fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 Голос)

Отрывок из врачебного отчёта об инсульте, случившемся у Иосифа Сталина в ночь на 2 марта 1953 года.

Товарищ Калинин вручает наркому Ежову орден Ленина.

В берлинском "Новом слове" с января 1942 года публиковался цикл очерков "Это и есть большевизм", впоследствии выпущенный отдельной книгой. Автором его значился Иван Иванов, идентификацию затрудняло то, что во власовской историографии Иван Иванов тоже присутствовал как идеологический конкурент Власова/Зыкова еще до создания власовского движения, т.е. казалось, что это не псевдоним.

И вот, наконец, выяснилось, что автором статей и брошюры "Это и есть большевизм" был режиссер Николай Аркадьевич Соколовский, печатавший в СССР фантастическую прозу под псевдонимом Эрик Ингобор, а в эмиграции ставший Николаем Горчаковым. Он и есть "советский литератор Иван Иванов".

 

Документ по 23 Армии. Вот Новгородская Армейская Группа.

17.11.1941 Ставка ВГК издала печально известный приказ 0428 - "...разрушать и сжигать до тла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 60-60 км.от переднего края и на 20-30 км. вправо и влево от дорог".
Одиозный приказ просуществовал всего до 8 декабря, после чего был отменен, изъят вместе со всей документацией, но следов, как выясняется, оставил предостаточно. Интересно, что на ЮЗФ, например, уже 21.11 приказано изъять директиву 0428 из дивизий; сразу же обозначают приказ, как секретный, на СЗФ 08.12 отчитываются об изъятии и прилагают список документов - и весь этот хвост свидетельств о том, что хотели сохранить в тайне, остался.

На местах - в армиях и дивизиях - приказ выполнять предполагалось в основном силами " разведгрупп и команд охотников", артиллерией и авиацией.Но также привлекались и партизанские отряды, и диверсионные группы, как в случае с Зоей.

22.11.1941 Военный Совет Ленфронта приказал Штабу по руководству партизанским движением при обкоме "сжечь...населенные пункты в коих располагаются и могут располагаться
штабы и войска противника". Приказ прилагаю. Список внушительный: Волосово, Русско-Высоцкое, Рождествено, Выра, Кипень, Сиверская, Вырица,
Тосно. Ушаки, Любань, Синявино, Мга, Шапки...

В фонде ЛШПД мне встретилось 2 документа с отчетами о действиях партизанских отрядов 210 и 210 перед фронтом 54 армии.

Отряд Калинина под номером 208 был отправлен на 7-8 дней в тыл противника с задачей сжечь Мгу, но не смог пересечь шоссе ,пробыл около него три дня, обстрелял проходящую машину и ушел назад. Что вполне понятно, - каким образом можно было выполнить такую задачу такими силами, решительно неясно. История отряда номер 210 сложилась более трагически.
Итак, отряд 210 под командованием Александра Яновича Калнина.
Командир - майор запаса, латыш, 1896 года рождения,бывший командир разведбатальона (предположительно - в 70 сд), участник двух войн, лыжник. Просился добровольцем на фронт, 28 октября написал заявление командующему СЗФ и председателю совета обороны Ленинграда с просьбой направить его в армию и дать лыжный батальон.

 

