fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

AdsCeeper

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Полицейский полк «Центр»

Полицейский полк «Центр»
3-й батальон
(III./Pol.Rgt.“Mitte”)

В первой части статьи мы рассмотрели преступления 1-го и 2-го батальонов полицейского полка «Центр». 3-й батальон (322-й) также имеет яркую историю в контексте военных преступлений.
322-й полицейский батальон был сформирован в Вене в 1940 году. 18 июня 1941 года батальон вошел в состав полицейского полка «Центр» в качестве 3-го батальона. Батальоном командовал майор полиции Готлиб Нагель. 7 июля 1941 года батальон переброшен в Белосток, где 27 июня кёльнский 309-й полицейский батальон расстрелял и сжег заживо 2000 человек, в основном евреев. 322-й полицейский батальон расстрелял в Белостоке около 1000 евреев. В ЖБД батальона говорится о том, что солдаты батальона «день и ночь» были на дежурстве. Это означает, что операция по расстрелу заняла несколько суток. 21 июля 1941 года 322-й полицейский батальон переброшен в населенный пункт Беловеже (центр Беловежской пущи).
В этом районе рейхсегермайстер Шерпинг, по поручению Геринга, должен был обустроить охотничьи угодья площадью более 100 квадратных километров. На этой территории Герман Геринг планировал регулярно заниматься охотой. В рамках этого мероприятия Шерпинг приказал командиру батальона Нагелю очистить от населения район угодий. 322-й батальон выполнил этот приказ. В период с 25 по 31 июля 1941 года из 34 деревень было изгнано 6446 человек. Большое количество домашнего скота было конфисковано. Во время этой операции, в качестве «подозрительных», было расстреляно 9 женщин и 132 мужчин. В начале августа батальон расстрелял еще 17 мужчин и женщин как подозреваемых партизан. Непосредственно в деревне Беловеже 3-й ротой батальона было расстреляно 52 человека. 9 августа 1941 года 3-я рота арестовала в Беловеже всех евреев в возрасте от 16 до 45 лет (77 человек). Эти люди были расстреляны в песчаном карьере рядом с деревней. 5 портных, 4 сапожника и 1 часовщик не были расстреляны, так как они нужны были в качестве рабочей силы для подразделений батальона. 2-я рота батальона была переброшена в Пинск 24 августа, где 28 августа совместно с SD участвовала в убийстве 8257 человек. В августе батальоном были расстреляны 700 евреев минского гетто.
7 сентября 1941 года батальон прибыл в Могилев. 25 сентября в Княжицах 1-я рота организовала «показательный расстрел», чтобы проиллюстрировать высшему руководству высокий уровень офицеров полиции, SS и Вермахта при проведении массовых расстрелов.
В конце сентября 322-й полицейский батальон получил приказ из полицейского управления о захвате командира 172-й стрелковой дивизии генерал-майора Романова. По немецким агентурным данным, Романов пытался создать штаб партизанского движения. 322-му батальону было приказано арестовать Романова в деревне Барсуки, в окрестностях Могилева.
22-го сентября 1941 года 1-я рота батальона под командованием Рейнхольда Йорке на машинах прибыла в район Барсуков. Деревня была окружена, генерал-майор Романов арестован. По приказу командира роты Йорке, председатель колхоза, 6 человек местных жителей, супружеская пара, в доме которых скрывался Романов, а также трое их детей были расстреляны.
В конце сентября 1941 года командир 322-го полицейского батальона Нагель получил приказ ликвидировать часть населения гетто Могилева. В этой акции, начавшейся 2-го октября, участвовала бОльшая часть батальона, 51-й украинский шума-батальон, некоторое количество служащих айнзатцкоманды 8 (EK8) и штаба фюрера SS и полиции района Могилева. Непосредственно расстрел состоялся 3 октября, в результате которого было убито 2208 мужчин, женщин и детей. Характер этой акции был аналогичен той, о которой мы писали в предыдущем материале, когда 2-й (316-й) полицейский батальон 19 октября убил 3726 евреев гетто Могилева. Акция 322-го полицейского батальона также была насыщена ужасными сценами. На этот счет можно привести письма 36-летнего полицейского секретаря Вальтера Меттнера из Вены. На момент описываемых событий он проходил службу в местном управлении SS и полиции Могилева (SS- und Polizei-Standortführers in Mogilew) и участвовал в расстреле 3 октября. В своих письмах жене в Вену Меттнер так рассказывает об этом событии:

