткнулся на старпома (1-го лейтенанта), который сказал: «Передай инженер-коммандеру, что теперь пусть каждый спасается как может. Покинуть корабль.»
Немцы продолжали вести огонь, но отвечало им только одно наше орудие – его расчет не сдавался. Наш главный механик Стайлс (Styles) помогал спустить на воду небольшую шлюпку, в которой собирались отвезти на берег командира. В шлюпку попал снаряд и взорвался в ней, ранив людей, пытавшихся спустить ее на воду. Главный механик был тяжело ранен, но его и командира все-таки отбуксировали на берег на носилках.


Мой петти-офицер встал рядом со мной у поручней. «Похоже, нам придется плыть, чтобы выбраться, Коуп,» - сказал он. Я перебрался через поручень и уже был готов прыгнуть в воду. Я снял бескозырку, бушлат, перчатки и шарф, оставив их рядом со моим рюкзаком, с которым собирался высаживаться на берег. Прыгнул в воду и поплыл в направлении шлюпки. Джек Уолтерс (JackWalters) затащил меня в шлюпку. Затем он повернулся, чтобы вытащить из воды петти-офицера, но в этот момент шлюпка перевернулась. Нас было семь или восемь, извергающих проклятия и пытающихся выбраться из-под шлюпки. Затем она опять перевернулась сразу после того, как мы сумели забраться на нее и уцепиться за киль. Я проделал это несколько раз, и каждый раз, когда мы цеплялись за киль, один или двое отплывали в сторону берега.


В итоге, я решил соскользнуть в воду и плыть и, когда уже был в пути, услышал крик о помощи со стороны корабля. Я оглянулся назад и увидел ТониХарта в воде со спасательным кругом вокруг тела. Он не умел плавать, так что я поплыл к нему, схватился за леер и поплыл, буксируя Тони за собой.  
Мои ноги не слушались меня – я их просто не чувствовал, настолько холодной была вода. Медленно, но верно мы приблизились к берегу. Лейтенант Хеппл (Hepple) дважды проплыл мимо меня, таща за собой не умеющих плавать, и во второй раз он прокричал: «Двигайся, Коуп. Скоро ты сможешь встать на ноги и брести к берегу.» очень скоро я и правда смог, хотя ног под собой не чувствовал – все ощущения в них исчезли…

Британские моряки, выжившие после гибели эсминца Hardy. Они были спасены немцами. Многие из добравшихся до берега погибли от переохлаждения
https://www.submerged.co.uk/cyril-cope-survivor-from-h-m-s-hardy/

Покниге Marshall Cavendish. THE WAR YEARS. 1939-1945. Eywitness accounts.  1994
Перевод – Владимир Крупник


Комментарии   

# Рой Костин 2019-11-15 09:07
Сурово, но правдиво. А пленные одеты в немецкое обмундирование.
+1 # Vladimir Kroupnik 2019-11-15 09:51
Цитирую Рой Костин:
Сурово, но правдиво. А пленные одеты в немецкое обмундирование.

- - -
Так немцы и спасли их и одели. Моряки обычно друг к другу относятся по-людски. Сегодня ты их, завтра они тебя.
# Рой Костин 2019-11-17 09:42
Да, согласен. Закон моря для всех один.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.