fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

Анатолий Николаевич Демидов (17 апреля 1812, Флоренция, Италия — 29 апреля 1870, Париж, Франция) — русский и французский меценат, действительный статский советник, князь Сан-Донато. Представитель рода Демидовых, младший сын Николая Никитича Демидова от его брака с Елизаветой Александровной Строгановой. Большую часть своей жизни прожил в Европе, лишь изредка приезжая в Россию.

Матильда-Летиция Вильгельмина Бонапарт (фр. Mathilde-Létizia Wilhelmine Bonaparte; 27 мая 1820 — 2 января 1904) — французская принцесса, хозяйка знаменитого салона времён Второй империи и Третьей республики. Дочь брата Наполеона I Жерома и его второй жены Екатерины Вюртембергской

Отец Анатолия Николай большую часть жизни провел за границей, служа по дипломатическому ведомству. Его палаццо Серристори во Флоренции представляло собой «пеструю смесь публичного музея с обстановкой русского вельможи прошлого века. Тут были французские секретари, итальянские конторщики, приживалки, воспитанницы. Сверх сего штата — бездомные игроки и паразиты...». Стендаль отзывался о Николае Демидове как о «богатом благотворителе, за счет которого кормилось много сотен бедняков», а недоброжелатели считали его «владетельным князьком второй руки». 
Впоследствии Анатолий подарит Флоренции памятник отцу, созданный по его заказу скульптором Лоренцо Бартолини. Власти установят его на набережной Арно. Николай Никитич, облаченный в тогу римского сенатора, обнимает сына. Женская фигура у его ног символизирует признательность населения города (Демидов основал здесь приют и школу). По углам постамента — четыре статуи-аллегории: Природа, Искусство, Милосердие и... Сибирь. 
Супруга Николая Елизавета Александровна, урожденная Строганова, в 1812 году, когда родился Анатолий (его старший брат Павел появился четырнадцатью годами ранее), после череды разрывов окончательно покинула мужа и перебралась в Париж, где поселилась со своим любовником Ираклием Полиньяком. Убежденная бонапартистка, она и сыновей воспитывала в духе преданности наполеоновским идеям. Анатолий всю жизнь оставался верен памяти своего кумира. На этом его страсть к наполеонике не закончилась, но об этом ниже...

