fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.36 (7 Голосов)

В 70–е, в бытность свою премьер–министром, госпожа Голда Меир старательно "окучивала" Генри Киссинджера, тогдашнего госсекретаря США, на вопрос его отношения к Израилю, как к первоочередному приоритету. В конце концов Киссинджер, не выдержав, отправил в Иерусалим гневную отповедь: 
— Уважаемая госпожа Меир, спешу проинформировать вас, что во–первых я гражданин Соединённых Штатов, во–вторых — государственный секретарь и только в последнюю очередь — еврей! 
— Я отлично вас поняла, господин Киссинджер, — улыбнулась почтенная дама в ответ, — У нас в Израиле мы всегда читаем справа налево! 
Справедливости ради, подобный диалог вполне мог иметь место осенью 1973, во время и особенно после Войны Судного дня, когда Киссинджеру пришлось несколько месяцев метаться между Иерусалимом, Каиром и Дамаском, пытаясь примирить враждующих соседей. 

На рубеже веков семья маленькой Голды сбежала из Киева, спасаясь от местных антисемитов. Через много лет в своей автобиографии повзрослевшая девочка напишет, что кроме голода, холода и постоянного страха перед погромами, ей нечего вспомнить о том времени. Киев, манивший блестящими перспективами, не попадал под черту оседлости: главе семейства Мойше Мабовичу пришлось сдавать экзамен на профпригодность, чтобы поселиться в столь благополучном месте. Однако, дело его вскоре прогорело — желающих покупать мебель от еврейского столяра оказалось немного. Зато в любой момент куча накачанных горилкой бездельников, при полном попустительстве властей, была готова выместить своё раздражение на "христоубийцах" и прочих "жидовских мордах". 

Едва ли антисемитские настроения в Киевской губернии отличались от положения дел в других областях Российской Империи. Позиция Православной церкви также не внушала оптимизма: 
— Да, Иисус призывает нас любить своих врагов, — вещали святые отцы, вспоминая Нагорную проповедь, — но это не должно менять наше отношение к потомкам семени Иуды и истязателей Христа! 
Еврейские местечки, вкупе с кабацкой вольницей, превращались в своеобразные громоотводы социальной напряжённости в обществе. "Бей жидов, спасай Рассею!" — ревели толпы разгорячённых "патриотов", не представляя, что вскоре настанет удивительный момент, когда тысячи ненавистных им "пейсатых" попросту покинут родные просторы. Винить в своих бедах станет некого. 

Через полвека томная дева с "готическим" макияжем и увесистой ханукией в руке, украшающая аллегорическую группу на кдпв, будет вершить судьбы народов, определяя политику на Ближнем Востоке. Но в 1919 году она ещё в Милуоки, штат Висконсин. Голде уже исполнилось 21, она "горит на работе" в сионистко–социалистической организации Поалей Цион и вот уже второй год счастлива в браке с мистером Моррисом Меерсоном. 
Переезд в Америку не принёс ожидаемого папой Мойшей финансового успеха: за хлеб насущный приходилось всё так же впахивать, правда жизнь стала несоизмеримо комфортнее. Впервые увидев на улице конных полицейских, младшенькая Ципке ещё кричала в ужасе: "Берегитесь! Казаки!", но местные стражи порядка оказывались на поверку миролюбивыми, а про погромы в Висконсине никто и не слыхивал. И всё же головы стремительно прибывающей еврейской диаспоры занимали не столько мысли о насущном, сколько мечты о будущем. 
Эмигрируя в Штаты, многие считали Америку перевалочной базой на пути к исторической Родине — далёкому Сиону. Родина представляла собой кусок бесплодной пустыни на богом забытой окраине Великой Османской империи. 
— 40 лет таскал нас Моисей по пустыне лишь для того, чтобы найти место, где совершенно нет нефти, — будет шутить Голда Меир, достигнув почтенного возраста. 

Юдофобский расклад в Российской империи приучил евреев сбиваться в оппозицию: процент еврейских революционеров в обществе зашкаливал. Наполовину эмигрантский Милуоки не стал исключением. Привезя с собой в Америку привычку к политическим страстям, диаспора бурлила вокруг двух противоборствующих лагерей: сионисты мечтали о Землях Израильских, бундовцев устраивал окружающий ландшафт. Зимой 1918 года юная активистка Поалей Цион Голда (тогда ещё Меерсон) организовала в Милуоки марш протеста против петлюровской резни евреев на родине. И хотя об этом написали в газетах, воодушевленная девушка понимала: для спасения угнетенных сородичей одних демонстраций недостаточно. 
За год до этого, Британия поддержала идею создания в Палестине зоны еврейской общности, планомерно выдавливая оттуда турок. Мировая война подходила к концу, сионистский мир держал за англичан кулачки, в надежде на британский протекторат вожделённых территорий. Евреи пытались организовывать там общины с конца XIX века: первая алия, спасаясь от великодержавного шовинизма, ушла в пустыню ещё в 1882. В доме каждого еврейского семейства в Америке стояли синие жестяные банки под мелочь, — люди копили деньги на выкуп участков. Супруги Меерсон тоже засобирались на Восток, строить будущее своего народа. Впереди их ждали разваливающийся на ходу пароход "Покахонтас", горячие арабские парни и раскалённое дыхание Земли Обетованной. 

Сейчас об этом не любят вспоминать, но в 1939 году британское правительство Чемберлена приняло идиотский документ, поставивший десятки тысяч (если не сказать больше) еврейских семей в Европе в сложное положение. Печально известная "Белая книга" министерства колоний, помимо трезвой оценки будущего Палестины, закрывала на ближайшее время доступ в неё большого числа репатриантов (устанавливалась квота в 75 тыс. человек за 5 лет). И никакой скупки земли у доверчивых арабов! 
С началом Второй Мировой ситуация складывалась поистине парадоксальной: с одной стороны вооружённые силы Её Величества, практически в гордом одиночестве, противостояли "коричневой заразе", расползавшейся из Германии. С другой — британские сторожевые корабли блокировали подступы к Палестинскому побережью гражданским судам, перевозящих беженцев, спасающихся от той же напасти. 

Надо отдать должное колонистам, организовавшим целый малотоннажный флот, нелегально доставляющий европейских сородичей на Землю Обетованную. Пройти британские морские патрули удавалось не всем: неудачников ждали резервации Святого Маврикия и Кипра, более смахивающие на лагеря военнопленных. Зато евреям Палестины, кипящим справедливым гневом, разрешили вступать в армию Соединённого Королевства (почему–то в основном на технические должности), поскольку иметь собственные военные образования они не имели права. Военизированная организация "Хагана", с 20–х годов защищающая еврейские поселения от кровожадных арабов, была объявлена вне закона. 
В те дни лидер сионистского движения, великий Давид Бен–Гурион, провозгласил лозунг, определивший весь военный период: 
— Мы будем оказывать помощь Британии в войне так, как будто нет "Белой книги", и бороться против "Белой книги", как будто бы нет войны! 

В результате, в сюжетной линии тарантиновских "Бесславных ублюдков" лежит большая историческая правда — диверсанты из S.I.G. (в том числе и из Палестины) и бойцы Еврейской Бригады в полный рост сражались на полях европейских сражений.

соц. сети.


Комментарии   

# teiwaz 2019-08-08 18:17
Агитка, к сожалению.
+1 # kalendarus 2019-08-10 20:40
А жила Голда в Киеве, на улице Бассейной. 300 метров от центральной улицы Крещатик. Сейчас на доме висит памятная доска.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.