Был направлен к Е.Н. Атрощенко в Штаб партизанского движения, готовил партизанский отряд на лесгафтовской базе в Кавголово.
02.12 из Ленинграда выехало 26 чел. Задача - сжечь Вырицу, Введенское, Каушту и Лисино-Корпус, взорвать ж-д мост 2,5 западнее Лисино-корпус.
От Коккарево отряд шел по Дороге Жизни озеро на лыжах, 4.12 на лыжах же дошли из Кобоны до Войбокало. 5.12 отряд на поезде переброшен в Жихарево, оттуда - район 5 и 8 городков.
До перехода фронта отряду пришлось пройти пешком 68 км.
Напомню, что это декабрь 41 года, в составе отряда - ленинградцы, большинство- 18-19 лет. Примерно треть - студенты.В отчете Калнин укажет -"слабое физическое состояние,
люди падали на снег и не вставали, приходилось поднимать силой". Также - "имел только 3 человек, бывших в боевых действиях".
8 человек пришлось по дороге отправить в лазарет, в том числе радиста. Отряд остался без рации. Переходили фронт у Погостья, "2км. сев-западнее станции"( видимо, ж-д мост через ручей Дубок). Там "сопровождавший разведчик показал под мост ж. дороги и сказал идите под мост"),
Отметим, что отряд ушел на задание в тот день, когда приказ 0428 был отменен. Но даже теоретически отменить задание было невозможно, рации у группы не осталось.
8 декабря перешли фронт 18 человек.
До района хутора Сердце на речке Сердце, откуда предстояло действовать, по прямой 55 километров. Средняя температура в те дни в Ленинграде была минус 14.
Через два дня, 10 декабря, при переходе шоссе Любань-Шапки, из-за сломанного крепления отстал один боец. За ним был отправлен другой, оба не вернулись. По мнению Калнина, пошли назад к своим.
16.12 был отправлен на станцию Рябово партизан Койненен. У него там проживала мать. Не вернулся, по докладу Калнина - дезертировал, что более чем вероятно.
17.12 отряд пришел в район. Расположился в доме лесника у н.п. Сердце( ныне- урочище к западу от ж.д. между Лисино-Корпус и ст. Кастенская).
Затем командир разделил отряд в 15 человек на три группы, все они в ночь на 18.12 должны были выйти на задание.
1-ая должна была сжечь Лисино-Корпус, вторая- Каушту, третья - Вырицу и Введенское.
На этот момент в отряде двое сильно обмороженных и если не считать их, в группах 5, 4 и 4 человека соответственно. Силами четверых сжечь большой поселок Вырицу, где гарнизонная комендатура, временный лагерь военнопленных и местная полиция, довольно затруднительно. Лисино-Корпус ( станция+ крупный поселок) - то же самое.
Мало того, в Лисино-Корпус оказался отряд вспомогательной полиции из финского населения( в отчете - "карательный отряд финнов"), который в первую же ночь вышел на базу партизан.
Первая группа была окружена в доме лесника и уничтожена. По словам местных, четверо убито, трое убежали. Судьба их неизвестна.
Второй группе удалось поджечь 5 домов в д. Каушта, затем пожар начали тушить, партизаны были обстреляны, отошли.
Третья группа сожгла Введенское, двое погибли. Оставшиеся двое сильно обморожены.
Отряд был вынужден сразу уходить от преследования., 20.12 в деревне Гутчево погиб партизан из второй группы.
Линию фронта перешли пятеро. Двое были отправлены в госпиталь с обморожениями, а 29.12, уже в Коккорево, по ту сторону Дороги Жизни, при бомбежке погиб комиссар отряда. В Ленинград вернулось двое из 26-ти - командир отряда Калнин и партизан Васильев.

Дело отряда и причины его распада рассматривались на заседании ЛШПД, и было назначено расследование, но Александр Янович Калнин после первого фиаско быстро реабилитировался, воевал в составе партизанского батальона Косицына, совершил с ним два удачных рейда. Успел получить орден Красного Знамени и стал заместителем командира партизанского батальона.

 

 

 Погиб в тылу противника летом 42-го при не менее драматичных обстоятельствах.
24.07.42 батальон( точнее - спец.отряд в 50 человек) был десантирован с двух Дугласов на поиски генерала Власова (увы, информация безнадежно запоздала. Власова на тот момент немцы уже отправили в Винницу).По ошибке половина отряда оказалась выброшена в сотне километров от точки назначения, в районе дер. Ляды, близ Рождествено. Командир, Д.Ф. Косицын, пропал без вести, остальные собрались в две отдельные группы. Калнин возглавил одну из них (7 человек). 14.08.42 группа пришла за продуктами на Сосновские хутора.Были опрошены местные жители, было наблюдение за деревней, но...
При подходе к дому лесника( опять лесник!) по четверым партизанам дали залп из окон, в упор. Подполковник Калнин, судя по всему, оказался убит на месте, группа вела перестрелку, но ни занять дом, ни даже забрать тело командира оказалось нереально...

