fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)
 

Довольно старая, но вполне вменяемая статья Валерия Потапова.

Наверное, поэтому не потерявшая актуальности до сих пор.
Представляется с некоторыми сокращениями.

Автор: Valeri Potapov
Впервые опубликовано 16.10.2009
Последняя редакция 15.10.2010

Еще в детстве, слушая на школьных уроках истории о злодеяниях фашистов, меня всегда мучил один вопрос: зачем немцы свозили такую ораву пленных и гражданских в свои концлагеря и там их уничтожали? У меня не укладывалось это в голове. С одной стороны нам говорили, что немцы были такими пунктуальными, рачительными, аккуратными, педантичными. И очень рациональными. А с другой стороны, если они были такими «рациональными», то зачем тратить столько усилий: куда-то вести такие толпы, по пути и на месте их кормить, охранять... и только для того, чтобы их там убить. Зачем??! Ведь гораздо проще, если уж так мучает жажда крови, просто перестрелять их там же, на месте поимки, и вся недолга! Пуля копейки стоит, а тут одних транспортных расходов. И хлопот сколько!

Еще нам говорили, что немцы заставляли узников работать. У меня опять не сходилось: если тебе нужен работник, то пусть он работает, зачем же его намеренно убивать? Опять нелогично, опять «не рационально»!

Но большевистская ложь была все-таки довольно напориста, во всяком случае, на подростка, еще имеющего слепое детское доверие ко всему, что говорят взрослые, она действовала. Я проглатывал страшные рассказы о газовых камерах, о машинах-душегубках, в которые набивали народ и начинали (бесплатно!) колесить по городу, пока несчастные не помирали, задохнувшись выхлопами. Мрачные фотографии, которые показывала нам учительница истории, все черно-белые, с плотными, почти плотоядными, болезненно-черными тенями наводили почти суеверный ужас на нас, школьников. Хотелось отмахнуться, крикнуть «да-да-да, я верю, только оставьте меня в покое, не показывайте мне весь этот ужас»!

Просветление пришло с годами. Когда немного научился думать, когда прочел не одну и не две книги, и не только советскую антифашистскую библию «СС в действии», но также и другие книги, ставшие доступными благодаря рухнувшему СССР. В том числе и на английском. И стало постепенно вырисовываться у меня, что всё было совсем не так, как рассказывали в школе.

Конечно, ни о каком обелении фашистского режима я не говорю, об этом и речи нет. Но я всегда был сторонником спокойного анализа фактов, и попытки давить на мою совесть («да как вы можете», «этим вы потакаете врагу» и т. п.) на меня действуют с точностью до наоборот: от этого желание разобраться лишь увеличивается.

Я не скажу, что кинулся в исследования, да, в общем, эта статья — скорее попытка задать вопросы, а не ответить на них, развесив попутно новых ярлыков. Поэтому в статью я поместил несколько характерных работ иных авторов, выступающих как за существование холокоста, так и оспаривающих его, или, во всяком случае, оспаривающих его размах. И пусть читатель сам разберется, пусть каждый сделает свои выводы сам. Лично мне всегда импонирует разговор с фактами в руках, с цитатами и конкретными именами. А горлопанство, играющее на моих патриотических чувствах, а-ля «они были все гады, потому что они фашисты, и доказывать тут нечего», отдает уже набившим оскомину советским официозом.

И вот еще модное слово: холокост. Холокост — это некая догма, это нечто святое и незыблемое. Это некий жупел и даже тотем — на него принято молиться, под него принято клянчить и выдавать крупные суммы денег, одевать на голову кипу, кидаться в скорбь и слезы и даже биться головой о Стену Плача. Это можно. А нельзя только одно: подвергать это сомнению. Ведь если ты сомневаешься, значит, оскорбляешь память, уже почти глумишься над светлой памятью замученных и убитых. А еще уже почти нельзя писать слово «холокост» с маленькой буквы. Этим ты как бы принижаешь возведенное горе. Хотя согласно справке Института Русского Языка:

«Словари фиксируют написание слова холокост со строчной буквы, т. к. оно не является именем собственным».

Довольно осторожный ответ. Даже весьма трусливый. То есть, с правовой точки зрения — еще как бы можно, а с моральной — уже как бы нельзя. Во всяком случае, в ООН пишут его уже с заглавной буквы, наше дорогое правительство России — тоже. Во избежание. Чтобы никто не посмел сказать, что поддерживают фашистов.

А что вообще такое «холокост»? Что подразумевают под этим словом? И чем оно отличается от геноцида?

Удивительно, но люди, только что надевавшие кипу и посыпавшие голову пеплом, и страдальчески закатывавшие глаза, вдруг начинают задумываться: а, действительно, чем? В интернете идут жаркие споры, в которых тонны копий сломаны, но однозначного ответа до сих пор нет. Все лишь сходятся в том, что если еврея умучили фашисты — это определенно холокост. А вот если те же фашисты умучили человека любой другой нации — это еще большой вопрос. А если умучили не фашисты, а, скажем, турки, скажем, армян на рубеже ХХ века, то это уже точно никакой не «холокост», а самый обычный геноцид. И денег давать не обязательно.

(Далее статья: А. Игнатьев. «Был ли в действительности холокост?»)

Весьма убедительная статья. Главное — без нервов. Без лозунгов, без ярлыков, без матерщины. Зато с цитатами и фактами в руках. Возможно, именно от этого она вызывает особенно острую критику. Например, вот такую.