После кончины отца братья унаследовали колоссальное состояние с годовым доходом в два миллиона рублей и огромную художественную коллекцию. В молодости Анатолий Демидов служил в министерстве иностранных дел и состоял при русском посольстве сначала в Париже, затем в Риме и в Вене. В Россию наведывался время от времени, немало, впрочем, посодействовав благоустройству Нижнего Тагила: по примеру предков открывал школы, больницы, театр. 
Он привечал художников — известно, например, что в его итальянской мастерской учились живописи четверо уральских крепостных. По примеру отца, был щедр на крупные пожертвования: он пожертвовал 500 000 рублей на устройство в Санкт-Петербурге дома для призрения трудящихся, который и носил имя жертвователя; вместе с братом Павлом Николаевичем пожертвовал капитал, на который в Санкт-Петербурге же устроена детская больница; при Академии Наук в Санкт-Петербурге учредил премию в 5 000 рублей за лучшее произведение на русском языке; в 1853 году выслал из Парижа 2 000 рублей на украшение церкви Демидовского лицея в Ярославле, пожертвовал в библиотеку лицея все свои издания и несколько других ценных французских книг, а также щедро покровительствовал учёным и художникам; между прочим, знаменитая картина «Последний день Помпеи» написана была Kарлом Брюлловым по заказу Анатолия Демидова и впоследствии подарена императору. Анатолий не жалел денег на медицину. Немалые суммы по его указанию были выплачены на покупку кроватей для холерных больных, устройство временных госпиталей, благоустройство офтальмологических больниц в Одессе и Петербурге. На средства Анатолия Демидова в том же Петербурге раздавались бесплатные обеды беднякам, причем только в 1839-1851 годах было выдано более трех миллионов порций.
Финансировал разведку запасов каменного угля в Донецком бассейне. 
Заинтересованный в развитии горного дела в отечестве, Анатолий Демидов в 1837 году снарядил на свой счёт учёную экспедицию для изучения южной России и Крыма. 
Подлинной сенсацией стало открытие в демидовской меднорудянской шахте «Надежная» в 1835 году многотонного (400 т) гнезда поделочного малахита, в том числе монолита весом около 40 тонн, названного в «Горном журнале» произведением, «которого до сих пор не встречали в коре Земного шара». С этого момента Анатолий становится «признанным королем малахита», взяв в свои руки как продажу его внутри страны, так и вывоз за границу. В библиотеке Ватиканского дворца находится большое распятие из малахита замечательной русской работы, подаренное Анатолием Демидовым Папе Пию IX. Императорскому же Эрмитажу в 1835 году он дарит грандиозную малахитовую ротонду, ныне украшающую аванзал Зимнего дворца, а несколькими годами позже безвозмездно поставляет в казну пятнадцать тонн отборного малахита, оцененного в 300 тысяч рублей, для сооружения колонн и пилястров строящегося Исаакиевского собора.
Во Флоренции, на доставшейся ему по наследству вилле Сан-Донато он собрал грандиозную художественную коллекцию, которая считалась одной из лучших в мире: ценнейшие картины и мраморные статуи, изделия из бронзы, скульптуры, оружие, уникальные образцы прикладного искусства и мебели.
Нередко биографы указывают на тщеславие Анатолия как основной двигатель его меценатской деятельности. Этим, в частности, объясняют и его женитьбу 1 ноября 1840 года на Матильде Бонапарт . Матильда Летиция Вильгельмина Бонапарт была племянницей самого Наполеона I. Но интересна она не только этим. Она была дочерью Жерома Бонапарта, младшего брата Наполеона и бывшего короля Вестфалии. Матерью Матильды была Екатерина Вюртембергская, родная племянница императрицы Марии Федоровны, супруги Российского императора Павла I и матери императоров Александра I и Николая I. 
Незадолго до свадьбы Демидов получил от великого герцога Тосканы Леопольда II титул князя Сан-Донато, так как отец Матильды желал, чтобы она осталась принцессой. Когда до Николая I дошёл слух об этой сделке, император сказал: «Пусть он там только князем и остаётся». Николай I недолюбливал Демидова-младшего за то, что по его прихоти из России уплывали колоссальные средства и страсть к личности Бонапарта. Княжеский титул Анатолия не признавался в России. 
Узнав о грядущем венчании, Луи-Наполеон спросил у кузины: 
— Вы понимаете, чем может обернуться брак с этим русским мужиком? 
— Он способен купить всю Францию, — ответила с вызовом Матильда. — А вы не имеете малости, чтобы вызволить у ростовщиков мое приданое! С чем кузен был вынужден согласиться... Двадцатилетняя новобрачная писала в восторге подруге: «Я на пике всех своих желаний и так счастлива, что не нахожу слов. Анатолий так же здоров морально, как и телом, я привязана к нему так, что не могу выразить словами...» 
Из Италии молодожены собирались в Париж. Русская подданная госпожа Демидова на ее счастье, в отличие от прочих Бонапартов-изгнанников, единственная могла жить где угодно. Планам помешало недоразумение, произошедшее в итальянской столице. Римская курия не приветствовала браки католиков с представителями иных конфессий, но Матильде разрешили выйти замуж за православного при условии, что их дети будут воспитываться в истинной вере. Демидов согласился. К слову брак оказался бездетным. 
По городу тут же разнеслась молва, будто «этот русский» заплатил за одобрение венчания шестьсот тысяч франков. Слух дошел и до Ватикана, причем с уверениями, что его распространяет сам новобрачный. Папа Григорий XVI возмутился сверх всякой меры, ведь на самом деле жених заплатил лишь обязательный сбор — приблизительно девять франков. 
Посланник в Риме князь Потемкин пригласил к себе Анатолия для выяснения подробностей, но встреча закончилась грубой ссорой. К Новому году пришел приказ из Петербурга: подданному Российской империи предписывалось немедленно вернуться в Петербург. Мечты Матильды о Париже рухнули. До российской столицы добирались шесть недель, и надо заметить, свадебное путешествие протекало довольно нервно: между молодоженами то и дело случались размолвки. Оба имели весьма бурный темперамент и не умели уступать. Поселились во дворце на Английской набережной. На следующий же день после приезда Матильда обедала в Михайловском дворце. Муж приглашения не получил. Слух о том, что Николай I терпеть не может Демидова, оказался истинной правдой. Царя возмутил столь вопиющий мезальянс. Якобы он даже заявил: «Хочет быть князем, так вот пускай в Италии им и остается». Родственницу же скрепя сердце принял. 
Супруги отправились в Тоскану. Окруженная парком вилла оказалась прелестна. В оранжереях росли экзотические растения, в открытом театре разыгрывались представления, на ипподроме устраивали скачки, а в рукотворной реке — гонки на каноэ. Первые полгода Матильда с удовольствием развлекалась, а потом заскучала. Мужу, часто отлучавшемуся по делам, она писала в Париж: «Мой друг! Заберите меня из этого захолустья! Лучше буду при вас простой пастушкой, чем без вас княгиней Сан-Донато...» 
Несмотря на страстность и вспыльчивость обоих, примерно пару лет супруги жили вполне дружно. Но в 1843 году Матильда познакомилась с французским скульптором голландского происхождения Ньюверкерком, который приехал в Сан-Донато оценить демидовское собрание живописи. «Устоять было невозможно, — признавалась она в письме брату Жозефу. — Эмильен являлся воплощением всего того, чего не хватало мне с Демидовым...» У них начался роман. Матильда вообще была дамой увлекающейся... 
Брак между двумя сильными личностями, какими являлись Демидов и Матильда, был бурным. Князь настаивал на продолжении своей связи с Валентиной де Дино, его желание встретило яростное сопротивление со стороны Матильды. По примеру родителей, которые долгие годы жили в неоформленном разводе, Демидов объявил Матильде, что более не настаивает на совместном проживании и готов выплачивать ей содержание при условии, что оба не станут вмешиваться в личную жизнь друг друга и сохранят приличия на людях. И с чистой совестью вернулся к ухаживаниям за герцогиней де Дино.
Но расстаться мирно, как его родители, не получилось. На бале-маскараде, устроенном Анатолием по случаю его дня рождения, принцесса, возмущенная тем, что муж не пожелал «сохранять приличия», привел любовницу и открыто с ней флиртует, не сдержалась и грубо оскорбила Валентину. В ответ Демидов прилюдно отхлестал супругу по щекам. Не привыкшая отступать Матильда назвала Анатолия рогоносцем. Он, наплевав на этикет, отволок жену в спальню, привязал к кровати и выпорол плетью. 
Взбешенная Матильда сбежала из дома, прихватив выкупленные Демидовым драгоценности Бонапартов, которые являлись его собственностью. Анатолий Николаевич подал заявление о краже и официальное прошение о разводе. Ответ Анатолия был быстрым и решительным. Матильда была вычеркнута из завещания, лишена всех прав на имущество Демидовых и денежного содержания и оказалась на грани нищеты… Принцесса, недолго думая, пожаловалась Николаю I на недопустимое поведение мужа. 
После этого его пригласили во дворец на аудиенцию. Она оказалась столь продолжительной, что государыня Александра Федоровна записала в дневнике: «Никс беседовал с Анатолием Д. более часа и опоздал к столу. Но кажется, они расстались друзьями. И слава Богу!» 