 

 

Впрочем, история поисков Власова и злоключений отряда Косицына требует отдельного рассказа.
Рассказ мой получился однобоким, надо было бы посмотреть немецкие источники, проверить, что именно представлял собой "карательный отряд из финнов" - EKA, организованный жандармерией, вспомогательная полиция, организованная CД?
Но документов 583 тылового района на декабрь 41-го не нашел. Наверное, надо смотреть еще разведотдел 18 А. Копать пока поленился.
Навскидку нашел по теме отчет айнзатцгруппы "А" у Н.А. Ломагина.
"Крупных случаев саботажа не было установлено. По невыясненным причинам были сожжены русские деревянные дома в городах и деревнях.
Со слов агентов, имели место отдельные случаи саботажа, так как из г. Ленинграда были отправлены диверсанты с заданием сжечь дома, в которых расположились немецкие штабы и части вермахта. В одном случае было даже приказано сжечь те помещения,
в которых находились лазареты и больницы."
Полный отчет передовых частей Айнзатцгруппы А (с 06.11.1941 по 20.11.1941).
NARA.Т-175/233. Сс. 1—8. цит. по Н. Ломагин. НЕИЗВЕСТНАЯ БЛОКАДА, с.402

Использованы источники:
http://gistory.livejournal.com
ЦГАИПД ф. 0-116, оп.1, д.886, 887, 924
Сборник "В тылу врага" т. 2. док.3, стр. 14
сайт "Память народа"

Эпилог с моралью:
Эпиграф:
We aren't no thin red 'eroes, nor we aren't no blackguards too,
But single men in barricks, most remarkable like you;
An' if sometimes our conduck isn't all your fancy paints,
Why, single men in barricks don't grow into plaster saints;
Мораль я вижу в следующем. Великая Отечественная - это не оторванный от нас мир богов и героев, где всё "больше, чем в жизни".Все, как в жизни. Высшее начальство с фантастическими идеями, малое начальство с дуболомством и как-бы-чего-не-вышло, партнеры-недоумки, коллеги-недотепы, подчиненные - раздолбаи, срыв сроков, вранье, недопонимание, аврал,безжалостные законы Мёрфи. Чудовищные усилия и ничтожный результат. Ничего нового, только цена ошибки сильно дороже . История ничему не может научить, она не для этого. Но если бы могла, то я вижу тут такой урок: подвиг( если нужно, чтоб был подвиг) состоит в том, чтобы раз за разом преодолевать всё вышеописанное и делать уж если не то, что должно, то хотя бы то, что задумано. Зная, что задумано плохо, что получится, дай Бог, четверть.Что за каждый недочет спросят, а достижения воспримут, как что-то естественное. Что даже "спасибо" не дождешься, а могут и вообще проклясть и в лицо плюнуть. Свои же и проклянут, вспомните Зою. Ну, или Charge of the Light Brigade, - все вышло, потому что" Some one had blunder'd". Мир жесток. Напомню, вдобавок, что потом Киплинг развил тему в "Last of the Light Brigade" . Или вот "Дожить до рассвета" Василя Быкова, эта повесть идеально подходит для иллюстрации:

"Ивановский замер в колее, совершенно раздавленный тем, что увидел, такого невезения он не мог себе и представить. После стольких усилий, смертей и страданий вместо базы боеприпасов, генерала в изысканном "опель-адмирале" и даже штабного с портфелем полковника ему предстояло взорвать двух обозников с возом соломы.
Но, видно, другого не будет. По крайней мере, для него ничего уже не будет. Он делал последний свой взнос для Родины во имя своего солдатского долга. Другие, покрупнее, взносы перепадут другим. Будут, наверно, и огромные базы, и надменные прусские генералы, и злобные эсэсовцы. Ему же выпали обозники." В итоге взорвать удалось только одного обозника.

спасибо

 

 

Подписка о неразглашении тайны сотрудника Одесского отдела ГПУ УССР Льва Зиньковского (он же легендарный сподвижник Батьки Махно Лёвка Задов) от 23 апреля 1932 года.

Архив СБУ.

 

 

2 марта 1930 года, в газете "Правда" в №60 опубликована статья Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина #Головокружение_от_успехов

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ

К вопросам колхозного движения

Об успехах Советской власти в области колхозного движения говорят теперь все. Даже враги вынуждены признать наличие серьезных успехов. А успехи эти, действительно, велики.

Это факт, что на 20 февраля с, г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР. Это значите что мы перевыполнили пятилетний план коллективизации к 20 февраля 1930 года более чем вдвое.

Это факт, что на 28 февраля этого года колхозы успели уже ссыпать семян для яровых посевов более 36 миллионов центнеров, т. е. более 90% плана, т. е. около 220 миллионов пудов. Нельзя не признать, что сбор 220 миллионов пудов семян по одной лишь колхозной линии - после успешного выполнения хлебозаготовительного плана - представляет огромнейшее достижение.

