fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

17,11,1941

Имея на руках давольно таки уникальные записи, я попытался найти в интернете, там имеется в отношении Отряда Особого Назначения западного фронта (ООНЗФ). Оказалось что с этим эпизодом связанна история которая должна быть очень громкой. В сущности, судя по количеству трофеев и масштабу действий, это была одна из самых крупных и самых удачных партизанских операций по нападению на штабы воинских формирований и на гарнизоны врага

В тяжелейший для нашей Родины период Великой Отечественной войны, в начинавшейся битве за Москву, во второй половине октября 1941 года, по указанию Командующего Западным фронтом генерала армии Жукова Г.К., на базе резерва Военного Совета, формируется специальный десантный батальон, преобразованный в Отряд Особого назначения Западного фронта (ООнЗФ). В отличие от малых (до 100 чел.) номерных Отрядов Особого назначения Разведывательного Отдела Западного фронта – это был Отряд Особого назначения Военного Совета Западного фронта, численностью 600 человек. Все приказы и распоряжения, отчёты и награждения непосредственно связаны с Командующим Западным фронтом генералом армии Жуковым Г.К.
Командиром ООнЗФ утверждён полковник Иовлев С.И., комиссаром – старший политрук Стригунов И.И., начальником штаба – майор Латышев А.Д., заместителем по разведке – капитан Жабо В.В.. Отряд Особого назначения формировался в основном из сержантов и командиров ранее уже принимавших участие в боевых действиях. Подбор кадров на полностью добровольной основе, после изучения и проверки. В состав формируемого подразделения вошли сержанты и командиры из резерва Военного Совета Западного фронта, из частей аэродромного обслуживания, из политуправления и разведотдела фронта. Полковник Иовлев Сергей Иванович – начал войну командиром 64-й стрелковой дивизии, капитан Жабо Владимир Владиславович – из пограничников. Старший политрук Стригунов Игнатий Иванович – до войны был руководителем консульского отдела Полпредства СССР в Испании. Майор Латышев Алексей Дмитриевич – направлен Штабом ВВС Западного Фронта. Численность Отряда Особого назначения – 600 человек личного состава. Вооружение: автоматы, пулемёты, автоматические винтовки, винтовки с приборами беспламенной-бесшумной стрельбы, гранаты и «новое модернизированное оружие».
После укомплектования рот, проведения обучения действиям в тылу противника (особенно в ночное время), 12 ноября 1941 года Отряд Особого назначения Западного фронта на автомашинах выехал к линии фронта для выполнения своей первой операции. Приказ на выполнение задания исходил непосредственно от Командующего Западным фронтом генерала армии Жукова Г.К.. Во время продвижения автоколонны по Москве, столица подверглась налёту вражеской авиации. Несколько машин с личным составом отстали. Полковник Иовлев С.И. принял решение оставить капитана Жабо В.В. для встречи отставших машин и сформирования из личного состава самостоятельного боеспособного подразделения. Сам же, с Отрядом примерно 400 человек, приступил к выполнению задания в тылу противника, поставленного Командующим фронтом.
Отряд Особого назначения Западного фронта (ООнЗФ), под командованием полковника Иовлева С.И., громил коммуникации немецко-фашистских войск на территории Угодско-Заводского и Высокиничского районов Московской области (ныне Жуковский и Высокиничский районы Калужской области).
Капитан Жабо В.В., собравший под своё командование отставших во время бомбардировки Москвы бойцов и командиров Отряда Особого назначения, получил от Командующего Западным фронтом генерала армии Жукова Г.К. задание сформировать Сводный отряд Особого назначения из полубатальона ООнЗФ и четырёх партизанских отрядов НКВД, с задачей разгромить штаб немецкого армейского корпуса, расположившийся в Угодском Заводе (на родине Жукова Г.К., ныне г. Жуков, Калужской обл.). В последних числах ноября данная операция была выполнена успешно. Многие бойцы, командиры и партизаны Сводного отряда Особого назначения были награждены правительственными наградами. Капитан Жабо В.В. и лейтенант Карасёв В.А. (в будущем Герой Советского Союза) - Орденами Ленина, партизан Гурьянов М.А. (в последствии Герой Советского Союза) – Орденом Красного Знамени.
По результатам боевых действий в тылу противника орденами и медалями награждено большое количество бойцов и командиров Отряда Особого назначения Западного фронта (под командованием полковника Иовлева С.И.). Орденом Ленина: полковник Иовлев С.И., майор Латышев А.Д., лейтенанты Горшков А.И., Губарев И.И., Лискунов П.М.. Старший политрук Стригунов И.И. – Орденом Красного Знамени.
Фактически в конце ноября – декабре 1941 г. Отряд Особого назначения Западного фронта действовал в тылу противника двумя самостоятельными подразделениями, документально оставаясь единым целым: основной состав под командованием полковника Иовлева С.И. и отряд меньшего количественного состава под командованием капитана Жабо В.В..
Поисковик-исследователь Соколов А.Н.