Характерные цитаты оттуда: «наверняка автор перевирает, но даже проверять смысла нет», «мухинское чмо Игнатьев», «газета для полных чмошников», «Ах Игнатьев, до чего ж ты тупой» и так далее. Все это идет под характерным заголовком «Продолжаем мочить умственно отсталых упырей». Вполне допускаю, что к А.Игнатьеву действительно есть какие-то вопросы и претензии. Но разговаривать надо на нормальном, человеческом языке. Без нервов и визгов, и уж конечно без матерщины! А когда человек через слово срывается на вульгарные ругательства, то цена всем остальным его доводам мгновенно стремится к нулю.
Кроме явного хамства защитники холокоста прибегают к весьма простодушной пропаганде, играющей исключительно на сознании человека «раз ты сомневаешься в холокосте, значит ты — фашист». Вот яркий пример: В.Лихачев. «РЕАБИЛИТАЦИЯ ОСВЕНЦИМА?»

Почему-то в статье «аргументация ревизионистов» преподносится как негодная: «аргументация историков-ревизионистов основывается на четырех "китах": доказательство недостоверности свидетельских показаний; технические данные о невозможности функционирования лагерей смерти; анализ эмиграционной статистики; разоблачение истоков "мифа о Холокосте" в военной пропаганде». Далее идут пространные рассуждения о свидетельских показаниях, документалистике и что таковой считать или нет... А вот о технических доказательствах — ни слова. А ведь это одни из самых «убойных» аргументов. Ведь каждому ясно, что если даже 100 человек заявят, что видели как 10 тысяч человек на одном самолете перелетели из Европы в Америку, то нет необходимости искать 200 человек, которые будут это опровергать. Достаточно просто доказать, что сегодня такое технически невозможно, потому что таких летательных аппаратов просто не существует. Техническая сторона холокоста просто умалчивается, или, в крайнем случае, такие подсчеты называются кощунственными и циничными, и дальше защитники холокоста быстро переходят на спорные темы, на правдивость тех или иных свидетельских показаний, на «демографические изыскания» и т. д. Об этих изысканиях можно поспорить хоть до хрипоты, потому что о них всегда можно поспорить.

Кто-нибудь занимается демографическими изысканиями во время войны? Нет, конечно! Это глупо. Есть демографические данные за какие-то предвоенные годы и послевоенные. Суммируя их и вычитая одно из другого можно оценить убыль в результате военных действий. Но найти там причины убыли — невозможно в принципе. Ни одна страна мира (и СССР в первую очередь) до конца не знает понесенных ею жертв, проводятся разные исследования, но цифры все равно не совпадают. Например, для СССР они варьируются от 11 до 27 миллионов. Нет данных по целым дивизиям, корпусам, по целым городам и селам. Все эти белые пятна дают широкое поле для споров и позволяют безболезненно уводить дискуссию и распылять ее на миллион мелких и второстепенных.

В приведенной выше статье В.Лихачева — ни одного факта, ни одного аргумента. Исключительно эмоции. И побольше ярлыков: ревизионисты, неонацисты и т. д. С психологической точки зрения статья построена по трехполярному принципу: есть Добро (это априори добро, оно не доказуется), есть Зло (это также априори, это также не доказуется) и есть Читатель. Таким выделением читателя в отдельную неустойчивую форму автор ставит его как бы перед обязательным выбором примкнуть или к Добру, или ко Злу. Это абсолютно эмоциональная форма манипулирования сознанием читателя, факты здесь не нужны, вместо них нужно противопоставить Зло всему человеческому, навесить на него ярлыков и дальше как бы спросить читателя «ну, так ты с кем, со всеми нами, или с ЭТИМИ? С ревизионистами?»

А, вообще, кто такой «ревизионист»? Почему мы не задаем себе этот простой вопрос? В подсознании почти каждого человека ревизионист — это некая сволочь, которая преследует какие-то свои мелкие корыстные интересы, стремиться что «пересмотреть» и даже «замахнуться на самое святое».

На самом деле все проще: это человек, который, прежде всего, хочет еще раз разобраться. Перепроверить факты и доказательства, и понять, правильные ли сделаны выводы. Вот и всё! Понятие «ревизионист» очень сильно политизировано и подавляющее большинство людей вообще не задумывается, что оно означает на самом деле.

(...)

Фотодокументы в теме холокоста идут отдельным рядом. В большинстве из них явно прослеживается психологических лейтмотив ужасов, смерти, болезней, боли, страданий и т. д. Как будто их нарочно подбирали. Конечно, в теме геноцида не приходится ожидать картинок яблоней в цвету, но всё же. Я не стал особенно выбирать, я просто набрал в поисковиках слова холокост, жертвы войны. И вот что получилось. Явная попытка придать вопросу дополнительную эмоциональную окраску. А еще я заметил, что почти все фото сделаны профессионалами, а не случайными людьми, настолько мастерски выбрана точка съемки, объект, передача света и тени. Все это работает на наших эмоциях...

В общем, я еще раз хочу подчеркнуть, что лично я не придерживаюсь каких-то крайних позиций. Лично у меня больше вопросов, чем ответов. И когда вместо ответов мне начинают врать и уводить дискуссию в сторону и проваливать ее в дискуссионные трещины всяких «демографических изысканий», то ответов становится еще меньше, а вопросов — еще больше.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.