О чем все это говорит?

О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Нет нужды доказывать, что успехи эти имеют величайшее значение для судеб нашей страны, для всего рабочего класса, как руководящей силы нашей страны, наконец, для самой партии. Не говоря уже о прямых практических результатах, они, эти успехи, имеют громадное значение для внутренней жизни самой партии, для воспитания нашей партии. Они вселяют в нашу партию дух бодрости и веры в свои силы. Они вооружают рабочий класс верой в победу нашего дела. Они подводят к нашей партии новые миллионные резервы.

Отсюда задача партии: закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед.

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достаются сравнительно "легко", в порядке, так сказать, "неожиданности". Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства: "Мы все можем!", "Нам все нипочем!". Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причем у людей начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника, появляются авантюристские попытки "в два счета" разрешить все вопросы социалистического строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед. Зачем нам закреплять достигнутые успехи, - мы и так сумеем добежать "в два счета" до полной победы социализма: "Мы все можем!", "Нам все нипочем!".

Отсюда задача партиям повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон ив партой.

Нельзя сказать, чтобы эти опасные и вредные для дела настроения имели сколько-нибудь широкое распространение в рядах нашей партии. Но они, эти настроения, все же имеются в нашей партии, причем нет оснований утверждать, что они не будут усиливаться. И если они, эти настроения, получат у нас права гражданства, то можно не сомневаться, что дело колхозного движения будет значительно ослаблено и опасность срыва этого движения может стать реальностью.

Отсюда задача нашей прессы: систематически разоблачать эти и подобные им антиленинские настроения. Несколько фактов.

1. Успехи нашей колхозной политики объясняются между прочим тем, что она, эта политика, опирается на добровольность колхозного движения и учет разнообразия условий в различных районах СССР. Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая "политика" одним ударом развенчала бы идею коллективизации. Надо тщательно учитывать разнообразив условий в различных районах СССР при определении темпа и методов колхозного строительства.

В колхозном движении впереди всех районов стоят у нас зерновые районы. Почему?

Потому, во-первых, что в этих районах имеется у нас наибольшее количество окрепших уже совхозов и колхозов, благодаря которым крестьяне имели возможность убедиться в силе и значении новой техники, в силе и значении новой, коллективной организации хозяйства.

Потому, во-вторых, что эти районы имеют за собой двухлетнюю школу борьбы с кулачеством во время хлебозаготовительных кампаний, что не могло не облегчить дело колхозного движения.

Потому, наконец, что эти районы усиленнейшим образом снабжались за последние годы лучшими кадрами из промышленных центров.

Можно ли сказать, что эти особо благоприятные условия имеются также и в других районах, например, в потребительских районах, вроде наших северных областей, или в районах все еще отсталых национальностей, вроде, скажем, Туркестана? Нет, нельзя этого сказать.

Ясно, что принцип учета разнообразия условий в различных районах СССР наряду с принципом добровольности является одной из серьезнейших предпосылок здорового колхозного движения.

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учета местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, например, что в ряде северных районов потребительской полосы, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов сравнительно меньше, чем в зерновых районах, стараются нередко подменить подготовительную работу по организации колхозов чиновничьим декретированием колхозного движения, бумажными резолюциями о росте колхозов, организацией бумажных колхозов, которых еще нет в действительности, но о "существовании" которых имеется куча хвастливых резолюций.

Или возьмем некоторые районы Туркестана, где благоприятных условий для немедленной организации колхозов еще меньше, чем в северных областях потребительской полосы. Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки "догнать и перегнать" передовые районы СССР путем угрозы военной силой, путем угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что итти в колхозы.

Что может быть общего между этой "политикой" унтера Пришибеева и политикой партии, опирающейся на добровольность и учет местных особенностей в деле колхозного строительства? Ясно, что между ними нет и не может быть ничего общего.

Кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Никому, кроме наших врагов)

К чему они могут привести, эти искривления? К усилению наших врагов и к развенчанию идей колхозного движения.

Не ясно ли, что авторы этих искривлений, мнящие себя "левыми", на самом деле льют воду на мельницу правого оппортунизма?