Вот еще что нашел.
Хотя немцев было в городе до 4 тысяч, а партизан менее 300 человек, немцы не сумели оказать сильного сопротивления. Партизаны за один час десять минут боя потеряли лишь 18 человек убитыми и 9 ранеными, а уничтожили до 600 немецких солдат и офицеров, сожгли два больших склада с горючим, взорвали склады с боеприпасами и продовольствием, подорвали два танка и одну бронемашину, уничтожили несколько пулеметных гнезд, сожгли конюшни, захватили в разгромленном штабе 12-го армейского корпуса важные оперативные документы (тактические карты, полевую почту) и порвали связь.
30 ноября 1941 г., еще до составления упоминаемой справки, газета "Правда" опубликовала сообщение Свинформбюро об Угодско-Заводской операции подмосковных партизан. В нем говорилось, что "разгромлен штаб немецкого корпуса. Захвачены важные документы. Отважные бойцы-партизаны перебили около 600 немцев, в том числе много офицеров, уничтожили склад с горючим, авторемонтную базу, 80 грузовых машин, 23 легковых машины, 2 танка, бронемашину, обоз с боеприпасами и несколько пулеметных точек".
Т
еперь, что мы видим на самом деле. Очевидно, что хоть Жабо и числился зам. По разведке у Иовлева, скорее всего это было номинально и только на бумаге. Отряд Жабо формировался, обучался совершенно в другом месте. В Успенском, что на Рублевке. Вот в интернете найдены воспоминания другого свидетеля этих событий.
9 ноября вызвал меня командир роты Моисеев и предложил вступить в Отряд особого назначения для борьбы в тылу врага. Не раздумывая, я согласился. Подобралось еще несколько человек. Назову тех, кого помню: Писковой, Гера, Бойко, Шепетко, Москалев, Коваленко, фамилии еще троих забыл. Я попал в роту Карасева. Нас одели в командирское обмундирование, выдали военные билеты и поздно вечером отправили в Москву, оттуда - в Люберцы, на местный аэродром. Там уже было много таких, как мы. Винтовки у нас отобрали. С того времени запомнил Г.Я. Есина и Нагайчука. Переночевали, а утром 11-го за нами приехал полковник Иовлев С.И. и увез на правительственные дачи в Успенское.
В своих воспоминаниях Пигарев не упоминает Жабо. Очевидно он просто с ним не сталкивался. Отряд Иовлева ни какой бомбардировки не подвергался. Жабо не успел со своим отрядом доехать с Рублевки до Серпухова в назначенное время, или не собирался успевать. Отряд Иовлева просидел под Серпуховом до перехода через линию фронта практически сутки. Возможно, в ожидании второй части отряда. Переправившись, он ждал до последнего возможного момента, потом ушел. Все информация о том, что происходило в штабе наверняка Пигарев писал со слов Латышева, с которым у него установились некоторые отношения, а тот в свою очередь доносил им «правильную» информацию. По этому судить по его словам, о том, что Иовлев приказал что то Жабо, – типа присоединится к партизаним и действовать отдельно - нельзя. Два отряда стояли в непосредственной близости один от другого (не более 5 км). Партизан Яков (дядя Яша) ходил из одного отряда в другой, и очевидно являлся своего рода средством связи, чтоб не нарушать радиомолчания. Так что соединить их не представляло ни какого труда.
Изначальная задача ООНЗФ, по крайней мере логичная и официальная – захватить и не допустить подрыв немцами мостов через Протву перед наступающими частями Белова. И я думаю что лишние 200 чел в такой задаче крайне не лишнее. Отсюда вывод, что Жабо уже на месте сообщил Иовлеву, что у него другая задача, поставленная ему лично Жуковым.
Вот фраза из его (Жукова) мемуаров.
«Владимир Владиславович Жабо родился в Донецке в 1909 году. Кадровый офицер-пограничник, он отличался большим мужеством и храбростью. Мне его рекомендовали как исполнительного и решительного командира. Я принял его лично. В.В.Жабо понравился мне своей готовностью идти на любое ответственное дело. Как уроженец тех мест, где отряду предстояло действовать, я знал хорошо местность, где дислоцировались соединения 12-го корпуса противника, и дал ряд советов....»
Итак, хоть для Ставки Верховного командования и для "Хозяина" лично, в тылу врага действует один отряд с целью удержать мосты, по факту – в тылу действуют два отряда, с совершенно разными целями. 
История, что задачей группы было уничтожение немецкого штаба в Угодском Заводе мне кажется сомнительной по двум причинам.
Первая – Наше командование при планировании операции не знало, что находится в Угодском Заводе. На оперативных картах генштаба не отмечены ни какие немецкие части глубже линии обороны, за исключением старой калужской дороги, движение по которой визуально контролировалось партизанами. Отмечены гарнизоны в Истье, Окатово, Грачевка, Бол Литашево. Тарутино. А в Угодском заводе не обозначено ничего. См отчетную картту на заставке (где то как раз 17 ноября)
