fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.93 (7 Голосов)

 Хуго шмайсер

Список немецких конструкторов, работавших в Ижевске, давно известен, — причём не только список, но и характеристики, а также оклады. И самым высокооплачиваемым там был вовсе не Шмайссер.
Карл Барнитцке

Карл Августович — как его называли в советских документах — с зарплатой в 1100 рублей «должностных» плюс 4000 «персональных» был назначен руководителем группы немецких конструкторов. Стал разработчиком нескольких очень интересных систем, в частности опытного пулемёта. Но скорее всего, интерес к этому конструктору в СССР был вызван знакомством с   «Фольксштурмгевером». Само «ружьё ополчения» было довольно примитивным эрзацем и на испытаниях в СССР особых успехов не продемонстрировало, но заложенные в нём идеи впоследствии применили во многих других разработках.

 

Volkssturmgewehr 1.5 (источник фото)

Значение, которое придавали работе Барнитцке, подчёркивалось ещё и тем, что ему разрешили взять с заводов «Густлов-верке» своих помощников — Оскара Шинка и Оскара Бетцольда. Оба «техника-конструктора» получали в СССР 980 рублей «должностных» и 3000 «персональных».
Вернер Грюнер

Зарплату в 1100 «должностных» плюс 5000 «персональных» рублей немецкому инженеру назначили, в соответствии с советскими правилами о найме, как доктору технических наук.

    Забавно, что доктор Грюнер какого-либо специального образования оружейника не имел.

Он был инженером-технологом, со специализацией по металлообработке и машиностроению. Но когда компания Großfuß («Гроссфусс»), где он работал, решила принять участие в конкурсе на новый пулемёт для вермахта, Вернер Грюнер подошёл к задаче очень ответственно. Прошёл курс армейского пулемётчика, долго общался с фронтовиками — и в итоге именно проект фирмы Großfuß победил в конкурсе, став знаменитым MG-42.

MG-42 (источник фото)

Доктор Грюнер также смог взять с собой персонального помощника. Хоть и одного — зато им был сам Курт Хорн.


Курт Хорн

Кроме участия в разработке пулемёта MG-42 Курт Хорн к этому моменту был уже самостоятельным конструктором, создателем Grossfuss Sturmgewehr (также иногда называется StG-45). Этот автомат тоже испытывался в СССР и получил высокую оценку советских испытателей за продемонстрированную надёжность и кучность на уровне «штатного» МР‑43.

StG-45 (источник фото)

Гуго Шмайссер

Зарплата у него была меньше всех — 880 рублей «должностных» и всего 2500 «персональных». А на все жалобы советские руководители резонно отвечали — вы ж, дедушка, конструкторского образования не имеете, да и вообще работать не хотите.

В общем, вполне логично — ведь главным достижением Гуго был созданный ещё в конце Первой мировой MP-18, после небольших доработок ставший MP-28.

MP-18

Что касается знаменитого «штурмгевера», то Гуго к тому времени уже занимался на фирме «Хенель» по большей части «административной работой». Или, говоря проще, отжимом фирмы у её законного владельца, а также «проталкиванием» своего варианта в управлении вооружений.

Помимо прочего, фирма «Хенель» не имела большого опыта в обработке металла штамповкой — им для этого пришлось обращаться за помощью «на сторону». А ведь именно штампованная конструкция немецкого автомата и вызывала интерес у специалистов ГАУ КА.

Как видно, даже в сравнительно небольшой группе немецких конструкторов, занимавшихся стрелковым оружием в СССР, Гуго Шмайссер был в списке первым… с конца.

Впрочем, что мы всё про СССР. Давайте заглянем, например, в прекрасную Францию. Тут после войны образовался Centre d'Études et d’Armement de Mulhouse (CEAM), главной умственной силой которого были бывшие инженеры фирмы «Маузер».
Теодор Лёффлер

Лёффлер поначалу оказался более удачливым, чем его коллега Людвиг Форгримлер. Именно разработанный Лёффлером образец стал CEAM Modèle 1950 — фактически первым французским (ну, если можно так сказать) автоматом. Было сделано несколько прототипов под разные варианты патронов, но увы — в тот момент у Франции весь военный бюджет уходил на войну в Индокитае, и затевать перевооружение оказалось как-то не с руки.

CEAM Modèle 1950

Людвиг Форгримлер

Людвиг Форгримлер в итоге сумел превзойти своего соперника. Перебравшись из Франции в Испанию, он присоединился к группе разработчиков с фирмы «Рейнметалл», трудившихся над прототипами испанской боевой винтовки. В итоге созданная Форгримлером Modelo 2 стала испанской Fusil dе Asalto CETME. А затем ещё и вернулась на родину конструктора в обновлённую Германию, превратившись в штатную винтовку бундесвера G3.

Винтовка G3

И это далеко не полный список немецких оружейных конструкторов. Мы ещё не вспомнили основателей фирмы «Хеклер-Кох» Эдмунда Хеклера и Теодора Коха, а также не попавшего на вывеску, но ничуть не менее талантливого их третьего партнёра Алекса Зайделя; Фриц-Августа Вальтера; настоящего создателя «того самого MP-40» Генриха Фольмера; Йоханнеса Гросфуса и многих других, кто работал — удачно и не очень — над стрелковым оружием Третьего рейха.
Почему он

Так почему же из всей этой оравы гениев и талантов чаще всего поминают герра Шмайссера?

Да просто потому, что именно эта фамилия ошибочно «приклеилась» к самому известному немецкому стрелковому оружию Второй мировой войны — Maschinenpistole-40. Про других писали только в скучных справочниках, а вот то, что немцы в кино и на страницах книг все как один бегают со «шмайссерами», знал каждый советский мальчишка.

Видно, был какой-то талант у Гуго — то к одному чужому образцу его фамилия «липла», то к другому…

Автор Андрей Уланов

источник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.