2 октября:
«… я сообщил, что завтра собираюсь участвовать в особой акции… Завтра утром у меня будет первая возможность использовать мой пистолет. Я взял с собой 28 патронов. Вероятно, мне этого не хватит… В городе слишком много евреев, которых пора удалить. Пока я не приехал домой, я расскажу тебе прекрасные вещи. Однако на сегодня хватит, иначе ты сочтешь меня кровожадным».
5 октября:
«Я был позавчера на этом большом массовом уничтожении. При первых машинах (они привозили жертв), моя рука несколько дрожала, когда я стрелял, но дрожь прошла. После десятой машины я целился уже спокойнее, и стрелял во многих женщин, детей и грудных детей. Напоминание того, что у меня также есть двое грудных детей дома, с которыми эти орды поступили бы в 10 раз хуже. Смерть, которую мы давали им, была прекрасной, короткой смертью, несоизмеримой с адскими мучениями тысяч и тысяч в тюрьмах ГПУ. Грудные дети летели в воздух, и мы стреляли по ним уже в полете, прежде чем они долетали до ямы и падали в воду. Только так надо поступать с этими выродками, разжигающими войну не только в Европе, но и в Америке… Слова Гитлера становятся правдивыми, когда он до начала войны говорил: если иудеи полагают, что смогут затеять еще одну войну в Европе, то не иудеи победят, а настанет конец иудаизма в Европе… Тьфу черт! Я никогда не видел такое большое количество крови, грязи и мяса. Теперь я понимаю значение слова «кровожадность». Мы снова достигли числа с тремя нулями. Я очень радуюсь и многие из нас говорят о возвращении на родину, где на очереди наши евреи. Я расскажу тебе много больше из всего этого, когда вернусь домой…»

Само собой разумеется, Маттнер, во время допросов на процессе по айнзатцгруппам в 1947 году, ссылался на необходимость выполнения приказа. Что касается его писем, то редко, когда версия о превентивной войне и превентивном уничтожении доводилась до такого абсурда: грудные дети как ответственные за войну и за мнимые преступления ГПУ, собственные дети как настоящее оправдание массового убийства маленьких детей.
В ноябре 1941 года бОльшая часть батальона была переброшена в Смоленск. Батальон действовал в районе Катынь – Гнездово. С 7 февраля 1942 года две роты батальона вместе с подразделениями Вермахта, в общей сложности около 850 человек, были назначены комендатурой «Смоленск» на оборону так называемого «Специального участка Гнездово». 28 февраля 322-й полицейский батальон начал выполнять приказ комендатуры о выселении русского населения из района «Гнездово». В этом районе с октября 1941 года началось оборудование штаба ГА Центр, который позже стал штаб-квартирой Гитлера. Летом 1942 года 322-й батальон был переброшен в Сербию, где вошел в состав 5-го полицейского полка SS.
Число жертв батальона составило минимум 10 000 человек.
Несмотря на множество улик и очень убедительные доказательства, ни один из членов 322-го полицейского батальона не был признан виновным в совершении военных преступлений. После того, как бывший HSSPF «Россия-центр» Бах-Зелевский в своих показаниях указал на участие 322-го батальона в массовых убийствах, прокуратура Штутгарта в 1960 году открыла следствие в отношении бывшего командира 322-го батальона Нагеля и его адъютанта Уля. 6 октября 1960 года они были задержаны. Однако Нагель был освобожден на следующий день. Прокурор согласился с тем, что Нагель может быть освобожден по возрасту (68 лет) и под залог в 2000 DM несмотря на то, что сам Нагель признал участие своего батальона в массовых убийствах. Такая процедура столь же скандальна, сколь и типична. В результате облегчался сговор между свидетелями и обвиняемыми, теперь и другие обвиняемые задавались вопросом, с какими обоснованиями их можно преследовать, если командир батальона вышел на свободу. Последствия были очевидны: свидетели отозвали свои показания, внезапно не смогли ничего вспомнить и даже признались, что на них оказывали давление другие свидетели. Судебный процесс во Фрайбурге в 1963 году длился семь недель. В результате все обвиняемые были оправданы. Прокуратура Фрайбурга затребовала ревизию судебного решения суда, но Генеральная прокуратура в январе 1964 года отклонила проверку.
На фото обложки темы – генерал-майор Романов во время ареста членами 322-го полицейского батальона.

Источники:
Stefan Klemp: Nicht ermittelt: Polizeibataillone und die Nachkriegsjustiz. Ein Handbuch. Klartext-Verlag – Essen 2011, S. 301-306.
Rolf Michaelis: Der Einsatz der Ordnungspolizei 1939-1945: Polizei-Bataillone - SS-Polizei-Regimenter (Deutsch) Taschenbuch, 2008. S. 96.
Massimo Arico: Ordnungspolizei Vol 1: German Police Batallions July 1939 - August 1942, Leandoer & Ekholm 2011, S. 482-484.
Wolfgang Curilla: Die deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weißrußland 1941 – 1944, Schöningh Paderborn; Auflage: 2., durchges. Aufl. 2005. S. 546-568.

Источник

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.