Вторая – Если задача стоит в удержании мостов, то считается, что частями Белова линия обороны уже прорвана и Угодский Завод находится в наших руках. Тогда планировать заранее действия отряда нужно было бы в обратной последовательности. Сперва штаб, потом мосты.
К стати не трофейных картах штаб 98 дивизии и всего 12 Армейского корпуса немцев с конца октября находился в Тарутино. Так что, именно штаба, в Угодском Заводе не было.
Тем не менее, как мы видим, нападение на Угодский Завод было два. Первое – нападение большего отряда Иовлева, и через тройку дней – меньшего отряда – отряда – отряда Жабо. Во многих статьях про первое нападение ничего не указанно, и очень часто все воспоминания участников свалены в одну кучу. Так же и участники ООНЗФ свалены так же в одну кучу, так как для Ставки это был и по факту и списочно один отряд. К примеру, часто приводятся воспоминания Г.А.Шидловского: "В нашей группе было около 30 бойцов. Наш объект - свиносовхоз. Было известно, что там у фашистов находится склад. К объекту вышли точно. Уже началась стрельба, и, не дожидаясь ракеты, по команде мы открыли огонь и - вперед. Увидели, цистерны. Проводник от угодских партизан показал, где что находится. Стали бросать гранаты. Из чердака горящего дома по нам застрочил пулемет. Потом что-то взорвалось, и он умолк. А мы стали отходить: оставаться у загоревшихся цистерн было опасно".
Хоть это воспоминание включено в описание действий группы Жабо, это полностью соответствует описанию первого нападения у Пигарева. Так что ссылки на то, что «все вранье, ни какого нападения не было и вот свидетельства, пришли – ушли», тоже нельзя ставить во главу угла, не понятно в каком отряде ООНЗФ они находились. Но крайне сомнительно, чтоб после первой атаки, группы Иовлева немцы не усилили охрану, и не были готовы к повторному нападению.
Теперь о потерях немцев .
80 машин. У Пигарева есть эпизод, где возвратившийся отряд сообщил о 40 грузовых машинах. И во всех посменных источниках сообщается об этом эпизоде как о единственным который упоминается. Я бы и это число поставил бы под сомнения, учитывая его нереальность. 40 машин в колонне растянувшись в движении занимают около 800 метров. Если отряд в 50, даже в 100 человек атакует такую колонну сбоку, растянувшись на 800 метров то плотность огня будет безумно слабая, для того, чтоб первыми двумя залпами уничтожить 300 чел. Это в принципе не возможно. Так что история выглядела примерно, так как ее описывает автор, - Они пропустили часть колонны, отсекли хвост – машин 10, и обрушились на них. При этом голова колонны действительно не получив ни каких приказов уехала, а если, возможно остановилась через некоторое расстояние, то им пришлось бы наступать в чистом поле, на обороняющуюся, с пулеметами пехоту по снегу где то с километр. Поняв, что перед ними не одиночные партизаны, а группа некой большой численности, немцы, понеся первые потери, должны были бы отступить. Так что 10 машин – вполне было бы реально. Тем более, что один из руководителей этой группы политрук Синтиков был представлен к ордену Красной Звезды за одну машину. (2 повозки и 400 метров провода). Ну и 300 человек – тоже величина гипотетическая. (Я думаю человек 30 было бы нормально). К тому же ни в одном из воспоминаний, ни в наградных документах, не указано об уничтожении хотя бы одного танка. А это выдающееся событие на начало войны. Так же, думаю об уничтожении 4х орудий автор тоже слегка преувеличил. В сообщении СовИнформБюро от 29 ноября ни слова об орудиях не указанно.
Совершенно не понятна, откуда взята цифра, что немцев в Угодском Заводе было до 4000 тыс. (или это как в нашей рекламе. 400 это тоже до 4000) и кто, и когда, подсчитал потери в 600 человек. Я не видел об этом ни в одном из немецких источников, а события такого характера у немцев в 41 году обязательно имели бы последствия по ВСЕМ штабам, даже если документы касаемые этих событий в 12 АК. были бы утеряны. У немцев в этом районе не было и не могло быть свободных строевых 4000 чел. Иначе бы эти безобразия не продлились бы и 3 дней, не то чтоб неделю. И к тому же 14 ноября началось последнее генеральное наступление немцев на Москву. И они соскребали все не задействованные части на запад и под Тулу, даже оголяя целые участки фронта (от Серпухова до Алексина). Уверен, что вся цифра взята с потолка. Хотя наверняка два нападения на этот райцентр были, оба с непонятными целями. Особенно непонятно первое.
Ну и последние, исходя из всего вышеперечисленного, мне не кажется версия с попыткой вывести родственников Жукова из Угодского Завода правдоподобной, поскольку для этого не нужно было тащить туда 600 чел. Прийти и уйти из Угодского Завода можно было без особых проблем, как и пересечь линию фронта. Вполне хватило бы небольшого отряда в 50 чел. Остается открытым вопрос, что Жуков поручил на личной встрече Жабо вытащить из его родного райцентра?

Спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.