Инцидент замяли, и в 1847-м пара получила официальный развод. Матильда поселилась с Ньюверкерком в Париже на улице де Берри и открыла салон. Анатолий Николаевич назначил ей годовое содержание — около двухсот тысяч франков, что равнялось пятидесяти тысячам рублей. Эта обязанность перешла и к наследникам Анатолия, так что без преувеличения можно сказать, что Матильда почти всю свою жизнь была на содержании Демидовых.
Демидов больше никогда не женился. Хотя известны имена его любимых женщин — Мария Калергис, Эрнестина Дюверже, Фанни де Ларошфуко, которая якобы родила ему сына. Последние годы миллионер провел в Париже, но с Матильдой не встречался. Современник вспоминал его как тучного, страдающего подагрой господина, который мог выйти из кареты только при помощи двух лакеев. В церковь на службу его вносили практически на руках. 
Анатолий с детских лет исповедовал культ Наполеона, хотя никогда его не видел. Оказавшийся неудачным брак с Матильдой не изменил его намерения создать Наполеоновский музей. В 1851 году он приобретает первую резиденцию Наполеона на острове Эльба, строит на ее месте грандиозную виллу Сан-Мартино и наполняет ее памятными вещами и произведениями искусства. Одновременно церкви Мизерикордии в главном городе Эльбы Портоферрайо он дарит несколько наполеоновских реликвий - копию гроба, в котором был похоронен Наполеон в Париже, и копии бронзовых слепков посмертной маски Наполеона и его руки. Более того, он выделяет церкви крупную сумму денег с пожеланием, чтобы ежегодно 5 мая, в день смерти Наполеона, служили торжественную мессу, она сохраняется до сих пор.
Анатолий Николаевич скончался шестнадцатого апреля 1870-го в возрасте пятидесяти семи лет. Похоронен он рядом с матерью в родовой усыпальнице на кладбище Пер-Лашез.

соц. сети.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.