fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

advmaker.net

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.63 (8 Голосов)



10 марта 1415 г. у литовской княжны Софьи и русского князя Василия родился сын. Назвали его, как и отца. Через 10 лет отец умрёт. Тогда мальчик получит к имени порядковый номер — двойку. Ещё через 20 лет удостоится прозвища Тёмный.

А ещё через 600 лет — невнятной скороговорки в учебниках и пособиях: «Великий князь московский Василий II продолжал объединение русских земель вокруг Москвы». Для особо интересующихся историей небольшой бонус — оказывается, в ходе междоусобной войны его ослепили, выжгли глаза. Отсюда и прозвище Тёмный. Негусто.

Между тем его правление длиною в 37 лет — сплошной парадокс. Одна из тех загадок, которые с трудом поддаются не то что разгадке — осмыслению. Всё, за что бы ни брался Василий, валилось у него из рук. Причём с катастрофическими последствиями. А итоговый результат — впечатляющая победа. Как?

Василия II трижды вышибали с престола. Два раза родной дядя Юрий, и один раз — двоюродный брат, Дмитрий Шемяка. Каждый раз обстоятельства были для князя Василия позорными. Дядя бил его как хотел. 25 апреля 1433 г. они столкнулись в 20 верстах от Москвы, на Клязьме. Василий разбит, бежит в Кострому. Там его берут в плен. Один – ноль. Спустя год дядя с племянником снова сходятся в битве, на этот раз у горы святого Николы, близ Ростова Великого. Василий снова разбит и снова бежит. На этот раз в Новгород, потом в Нижний Новгород, оттуда собирается спасаться даже в Орду. Два – ноль. В третий раз с Василием расправился уже Дмитрий Шемяка. Воспользовавшись беспечностью и ротозейством двоюродного брата, он в феврале 1446 г. захватывает его на богомолье, ослепляет и ссылает сначала в Углич, потом в Вологду.

Оправиться после таких поражений невозможно. Тем не менее Василию это удаётся. Да, он бежит с поля боя. Да, он искалечен и в ссылке под охраной. Но всякий раз, когда князь терпит неудачу, в дело вступает неожиданный ресурс, с которым приходится считаться. Победители не могут воспользоваться плодами своих побед — люди отказываются им служить. Знаменитый лозунг «Москва для москвичей» ещё не был так точно сформулирован. Но московские бояре, воеводы и даже купцы действовали в полном с ним соответствии: «Не привыкли мы служить чужим галицким князьям, у нас есть свой, природный, московский». Недруги под шквал насмешек уходят, Василий снова в Москве. И так — три раза подряд.

Мечта московских князей того времени — обзавестись церковной самостоятельностью и не зависеть от решений Константинопольского патриарха. Василий провалил её с треском. Началось всё за здравие — в 1432 г. в Москве был наречён новый митрополит всея Руси — рязанский епископ Иона. Однако, пока он собирался за подтверждением сана в Константинополь, оттуда уже явился другой. Грек Исидор. Князю пришлось утереться.

И тут снова возник неожиданный фактор. Греки готовили объединение православной и католической церквей, причём православию в этом проекте была уготована самая жалкая роль.

Исидор был яростным сторонником проекта. На Флорентийском соборе 1439 г., посвящённом объединению, он поставил под актом подчинения православной церкви римскому папе самый льстивый автограф: «Подписуюсь с любовью и одобрением».

Князь Василий умел пользоваться моментом. Вернувшийся в Москву митрополит за такое предательство был низложен и объявлен еретиком, после чего трусливо бежал. Во главе Русской православной церкви встал русский епископ Иона уже безо всяких разрешений со стороны. РПЦ стала самостоятельной, а Москва совсем скоро провозгласит себя Третьим Римом.

Утро 7 июля 1445 г. для князя Василия было тяжким. Накануне он с войском в тысячу сабель стал лагерем близ Суздаля, чтобы изготовиться к битве с казанскими царевичами Мамутяком и Якубом. Тех пока не было видно, и потому князь «ужинал у себя со всею братией, и с бояры, и пил, и бражничал долго ночью». Что бывает после этого наутро, известно всем. Но в тот раз было стократно хуже — на страдающее похмельем войско обрушились татары. Результат предсказуем — наши жестоко разбиты. Князь снова и в который раз попадает в плен. Но теперь уже не к дяде, а к казанскому хану Улу-Махмету. Это не просто разгром. Это катастрофа, щедро приправленная позором. Хан диктует князю условия выкупа. Они откровенно кабальные. По данным новгородских летописей, Улу-Махмет потребовал то ли 200 тысяч рублей, то ли «всю московскую казну», что, в общем, одно и то же. Кроме денег, Василий был должен отдать несколько областей своего княжества «в кормление» сыновьям хана, царевичам Касиму и Якубу. Московская Русь, которую поколениями собирали предки Василия, могла на этом просто закончиться. Но здесь опять вступил в действие неожиданный фактор — личное обаяние Василия.

Будучи в плену у казанцев, Василий сумел расположить к себе тех, кому предстояло поселиться на Руси, — царевичей Касима и Якуба. Он делал для этого всё — дарил подарки, раздавал обещания, лгал и даже говорил правду. Недаром одним из самых важных пунктов обвинения, которое Шемяка выдвинул князю перед ослеплением и ссылкой был: «Чему еси татар привёл на Русскую землю, и грады и волости дал им в кормление? А татар любишь, и речь, и язык их любишь без меры, и злато, и серебро, и имение даёшь татарам». Казалось бы — хуже этого и придумать нельзя.

Однако розданные в кормление «грады и волости» принадлежали Москве лишь формально. Князь Василий умудрился посадить пришедших с ним казанцев мало того что в глушь, так ещё и на спорные земли. Городец Мещерский — болотистый и лесной уголок. Этакая буферная зона между Москвой, Рязанью и Ордой, куда стекались беглецы и которая толком никем не управлялась. Зато теперь там сел приятель и вассал князя, свой, «карманный» татарин Касим. В Европе бы сказали: «Для битвы с драконом нужен дракон». На Руси тогда вспомнили сюжет с Ильёй Муромцем, который как-то раз, оказавшись без оружия, «схватил чужого богатыря за ногу и стал бить татар татарином». Получалось это превосходно — сам Касим неоднократно бил татар Большой Орды и ходил походами на Казань против своих же братьев. А его сын Данияр и вовсе участвовал в свержении татаро-монгольского ига.

Обычно, когда подводят итоги его княжения, копаются в мелочах. Да, он упорядочил управление. Да, при нём серьёзно прижали вольный Новгород. Да, он усилил зависимость от Москвы Суздаля и Нижнего. Но всё это мелочи. Главный итог несколько иной. Сын Василия, княжич Иван, будущий Иван III, прозванный Великим, получил в своё распоряжение эффективную корпорацию, полностью лишённую внутренней конкуренции. Очень скоро она станет самым крупным государством Европы.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.