fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

 

источник

 

 

За что обычно отсылали в штрафроты.

 

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ ИЗ ЧИСЛА ПЕРСОНАЛА ДУЛАГа-150
"Персонал дулага-150 не имел никакого отношения к расстрелам евреев в Динабурге и Розиттене. Это было чистой случайностью, что место расстрелов находилось недалеко от лагеря."
<...>
"По предъявленным мне доказательствам хочу пояснить, что много пленных умирало из-за недостаточного питания и сыпного тифа. Мы делали все, что было в наших силах, чтобы облегчить участь пленных. Например, мы поставили в землянках печки."
Отрывки из показаний свидетеля Франца Хенкеля
---------------------------------------------
31 августа 1941 в 16:00 мы прибыли в Остров. В 14:30 3 сентября мы покинули Остров, чтобы двигаться в Порхов. Прибыли в Порхов 6 сентября 1941 года, проехав его без остановки. В этот же день проехали Дно, проследовав в Старую Руссу, куда мы прибыли 10 сентября 1941 г.
В это время тяжелые бои за город были еще не окончены. Дивизион на конной тяге, к которому я относился, немедленно проследовал дальше в деревню Дубовицы, находившуюся в семи или восьми километрах дальше.
10 января 1942 в результате контрнаступления русских в этом районе Старая Русса и Дубовицы были оставлены. Мы отступили в некую деревню по середине пути между Старой Руссой и Шимском. По разговорам, мы должны были вернуться в Старую Руссу уже на следующий день, но на самом деле
двинулись дальше и остановились в деревне слева от дороги, не доезжая 8 км до Шимска.
Спустя некоторое время мы вернулись в Дубовицы и тут же двинулись дальше в Тулеблю. Из находившихся у нас в это время около 1500 пленных половина была отправлена в Порхов, а вторая половина – в Тулеблю (24 января 1942 г.).
29 января мы переместились из Тулебли в Порхов, а оттуда дальше в Идрицу.
В Динабурге русские пленные размещались вне пределов города, в особом лагере. По прибытии мы приняли на себя управление этим лагерем, в котором находилось около 10 000 русских военнопленных, большей частью молодых парней из всех частей России.
Мне известно, что в Динабурге всех мужчин-евреев согнали на
рыночную площадь и там расстреляли из пулеметов. Точные наименования подразделений, принимавших участие в этой бойне, мне неизвестны.
Нам, т.е. дулагу-150, была поставлена задача забрать пленных из городской тюрьмы и поместить в наш лагерь военнопленных. В этом лагере, по слухам, расстрелы были поставлены «на поток». Случалось, что пленных протаскивали через отхожие места, так что они были полностью покрыты нечистотами, а затем убивали.
При этом особой жестокостью отличился рядовой Крайдель, по
гражданской профессии – дворник из Кельна, который служил в дулаге-150 водителем грузовика.
Крайделю, как и другим водителям дулага-150, было приказано
доставлять пленных из городской тюрьмы Динабурга в лагерь на французских грузовиках, которых в нашем подразделении было много. Крайдель по собственной инициативе направил выхлопы внутрь закрытого грузовика. Во время поездки из тюрьмы в лагерь сидевшие внутри грузовика пленные задохнулись выхлопными газами. Прибыв к въезду в лагерь, Крайдель остановил автомобиль и с улыбкой открыл двери. Трупы вывалились на землю. Об этих действиях Крайделя мне стало известно из разговоров.
Еврейские женщины и дети были помещены в бывшую цитадель Динабурга. Позднее этих людей почти каждый день, обычно с 4 до 5 утра, группами около 500 человек доставляли в лесок вне пределов города, где их рядами выстрелом в затылок расстреливали военнослужащие из латышских подразделений СС.
Иногда жертв убивали с помощью пуль со спиленным концом, так называемых пуль «дум-дум», оставлявших ужасные рваные раны.
Жертв хоронили в многочисленных общих могилах шириной 2-3 метра и длиной 10 метров, глубина мне неизвестна.
По чьему приказу уничтожали этих несчастных людей, осталось мне неизвестно. Лично я не видел этих расстрелов, я узнал о них только из разговоров. Позднее я побывал на месте расстрелов и осмотрел там все.
Сначала людей доставляли в некое место, в котором я видел огромное количество документов и фотографий почти всех городов Германии и Европы, детской обуви, бумажных денег и тому подобного. В этом месте жертвы проводили свою последнюю ночь. Я видел ямы, вырытые отчаявшимися людьми, чтобы добыть немного воды. Там лежали куски огурцов, которые они, вероятно, жевали, пытаясь утолить жажду.
По рассказам очевидцев, чьи имена мне неизвестны, этих людей группами по 40-50 человек бегом гнали за холм, где они исчезали из поля зрения остававшихся. Там, вблизи группы деревьев – там стояли два или три дерева – они должны были полностью раздеться. Одежду набрасывали в общую кучу. Оттуда бегом люди следовали к месту казни, к вырытым за ночь ямам в песке. Там их ставили на колени, убивали выстрелом в затылок и сбрасывали в ямы.
Жестокость палачей из латышских частей СС доходила до того, что однажды они вырвали ребенка из рук женщины и выстрелом в упор размозжили ему голову. Его маленький трупик также был сброшен в яму.
Поначалу я сомневался в правдивости этих немыслимых историй и поэтому однажды утром решил лично отправиться к месту расстрелов. Я прибыл на место непосредственно к окончанию очередной казни. Как тогда было принято, я постоянно имел при себе карабин, неся его на плече. Не
знаю, из-за моего ли карабина, или просто потому, что я там появился, но один из стоявших там немецких солдат, улыбаясь, обратился ко мне: «Ты опоздал! Наверное, тоже хотел расстрелять парочку?»
На вопрос, известно ли мне подразделение, участвовавшее в этих казнях, к сожалению, вынужден дать отрицательный ответ. Не могу также назвать имен немецких солдат, находившихся у места расстрелов. По словам немецких солдат, стоявших в оцеплении, ответственность за эти казни несет латышское подразделение СС.
Такие же экзекуции еврейского населения, как в Динабурге, имели место и в Розиттене. Задействованное для этих целей подразделение я также назвать не могу. Думаю, что этой информацией должна была владеть местная комендатура Розиттена.
Здесь в Розиттене большое количество евреев использовалось в качестве рабочей силы в дулаге-150, к примеру, для чистки картофеля, уборки и т.п.
Полностью читайте по ссылке в комментариях.
Перевод – С.Вершинин
BAMA-B162-8942-Bd.1-034-332
Источник скрина документа из NARA: Лагерь военнопленных Дулаг- 150