2. Одно из величайших достоинств политической стратегии нашей партии состоит в том, что она умеет выбирать в каждый данный момент основное звено движения, уцепившись за которое она тянет потом всю цепь к одной общей цели для того, чтобы добиться разрешения задачи. Можно ли сказать, что партия уже выбрала основное звено колхозного движения в системе колхозного строительства? Да, можно и нужно.

В чем состоит оно, это основное звено? Может быть в товариществе по совместной обработке земли? Нет, не в этом. Товарищества по совместной обработке земли, где средства производства еще не обобществлены, представляют уже пройденную ступень колхозного движения.

Может быть в сельскохозяйственной коммуне? Нет, не в коммуне. Коммуны представляют пока еще единичное явление в колхозном движении. Для сельскохозяйственных коммун, как преобладающей формы, где обобществлено не только производство, но и распределение, условия еще не назрели.

Основное звено колхозного движения, его преобладающую форму в данный момент, за которую надо теперь ухватиться, представляет сельскохозяйственная артель.

В сельскохозяйственной артели обобществлены основные средства производства, главным образом, по зерновому хозяйству: труд, землепользование, машины и прочий инвентарь, рабочий скот, хозяйственные постройки. В ней не обобществляются : приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д.

Артель является основным звеном колхозного движения потому, что она есть наиболее целесообразная форма разрешения зерновой проблемы. Зерновая же проблема является основным звеном в системе всего сельского хозяйства потому, что без ее разрешения невозможно разрешить ни проблему животноводства (мелкого и крупного), ни проблему технических и специальных культур, дающих основное сырье для промышленности. Вот почему сельскохозяйственная артель является в данный момент основным звеном в системе колхозного движения.

Из этого исходит "Примерный устав" колхозов, окончательный текст которого публикуется сегодня * .

Из этого же должны исходить наши партийные и советские работники, одна из обязанностей которых состоит в том, чтобы изучить этот устав по существу и проводить его в жизнь до конца.

Такова установка партии в данный момент.

Можно ли сказать, что эта установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. Известно, что в ряде районов СССР, где борьба за существование колхозов далеко еще не закончена и где артели еще не закреплены, имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйственной коммуне. Артель еще не закреплена, а они уже "обобществляют" жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, причем "обобществление" это вырождается в бумажно-бюрократическое декретирование, ибо нет еще налицо условий, делающих необходимым такое обобществление. Можно подумать, что зерновая проблема уже разрешена в колхозах, что она представляет уже пройденную ступень, что основной задачей в данный момент является не разрешение зерновой проблемы, а разрешение проблемы животноводства и птицеводства. Спрашивается, кому нужна эта головотяпская "работа" по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? Кому нужно это глупое и вредное для дела забегание вперед? Дразнить крестьянина-колхозника "обобществлением" жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, - разве не ясно, что такая "политика" может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?

Один из таких ретивых "обобществителей" доходит даже до того, что дает приказ по артели, где он предписывает "учесть в трехдневный срок все поголовье домашней птицы каждого хозяйства)", установить должность специальных "командиров" по учету и наблюдению, "занять в артели командные высоты", "командовать социалистическим боем, не покидая постов" и - ясное дело - зажать всю артель в кулак.

Что это - политика руководства колхозом или политика его разложения и дискредитации?

Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, "революционерах", которые дело организации артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять колокола, - подумаешь какая ррреволюционность!

Как могли возникнуть в нашей среде эти головотяпские упражнения по части "об6бщеотвления", эти смехотворные попытки перепрыгнуть через самих себя, попытки, имеющие своей целью обойти классы и классовую борьбу, а на деле льющие воду на мельницу наших классовых врагов?

Они могли возникнуть лишь в атмосфере наших "легких" и "неожиданных" успехов на фронте колхозного строительства.

Они могли возникнуть лишь в результате головотяпских настроений в рядах одной части партии: "Мы все можем!", "Нам все нипочем !".

Они могли возникнуть лишь в результате того что у некоторых наших товарищей закружилась голова от успехов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда.

Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям.

В этом теперь одна из очередных задач партии. Искусство руководства есть серьезное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать - значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед - значит потерять массы и изолировать себя. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными массами, тот должен вести борьбу на два фронта - и против отстающих и против забегающих вперед.

Партия наша сильна и непобедима потому, что руководя движением, она умеет сохранять и умножать свои связи с миллионными массами рабочих и крестьян."

"Правда" № 60,

2 марта 1930 г.

Подпись: И. Сталин

 

 

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.