 

Силовая разведка противника в 1944 г.

 

Здесь лежало инструктивное письмо о том, что секретный договор НКВД с Гестапо подлежит немедленному удалению, сожжению и развеиванию над Северным морем. По личному приказу Гиммлера письмо тоже уничтожили. (А. Резяпкин)

 

 

НЭП, безработица, рынок, начало троцкистских 20-х, приведших страну в кризис и нищету, которую пришлось ликвидировать жесткими мерами при И.В. Сталине.
29 декабря 1923 г. президиум Челябинского окрисполкома, рассмотрев документ, постановил: «Предоставить коллективам безработных 75% скидки со всех местных налогов»[1].
Публ. подг. канд. истор. наук, гл. археограф М.А. Базанов
Докладная записка Челябинской окружной камеры инспекции труда о предоставлении трудовым коллективам безработных налоговых льгот
29 декабря 1923 г.
[В] окр[ужной] исполком
Вследствие того, что за последнее время количество безработных увеличивается до таких пределов, о каких, в начале года нельзя было даже, предполагать[2]. На учете Челяб[инской] биржи труда в г. Челябинске число безработных увеличилось, [доходя] общим числом до 5000 тысяч и в корреспонденском[3] пункте на копях[4] — до 2000 тысяч. Из общего числа безработных имеется крупный процент квалифицированных специалистов. Надежда на то, что наличие безработных уменьшится, или таковые рассосутся[5] путем отправки куда-либо для подыскания работы, нет, принимая во внимание общее сокращение штатов.
В силу вышеизложенных обстоятельств неотложной задачей биржи руда является принять меры к борьбе с безработицей: одним из верных методов борьбы с безработицей является организация коллективов из числа безработных, каковые путем совместной работы содержатся сами собой и частью безработных, состоящих на бирже труда, в соответствии с их профессиями. Подобного рода коллективов биржей труда организовано уже 9 штук, как то: швейников, сапожников, поваров-официантов, металлистов, грузчиков, красильно-прачечной мастерской и др[угие], каковые обслуживаются частью постоянными, частью переменными составами занятых рабочих в коллективе.
На основании существующих законоположений, коллективы пользуются правом на льготы от разного рода налогов в течение трех месяцев, а так как некоторые коллективы организованы с апреля и мая месяца, то таковые облагаются всеми видами налогов, а средства их слишком ограничены, ибо цель коллектива не капитал наживать, а бороться с безработицей.
Доводя до сведения о вышеизложенном, настоящая просьба освободить от налога трактирного, местного и последголода упомянутые коллективы, а также снижения уравнительного сбора с коллектива швейников, каковым вручен окладной лист на суммы 253 руб. 50 коп.
Отказ в просьбе понудит к закрытию мастерских коллективов, что повлияет с нехорошей стороны на безработицу и вызовет политические недовольства среди безработных масс, у каковых сложатся неверные взгляды к подходам соввласти по отношению трудящихся масс.
Старший инспектор Кислицын
Зав[едующий] биржей труда Гонибесов
Секретарь Акулов
ОГАЧО. Ф. Р-98. Оп. 1. Д. 8. Л. 264—264 об. Подлинник. Машинопись.
[1] ОГАЧО. Ф. П-77. Оп. 1. Д. 508. Л. 325 об.
[2] В предложении сохранена пунктуация документа. предложение воспроизводится полностью, без каких-либо изъятий.
[3] Так в документе.
[4] Воспроизводится со строчной буквы, как в документе. Имеется в виду поселок Копи (Челябинские копи), ныне г. Копейск.
[5] Так в документе.

 

«Предположение в измене Родине и переход их на сторону врага исключается…»
Как хорошо читать такие слова, о том, что  предательство исключается.
Что случилось с тремя разведчиками – неизвестно. Как следует из донесения, их искали и ждали, но они не вернулись…
В списках потерь они продолжают числиться пропавшими без вести.

(В. Нагирняк)

 

 

 

 

p.s.

Историческая шутка юмора или как выглядит изучение историком немецких и советских документов.
Историк: Ну давайте рассказывайте, что было в тот день!
Немецкие документы: Мы взяли тогда четырех пленных!
Советские документы: Ничего вы не взяли! Мы нападение
отбили без потерь и еще при этом девять фрицев убили!
Немецкие документы: Ничего вы не убили! У нас за тот день убитых нет, только пять раненых!
Историк: Бляяяяяяя…..

(В. Нагирняк)

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.